«Путь и надежда чужим пресечется»: географическое завещание гения и интересы России в Арктике

Ломоносов и ЧичаговВ Санкт-Петербурге 15 апреля 1765 года скончался глава Географического департамента Академии наук   статский советник М.В. Ломоносов.

Отдавая дань памяти великому соотечественнику, обратимся непредвзято к событиям 250-летней давности. Последней заботой «первого русского университета» было возобновление китовых промыслов на Шпицбергене. Так мудрено называлась секретная «даже от Сената» экспедиция на Шпицберген, далее через Северный полюс почти по меридианам через Ледовитый (Сибирский) океан до Чукотки и Русской Америки.

Меньше месяца не дожил Михаила Васильевич до выхода из Кольского залива кораблей, ведомых капитаном бригадирского ранга В.Чичаговым.  Экспедиция сделала две попытки подняться выше 80 градуса, но не смогла пробиться через льды.  К Северному полюсу через льды стало возможным пробиться только в в1977 г. на ледоколе «Арктика».  Ошибся, значит, гений, послав моряков не той дорогою. Не будем посмеиваться над участниками событий

Целью плавания русской экспедиции середины XVIII века   было вовсе не установление мирового рекорда. Это с конца XIX века   географические точки полюсов Земли станут культовым местом. Многие путешественники будут стремиться к полюсам планеты, ради самих полюсов, рискуя жизнью. Как и многие европейские плавания Эпохи великих географических открытий, та экспедиция имела первоначальной целью достижение Индии, не важно какой.   Десять лет вынашивал М. Ломоносов ее замысел, пока не понял, что плыть придется из России в Россию.

Увлеченный проектом полярной экспедиции поморский сын сам вовсе не собирался лично ее возглавить. Талантливый химик-экспериментатор в географии он предпочитал оставаться кабинетным деятелем. Считал, что свое отпутешествовал и по Белому морю, и по Европе. М.Ломоносов стал главой Географического департамента Академии наук в 1758 г., будучи уже опытным царедворцем, обласканным императрицей Елизаветой за достижения в видимой части науки – мозаиках и бижутерии.

В 1755 г. он написал «Письмо о северном ходу в Ост-Индию Сибирским океаном».   Писал, как оказалось, никому, пока не нашел своего Читателя в лице наследника престола генерала-адмирала Павла. Труд «Краткое описание разных путешествий по Северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» был представлен цесаревичу в сентябре 1763 г.

Совершенно точно выбрав адресата, Михаил Васильевич должен был смириться с тем, что главному российскому флотоводцу не исполнилось и десяти лет. Учрежденная Екатериной II Морская российских флотов комиссия посчитала проект главного академического географа достойным величия новой государыни и определила состав экспедиции.

Начало «Краткого описания» по жанру совпадает с просветительскими работами, который могли рекомендовать для общего развития любому мальчику. М. Ломоносов уверял, что море в высоких широтах свободно ото льдов. На самом же деле его аргументы проистекали из невыверенных научных гипотез.

Современные ученые догадываются, что плотность льдов в Северном океане подчиняется какой-то не до конца понятной периодике. Наблюдаются двадцатилетние и более продолжительные циклы температур воздуха и плотности льдов в регионе. Первые успехи освоения Севморпути оказались возможными потому, что природа тогда приготовила уникальный подарок Советскому Союзу – потепление Арктики в 1920-40 гг. (с пиком в 1936-38 гг.)

На стыке первых десятилетий XXI века есть основание утверждать, что Арктика освобождается от сплоченных льдов. С сентября 2012 г фиксируются   абсолютные минимумы арктических льдов за всю историю наблюдения. Становятся возможными проходы судов Севморпутем без ледокольного (российского) сопровождения. Борьба за арктические ресурсы и полярный транзит обостряется. На сегодняшний день российские границы в Арктике – самые незащищенные в правовом отношении. Поэтому в течение первых лет нынешнего десятилетия Россия вынуждена наращивать военное присутствие в регионе, осваивая приполярные воды, острова, высаживая на полюс парашютистов.  Но климатологи прогнозируют, что «окно потепления» может закрыться к концу следующего десятилетия этого века. Не исключено, что площадь льдов в летнее время в арктических морях опять будет расти.  Это приведет к очередному переформатированию экономических и военно-политических отношений в регионе.

Пока готовились отряды секретной экспедиции, статский советник пресек приглашение на русские корабли иностранцев, дописал несколько полупрофессиональных наставлений-прибавлений, подготовил полярную карту и ряд научных приборов. Он учил морских начальников чаще смотреть в подзорные трубы, великодушно ободрять подчиненных, помогая друг другу, верить в монаршую милость. Советовал держать в железах ропщущих на начальство.   Самые последние инструкции отправлялись кораблям, уже вот-вот готовым к плаванию.

Не жалевший себя ученый ожидал потери людей при исполнении своего замысла: «Жаление о людях много чувствительнее, нежели о иждивении, однако поставим в сравнение пользу и славу Отечества. Для приобретения малого лоскута земли или одного честолюбия посылают на смерть многие тысячи народа, целые армии, то здесь ли должно жалеть около ста человек, где приобрести можно целые земли в других частях света…для государственной и государской славы, для показания морских российских героев всему свету и для большего просвещения всего человеческому роду».

Lomonosov-kartaРазрабатывая планы полярной экспедиции, М.Ломоносов сформулировал продуктивную военно-политическую идею: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений европейских в Азии и в Америке». Хороший подарок историкам и идеологам последующих поколений, любящим рассуждать об экономическом развитии Сибири и рядом с ней лежащего. Не о том писалось для генерал-адмирала. Весь абзац посвящен защите новых дальневосточных и американских земель от военных посягательств иностранцев.  Севморпуть по М.Ломоносову это тыловая недоступная противнику коммуникация, которой не имеют европейские державы. Эта внутренняя дорога империи, способная обеспечить оборону российских тихоокеанских владений.  Да и саму Сибирь ученый не считал общей кладовой человечества.  Доказав возможность защиты и дальних берегов, и самого пути к ним, академик итожит: «Таким образом, путь и надежда чужим пресечется (выделено мной – В.Р.), российское могущество будет прирастать …».  Далее по тексту.

Свои инструкции М. Ломоносов завершал без патетики указанием, что следует торопиться.  И не потому, что ждать невмоготу.  Надо успеть будет до 1767 г., пока Юпитер, по которому хорошо определять долготу, виден в полярных широтах.  Но спешка была вызвана вовсе не тем, что М.Ломоносов боялся не успеть к отходу экспедиции, которую уже считал венцом своей деятельности по сопряжению теории с практикой – своеобразным географическим завещанием. Он умирал и остро ощущал это. В 53 года на него напало столько хворей, что и академику медицины не разобраться.  Не вел Михаил Васильевич   правильного образа жизни. Терпел нужду, когда был беден, предавался излишествам, когда они были доступны. Сказались и небогатые годы студенчества в России и вне ее пределов, недобровольная ратная заграничная служба, отсидки по академическим холодным, безмерное увлечение химией. Материально обеспечить свою жизнь генерал от науки смог уже в зрелые годы.

Скончался гений («угомонился», как зло писал один из его товарищей по стихосложению), так и не узнав, вышла ли полярная экспедиция в море.  Тем более не смог он встретиться с вернувшимися участниками, которых не сразу признали героями.

Облик и характер М.Ломоносова ускользают от нас, как и оттенки смысла его поэтических произведений. Не осталось даже прижизненного портрета академика. Может, только скульптору земляку-помору Ф.Шубину, удалось по личным впечатлениям создать непарадный бюст Михаила Васильевича с такой загадочной улыбкой, что всем сфинксам далеко.

По весьма скромному мнению автора (по-сетевому – imho), М.Ломоносов в последние годы жизни   терял адекватность. Его последние географические «труды» – смесь рассказов дедов-поморов и собственных непрофессиональных географических представлений, личного опыта прусской палочной дисциплины и незнания военно-морских реальностей. Большая удача, что в русском флоте нашлись мужественные исполнители его сомнительного проекта.

Гению позволительны  ошибки … гениальные. Как писал Стефан Цвейг о Магеллане: «Не надо презирать заблуждений! Из безрассуднейшего заблуждения, если гений коснется его, если случай будет руководить им, может произрасти величайшая истина».

LomonosovСегодня в России стоит не один памятник М.Ломоносову, даже в Москве не один. Столицы (города, из которых ведется управление страной) просто обязаны иметь такие монументы. В частности, новая южная российская столица Сочи сохранила памятник Михаилу Васильевичу, затерявшийся на малом постаменте близ приморских небоскребов. В многофигурной композиции памятника Тысячелетие России, что в Новгороде, М.Ломоносов помещен среди литераторов.

Дело, конечно же, не в скульптурных композициях. Зачастую пресыщенный взгляд туриста и не остановиться на них. Эти монументы только повод обратится к отечественной истории. Только живая память потомков позволяет разделить славу дерзновенных предков, добавить к ней и свою малую толику.

Владимир Владимирович Ружейников

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *