«Карибский Brexit»: доминионы – «осколки» выходят из британского Содружества

Барбадосский премьер Миа Моттли сообщила Елизавете II ( сентябрь с.г.) о предстоящем республиканском статусе Барбадоса

Правительства Ямайки и Белиза – крупнейших британских доминионов в Карибско-Центральноамериканском регионе (КЦР) – на днях заявили о планах последовать примеру Барбадоса. Власти этого островного государства с населением менее 300 тысяч человек 2 октября с.г. объявили о ликвидации верховенства британской короны в стране и о её республиканском статусе уже с 1 ноября текущего года. (1) «Пришло время оставить позади наше колониальное прошлое. Жители Барбадоса хотят главу государства-барбадосца… Барбадос сделает следующий логический шаг на пути к полному суверенитету и станет республикой», – заявила генерал-губернатор Сандра Мэйсон, которая станет первым президентом острова. Обсуждается на Карибах и проект конфедерации всех англоязычных стран КЦР и южноамериканской (бывшей британской) Республики Гайана.

Восточно-Карибские острова

Такой расклад наверняка повлияет на ситуацию в подконтрольных Лондону карибских Виргинских о-вах, на соседних островах Ангилья, Монтсеррат, Каймановы, Тёркс и Кайкос. Их фактический оффшорный (с начала 1970-х годов) статус, во-первых, позволил местным властям в минимальной степени зависеть от Лондона в финансовом отношении. А во-вторых – тамошняя валюта с начала 1990-х годов «привязана» к доллару США и фактически «отвязана» от британского фунта. Соответственно, интерес Вашингтона к окончательному уходу Лондона из региона уже имеет весомый финансовый и, в целом, экономический базис. Впрочем, военные объекты Лондона там сохраняются и навряд ли британцы их сдадут, как говорится, «без боя». В этой связи, напомним, что британские войска в считанные часы подавили антибританское восстание на острове Ангилья в 1969 году. Впоследствии в этом мятеже выявился след ЦРУ, который подданные Её Величества, по понятным причинам, предпочли не светить.

В возможном упорстве Лондона в вопросе статуса своих «карибских» доминионов будет сказываться и сохраняющееся присутствие в регионе Франции и Нидерландов. Так, Париж обладает там крупнейшей в мире колонией – Гвианой, сравнительно крупными островами Гваделупа и Мартиника (все они – «заморские департаменты» Франции). В свою очередь, Амстердам поныне располагает в регионе своими протекторатами (острова Аруба, Кюрасао, Бонайре, Сен-Мартен), конкурирующими с упомянутыми карибскими офшорами Лондона.

В восточнокарибском колониальном «заповеднике» именно Барбадос первым добился независимости от Лондона ещё в 1966 году, получив статус британского доминиона. Лидером движения за независимость всего региона был Эролл Уильям Барроу (1920-1987), барбадосский премьер-министр в 1966-1976 и в 1986-1987 гг. Эта личность – едва ли не легендарная для всего Карибского региона. Поэтому день рождения Барроу – 21 января – является национальным праздником Барбадоса с 1989 года; воздают ему почести и в других карибских странах.

Поясним: Эролл Барроу был первым государственным деятелем Карибского региона, выступавшим за объявление республиками всех британских доминионов в этом регионе и за федерацию/конфедерацию этих республик. В период первого премьерства Барроу именно Барбадос первым из этих стран установил дипломатические отношения с революционной Кубой в 1972 году, а двусторонние торговые связи стартовали еще в середине 1960-х.

В 1955 году Барроу основал Демократическую лейбористскую партию Барбадоса (правящую в стране в 1966-1976 гг. и с середины 1980-х годов), выступавшую против британского колониализма, которую возглавлял до своей внезапной кончины 1 июня 1987 года. Политическое кредо Барбадоса его лидер высказал в выступлении на 21-й сессии Генассамблеи ООН 9 декабря 1966 г.: «…Мы не будем относиться к великим державам с постоянной подозрительностью лишь вследствие масштабов их территорий, богатства и ядерного потенциала. Мы будем друзьями всех стран, но не сателлитами». Относительно противоречий между метрополиями и их бывшими колониями Барроу заявил: «Если более крупные страны хотят завоевать и сохранить доверие малых стран, следует как можно скорее произвести переоценку ценностей. Страны, недавно получившие независимость, не удовлетворяет роль «дровосеков» и «водовозов», в то время как богатства мира текут мимо них в казну примерно 20 государств». Пояснив, в этой связи, что «в условиях, когда 65 процентов населения мира могут пользоваться только 19 процентами мирового богатства, дипломатия, основанная на силе, не может противостоять взрывам гнева, вызванного нищетой». Звучит весьма своевременно, не так ли?

