«Греческое Косово»: Северный Эпир – «пороховая бочка» Южных Балкан

Членство в ЕС и НАТО от албанского терроризма не спасают

На фоне конфронтации Косово с Сербией в некоторой тени остаётся серьёзное обострение отношений двух «балканских» членов НАТО – Греции и Албании, чреватое военным конфликтом.

Так, в канун прошедшей в конце декабря 2022 года в Тиране конференции «ЕС – Западные Балканы» премьер-министр Албании Эди Рама в буквальном смысле, разразился оскорблениями в адрес Афин: «Греция много обманывала. Она взяла деньги из Европы, пережила период роскоши, а затем закончила очень плохо», имея в виду финансовый кризис в Греции в 2008-2012 гг. Премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис, известный адепт «атлантизма», в аналогичном ключе ответить не решился: «…Наша воля состоит в том, чтобы поставить наши двусторонние отношения на путь еще большего сближения. Мы по-прежнему поддерживаем стремление Албании в Евросоюз». Многие эксперты объясняют такую позицию Афин обострением турецко-греческих отношений из-за нефтегазоносного Эгейского шельфа и некоторых прибрежных островов: переживающая непростые времена Эллада не готова конфликтовать сразу на два фронта. Не исключено, что в Тиране решили воспользоваться напряжённостью в греко-турецких отношениях с целью вынудить правительство Мицотакиса пойти на уступки как в вопросе о морских границах с Албанией, так и этническим албанцам в Эпире, о чём мы скажем несколько ниже.

В октябре 2022 г. в Праге прошёл очередной безрезультатный раунд переговоров о морской албано-греческой границе. Напомним, что к южной Албании вплотную примыкают северные Ионические острова Корфу, Эрикосса и Видал. Соответственно, территориальные воды Греции в этом районе распространяются почти до южно-албнского побережья Ионического моря.

В период правления в Албании Энвера Ходжи (1947-1990 гг.), особенно с начала 1960-х годов, греки предпочитали не спорить с Тираной, пойдя по факту на признание более выгодных для неё границ. Резкая конфронтация режима Ходжи с Советским Союзом после смерти Сталина и с Югославией Иосипа Броз Тито вполне устраивала западный блок, рекомендовавший Афинам уступить и не возобновлять морской спор с Албанией. Более того, даже руководившие Грецией в 1967-74 гг. так называемые «чёрные полковники», установив дипломатические отношения с Тираной в 1971 г., согласились на её требования по морской границе. Как ни парадоксально, такая линия в целом соответствовала исповедуемой греческими военными националистической концепции «энозиса», предполагающей выдвижение православной страны в ранг средиземноморской региональной державы, чему традиционно препятствовал Запад.

Соответственно, в тот период Греция законсервировала программу своего вступления в Евросоюз, принялась оспаривать границы Турции в Эгейском море и покинула «проамериканский» Совет Европы. Изоляционизм же сталинистского режима в Албании содержал не только антисоветский, но и антизападный окрас, что предполагало относительно стабильные отношения с Грецией. Объективное совпадение интересов привело к тому, что, как было упомянуто выше, «чёрные полковники», не оспаривали ни сухопутную, ни морскую албано-греческую границу, а также отстранились от проблем греческого населения на юге Албании.

Но времена меняются: в конце 1990-х годов власти вставшей на пусть «построения демократии», охваченной перманентным хаосом и экономическими неурядицами Албании (вспомним хотя бы вооружённые восстания «обманутых вкладчиков» в 1997-1998 гг.) согласилась на переговоры об уточнении морской границы, и в 2009 г. соответствующее соглашение было подписано. И вот уже который год ставший в 2013 г. премьер-министром Эди Рама твердит, что с тех пор Греция незаконно получила 225 кв. км албанской акватории. Разумеется, Конституционный суд Албании эту позицию поддержал. В октябре 2021 г. стороны объявили о передаче вопроса в Международный суд в Гааге, однако окончательного решения нет и поныне.

