Экономическое воздействие как альтернатива летальному оружию

ekonomika-russiaСередина второго десятилетия нового века стала знаменательной и войдёт в историю, прежде всего, обострением ситуации в мире, в значительной мере обусловленной событиями на Юго-Востоке Украины и санкционными мерами стран Европейского союза и США. В этот период обострились многие проблемы концептуального характера, напрямую затрагивающие вопросы обеспечения военной и, в целом, – национальной безопасности России.

Применительно к военно-экономической сфере также заострились некоторые вопросы, требующие решений. Побудителем такой постановки проблем явились разноплановые позитивные и негативные события глобального, регионального и местного масштаба, к числу которых относятся:

  • существенное изменение социально-экономического положения России в связи с санкциями, которые объявили США и их Европейские сателлиты;
  • принятие Федерального закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации»;
  • утверждение новой редакции Военной доктрины Российской Федерации;
  • важные публичные заявления Президента страны Путина В.В.;
  • различные научно-практические форумы, например, Гайдаровский, прошедший в январе 2015 г.;
  • воссоединение России с Крымом.

В настоящее время экономическое противоборство всё более явственно разделилось на два направления: внешнее и внутреннее.

Внешнее противоборство проявляется, во-первых, в традиционной межстрановой конкуренции, во-вторых, в острой форме финансово-экономических санкций.

Внутренне противоборство, реализуемое либеральным крылом экономического блока, занимающим доминирующее положение в верхних эшелонах власти, реализуется через стратегию и тактику экономической деятельности, подготовку кадров в российских вузах, финансово-кредитную политику Центрального банка России и т.д.

Одновременно с этим нельзя не отметить активизацию праворадикального движения, что провоцируется необычайной активизацией средств и систем психологического воздействия на Россию извне, а также внутрироссийской несистемной оппозицией изнутри. Оценки состояния Российской экономики, её составной части – военной экономики, существенно различны. Характер оценки зависит главным образом не от профессиональной направленности специалистов, а от их политической ориентации.

Либералы-рыночники настроены весьма оптимистично и даже сейчас, в кризисной ситуации надеются на то, что «рынок всё исправит». Так, Е.Гайдар и А.Чубайс в печально знаменитом 2008 году, когда начиная с 2007 г. в экономической системе бушевал мировой кризис, оптимистично констатировали, что в России динамично растёт и функционирует рыночная экономика с частной собственностью, конвертируемой валютой, и интеграцией в глобальный мир1. Ещё более оптимистичные оценки мы слышим в начале 2015 года: «Мы прошли гигантский путь от постсоветского полуразрушенного хозяйства до крупной экономики западного типа2.

Днём раньше выступления Д.Медведева на Гайдаровском форуме высказана другая точка зрения академиком Е.Примаковым. Он констатировал «медлительность правительства в принятии магистральных решений или простое созерцание того, что происходит»3.

Казалось бы отчего так оптимистичны праволибералы, которые обычно не упускают возможности упрекнуть руководство страны в архаичности и нежелании радикально реформировать экономику. Будучи ответственными за провалы 90-х гг. и последних лет либералы-рыночники стараются приукрасить реальное состояние.

Однако не только российским (академики Е.Примаков, С.Глазьев), но и зарубежным специалистам становится всё более очевидной несостоятельность надежд на абсолютизацию рыночных методов управления, особенно в такой разнохарактерной и масштабной стране как России. Действительно, участившиеся кризисные явления сделали проработку долгосрочной перспективы возможной, желательной и даже необходимой. Хотя есть мнение, что формированию такой тенденции способствовало «наличие устойчивых традиций государственного планирования и регулирования, в основном уходящих корнями в советское прошлое»4. Известно, что США – оплот либерализма и рынка, родина лауреатов Нобелевской премии за исследования в области рыночной экономики. Но и они в конце пятидесятых годов прошлого века пошли по пути программно-целевого планирования и достигли больших результатов. Они оказались не такими твердолобыми в своих устремлениях слепо следовать рыночным канонам как российские либералы.

Интересно сопоставить с высказываниями российских либералов признания Дэвида М.Уолкера, в течение 10 лет руководившего Главным контрольным управлением США: «Хотите верьте, хотите нет, но у нашего федерального правительства…никогда не было стратегического плана… Если вы попросите представителей исполнительной власти показать вам стратегический план, скорее всего, вам покажут копию федерального бюджета. Но федеральный бюджет – это …не стратегический план, который, кроме прочего, определял бы основные тенденции, проблемы и возможности и обрисовывал бы ряд предполагаемых действий и результатов, для достижения которых эти действия необходимы»5.

Абсолютизация рыночных принципов порождает не только экономические негативные результаты (кризисы, банкротства, безработица и др.), но и приводят к трагическим последствиям морально-этического характера. Поскольку свободный рынок предполагает значительную свободу, вплоть до абсолютной, то это порождает социальные пороки: преступность, сексуальные и семейные аномалии: однополые браки и неполные семьи, др. Рынок, ориентированный на получение прибыли, принимает всяческие меры для нерегулируемого увеличения объёма потребления. Отсюда: аномальное социальное расслоение, торговля наркотиками, детьми, органами живых людей6. Здесь же возникновение межконфессиональных и этнических противоречий вплоть до войн.

Отдельного анализа заслуживают ситуации, подобные тем, которые связаны с преступностью типа убийства военнослужащим В. Пермяковым армянской семьи в Гюмри. Истоки преступления лежат в активной пропаганде большинством телеканалов насилия, грабежей, убийств, расследований, что напрямую связано с широким использованием рекламы, которая используется с единственной целью – получение неконтролируемых сверхдоходов.

Хрестоматийно известно, что рыночная экономика базируется на следующих принципах: свобода личности, саморегуляция договорных отношений, свободное предпринимательство, ценообразование по закону спроса и предложения, ограничение вмешательства государства в хозяйственную деятельность.

Такая система не обеспечивает социальных гарантий, она не создаёт общественные (бесплатные) блага. Эта функция остаётся за государством. В то же время российские миллиардеры спонсируют футбольные и баскебольные клубы за рубежом. Кроме того, ориентация производства на меняющийся нерегулируемый спрос приводит к возникновению больших рисков или к затовариванию или, наоборот, к неспособности удовлетворить спрос. Значит, усиливается неопределённость всех параметров жизнедеятельности. Динамизм жизни обусловливает резкое сужение временных горизонтов обоснованного экономического и технологического прогноза. Это признают даже апологеты рынка7.

Главный недостаток рыночной экономики, особенно применительно к обеспечению обороны и безопасности, состоит в том, что отношения субъектов рынка регулируются спросом и предложением, что резко сужает горизонт и возможности, а значит и эффективность, управления. Между тем, наличие конкуренции, использование контрактной системы при размещении заказов на производство продукции военного назначения (ПВН) наносит существенный урон. Это обусловлено спецификой создания ПВН, которая выражается в значительных производственных циклах, измеряемых годами, исключительной значимостью результата создания специфического продукта – боевого потенциала вооружённых сил любого государства.

Между тем любая деятельность человека или коллектива людей всегда преследует определённые цели. Рыночное, по своей сути – хаотичное, движение противоречит здравому смыслу. Об этом образно писал К.Маркс, сравнивая человека и пчелу, которая строит восковые ячейки8. Тем не менее, находятся люди, которые считают, что «было бы чудовищной ошибкой вернуться в прошлое (хотя нас периодически к этому призывают)»9. В США первый шаг к долгосрочному планированию развития ракетно-космических систем был сделан на рубеже 60-х гг. Через полувековой период в США принято решение о разработке «проекта бюджета 2010 года на 10 лет вперёд, а не на 5»10, как это делалось ранее.

Следует признать, что приоритет создания программно-целевого метода в интересах народного хозяйства принадлежит России. Начало было положено при разработке знаменитого плана ГОЭЛРО.11 Важным событием на пути развития методологии и практики научного обоснования военно-экономической политики стало принятие Федерального закона «О стратегическом планировании…»12. Реализация его положений поможет укрепить позиции программно-целевого метода планирования развития военной организации государства.

В Послании Президента Российской Федерации Президент в 2014 году поставил задачу: «…мы не намерены втягиваться в дорогостоящую гонку вооружений, но при этом надёжно и гарантированно обеспечим обороноспособность нашей страны в новых условиях. Сомнений в этом нет никаких. Это будет сделано. И возможности, и нестандартные решения у России есть. Добиться военного превосходства над Россией ни у кого не получится. Наша армия – современная, боеспособная…»

Совершенствование управления процессами обеспечения военного строительства требует решения ряда проблем. Рассмотрим наиболее актуальные из них.

1. Снижение внимания к военно-экономическому блоку науки и практики.

В условиях, когда расходы по статье «Национальная оборона» увеличились до 4% ВВП России, произошло существенное ослабление научного обеспечения развития военно-экономического блока, что проявляется в следующем:

  • в Минобороны и в целом в военной организации России нет НИИ военной экономики, ликвидирован Научно-исследовательский центр военно-экономических обоснований, который был создан и работал в Министерстве обороны России;
  • расформированы Военный финансово-экономический университет и Ярославское военно-финансовое училище, в результате чего практически прекращена подготовка военных экономистов-финансистов и сокращена курсовая сеть экономической подготовки специалистов Минобороны, сохранились лишь курсы для работников военных представительств на предприятиях ОПК;
  • количество диссертационных советов, в которых могут рассматриваться диссертации по военной экономике с 1 января 2014 г. сократилось в два раза;
  • на руководящие должности финансово-экономического блока в последние годы назначались специалисты, не имеющие военно-экономического образования и опыта работы. Отсутствует документ, регламентирующий военно-бюджетную политику, распределение функций и полномочий ФОИВ по финансово-экономическому обеспечению обороны и безопасности государства, включая определение потребности в ассигнованиях, формирование ценовой политики на закупки продукции военного назначения.

Решению этих проблем может помочь федеральный закон о военных расходах или дополнение к Бюджетному кодексу Российской Федерации. Предложение об этом в нашем федеральном Парламенте обсуждается с 1993-1994 гг., проект закона был подготовлен 20 лет назад, поддержан ГШ ВС (М.Колесников), СБ РФ (В.Манилов), Минэкономики (Я.Уринсон). Но решение до сих пор не принято.

В 2014 г. принят ФЗ о стратегическом планировании, это очень важный шаг в сторону упорядочения системы управления в государстве. Одним из путей практической реализации данного закона должно стать разработка и принятие ФЗ о военных расходах.

Существенной преградой на пути решения проблем финансово-экономического характера стало практически полное разрушение системы подготовки военных экономистов-финансистов и замена их гражданскими специалистами, ликвидация научных структур для проведения исследований военно-экономического направления.

2. Проблема эффективности военных расходов

Вся деятельность Вооружённых Сил многономенклатурна, чрезвычайно затратна и специфична, т.к. связана с боевыми действиями и поэтому оценка эффективности производимых затрат требует своеобразных методических подходов. Поэтому оценка производимых расходов очень сложна и в то же время очень важна. К сожалению, методические проблемы оценки эффективности функционирования Вооружённых Сил требуют существенной доработки с учётом динамики развития военно-политической ситуации в последние годы. Есть отдельные разработки, в т.ч. по оценке эффективности материально-технического обеспечения. На неплохом уровне дело поставлено при военно-экономическом обосновании ТТХ ВВСТ и программ вооружения.

Однако необходима разработка единых методических подходов к оценке функционирования военной организации с соответствующим их закреплением нормативным актом. Необходимы методики оценки эффективности всех видов деятельности, связанных с расходованием бюджетных средств, в т.ч. эффективность Государственного оборонного заказа, боевых действий войск и всех видов обеспечения. При этом изучение военно-экономического анализа в военных вузах после ликвидации Военного финансово-экономического университета прекращено.

Поэтому нам приходится читать такие шедевры как, например, «Показателем эффективности бюджетных средств является увеличение затрат на оснащение Вооружённых Сил современными образцами вооружения, военной и специальной техники»13. Или иное толкование эффективности: «В бюджетном законодательстве есть определение эффективности: меньшая цена – наилучший результат»14. Тем не менее, в Статье 34 Бюджетного кодекса сформулирован принцип эффективности использования бюджетных средств, который означает, что при составлении и исполнении бюджетов участники бюджетного процесса в рамках установленных им бюджетных полномочий должны исходить из необходимости достижения заданных результатов с использованием наименьшего объема средств (экономности) и (или) достижения наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств (результативности).

Эти примеры свидетельствуют о том, что проблема эффективности – не только практическая. Нужны серьёзные научные и методические разработки. Частично они есть. Так, в службе Тыла ВС были разработаны методические рекомендации по оценке и повышению эффективности функционирования тыловых структур, в Счётной палате была принята методика оценки и аудита эффективности использования бюджетных средств, в вузах читался курс военно-экономического анализа и т.д. Но системно проблема не решена и требует приложения профессионально подготовленных научных сил.

Укрепление научных позиций в военно-экономической сфере поможет создать альтернативу летальному оружию в сфере противоборства на мировом рынке товаров и услуг и, в целом, влияния на развитие глобальных процессов.

 

1 Гайдар. Е., Чубайс А. Экономические записки / Е.Гайдар, А.Чубайс. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. С. 4.

2 Д.Медведев. Выступление на гайдаровском форуме 14 января 2015 г. Gov.ru.

3 Из выступления академика Евгения Примакова на заседании “Меркурий-клуба” 13 января 2015 года

4 Экономика переходного периода. Сборник избранных работ ИЭПП. 2003-2009. с. 59.

5 Вернись, Америка. Обновление страны и восстановление бюджетной ответственности. –М.: 2011. С. 187.

6 Аналогичное суждение высказал К.Шахназаров на передаче «Воскресный вечер с В.Соловьёвым» 18 января 2015 г.

7 Экономика переходного периода…, с. 61

8 К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч. Т. 23, с. 189.

9 Д.Медведев. Выступленние на гайдаровском форуме 14 января 2015 г.

10 Вернись, Америка. Обновление страны и восстановление бюджетной ответственности. –М.: 2011. С. 188.

11 Поспелов Г.С., Ириков В.А. Программно-целевое планирование и управление. (Введение). М., «Сов. радио», 1976.

12 Федеральный закон Российской Федерации от 28 июня 2014 г. N 172-ФЗ “О стратегическом планировании в Российской Федерации”

13 Красная звезда 22 октября 2013.

14 Т.Голикова, председатель Счётной палаты России. Российская газета 14 ноября 2013 г.

Викулов Сергей Филиппович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.