Московский договор 1921 года и бессрочные «виды» Турции на Кавказ

И.В. Сталин: «Если потеряем Батум — тогда потеряем Закавказье и, может, весь Кавказ»

100 лет тому назад в Москве, 16 марта 1921 г., был подписан бессрочный Договор «О дружбе и братстве» с республиканской Турцией, зафиксировавший формальную и оказавшуюся более чем условной политическую антанту Советской России, а вскоре СССР с Турцией на долгие годы. Накануне символического юбилея, в целом не отмеченного пышными торжествами, в турецком парламенте прошла конференция на тему «Отношения Турции и России в столетнюю годовщину заключения Московского договора от 16 марта 1921 года». В выступлении российского посла в Анкаре Анатолия Ерхова был отмечен колоссальный вклад находившегося в тяжелейшем положении молодого Советского государства в возникновении на карте мира Турецкой Республики в её нынешних, а не «севрских» границах:

«…Договор содержит отказ Советской России «от всяких денежных или иных обязательств, ранее заключенных между Турцией и царским правительством», он отменяет режим капитуляций, а также утверждает принцип наибольшего благоприятствования к гражданам каждой из договаривающихся сторон.

Поддержка суверенитета Турции Россией не осталась на бумаге. Параллельно подготовке договора в Москве работала военная комиссия, включавшая в себя представителей министерств иностранных дел, внешней торговли и Революционного Военного Совета. Советскому правительству был представлен перечень оружия, боеприпасов и других материалов, в которых остро нуждалась Турция. Стороны договорились обеспечить безопасность железных дорог, соединяющих Россию и Турцию, содействовать поддержанию морского сообщения по Черному морю.

Хорошо известен вклад Советской России в борьбу народа Турции за независимость. В этой войне против Антанты и ее союзников более половины всех использованных турецкими войсками патронов, каждая четвертая винтовка, каждое четвертое орудие и каждый третий орудийный снаряд были поставлены из Советской России (здесь и далее выделено нами – авт.)

Купленные в Германии правительством Анкары 22 самолета доставлялись в Турцию через территорию России без каких-либо таможенных и налоговых сборов. Из новороссийского порта на корабле «Шахин» при большой секретности самолёты были быстро доставлены к турецкому побережью. Поставка самолётов успела к началу наступления турецкой армии, они были успешно применены на анатолийском фронте. Таким же способом из Новороссийска в Турцию отправляли оружие и боеприпасы. Для транспортировки дипломатических делегаций и курьеров между Севастополем и Инеболу использовались три советские подводные лодки. 27 марта 1920 года французский маршал Фош писал в докладе правительству: «Морские поставки России, продолжающиеся любой ценой, а также беспрецедентное самопожертвование турецкого народа никогда не оставит их в трудном положении».

По данным современных исследователей, Россия в общей сложности оказала национально-освободительному движению Турции помощь в размере около 80 миллионов турецких лир золотом, что составляло немного больше годового бюджета Меджлиса в начале 1920-х гг.

Советские специалисты помогли наладить военное производство: под их руководством построили две пороховые фабрики, Россия поставила Турции оборудование для патронного завода, была оказана финансовая помощь для приобретения походных типографий и киноустановок. М.В. Фрунзе предоставил турецким властям в Трабзоне 100 тыс. рублей золотом для организации приюта для детей, потерявших родителей на фронте. В то же время Турция, несмотря на тяжелейшее экономическое положение, находила возможности для поставок зерна в южные регионы России…»

Весьма актуально, причём не только в историческом контексте, звучит процитированное дипломатом письмо Мустафы Кемаля (1) В.И. Ленину:

«В общей связи с историей, наполненной шумом кровавых войн, столетиями проходивших между турками и русскими, такое быстрое примирение между нами изумило другие нации. Турция значительно ближе к России, особенно России последних месяцев, чем к Западной Европе. Турция не отступит от своего курса по отношению к советской России, и все слухи о противоположном лишены основания. Я уверяю вас, что никогда мы не подпишем соглашения и не войдем в альянс, прямо или косвенно направленный против Советской России».

Территориальные приобретения Турции по Московскому и распространившему его на закавказские республики Карсскому договорам

Увы, в своей практической деятельности политики редко руководствуются чувством благодарности. И до 1941 года, и после, декларируемая руководством Турции «дружба» с СССР составляла по большей части демагогическое прикрытие (не афишируемого до лучших времён) экспансионистского внешнеполитического курса, нацеленного на отторжение от СССР ряда «тюркских» территорий. Напомним хотя бы о планировавшемся на март-апрель 1940 г. совместном вторжении турецких, британских и французских войск в Закавказье (план «Острие копья»). Впрочем, и в начале 1920-х, параллельно военно-политическому «роману» с большевиками Москвы миссия Бекир Сами Бея («Кундух») активно налаживала связи с Лондоном, уже немало тяготившимся поддержкой разгромленного вскоре кемалистами греческого наступления в Анатолии. Франко-турецкий договор 1921 года продолжил движение вчерашних «борцов за дело мировой революции на Востоке» в сторону Запада. Доверительные отношения между Ататюрком и графом Сфорца также принесли свои результаты, когда тот уже был министром иностранных дел Италии – после начала работы меджлиса в Анкаре его первое европейское представительство было открыто именно в Риме. Служебная переписка того периода свидетельствует о том, что в Москве хорошо знали о существовании в Турции правительственных кругов, выступающих за союз с Антантой. Так, руководитель советского информационного бюро в Трапезунде Г. Астахов 12 февраля 1921 г. телеграфировал Г.В. Чичерину: «создаётся впечатление, что кемалисты осторожно строят мостик возможного перехода в лагерь Антанты или, по крайней мере, разрыва с Советской Россией». При этом посол Турции в РСФСР Али Фуад (Джебесой) писал, что Турция давно убеждена в выгоде и получении максимальной пользы от Московского договора (2). Прагматический мотив отчасти не был чужд и большевикам, стремившимся, с одной стороны, оградить от враждебных поползновений Бакинский нефтяной район, а с другой – не допустить оккупации Антантой зоны Черноморских проливов с созданием на оставшейся турецкой территории антисоветского плацдарма. https://www.youtube.com/embed/36Zx5BXZ2IA?feature=oembed

…И после 1991 года геополитические приоритеты теперь члена НАТО Турции, теперь уже в республиках бывшего СССР, остаются неизменными. В одной из предыдущих публикаций мы писали о непреходящем интересе турецких соседей к советской и постсоветской Грузии, включая Аджарскую автономию и порт Батуми – важнейший стратегический район всего Причерноморья. Соглашательская политика грузинских властей, в которой, вероятно, черпает вдохновение и «армянский Саакашвили» Никол Пашинян, привела к кратному увеличению турецкого экономического, демографического, а следовательно – и политического присутствия на Чёрном море, что предполагает и более активное вовлечение Аджарии в черноморско-кавказскую стратегию США / НАТО.

Соперничество за Кавказский энергетический коридор с «ключами» в Баку и Батуме имеет давнюю историю. Так, по Брест-Литовскому мирному договору Советской России со странами «Четверного Союза» (март 1918 г.) Батум с южным и северным прилегающими районами (всего 22 тыс. кв. км) переходил под контроль турок. Однако вскоре, после капитуляции младотурецкого режима, турок в Аджарии оперативно заменяют англичане. Таким образом, и Константинополь, и Лондон обозначили своей задачей контроль за Транскавказским нефтепродуктопроводом Батуми – Хашури – Тбилиси – Акстафа – Евлах – Баку, построенном в начале XX в. и работавшего в обоих направлениях. Во второй половине 1990-х гг. трубы этой артерии модернизируются западными компаниями в рамках экспортного нефтепровода Баку – Тбилиси – Эрзурум – (турецкий средиземноморский порт) Джейхан, действующего с 2005 года.

По Московскому договору 1921 г. южную часть бывшей Батумской области (с Ардаганом и Артвином) поучила Турция, в то время как северная (меньшая) часть области с Батумом и с дельтой реки Чорох (что увеличивало батумскую охранную зону вблизи границы с Турцией) отошла к Грузинской ССР. Преимущественно мусульманской Аджарии предоставлялась «широкая местная автономия», а Турция получила право беспошлинного внешнеторгового транзита через Батумский порт. Анкара предлагала также совместное управление вышеупомянутым нефтепродуктопроводом Баку – Батуми, однако по настоянию наркома национальностей РСФСР Сталина (3) это предложение было отвергнуто.

Однако 12 марта 1921 г. Великое национальное собрание Турции объявило Батум своей территорией: накануне вступили туда отряды кемалистов. 20 марта отступающие из центральных районов страны под натиском 11-й Красной Армии меньшевики попытались оказать захватчикам сопротивление. А уже 25 марта их сменили большевистские части, распространившие к тому времени своё влияние на большую часть грузинской территории. 19 марта Сталин, предлагая решительные меры против турецких оккупационных планов в Аджарии, телеграфировал руководившему советизацией Грузии Г. К. Орджоникидзе:

Проспект Сталина в Батуми (1929-1993 гг.)

«По договору с турками, уже подписанному, Батум отходит ГрузииПостарайся сильным быстрым ударом изгнать турок из Батума, а потом объявить это недоразумением. Инициативу должно взять на себя наше командование. Если потеряем Батум – тогда, со временем, потеряем Закавказье и, может, весь Кавказ».

Несмотря на то, что такой «быстрый удар» не потребовался, турецкие националисты не отказывались от попыток экспроприировать как район Батума, так и район Александрополя (армянского Гюмри). И вот 9 ноября 1922 года Сталин телеграфировал уже главе Закавказского крайкома РКП(б) Орджоникидзе:

Турецкие войска вступают в сирийскую Александретту (ныне Искендерун)

«По сведениям из Ангоры, турки ведут работу в Аджаристане по организации плебисцита на предмет объявления Грузинского и Турецкого Аджаристана в одно автономное целое. Должно быть, турки получат поддержку Франции и Англии. Будет скандал, если туркам удастся собрать тайно подписи и добиться эффекта. Необходимо срочно принять меры по очищению Аджарии от провокаторов из Ангоры, а органы в Аджарии — от панисламистов».

Уже на следующий день Сталин предложил Орджоникидзе такой вариант:

«Может быть, следовало бы собрать массовые петиции жителей Батума о выходе из состава Аджарии и присоединении к Грузии. Если бы эта штука удалась и если бы она соответствовала положению дел в Аджарии, то комбинация турок в таком случае оказалась бы холостым выстрелом, а мы в Батуме утвердились бы окончательно» (4).

Сто лет назад излюбленную «комбинацию турок» в виде «референдума» с заведомо известным результатом удалось упредить. Однако в ближайшей перспективе, с учётом прогрессирующего присутствия Турции в Аджарии, не следует ли быть готовыми к реализации в этом закавказском крае сценария исторически сирийской Александретты (1939-1940 гг.)?

Алексей Чичкин, Андрей Арешев

Примечания

(1) О политическом чутье этого незаурядного деятеля в полной мере свидетельствует его не предназначенный для печати рассказ 4 февраля 1919 г. журналистам о том, как он собирается использовать «дарованное на мгновение турку-мусульманину право жить, возможность думать и действовать»: «…Если сейчас любой организатор отправится в Анатолию и подготовит народ к вооруженному сопротивлению, эта страна будет спасена. У великих держав есть и оборотная сторона. Не надо думать, что победа в войне принесла решение всех противоречий между союзниками. Настоящие противоречия, настоящая конкуренция и спор за раздел покойника начнутся именно теперь. С каждым днем сила у союзников убывает. Их армии постоянно уменьшаются из-за демобилизации. Англию и Францию, веками бывших противниками, объединила лишь опасность, исходившая от общего врага. Теперь же соперничество возобновится с той точки, на которой было приостановлено. Даже возобновились уже… У Италии тоже большие проблемы. Она тоже стоит на пороге внутренней смуты. Поэтому итальянцы вынуждены будут покинуть даже те земли, которые намерены аннексировать. В итоге ни одна из этих стран не способна будет противостоять национальному сопротивлению в Анатолии. Сейчас самое время для такого сопротивления… В этом мире, который считают пустыней, есть тайная и мощная жизнь. Это нация, Турецкая Нация. Не хватает только организации. Если будет сформирована структура, спасены будут и Родина, и нация…» – цит. по: Расим Д. Русские, Ататюрк и рождение Турецкой Республики в зеркале советской прессы 1920-х гг.

(2) Шамарина О. Московский договор 1921 г.: “Договор о дружбе и братстве”? // История и историческая память. 2015. № 11. С. 144-150.

(2) «Связка» Сталин – Батуми берёт начало с начала XX века. В январе 1902 года Сталин организовал в Батуми забастовку нефтяных и дорожных рабочих (с экономическими требованиями), которая продолжалась месяц и завершилась победой рабочих. 26-28 февраля 1902 года, в связи с увольнением 389 рабочих, заподозренных полицией в участии в революционном движении, вспыхнула стачка на других заводах Батуми. А 8 марта 1902 года состоялась организованная и возглавленная Сталиным манифестация рабочих, требовавших освобождения арестованных.
После ареста ещё 300 рабочих-участников манифестации Сталин по поручению Батумского комитета РСДРП организовал грандиозную политическую демонстрацию с участием около 7 тысяч рабочих. При её расстреле погибло свыше 30 чел., 500 участников, включая Сталина, было арестовано и выслано из города. То были первые организованные стачки российского пролетариата, и тогда же в Батуми были созданы первые в России рабочие профсоюзы. Лидеры II Интернационала, а также Плеханов, Мартов, Ленин, Кропоткин в связи с теми событиями заявляли о зарождении, благодаря Батуму, массового рабочего движения в России (подробнее см.: Гордеев А. «Батумская политическая демонстрация 1902 года», М., Госполитиздат, 1952; Майрановский Л. М., «Батумская демонстрация 1902 года», М., Госполитиздат, 1952; пьеса М. Булгакова «Батум», 1939 г.). Неудивительно, что в политических учебниках со времён Хрущёва эти факты, включая батумский расстрел рабочих, вымарывались: лишь вскользь говорилось о стачках в Батуми без упоминания Сталина. Впрочем, упомянутые факты сохраняются в учебниках по истории мирового коммунистического движения в КНР, КНДР, Албании 1946-1990 гг. (см. «К 100-летию со дня рождения И.В.Сталина», Пекин, Бюро переводов произведений Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина при ЦК КПК, 1979).

(3) См.: Кузнецова С. «Московский договор 16 марта 1921 года между Советской Россией и Турцией», МГУ им. М. В. Ломоносова, 1950 г.; «Документы внешней политики СССР», М., Госполитиздат, 1959 г., Т. III.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.