Турция: Эрдоган стремится подороже продать согласие на вступление Финляндии и Швеции в НАТО

«Восточный базар» и новые грани турецко-британского военно-технического сотрудничества

Одним из международных противоречий, спровоцированных «украинской» авантюрой коллективного Запада, стало выражаемое в самых разнообразных формах стремление правящих элит Швеции и её бывшей колонии Финляндии вступить к НАТО, выбросив в мусорную корзину традиционный «нейтралитет» (по некоторым направлениям уже к настоящему времени, мягко говоря, весьма условный). Конечно, соответствующие просьбы ходоков из Стокгольма и Хельсинки к Столтенбергу и Байдену были должным образом простимулированы из Брюсселя и Вашингтона, и ни о какой «добровольности» речи не идёт. При этом не следует отрицать и национализма местных элит, одержимых жаждой реванша за несколько неудачных для них русско-шведских (в XVIII-XIX вв.) и советско-финских (в XX в.) военных столкновений, ставших прологом к тому самому вынужденному «нейтралитету».

Однако на безоблачном, казалось бы, «горизонте» евроатлантических перспектив двух балтийских стран неожиданно замаячила Турция, пообещавшая заветировать принятие Швеции и Финляндии в НАТО. Президент Реджеп Эрдоган представил по этому поводу обоснованные, на его взгляд, возражения, очевидным образом призванные максимально взвинтить цену, которую в Брюсселе должны будут заплатить Ак-Сараю. Будучи членом НАТО, Турция остаётся за бортом Европейского Союза (за исключением некоторых элементов таможенного союза), и «султан» очевидным образом не намерен упускать своего, поднимая ставки настолько высоко, насколько это возможно.

«Президент Эрдоган заявил, что если Швеция и Финляндия ясно не продемонстрируют, что они будут солидарны с Турцией по фундаментальным вопросам, особенно в борьбе с терроризмом, (то Анкара) не отнесётся положительно к членству этих стран в НАТО», — говорится в сообщении по итогам телефонного разговора с генсеком альянса Йенсом Столтенбергом канцелярия Эрдогана, подчеркнувшего, что вопрос заявки Швеции и Финляндии на вступление в НАТО «заключается в отношении этих двух стран к жизненно важным интересам национальной безопасности Турции».

Стокгольм и Хельсинки должны объявить «Рабочую партию Курдистана» террористической организацией, заявил заместитель председателя Партии справедливости и развития, глава её внешнеполитической службы Эфкан Ала. По факту это означало бы выдачу турецким властям множества курдских активистов, нашедших приют в северных странах в течение последних десятилетий (1), о чем упоминал в одном из выступлений и сам Эрдоган. Впрочем, «курдский вопрос» это – лишь некоторая, хотя и наиболее медийно яркая, составляющая расписанного Эрдоганом прейскуранта.

Уже через день после первоначальных комментариев Эрдогана его пресс-секретарь и главный внешнеполитический советник Ибрагим Калин заявил, что Турция вовсе «не закрывает дверь» Швеции и Финляндии, обозначив готовность «провести переговоры со шведскими коллегами». Разумеется, разговаривать турки хотят не только с ними, но в первую очередь с американцами, общение с которыми в последнее время протекал хотя и достаточно интенсивно, но пока без особого результата. Так, некоторое время назад за океаном побывала делегация «ПСР» в поисках выгодных турецкой стороне компромиссов по волнующим её вопросам. Куда более рельефно запросные позиции проявились в «финско-шведской» истории. Так, в Анкаре требуют отмены (заметим, весьма условного) оружейного эмбарго, введённого некоторыми западными странами после очередного вторжения турецкой армии на север Сирии в 2019 году, а также в связи с закупкой турками российских комплексов С-400. Как пишет Bloomberg, речь идёт и о возвращении Турции в межгосударственную программу по производству многофункциональных истребителей F-35, а также о приобретении партии самолётов F-16, что, видимо, рассматривается как вполне рабочий вариант.

На взгляд некоторых наблюдателей, политика западных партнёров в отношении наследников «Блистательной Порты» в последние годы претерпела достаточно существенные изменения. Если ранее Турции оказывалось приоритетное, то сейчас ей пытаются указывать на её место, причём в достаточно явной форме. «Западные лидеры в 2016 году задумали против Эрдогана проект, который можно назвать “януковичизацией Турции”, реализации которого глава государства всячески хочет избежать и по сей день», – отмечает доцент кафедры регионоведения МГЛУ, востоковед Саид Гафуров, имея в виду, в первую очередь, попытку неудавшегося государственного переворота. Тремя годами ранее страну охватили так называемые «протесты парка Гези», а на рубеже 2013-2014 гг. грянул киевский майдан, увенчавшийся государственным переворотом и ускоренной «евроинтеграцией» Украины на правах бесправной колонии, расходного материала в войне с Россией, источника дармовых ресурсов и рабочей силы.

По мнению С. Гафурова, для того чтобы элементарно выжить, европейскому интеграционному объединению необходимо беспрерывно расширяться, уничтожая промышленность «периферийных» государств, как это произошло с южной Европой (Болгария, Греция…), с Прибалтикой, а теперь происходит с Украиной. Из этой же серии, добавим – пресловутая программа «Восточное Партнёрство» по экономическому освоению шести бывших союзных республик (теперь уже за вычетом Белоруссии), среди закопёрщиков которых – Польша и та самая Швеция. Кроме того, «одной из наиболее вероятных целей для расширения Евросоюза будет Турция. Проект по “януковичизации Эрдогана” шёл просто по украинским лекалам… они посмотрели, что на Украине поменять власть таким образом получились, и начали применять аналогичные методы против Эрдогана».

Сначала Анкаре дозволили вступить в «таможенный» блок, обещали местным олигархам доступ на европейские рынки, а затем перешли к более решительным действиям, нарвавшись, впрочем, на жёсткий ответ. После 2016 года Эрдоган (этот Янукович «с точностью наоборот») предпринял серьёзные усилия по укреплению режима своей личной власти с опорой на «ПСР». Недовольная часть армии и общества в целом подавляется достаточно жёсткими методами, а один из оппонентов публичных оппонентов турецкого лидера, местный «Сорос» Осман Кавала, получил пожизненный тюремный срок. Известно и стойкое неприятие турецкими властями присутствия в западных странах последователей обретающегося в Пенсильвании проповедника Фетхуллаха Гюлена, также обвиняемого причастности к попытке июльского переворота 2016 года. Многие «гюленисты» бежали под страхом репрессий, в том числе в Швецию.

В последнее время турецкие власти активно используют во внутриполитических целях перехваты неформальных разговоров сотрудников западных дипломатических представительств с оппозиционными политиками (в частности – из числа «народных республиканцев»). Падение популярности на фоне экономических неурядиц побуждают режим Эрдогана к поиску явных внешнеполитических успехов, в ряду которых следует рассматривать и максимальные преференции в обмен на формальное согласие с идеей форсированного расширения НАТО в северном направлении. Насколько это получится – покажет время, однако стоит помнить, что пару лет назад Турция уже обставляла свою поддержку так называемого «плана обороны НАТО для Польши и стран Балтии» большей политической поддержкой в деле борьбы с «Отрядами народной самообороны» сирийских курдов. Сегодня же агрессивные замыслы в Восточной Европе и на постсоветском пространстве реализуются при активном участии той же Турции, выдвинувшейся в число ключевых поставщиков современного оружия марионеточному киевскому режиму. К тому же, в урегулировании возникших разногласий можно предположить более деятельную роль Великобритании, выступающей за укрепление «северного» фланга альянса и снявшей ограничения на военно-техническое сотрудничество с Турцией, что вовсе неудивительно, учитывая крепкие двусторонние связи. Так, британский Rolls-Royce и его местный партнёр Kale собрались делать двигатели для первого национального истребителя Турции TF-X. В разработке самолёта, включая стелс-технологию, активно участвует британская BAE Systems, тесно сотрудничающая с Turkish Aerospace Industries (TAI). После исключения из американской программы по производству самолётов пятого поколения F-35 проект приобрёл для Анкары первостепенное значение. Кроме того, в Лондоне «положили глаз» на ударные беспилотники Bayraktar TB2, и ещё в прошлом году министр промышленности Турции Мустафа Варанк сообщил о представленных британским партнёрам вариантах сотрудничества в этой чувствительной сфере.

Продолжающиеся поставки «Байрактаров» Киеву также побудили европейские и канадские правительства пересмотреть ограничения на поставки Турции вооружений и военной техники, что также может повлиять на принципиальность Эрдогана, имеющую свою цену – особенно если она поможет ему в жёсткой предвыборной гонке. «Моей целью остается быстрый процесс вступления, но, как всегда в НАТО, нам необходимо согласие всех 30 союзников. Мы должны сесть и поговорить, как это делается… Мы также должны признать, что Турция – важная страна, а когда союзник говорит, что у него есть проблема, ее нужно обсудить», – не теряет Столтенберг сдержанного оптимизма. Так что можно не сомневаться, что интенсивные торги будут продолжены с выходом на конкретный результат к июньскому сборищу в Мадриде.

Дмитрий Нефёдов

Примечание

(1) В первую очередь это касается Швеции, время от времени привечающей курдских политиков из Сирии, подозреваемых Анкарой в связях с РПК.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.