США: восемь шагов по разрушению стратегической стабильности

© defense.gov
США наращивают сеть военных союзов, в том числе для усиления военного противодействия Китаю.

Ядерная сфера, на которой сосредоточены основное внимание и усилия России и США в рамках обеспечения стратегической стабильности, является важным, но далеко не единственным источником угроз, способным нанести непоправимый ущерб архитектуре международной и национальной безопасности

С учётом актуальности военно-политических аспектов сдерживания на фоне специальной военной операции на Украине, которая представляет собой главную битву за новый миропорядок, практический интерес представляет исследование РЭНД «Сдерживание и обострение конкуренции с Россией» (2022 г.). В работе изучается группа вопросов, связанных с последствиями наращивания военного присутствия США в Европе как средства сдерживания России, с тем, какие действия США могут спровоцировать Россию на эскалацию, каковы варианты эскалации для России и их последствия, какие превентивные или смягчающие меры могут предпринять Соединённые Штаты, чтобы уменьшить вероятность эскалации.

Рекомендации учёных РЭНД

Исследование показывает, что наращивание сил США в Европе может сдерживать враждебные шаги противника, сигнализируя о приверженности Вашингтона своим союзникам и партнёрам, предоставляя военную поддержку тем партнёрам и союзникам, которым угрожает политическая подрывная деятельность.

Однако наращивание сил может также привести к эскалации действий конкурентов, усиливая у них чувство угрозы, побуждая к агрессии на уровнях ниже уровня вооружённого конфликта и подталкивая третьи стороны действовать таким образом, чтобы повысить вероятность конфронтации. Авторы предлагают способы калибровки степени наращивания сил, чтобы свести к минимуму такие риски при одновременном усилении сдерживания.

© defense.gov
Наращивание сил США в Европе может привести к эскалации действий других стран, усиливая у них чувство угрозы.

В итоге корпорация РЭНД приходит к следующим выводам:

  • логика сдерживания, которая применялась к вооружённым конфликтам на протяжении десятилетий, в целом применима и к конкуренции ниже уровня вооружённого конфликта, но влияние наращивания сил США в пространстве конкуренции более тонкое;
  • вооружённые силы США, размещённые за границей, действия, проводимые вооружёнными силами США, и военные соглашения могут сдерживать враждебные шаги противника (такие как экономическое принуждение, политическая диверсия и военное запугивание). Однако при ненадлежащем использовании наращивание сил может спровоцировать противника;
  • восприятие Россией действий США как шагов по эскалации конфликта или сдерживания зависит от типа наращивания (силы, действия и соглашения) и трёх характеристик возможного применения сил и средств: близости, непрерывности и возможностей;
  • силы США наиболее последовательно ассоциируются со сдерживанием и посылают понятный сигнал о приверженности взятым на себя обязательствам, а также предоставляют важные возможности для последующих действий. Однако, когда эти силы впервые появляются на театре военных действий, они могут сделать принимающие страны объектами враждебных действий России. Поэтому динамическое наращивание силы лучше всего использовать в качестве дополнения к постоянному присутствию, а не его замены, и только в том случае, если будут приняты соответствующие меры для снижения связанных с этим рисков;
  • военная деятельность США (например, многосторонние военные учения) с меньшей вероятностью сдержит враждебные действия России и с большей вероятностью приведёт к эскалации. Риски эскалации снижаются, когда США ведут такие действия дальше от России и принимают меры по повышению их предсказуемости;
  • военные соглашения также могут сдерживать злонамеренные действия, особенно когда Соединённые Штаты вступают в альянс, тем самым ставя на карту свою международную репутацию. Военные соглашения с ограниченными обязательствами являются более слабым сдерживающим фактором;
  • многие эскалационные последствия не являются следствием непосредственной реакции ни в пространстве, ни во времени. Вместо чёткого цикла «действие-реакция» ответные действия России часто значительно запаздывают, а значит, создают больше возможностей для непонимания.
© defense.gov
Когда американские войска впервые появляются на театре военных действий, они могут сделать принимающие страны объектами враждебных действий.

С учётом комплексности проблемы сдерживания в современных военных конфликтах, сочетающих военные и невоенные средства противоборства, рекомендуется внедрить строгие процессы межведомственной оценки и оценки рисков. Оценивая последствия принятых США решений постфактум, Соединённым Штатам следует не только обращать внимание на немедленную реакцию России, но и изучать более долгосрочную и косвенную динамику последствий и развития военно-политической ситуации.

Однако правящие круги США далеко не всегда прислушиваются к выводам и рекомендациям учёных о необходимости крайней осторожности и предусмотрительности при выработке управленческих решений, влияющих на судьбы мира и отдельных государств, на сохранение хрупкой архитектуры стратегической стабильности и поддержание ровных, доверительных отношений с Россией.

То, чего США не следовало бы делать

Сегодня к расшатыванию стратегической стабильности привёл комплекс действий США, которые, прикрываясь доморощенной демагогией о правах человека и демократии, спровоцировали кризис на Украине и получают от него выгоду.

Эскалации кризиса на Украине и вокруг неё способствует комплекс следующих факторов:

Во-первых, США и их союзники отказались предоставить России гарантии безопасности, что повышает градус недоверия в отношениях между Россией, США и НАТО.

Во-вторых, пользуясь временным ослаблением России в конце 90-х годов прошлого века, Вашингтон возродил миф о холодной войне, инициировал расширение НАТО на восток, последовательно реализует комплекс мероприятий с целью разрушить нашу страну с использованием стратегии гибридной войны. Текущая ситуация на Украине является отражением менталитета холодной войны на географической карте Европы.

В мировом масштабе США постоянно подрывают региональный и глобальный порядок, начиная с войн на Ближнем Востоке и заканчивая «арабской весной», цветными революциями в России, Белоруссии, на Кавказе и в Средней Азии. Этой задаче служит и провозглашение новой «доктрины Монро» в Латинской Америке. По инициативе США продолжают обостряться отношения с КНР.

© flickr.com/133175988@N02
Не прекращаются попытки организовать цветные революции в России, Белоруссии, на Кавказе и в Средней Азии по типу украинского Майдана.

В-третьих, США наращивают сеть военных союзов, в том числе для усиления военного противодействия Китаю, таких как создание известного  антикитайского союза AUKUS, а также пытаются слепить некое подобие «азиатского НАТО» в виде альянса Австралии, Индии, Японии и США. 

Одновременно провоцируются геополитические конфликты во всём мире. Чтобы как можно скорее привлечь к себе Европу с точки зрения безопасности и стратегии, США ценой Украины и европейских интересов провоцируют конфликты на Балканах, «подливают масла в огонь» на Украине, тем самым разрывая связи между Европой и Россией, чтобы крепко привязать европейских союзников к своей военной колеснице и получить рычаги экономического воздействия на них. Важное место отводится попыткам разорвать связи между Россией и Европой в энергетической и продовольственной сферах с целью заполнить образовавшийся вакуум своими поставками.

В-четвёртых, официальный Вашингтон превратил ситуацию на Украине в крупнейшую информационно-психологическую войну с использованием всего потенциала социальных сетей против России с применением фальшивых новостей, дискредитации лидеров.

В-пятых, США стремятся использовать кризисную ситуации для укрепления гегемонии доллара на мировом фондовом рынке и традиционно наживаются на трудностях Евросоюза и некоторых других государств. Введение незаконных санкций против России привело к небывалому росту стоимости энергоносителей и международных цен на продовольствие, хаотизировало цепочки производства и поставок. Для Америки эта ситуация выгодна. После начала конфликта американские акции резко выросли, военная промышленность и экспорт энергоносителей расширились. В целом, Соединённые Штаты наживаются на трудностях Евросоюза.

В-шестых, США скрывают биологическое оружие и игнорируют судьбы человечества. Согласно информации, раскрытой Россией, Штаты располагают тремя сотнями военных биологических лабораторий по всему миру, многие из которых расположены на территории стран бывшего Советского Союза, из них почти 30 лабораторий – на Украине.

В-седьмых, в полной мере используются возможности НАТО как «троянского коня» на Старом континенте. На серии чрезвычайных заседаний Совета НАТО на уровне МИД, МО и на саммите НАТО в феврале-апреле с.г. разработаны меры по военной адаптации альянса, отражённые в двух концепциях. Первая из них, «Концепция сдерживания и обороны евроатлантического пространства», предусматривает совершенствование системы реагирования на основные известные угрозы, включая гибридные. Вторая «Основополагающая концепция ведения боевых действий НАТО» устанавливает 20-летнюю перспективу для военной подготовки альянса.

В докладе генсека НАТО за 2021 год альянс ориентируется на решение задач сдерживания, обороны и ведения диалога, для чего военный бюджет НАТО на 2022 г. утверждён в объёме 1,56 млрд евро. Главное внимание планируется уделить развитию передовых технологий (36% затрат) и киберзащите (15%). Решено продлить до сентября 2023 г. полномочия генсека НАТО Й. Столтенберга, зарекомендовавшего себя верным стражем интересов заморского дядюшки.

И, наконец, в-восьмых, США получают политические и экономические дивиденды от противостояния и переключают внимание с собственных внутренних противоречий на внешние угрозы. Администрация Д. Байдена глубоко погружена в институциональный тупик, связанный с политической поляризацией, неравенством между богатыми и бедными, этническими конфликтами, социальными беспорядками и нестабильностью эпидемической обстановки. В этих условиях, перед лицом утраты гегемонии, единственным выходом, который может помочь «продлить её жизнь», представляется провоцирование внешних конфликтов.

© flickr.com/blazer8696
США переключают внимание с собственных внутренних противоречий на внешние угрозы.

Превращая стабильность в нестабильность

Вашингтону удалось подтолкнуть союзников по НАТО ускорить наращивание доли военных расходов, увеличить закупки новой военной техники и вооружений, что принесёт дополнительный доход американскому военно-промышленному комплексу.

Ещё один прогноз РЭНД «Европа после войны на Украине» содержит явно надуманные и не соответствующие реальностям оптимистические оценки развития обстановки. Считается, что война на Украине якобы ослабит Россию, а военный потенциал, сплочённость Европы и поддержка политики Вашингтона со стороны европейцев возрастут. Высказывается надежда, что на этом фоне Америка получит возможность эффективно противостоять своим главным противникам как в Европе, так и особенно в Индо-Тихоокеанском регионе, где развивается противоборство с Китаем. Вот на каких далёких от реальности посылах строится политика США по безоговорочной поддержке Украины и готовность Вашингтона «завалить» страну новыми порциями оружия, чтобы поддержать её решимость сопротивляться России.

Наращивание количества исследований по вопросам обеспечения стратегической стабильности свидетельствует о высокой степени неопределённости и критичности, характерных для состояния и перспектив развития этой важнейшей для международной и национальной безопасности сферы международных отношений.

Одним из важных дестабилизирующих факторов служит ускоренное внедрение в военное дело результатов технологических прорывов в таких областях, как искусственный интеллект, робототехника и нанотехнологии – и особенно в синергии между ними, – что глубоко меняет почти все формы человеческой деятельности. Важными факторами изменений являются экспоненциальная скорость, с которой развивается военно-политическая ситуация. Появляются новые факторы влияния на стратегическую стабильность, действие которых характеризуются беспрецедентной широтой и глубиной вызванных изменений и механизмов их влияния на международную и национальную безопасность.

Сказанное требует объединения усилий России, государств ОДКБ, ЕАЭС и БРИКС по выработке совместных позиций по противоборству с попытками США и НАТО своими непродуманными действиями превратить стабильность в нестабильность.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук,
эксперт Лиги военных дипломатов

Анатолий Летяго,
доктор технических наук,
профессор Академии военных наук

Источник: “Звезда”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.