Грязная бомба «Украина»

Под прикрытием атомной энергетики Украина с 2005 года сохраняла потенциал создания собственного ядерного оружия

Когда президент Украины Владимир Зеленский на февральской Мюнхенской конференции по безопасности заявил, что «Украина будет иметь полное право считать, что Будапештский меморандум не работает и все пакетные решения 1994 года будут поставлены под сомнение», это прозвучало как легализация на международном уровне возвращения Украины в ядерный клуб, где ранее она находилась, будучи республикой в составе СССР и имея треть ядерного оружия Союза.

Когда глава государства заявляет, что оно «будет иметь полное право» выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия, это означает, что Украина собирается его распространять, опираясь на совершенно реальные наработки. Иначе с чего бы Зеленскому произносить такие вещи вслух, да ещё с высоких трибун? Ведь в переводе на понятный язык президент Украины сказал следующее: не примете в НАТО – у нас ядерное оружие на подходе.

Такими вещами не шутят, и списывать слова Зеленского на его актёрское прошлое здесь неуместно. Ведь Мюнхенская конференция по вопросам безопасности – это не концерт «Квартала 95». Президент Украины прекрасно знал, ЧТО говорил и на КАКОМ основании заявил о праве на пересмотр решений 1994 года.

Украинское государство с середины 2000-х шло-шло и почти пришло к созданию ядерного оружия. Чтобы это понять, не надо быть физиком-ядерщиком или иметь доступ к папкам с грифом «совершенно секретно». Достаточно проследить цепочку событий на Украине за последние 15-17 лет. Ну а физикам-ядерщикам и спецслужбам, имеющим доступ к секретным материалам, понятно, наверное, куда больше, чем гражданам, далёким от «ядерной» темы.

Не будем анализировать публичные заявления официальных лиц по поводу ядерного оружия, звучавшие до 2014 года, – все они сводились к тому, что Украине понадобится очень много времени для возвращения в ядерный клуб, поскольку и так называемый ядерный цикл отсутствует, и денег нет, и «цивилизованный мир» не позволит… Порошенко, будучи президентом Украины, в 2017-м заикнулся о желании видеть государство ядерным. «Не забывайте о том, что подписи под Будапештским меморандумом дают меньше безопасности, чем один-единственный ядерный заряд», – заявил он в ходе так называемой Ялтинской европейской конференции в Киеве. А 15 апреля 2021 года посол Украины в Германии Андрей Мельник в эфире радиостанции Deutschlandfunk сделал заявление о том, что Украина, возможно, «снова подумает о ядерном статусе», если её не примут в НАТО. И, наконец, в феврале 2022 года Зеленский в Мюнхене открыто сообщил о «полном праве» Украины этот статус вернуть.

Это не просто слова. Это официальные заявления высших должностных лиц государства. Они свидетельствуют о том, что на Украине с 2005 года велись работы по созданию ядерного оружия (после переворота 2014 года – форсированно), а теперь украинское государство ставит мир перед фактом, что оно готово поставить под сомнение «Будапешт» (выйти из ДНЯО). Что произошло за эти годы, что позволило Украине пойти на прямой шантаж западных партнёров, показывая им из-за спины хвост ядерного боеприпаса?

В середине 2000-х, когда президентом Украины стал Виктор Ющенко, Национальный научный центр «Харьковский физико-технический институт» плотно занялся вопросом воссоздания ядерного цикла. Об этом свидетельствуют публикации в журнале «Вопросы атомной науки и техники» в рамках программы фундаментальных исследований по атомной науке и технике ННЦ ХФТИ. Одна из работ, к примеру, датированная 2005 годом, детально описывала состояние ядерного топливного цикла (ЯТЦ) Украины и его варианты на будущее. Вывод звучал так: украинское государство в будущем должно иметь как производство ядерного топлива, так и его переработку после отработки. Цель вполне мирная – для нужд атомной энергетики. Однако тут же и о целесообразности организации на Украине работ по исследованию эффективных способов обогащения урана с целью независимости от внешних поставщиков ядерного топлива (то есть России, именно она поставляла Украине топливные сборки для реакторов).

Допускаем, что авторами этого и других подобных исследований двигал научный азарт и горячее желание способствовать развитию украинской атомной энергетики. Однако и студенту первого курса физфака понятно, что программа ННЦ ХФТИ – это не теоретическая физика. Она имеет абсолютно прикладное значение, по сути, это – набор инструкций по воссозданию ядерного цикла Украины, который может быть использован как в целях мирных (атомная энергетика), так и немирных (ядерное оружие).

Конечно, со стороны можно было и не заметить крена ННЦ ХФТИ в сторону «независимости» – ничто, как говорится, не предвещало беды. Ядерное топливо поступало из России, отработанное вывозилось в Россию. «Независимость» предполагала «собственную промышленную базу для обогащения урана», а также технологии по переработке отработанного ядерного топлива и наличие хранилищ для него.

И в то же время, когда под «ядерную независимость» Украины начала подводиться научно-прикладная база, на Южно-Украинской АЭС стартовали «эксперименты» (2005 г.) с топливными сборками компании Westinghouse (режим научно-производственной эксплуатации), а в 2008 году был подписан контракт, что позволило расширить американские «эксперименты» на энергоблоки Запорожской и Ровенской АЭС. После государственного переворота 2014 года начался ускоренный перевод Южно-Украинской и Запорожской АЭС на ядерное топливо Westinghouse. В августе 2021 года Westinghouse и «Энергоатом» договорились о строительстве на Украине пяти энергоблоков.

Кроме того, в Чернобыльской зоне американцы построили наземное Централизованное хранилище отработанного ядерного топлива, железнодорожный подъездной путь к нему реконструировали в рекордно короткие сроки. При этом Украина (тоже после переворота) пыталась педалировать тему строительства у себя заводов по обогащению урана, но с конкретикой пока не сложилось.

Таким образом, под прикрытием атомной энергетики Украина не только сохранила потенциал для создания ядерного оружия, но и стала с 2005 года восстанавливать ядерный цикл, позволяющий непосредственно перейти к созданию ядерного оружия. «Мирный атом» был призван служить ширмой в этом грязном деле.

Другое дело, что и восстановление ядерного цикла служило ширмой: до высокотехнологичного ЯО Украине всё равно было, как до Луны (современная атомная бомба – технологически сложное устройство). Зато для так называемой грязной бомбы, заражающей местность радиацией и химией, есть и отработанное ядерное топливо, и специалисты, которые могут создать и испытать взрывное устройство, и средства доставки. Даже «Точка-У» при всех её минусах в состоянии донести грязную боеголовку до границы с Белоруссией, РФ или Польшей. Хотя есть большой риск, что ракета в силу её возраста или не взорвётся, или взорвётся под носом у её запускающих.

А об адекватности украинского руководства свидетельствуют недавние факты: во время взятия под контроль Запорожской АЭС силами ВС РФ в ходе специальной военной операции и пресс-служба станции, и «Энергоатом» (Украина) пытались заголосить на весь мир: караул, от попадания снаряда загорелся энергоблок АЭС. Поэтому сомнений в том, что, создав грязную бомбу, украинское руководство решилось бы на её применение, нет.

(Окончание следует)

Арина Цуканова,
по материалам: Фонд стратегической культуры

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.