Конфликтная ситуация усугубляется и участившимися взаимными обвинениями по поводу притеснений албанского меньшинства в Греции (не менее 150 тыс. чел.) и греческого – в Албании (более 60 тыс. чел.). Так, в ноябре заместитель министра обороны Греции Катерина Папакоста-Сидиропулу потребовала обсудить вопрос о национально-территориальной автономии для южно-албанских греков. В свою очередь, в албанских СМИ периодически появляются публикации относительно якобы «несправедливой» албано-греческой границы и «притеснений» албанцев в приграничных районах Эпира (северо-запад Греции), в албанской традиции именуемых «Чамерией». В 1913 году эта прибрежная область со смешанным населением отошла к Греции, однако в 1941-43 гг. итальянские оккупанты назначили «верховным комиссаром» Эпира албанца Джемиля Дино. В 1944-45 гг. местное мусульманское меньшинство «чамов» было изгнано батальонами ЭДЕС («Национальная Республиканская лига Греции») за сотрудничество с фашистами. «Чамы» православного вероисповедания считались греками в основном остались на местах прежнего проживания. 30 июня 1994 г. в Албании оперативно приняли закон с характерным названием «О провозглашении 27 июня в национальном календаре «Днём памяти геноцида албанцев, устроенного греческими шовинистами и сооружении в г. Конисполь мемориала Памяти жертв геноцида» (город в южной Албании вблизи границы с Грецией), что открыло широкую дорогу территориальным притязаниям к Греции по «модели» Косово, Прешевской долины и Западной Македонии. Несмотря на зыбкость исторических и этнолингвистических аргументов, с середины 1990-х внутренняя и внешняя пропаганда в Албании определяют «Чамерию» как составную часть этой страны, воссоединение с которой – якобы лишь вопрос времени. Так, в 2004 г. на базе созданного в начале 1990-х гг. усилиями «посткоммунистических» властей общества «Чамерия» появляется «Партия справедливости и интеграции Чамерии». В Вашингтоне за права албанского меньшинства в Эпире и поныне выступает «Ассоциация по защите прав человека «Чамерия»; а в Гааге – «Демократический фонд Чамерия». Несмотря на тесные связи с Афинами, и США и Нидерланды игнорируют периодические протесты греков относительности деятельности этих структур. В свою очередь, Греция отказывается, по понятной причине, признавать независимость Косово, что, вкупе с позицией Вашингтона и Амстердама, тем более усиливает напряжённость вокруг призрака «Чамерии» и в отношениях Афин с Тираной.

Известно, что в сопредельных районах двух соседних балканских государств около трёх десятилетий действуют нелегальные сепаратистские группировки, причём более активны албанские. Значительные резонанс вызвало убийство в 2018 году албанским спецназом 35-летнего грека Константинаса Кацифаса. Ещё с 2001 г. в Эпире действует подпольная «Армия освобождения Чамерии», сотрудничающая со спецслужбами Албании, с властями непризнанного Косово и с албанцами Северной Македонии, занимающими прочные позиции в структурах власти этой бывшей югославской республики. В июле 2019 г. в Нидерландах был убит некий Фестим Лато, самопровозглашенный основатель-президент так называемой «Республики Чамерия», провозглашенной сепаратистами в 2016 году. В одной из публикаций американского Международного института стратегических исследований 2007 года утверждается, что ещё в 1995 году главари «Армии освобождения Косово» приказали сколотить «Армию освобождения Чамерии». Косовские «власти» выразили сепаратистам и родственникам Ф. Лато соболезнования, а одно из сербских СМИ отметило связь убитого с «премьер-министром» Косово Рамушем Харадинаем, вызванным незадолго до гибели Лато в Гаагский трибунал для дачи показаний, но предсказуемого отпущенного, подобно другим албанским бандитам. Так или иначе, но похоронили лидера сепаратистов в Албании, причем гроб с его телом был накрыт флагом «Великой Албании».

Ф. Лато

Создается впечатление, что к территориальным спорам на Балканах в последние годы активно присматривается Турция, продвигающая «османские» исторические нарративы (несколько столетий регион входил в вилайет Янина), опекающая полностью лояльный ей албанский режим и враждующая с греческим «союзником» по НАТО. В ходе обмена населением между Турцией и Грецией в 1922-1923 гг. значительная часть «чамов»-мусульман переселилась в Турцию, образовав там достаточно сплочённую общину. Известна и роль Албании в качестве прибежища некоторых одиозных террористических группировок, таких, как боевики «Моджахеддин э-Халк», активно работающие на дестабилизацию Ирана…

«У Греции нет проблем с самой Турцией или с сотрудничеством Албании с Турцией, но у неё есть большая проблема с турецким ревизионизмом, как и с любым ревизионизмом», – объяснялся в конце декабря в Тиране министр иностранных дел Греции Никос Дендиас. Визит Дендиаса в Тирану совпал с заявлением, бывшего премьер-министра Сали Бериши, признавшего вмешательство Турции в отмену «морского соглашения» между Грецией и Албанией 2009 года. Пока греческие лидеры взывают к «европейским ценностям» в качестве альтернативы многовековому османскому наследию на Балканах, правительство Эди Рамы купило (пока) три турецких ударных беспилотника «Байрактар». Можно сомневаться, что это только начало, да и использоваться эти машины в самых разных целях. Таким образом, не исключено превращение албано-греческого приграничья в аналог межэтнического конфликта в Косово, от разрастания которого ни членство Греции в НАТО, ни челобитный в Брюссель нынешний марионеточный режим в Афинах не точно спасут…

Дмитрий Нефедов,
по материалам: Фонд стратегической культуры

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *