Финляндия и Швеция, СССР и НАТО: «процесс пошёл» с 1956 года

Вывод советской военно-морской базы из Порккала-Удд положил начало ползучей экспансии НАТО на Балтике

Несмотря на возражения Турции и отчасти Хорватии, Швеция с Финляндией – фактически на пороге вступления в НАТО. Тем самым, к линии соприкосновения с этим блоком Российская Федерация дополнительно «получит» в целом более 900 км морской и сухопутной границы на Балтике и в Северной Европе, включая Кольский полуостров.

В этой связи позволим себе вспомнить некоторые малоизвестные страницы истории, высвечивающие, на наш взгляд, всю эфемерность и условность так называемого скандинавского «нейтралитета». Дело в том, что о возможности сближения с Североатлантическим альянсом в Стокгольме и Хельсинки «заговорили» сразу после распада СССР. Первые же предварительные контакты Швеции и Суоми с альянсом датируются ещё рубежом 19561957 гг., будучи обусловленными отнюдь не только действиями Москвы по подавлению профашистского мятежа в Венгрии осенью 1956 года…

В сентябре 1944 г. прогерманская Финляндия решила выйти из войны запросив у СССР перемирия. В ходе напряжённых переговоров о его условиях, проводившихся в Москве, советская делегация поставила вопрос о передаче полуострова Порккала-Удд в аренду Советскому Союзу для обустройства там военно-морской базы. Первоначально финны пытались замотать вопрос, предложив даже в качестве равноценной замены полуостров Ханко, взятый в аренду СССР в марте 1940 г. Однако поддержанная британцами (!) советская делегация в лице В. Молотова при активном участии А. Жданова заняла жёсткую позицию, ссылаясь на позицию военных, и в итоге финская делегация была вынуждена согласиться с требованием СССР. По соглашению о перемирии от 19 сентября 1944 г., Советский Союз в обмен на отказ от своих прав на аренду полуострова Ханко получил право создать в районе Порккала-Удд на юге Финляндии на правах аренды не позднее 1947 года военно-морскую базу сроком на 50 лет (1). Соглашение было подтверждено Мирным договором союзников с Финляндией, заключённым в Париже 10 февраля 1947 года; база была полностью с апреля того же года.

Объект невдалеке от Швеции, напротив Эстонии и почти на стыке Финского, Ботнического заливов (северная Балтика) и самого Балтийского моря позволял контролировать вход в Финский залив и в случае необходимости создать здесь минно-артиллерийскую позицию, опирающуюся на береговые артиллерийские батареи острова Найссаар и района Порккалы. Уникальность географии этой базы очевидна, благодаря детальной проработке в СССР вариантов выбора размещения военной базы на территории соседней страны, нейтралитет которой (как и соседней Швеции) должен был быть подкреплён не только бумагами, такими, как советско-финляндский договор о взаимопомощи 1948 года, заключённый первоначально сроком на 10 лет и продлевавшийся по 1991 год. Помимо береговых артиллерийских и сухопутных частей, в состав базы Порккала-Удд постоянно входили и корабельные силы флота.

Всё это, несомненно, влияло на расклад сил на севере Европы, сподвигнув Стокгольм предложить конце апреля 1948 г. соседям по региону (включая Исландию) заключить бессрочный Скандинавский оборонительный союз (СОС) без присоединения к проектируемому военно-политическому союзу стран Запада (с 1949 г. – НАТО). Но к тому времени в странах региона, за исключением Финляндии и Швеции, американо-британское влияние постепенно брало верх; создавать же «нейтральный» альянс только с Хельсинки шведы не решились (2).

В 1954 г. тогдашний председатель Совета Министров СССР Георгий Маленков заявил на сессии Верховного совета СССР о том, что «никогда на протяжении всей своей истории наша Родина не имела столь справедливо и хорошо устроенных границ». Барельеф-стела с этим изречением в том же году торжественно установили в центральной части базы Порккала-Удд. Но, как оказалось, ненадолго…

В общей сложности на территории военно-морской базы было построено 784 полевых фортификационных укрепления, 150 береговых противодесантных сооружений и 90 зенитных огневых позиций, а также 31,4 км проволочных заграждений. В 1955 году в Москве взяли курс на досрочный уход из Порккала-Удд, ликвидировав уже созданную на века оборонительную инфраструктуру. Должно быть, не последнюю роль сыграл здесь и антисталинизм Хрущёва и его убеждённость в возможности решения любых проблем безопасности ракетно-ядерным оружием. Странный «жест доброй воли» попытались объяснить некими планами сокращения военного присутствия США в регионе, хотя в реальности оно усиливалось не только в Норвегии, в том числе вблизи Шпицбергена, но и в Исландии, и в датской Гренландии. Письма генерал-лейтенанта артиллерии Сергея Кабанова (1901-1973), командующего базой в 1951-1956 годах, других руководителей Порккала-Удд в Москву, доказывающие скоропалительность и субъективность этого хрущевского решения, в Центре проигнорировали. Разумеется, такое «миролюбие» было должным образом просчитано политически, одновременно (равно как выводе советских войск из нейтральной Австрии) повысив военную уязвимость СССР.

Стратегическая ценность района состояла в том, что он полностью закрывал Финский залив и в целом северо-восточную, точнее советскую Балтику, а также южную и западную Финляндию от иностранного вторжения. Как отмечалось в скандинавских СМИ, это позволяло также укрепить нейтралитет соседней Швеции, отказывавшейся от участия в НАТО.

Со времени распада СССР и Варшавского договора в Швецию и Финляндию всё более активно привносится извне тезис о так называемой «растущей русской военной угрозе». Периодически муссируются бредни о мифических планах Москвы ещё с советских времён захватить близлежащие к Прибалтике Аландские острова, датские Борнхольм и Кристансё, шведские Готланд и Готска-Санде. Дескать, защититься от этой напасти можно не иначе, как тесно сотрудничая с НАТО, а лучше – вступив в этот блок. По имеющимся оценкам, в СМИ Швеции и Финляндии только за истекшие полтора года было опубликовано около 200 материалов, подталкивающих к активному сближению Стокгольма и Хельсинки с НАТО и к их вступлению в этот блок. Характерно, что подобного рода кампания исподволь – в то время ещё не напрямую – началась аккурат летом 1956 года, совпав по времени с тем самым досрочным (за 41 год до истечения срока) выводом вышеупомянутой базы из южной Финляндии.

19 сентября 1955 г. в Москве СССР и Финляндия подписали соглашение «О досрочном отказе Советского Союза от прав на использование территории Порккала-Удд для военно-морской базы и выводе советских Вооруженных Сил с данной территории». А 26 января 1956 г. в Хельсинки – «Заключительный протокол о безвозмездной передаче СССР Финляндской Республике арендуемой территории полуострова Порккала-Удд и находящегося на ней имущества досрочно – до окончания 50-летнего срока аренды».

Эвакуация проводилась в большой спешке. Бетонные оборонительные сооружения были взорваны, подземные коммуникации срыты. Вывод советских войск и передача всей территории Финляндии завершились к концу августа 1956 года. А пропагандистская кампания в западных СМИ на тему необходимости военного ослабления СССР через сближение Финляндии и Швеции с НАТО и США стала набирать обороты. Этим клише, как и различным провокациям Запада, призванным ускорить экспансию НАТО, успешно противостояли такие трезвомыслящие политические деятели Швеции и Суоми, как Таге Эрландер, Улоф Пальме, Юхо Паасикиви, Урхо Кекконен. В 1970-х – начале 1980-х годах премьер-министр Швеции социал-демократ Улоф Пальме предлагал создать в Северной – Центральной Европе обширную безъядерную зону. Несмотря на половинчатую позицию по этому вопросу Москвы, проект Стокгольма поддерживали Дания, Норвегия, Исландия, Финляндия, Ирландия, Польша, Румыния, Югославия, Швейцария и даже Албания.

Конечно, весьма влиятельные военные круги с окончанием эпохи «разрядки» и с приходом в Белый Дом «ястреба» Рональда Рейгана в любом случае не допустили бы такого развития событий. Точку же поставило убийство У. Пальме в феврале 1986 г. – характерно, что случилось это лишь за неделю до его очередного официального визита в СССР и на заре советской «перестройки».

Примерно до этого времени СССР активно развивал со Швецией экономические, научно-технические, культурные, информационные контакты, что также служило серьезной преградой для укрепления там «пронатовских настроений». Ликвидация же Организации Варшавского Договора и СССР радикально изменила военно-политическую ситуацию на Балтике отнюдь не в пользу России, способствуя возрождению реваншистских устремлений как наследников крайне воинственной некогда Шведской империи, так и более близких нам по времени фашистов бывшей шведской колонии, перешедшей в состав России на правах самоуправляемой автономии по Фридрихсгамскому договору 1809 года (3).

Алексей Чичкин

Примечания

(1) См.: Куликов А. В сентябре 1944 года. советско-финляндские переговоры о перемирии (по протокольным записям) // Новая и новейшая история. 2010. № 2. С. 79-98. Петров В. Документы о деятельности разведки военно-морской базы Порккала-Удд в сентябре 1944 – сентябре 1945 годов // Альманах североевропейских и балтийских исследований. 2021. № 6.

(2) Хотя этот проект, по имеющимся данным, был поддержан в 1949-м в Москве, для официальной его поддержки советская сторона фактически требовала, чтобы участники СОС официально заявили об угрозе общемировой безопасности со стороны НАТО, на что потенциальные участники СОС не решились…

(3) Финляндия находится в состоянии войны с Советским Союзом, провозгласил 26 июня 1941 года в радиообращении к нации тогдашний президент Р. Рюти. Официальной целью Хельсинки считался захват советской Восточной Карелии и возвращение Карельского перешейка, т.е. восстановление границы 1939 г. Однако в дальнейшем устремления северо-западного соседа этим не ограничились — Речь уже шла о необходимости обеспечения обороны Финляндии в «кратчайших границах» и «единой территории», что подразумевало захват более обширных территорий и продвижение к Ленинграду.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.