Почему Финляндия и Швеция вступают в НАТО: «арктический» ракурс

Ажиотаж вокруг (приостановленного пока Турцией) вступления Финляндии и Швеции в НАТО сосредоточен на военном аспекте. Президент России Владимир Путин сказал по этому поводу, что «у России нет проблем с этими государствами [со Швецией и Финляндией], и поэтому в этом смысле непосредственной угрозы расширение [НАТО] за счет этих стран не создает … Но расширение военной инфраструктуры на территории этого региона, безусловно, вызовет нашу ответную реакцию».

В то же время, у всей этой истории имеется и ещё один важнейший, на взгляд автора, аспект предстоящего расширения НАТО на две скандинавских страны, который пока не удостоился должного внимания экспертного сообщества.

Речь идёт о конкуренции за Арктику между ведущими военными державами мира. Сегодня в этой конкуренции безоговорочно побеждает Россия.

Главные козыри нашей страны – география и мощный ледокольный флот. Главным конкурентом России в Арктике выступают США, но американцам чертовски мешает, по выражению одного из их политиков, «тирания расстоянии» (tyranny of distance). Порты базирования как гражданских, так и военных судов США расположены в сотнях миль от Арктики. На сегодняшний день США располагают всего двумя зарубежными военными объектами в северных широтах. Это авиабаза Thule на севере Гренландии и авиабаза в норвежском Ставангере.

И с этим до сих пор США ничего не могли поделать, так как арктическая география была и пока что остаётся на стороне России.

Что касается ледокольного флота, то мы здесь – абсолютные чемпионы. Обладая самым мощным в мире военным флотом, США испытывают острый недостаток тяжёлых ледоколов. Россия имеет без малого 40 таких ледоколов (пять новых машин строится, в том числе в завершающей стадии – атомный ледокол «Урал» на «Балтийском заводе»), у Китая их два, у США тоже два, но лишь один из них, Polar Star, – ледокол тяжёлого класса, способный работать в условиях Арктики и Антарктики. В декабре 2018 года глава американской службы береговой охраны адмирал Пол Цукунфт отклонил запрос на проведение операции по обеспечению свободы судоходства в Арктике, опасаясь, что 40-летний Polar Star сломается и американцам придётся просить русских отбуксировать его в порт для ремонта.

В апреле 2019 года Пентагон объявил о подписании контракта на постройку трёх ледоколов тяжелого ледового класса Polar Security Cutters. Первый из них планируется ввести в строй в 2024 году. Командующий службой береговой охраны адмирал Карл Шульц сказал членам Конгресса США, что до появления в составе ВМС второго и третьего Polar Security Cutters США «не смогут вести серьезной игры с точки зрения присутствия» в Арктике.

В июне 2019 года Пентагон представил Конгрессу США новую Арктическую стратегию. В ней отмечается, что стратегическая ситуация в регионе становится все более неопределённой в силу изменения физической среды: уменьшается площадь морского льда и снежного покрова, тают ледники и вечная мерзлота. Температура в арктическом регионе растёт более чем в два раза быстрее, чем в среднем в мире. «Уменьшение арктического морского льда открывает новые морские пути и расширяет доступ к природным ресурсам в летние месяцы. Если тенденции потепления продолжатся в нынешних темпах, то уменьшение площади арктического морского льда может привести к почти свободной ото льда в летние месяцы Арктике к 2040-м годам»,– говорится в документе. С точки зрения Пентагона, в Арктике началась «эра стратегической конкуренции» (era of strategic competition).

В контексте заявленных в этом и других документах целей, имеющиеся темпы увеличения своего ледокольного флота, как можно догадаться, не устраивают США. Даже если лет через десять они и получат три тяжёлых ледокола, то все равно конкурировать с гигантской армадой российских ледоколов они не смогут. Тем более, что Россия за эти годы еще больше уйдёт вперёд, что обрекает США на безоговорочный проигрыш в борьбе за доминирование в Арктике.

И в этом плане Финляндия со Швецией являются для Америки серьёзным подспорьем. На их территории можно будет расположить логистическую инфраструктуру (о чем предупредил Владимир Путин) – военные базы и порты в непосредственной близости к Северному морскому пути, который на фоне таяния арктических льдов становится все более привлекательным для трансконтинентальных морских торговых перевозок. А на мощных ледокольных верфях Финляндии можно будет разместить заказы на строительство тяжелых ледоколов, в том числе и боевых, для США.

Финляндия располагает передовыми ледокольными технологиями. Самые известные финские верфи, на которых строятся ледоколы – Aker Arctic Technology (AARC), Helsinki Shipyard Oy и Turku Repair Yard. Правда, финны специализируются на экологически чистых ледоколах, то есть использующих сжиженный природный газ (СПГ) или гибридный (СПГ и дизель).

Только Россия может строить атомные ледоколы, которые намного мощнее дизельных, гибридных и чисто «газовых». Как упоминалось выше, именно мощный флот атомных ледоколов дает России безоговорочное преимущество в борьбе с другими странами за доминирование в Арктике.

Спецоперация Z на Украине стала удобным поводом для США для заманивания Финляндии и Швеции в НАТО. Территория этих стран, у которых действительно нет никаких проблем с Россией, нужна американцам для преодоления «тирании расстояния» до арктических просторов. Можно также ожидать, что в ближайшее время Пентагон разместит на финских верфях заказы на строительство флота ледоколов тяжёлого класса.

Но даже с финской помощью догнать Россию по числу ледоколов американцам не удастся. У самих финнов сейчас всего лишь восемь ледоколов. Им больше и не надо. Поэтому мощности финских верфей не рассчитаны на постройку большого числа ледоколов в короткие сроки.

Что касается Швеции, то у этой страны пять ледоколов, три из которых настолько стары, что с трудом удается находить запчасти для их ремонта. Вот эти посудины: Oden – 1989 года постройки; Frej – 1975 года; Ymer – 1977 года; Atle – 1974 года; Ale – 1973 года.

При этом на родине Карлсона сейчас обсуждают проект строительства первого в мире ледокола на метаноле для чисто исследовательских целей. Правда, проект испытывает серьёзные проблемы с финансированием. Вот США и подсобят шведам, напечатав достаточное для постройки метанолового ледокола количество зеленой бумаги.

Если же говорить о чисто военной составляющей в конкуренции за господство в Арктике, то и здесь Россия, принимающая в последние годы самые серьёзные меры для обеспечения своей безопасности в Арктике, также безусловно впереди. Северный флот выделен в отдельное стратегическое объединение и усилен новыми боевыми кораблями и подводными лодками. Усилены гарнизоны на острове Котельном и Земле Франца-Иосифа, появились новые арктические бригады в Восточной Сибири, совершенствуется система ПВО и ПРО.

На ряде арктических островов и материковой заполярной части России развёрнуты шесть военных баз: на островах Котельный (Новосибирские острова), Земля Александры (входит в архипелаг Земля Франца-Иосифа), Средний (Северная Земля), в посёлке Рогачёво (Новая Земля), на мысе Шмидта и острове Врангеля (входят в Чукотский автономный округ).

В российской Арктике построены не имеющие мировых аналогов военные объекты системы ПВО «Арктический трилистник» и «Арктический клевер», на каждом из которых круглогодично несут службу до 150 военнослужащих. Готовы к боевому применению десять арктических военных аэродромов.

В Пентагоне понимают невозможность бросить России прямой вызов в северных ледовых широтах по крайней мере на ближайшие два десятка лет, а потому делают ставку в том числе и на стратегию непрямых действий, то бишь на пресловутую мягкую силу. Так, эксперты британского Международного института стратегических исследований (IISS) и Финского института международных отношений предвидят «выдающуюся роль невоенных правоохранительных организаций». Это органично дополняется военными усилиями. Наращивание американского присутствия подразумевает развертывание эсминцев УРО (эскадренных миноносцев с управляемым ракетным оружием), создание новых объектов и пунктов базирования ВМС, а также в перспективе формирование «арктической дивизии», заявил в февральском интервью «Российской газете» заместитель секретаря Совета безопасности России Михаил Попов.

Вступление Финляндии и Швеции в НАТО, безусловно, увеличит военный потенциал Альянса на арктических просторах. Если сейчас соотношение сил (с учетом силы ледокольных флотов и той же «тирании расстоянии») примерно, один к десяти в пользу России), то будет – один к пяти или шести (опять же в нашу пользу).

Это, конечно, не радует, но и не слишком печалит. В Арктике мы сегодня сильнее. А если не будем слишком уж почивать на арктических лаврах, то так будет и дальше.

Владимир Прохватилов,
старший научный сотрудник Академии военных наук

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.