Нефтеперерабатывающий завод на Барбадосе

Сообразно своим взглядам Барроу активно выступал против политики США в регионе, считая её нацеленной, в том числе, на вытеснение из него Великобритании, Франции и Нидерландов. Особенно резко критиковалась политика Р. Рейгана: по данным «The life and times of Errol Barrow» (Bridgetown, «Caribbean Communications», 1994), Барроу осуждал не только американскую блокаду Кубы, но и проамериканский переворот в Чили в 1973 г., вторжение на Гренаду в 1983 году. На своей пресс-конференции в мае 1986 г., уже в качестве премьер-министра, он назвал Рейгана «ковбоем в Белом доме, запрограммированным, очень опасным человеком». А в последующем интервью для британских СМИ Барроу добавил к этим характеристикам, что «Рейган производит впечатление зомби, что опасно для всего мира». Тогда же Барроу назвал рейгановскую политику «ущербной как для Центральной Америки и Карибского региона, так и для Великобритании, других европейских стран и их позиций где-либо».

Разумеется, в этот период в Белом Доме планировали ввести против Барбадоса санкции, вплоть до экономической блокады острова, однако им воспрепятствовали Великобритания, Канада и англоязычные страны Карибского региона. Впрочем, как упоминалось ранее, Барроу уже совсем скоро скончался. В том, что его смерть стала следствием естественных причин, заставляет усомниться череда внезапных уходов в разное время из жизни лидеров неугодных «дяде Сэму» государств Латинской Америки. Кроме того, едва ли могли понравиться американцам и шаги главы небольшого острова по развитию отношений с СССР. Формально они были установлены в 1972 г., обмен диппредставителями – через посольства Гайаны в СССР и Барбадосе – последовал в 1978 г.

В ходе переговоров с премьер-министром А.Н.Косыгиным и министром внешней торговли Н.С.Патоличевым в 1973 г. в Москве барбадосский премьер заявил о необходимости коллективного давления на США для отмены американской блокады Кубы. Также он выступал за нейтрализацию Карибско-Центральноамериканского региона и за международное признание нерушимости границ образующих его стран. Отмечал Барроу и привлекательность опыта государственного устройства СССР и Югославии для формирования федерации англоязычных карибских стран. Немного позднее, во второй половине 1970-х годов, по его инициативе было создано конфедеративное «Восточно-Карибское сообщество» (2).

Красивый закат над морем, с видом на пальмы на белом пляже на Карибском острове Барбадос

Но и сегодня Барбадос следует в авангарде антибританских трендов в регионе. До некоторой степени это обусловлено антиколониальными настроениями островитян, на которые в немалой степени влияет ведомый Кубой и Венесуэлой альянс ALBA, в состав которого входят и многие соседи Барбадоса по Карибскому морю – Доминика, Антигуа и Барбуда, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Люсия, Гренада и Сент-Китс и Невис. Как ни странным это может показаться, с учётом динамично меняющейся обстановки – не исключено, что эти тренды поддерживаются определёнными кругами в Вашингтоне. Известно также, что американские спецслужбы поддерживают сепаратистские группировки на карибских территориях Франции и Нидерландов. Цель очевидна: вытеснение Западной Европы из Карибского региона, с его последующим «переподчинением» Вашингтону.

Алексей Чичкин

Примечания

(1) Крупнейшие британские доминионы в регионе – Гайана и Тринидад и Тобаго – отказались от этого статуса, соответственно, в 1970 и 1976 гг., провозгласив национальные республики.

(2) Экономический курс Э.У. Барроу совпадал с его внешнеполитическим курсом. Барроу инициировал создание (в начале 70-х) и дальнейшее развитие на Барбадосе нефтегазодобычи и нефтепереработки, а также электротехнической, текстильной, рыбной промышленности, транзитной торговли и иностранного туризма. Чтобы устранить зависимость национальной экономики от сахарной отрасли, работавшей, в основном, на экспорт. К настоящему времени доля этой отрасли в национальном ВВП сократилась до 25%, в барбадосском экспорте — до 30% (против, соответственно, 40 и 65% на рубеже 70-х/80-х).

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *