Иран: внутренние беспорядки как производная американских санкций

Актуальны ли для России «иранские уроки»?

15 ноября решением Высшего Совета экономической координации (1) было принято непопулярное, но абсолютно вынужденное решение об очередном повышении цен на бензин в два раза в рамках ежемесячной квоты в 60 литров на одного водителя (за пределами этой квоты цены поднимутся в три раза). Стоимость литра топлива в стране приближается к одному доллару (при средней зарплате около 400 долларов), что спровоцирует очередной скачок цен на фоне галопирующей инфляции, сокращения экспорта энергоресурсов и связанного с этими и другими неблагоприятными факторами сокращения ВВП (по оценкам международных финансовых организаций, только в текущем году – от 4,5 % до 9,5%). Нарастает кризис в финансово-банковской, пенсионной системе, а также  системе здравоохранения, где нарастает «утечка мозгов» и всё острее ощущается лекарственный дефицит. Согласно данным МВФ, только официальная безработица составила в 2018 году 27 % среди молодёжи и до 40 % среди выпускников университетов.

Как известно из опыта «арабской весны», именно неудовлетворённая своим социально-экономическим положением молодёжь используется в качестве «запала» для массовых волнений, чреватых и более серьёзными потрясениями, особенно опасными для этноконфессионально сложных государственных организмов. Вместе с тем, ни так называемая «зелёная революция» 2009 года, ни массовые протестные акции в последующий период (в том числе обусловленные отменой компенсаций на бензин в 2015 году), несмотря на поддержку извне (а может быть именно благодаря этому обстоятельству) не привели к серьёзным изменениям. Однако на этот раз массовые беспорядки 15-20 ноября с вовлечением десятков тысяч человек по всей стране приняли особо ожесточённый характер, включая перекрытие дорог, поджоги банков, торговых точек и правительственных учреждений, многочисленные нападения на полицейских и т.д. Примечательно, что волнения, тон которым задавали относительно немногочисленные вооружённые группы хорошо обученных экстремистов, охватили многие города и сельские поселения, как в центре, так и на периферии страны, включая районы компактного расселения меньшинств (Исфаган, Керманшах, Шираз, Мешхед, Тебриз, Захедан, Урмийе, Наджафабад, Шахиншахр, Горган, Керман, «арабский» Хузестан и др.). При разгоне демонстраций убито несколько десятков человек, включая сотрудников правоохранительных органов (полиция, КСИР, ополчение «Басидж»). Имеются снимки с уничтожением портретов духовного лидера страны аятоллы Али Хаменеи. Поток враждебной пропаганды и провокационных слухов вынудил власти принять решение о выборочном, «точечном» блокировании работы в ряде городов, включая многие районы Тегерана, сети Интернет и мобильных телефонов.

«Ждать каких-то революционных преобразований, каких-то переворотов в Иране не стоит, потому что, несмотря на все трудности, государственная система Ирана гибкая, она четко реагирует на внешние явления и хорошо работает система компромиссов. Поэтому я не думаю, что в ближайшие годы надо ждать переворота»,

– полагает  старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин. 17 ноября Президент Хасан Роухани подписал указ о выплате материальной компенсации гражданам, пострадавшим в результате недавнего повышения цен на топливо. При этом он завил что «выражение своего мнения и протесты являются правом граждан, однако нельзя при этом допускать, чтобы была нарушена безопасность граждан страны». Нынешние беспорядки организованы США и Израилем с целью подрыва внутренней безопасности Исламской Республики, уверен считающийся условным «либералом» Роухани. В 2020 году в Иране должны состояться парламентские выборы, а ещё через год – выборы президента, и шансы на успех условно «консервативной» части элит весьма велики.

Фото PressTV

…Командующий КСИР в Керманшахе Бахман Рейхани отметил, что погромы – дело рук лиц, связанных с террористическими группами и американскими спецслужбами. Будучи отвергнутыми основной частью общества на раннем этапе, провокаторы потеряли импульс к дальнейшим действиям. Если официальные источники резко осуждают бесчинства уличных радикалов в сложный для страны период, то некоторые местные политики осуждают неизбирательное применение силы против людей, вышедших на улицы для отстаивания своих социально-экономических прав. В разгар протестов  госсекретарь США Майк Помпео заявил: «Граждане Ирана!  США слышат  вас, поддерживают вас и  борются вместе с вами». Отвечая на это, министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф заявил: «Правительство, которое навязывает нашей стране экономические санкции,  блокирует поставки продовольствия и лекарств старикам и больным, не имеет права заявлять, что оно поддерживает иранскую нацию». Примерно в этом же духе выразилась официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Проправительственная демонстрация в Мешхеде, 22 ноября 2019 г. Фото PressTV

В любом случае, администрация Трампа, об «уходе» которой с Ближнего Востока рассуждают некоторые наивные эксперты, а реальности активно участвует в разжигании беспорядков в Иране. Помимо ужесточающегося санкционного давления, речь идёт об одностороннем выходе Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) 2015 года, согласно которому завод по обогащению урана в Фордо предполагалось перепрофилировать под производство стабильных изотопов с помощью России. Однако после того как у Трампа демонстративно выкинули СВПД в мусорный ящик, у Тегерана в конечном итоге (после 2-месячного промежуточного периода) не осталось иного выбора, кроме как перешагнуть порог обогащения на объекте Фордо до 4.5 % (с предусмотренных СВПД 3.67 %). «Допустимое количество обогащённого урана  для государства, финансирующего терроризм, должно равняться нулю», – безапелляционно заявляет господин Помпео, отменяя послабления для российских и европейских компаний, коим было разрешено сотрудничать с Ираном по ряду проектов на объектах в Фордо, Араке и Бушере. Расчёт очевиден – продолжение Тегераном процесса обогащения урана, по мере соответствующей информационной раскрутке, неминуемо предоставит повод для дальнейшего разогрева «иранского котла».

«США поддерживают многострадальный народ Ирана, который протестует против последней несправедливости, совершенной коррумпированным режимом. Мы осуждаем попытки отключить интернет»,

– возглашает, сверкая макияжем, через свой Twitter-аккаунт официальный представитель Госдепартамента США Морган Ортэгус.

«Мирные» протесты. Фото PressTV

«Тегеран фанатично преследовал свои ядерную и ракетную программы, поддерживал терроризм, превращая гордую страну в еще одну поучительную историю о том, что случается, когда правящий класс бросает свой народ и отправляется в крестовый поход за личной властью и обогащением»,

– вещает пресс-секретарь Белого Дома С. Гришэм, поддерживая «мирные акции протеста иранского народа», протестующего против расширения помощи группировкам «оси сопротивления» на Ближнем Востоке. Израильский обозреватель Одед Гранот, наряду с политическими лозунгами «Мы не хотим исламскую республику», «Долой диктатора», выделяет адресованное властям требование «Прекрати тратить государственные средства в других странах за счет иранского народа». По мнению этого автора и его единомышленников в Иране, деятельность «режима аятолл» за пределами страны привела к серьезным экономическим потерям и тяжелому положению граждан. Напомним, до начала военной операции России в Сирии официальные власти этой страны смогли устоять в значительной мере благодаря поддержке со стороны Ирана. Однако к 2015 году усилия Тегерана, ливанской «Хизбаллы» и некоторых других военно-политических очевидным образом не могли уравновесить ведомого западными, турецкими, саудовскими, катарскими и иными спецслужбами международного террористического интернационала (видимо, абсолютно безвредного для еврейского государства). Возможное ослабление Ирана как одного из трёх гарантов «астанинского» переговорного процесса негативно скажется на ситуации на Ближнем Востоке, способствуя дальнейшему распространению хаоса и активизации разношёрстных террористических группировок. Продолжение беспорядков создаёт негативный фон для двустороннего торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, включая предполагаемый 5-миллиардный российский кредит, который должен пойти на совместные инфраструктурные проекты в сфере железных дорог и энергетики. Заметно активизировалось и сотрудничество в военной сфере, хотя оно по-прежнему содержит значительный нереализованный потенциал. Гипотетическое же подчинение Ирана диктату западных партнёров во главе с Америкой будет означать потенциальную враждебность по отношению к России и её интересам на Кавказе, в Центральной Азии и на Ближнем Востоке.

* * *

«Очевидно, что возникновение новых мировых и региональных центров силы не могло устраивать традиционные центры силы – в первую очередь США и ведомый ими так называемый коллективный Запад, – пишет в статье «Видеть цель. Безопасность России в современном мире» секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев. – …Военно-политическая безопасность России, как, впрочем, и всего мира, характеризуется сегодня возросшими рисками и снижением предсказуемости, связанными с началом развала текущей архитектуры стратегической стабильности и системы контроля над вооружениями в результате односторонних действий США и их стремления избавиться от международно-правовых рамок, ограничивающих их военные возможности». В экономической сфере «речь идет, прежде всего, об участившихся попытках получения США односторонних преимуществ в мировой торговле, но не за счет прозрачной конкурентной борьбы, а за счет введения санкций, развязывания торговых войн, экстерриториального применения собственного законодательства, незаконной эксплуатации ресурсов суверенных государств». Наконец, «особую опасность представляет собой взятая Западом линия на использование информационно-коммуникационных технологий в военно-политических целях, для осуществления враждебных действий, направленных на подрыв суверенитета отдельно взятых государств».

Несложно заметить, что многие инструменты внешнего давления на Иран в военной, политико-дипломатической, социально-экономической и информационной сфере в полной мере актуальны и для России. Быть может, пока и не в столь острой форме, не в последнюю очередь – благодаря наличию у нашей страны ядерного оружия, системы предупреждения о ракетном нападении и иных передовых средств обороны. Однако в экономической сфере, по признанию многих специалистов, дела обстоят далеко не блестяще. В этой связи – лишь один пример: в отличие от Ирана, перерабатывающего добываемую в стране нефть почти полностью, Россия такими показателями похвастаться не может (хотя, конечно, и продаёт она гораздо больше). И ещё: попытки США бороться с иранским нефтяным экспортом путём арестов танкеров в третьих странах потерпели фиаско после принятия Тегераном ответных «симметричных» шагов. Как известно, против экспортных проектов «Газпрома» заклятые партнёры также предпочитают бороться чужими руками, что не может наводить на определённые размышления. Так что события в Иране, несмотря на очевидные и резкие региональные, конфессиональные, психологические и иные отличия, могут оказаться более актуальными, нежели это, возможно, кому-то кажется. Особенно – на фоне нарастающей протестной волны в самых разных уголках мира.

Дмитрий НЕФЁДОВ

Примечание

(1) Правительство Хасана Роухани при участии глав парламента и судебной системы Али Лариджани и Эбрахима Раиси и при поддердке Рахбара аятоллы Али Хаменеи. Совет полномочен принимать чрезвычайные экономические решения в условиях нарастающего санкционного давления со стороны Вашингтона.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *