Борьба с фальсификацией истории Великой Отечественной войны – важнейшая задача патриотического воспитания

ГареевГареев Махмут Ахметович,
президент Академии военных наук,
доктор военных наук,
доктор исторических наук,
генерал армии,
участник Великой Отечественной войны

Решающая роль Советского Союза в достижении Победы

Генерал Макартур на церемонии подписания акта о капитуляции Японии 2 сентября 1945 г. на борту линкора «Миссури» говорил: «Все проблемы, связанные с различными идеологиями и военными разногласиями мы разрешили на полях сражений. Теперь нужно подписать акт об окончании войны». Тогда, особенно для людей военных, все казалось ясным. Но оказалось, что не все политические и военные разногласия мы разрешили на полях сражений. Они давали о себе знать и во время и после войны, и не только во взаимоотношениях с противником, но и с западными союзниками. Вскоре началась «холодная война».

В последние годы за рубежом и в нашем Отечестве развернулась целенаправленная кампания по дискредитации Победы в Великой Отечественной войне и в целом во Второй мировой войне. Все перевернуто, искажено. Если сразу после войны также были разногласия, главным образом по поводу того, кто начал Вторую мировую войну, о нашем решающем вкладе в достижение Победы, о значении и ходе тех или иных операций, то сейчас поставлены под сомнение смысл всей войны, за что и во имя чего воевали его участники.

Наша страна и ее Вооруженные силы сыграли решающую роль в достижении Победы во Второй мировой войне. На протяжении всей войны главные силы Германии и ее сателлитов были прикованы к советско-германскому фронту. Против наших войск действовали от 190 до 268 наиболее боеспособных фашистских дивизий, в то время как англо-американским войскам противостояли в Северной Африке от 9 до 20 дивизий, в Италии – от 7 до 26, в Западной Европе (с начала высадки в Нормандии) – от 56 до 75 дивизий.

На советско-германском фронте были разгромлены 176 дивизий, 80% общих потерь гитлеровцы понесли в сражениях против Красной Армии. Пора нам от излишней толерантности отказаться и сказать как было на самом деле на войне. Мы воевали не только с Германией, а со всей Европой. Те же румыны, выставив против нашей страны три армии, терзали не только Крым и Одессу, а дошли вместе с гитлеровцами до Сталинграда. Только в плену у нас их было 513767 чел., австрийцев – 156682, чехов и словаков – 69777, поляков – 60280, итальянцев – 48957. Кроме того, в «голубой дивизии» испанцев против нас воевало 50 тыс. человек, а также значительное число голландцев, финнов, норвежцев, датчан и многих других.

Несмотря на такой напор, наш народ выдержал все это под руководством Верховного Главнокомандующего, и мы се­годня, видимо, имеем право сказать доброе слово о Верховном Главнокомандующем, под водительством которого выиграли войну. На днях был открыт памятник Александру I, хотя он отдал Москву на разграбление Наполеону. Стоит памятник Николаю II, который проиграл все войны. А Сталину нет па­мятника. Здесь уже речь не об исторической достоверности, а о современной политической ангажированности.

Для нашей страны Великая Отечественная была тяже­лейшей из всех войн, которые нам пришлось пережить. Она унесла свыше 26 млн. жизней советских людей, значитель­ная часть из них ‒ гражданское население, погибшее в гитле­ровских лагерях смерти в результате фашистских репрессий, жестокого оккупационного режима, от болезней и голода. Потери нашей страны составили 40% всех людских потерь во Второй мировой войне. Фашисты превратили в руины тысячи городов, поселков, сел и деревень.

Героически сражались на фронте и самоотверженно тру­дились в тылу сыновья и дочери всех народов нашей страны.

Решающий вклад советского народа в достижение Побе­ды был общепризнанным не только у нас, но и за рубежом. У. Черчилль был вынужден признать: «…Все наши военные операции осуществляются в весьма незначительных масшта­бах… по сравнению с гигантскими усилиями России». Далее он отмечал: «Чудовищная машина фашистской власти была сломлена превосходством русского маневра, русской добле­сти, советской военной науки и прекрасным руководством советских генералов. Кроме советских армий, не было такой силы, которая могла бы переломить хребет гитлеровской во­енной машине…». Решающую роль Советских Вооруженных Сил в войне признавали президент США Рузвельт и руково­дители других стран.

Но в последнее время всё это подвергается сомнению, утверждается, будто война с нашей стороны была бессмыс­ленной, никакой победы не было, сопротивление фашистско­му нашествию было напрасным, позиция западных стран, ставших на сторону Советского Союза, ‒ ошибочной.

Зарубежные и отечественные ниспровергатели Победы забывают, какая судьба была бы уготована фашизмом пора­бощенным народам по гитлеровскому плану «Ост». Отсюда оправдание власовцев, бандеровцев, дезертиров, бежавших с фронта, и прочих предателей, которые якобы оказались «бо­лее дальновидными и прогрессивными людьми», еще тогда начав «борьбу против сталинского режима». А вот все фрон­товики и большинство нашего народа были, мол, бессозна­тельной, неполноценной массой, делавшей во время войны не то, что надо было делать. В ряде стран, даже в стане победите­лей, официально не отмечается День Победы, около ста депу­татов Европарламента обратились к главам государств всего мира с призывом бойкотировать празднование Дня Победы в Москве.

За рубежом историю войны фальсифицируют главным образом потому, что решающая роль СССР в достижении По­беды над фашизмом требует отвести нашей стране соответ­ствующее место в сегодняшнем мире, но этого не хотят допу­стить определенные круги на Западе. Если внимательно приглядеться к событиям последних лет в мире, можно сделать вывод: видимо, они происходят далеко не случайно.

Многие документы и исторические факты свидетельству­ют о том, что фашистские, милитаристские государства не смогли бы развязать Вторую мировую войну в таком масшта­бе и принести столько зла своим и другим народам, если бы в подготовке к войне и осуществлении агрессивных планов им не способствовали крупные финансовые и промышленные корпорации Европы и Америки, реакционные силы, поли­тики, которые стояли за их спиной, направляя Германию к агрессии против Советского Союза. А теперь всячески оправ­дывают Мюнхенское и другие соглашения, подталкивавшие фашистскую агрессию на Восток, предают забвению усилия Советского Союза по созданию системы коллективной оборо­ны в Европе с целью обуздания фашистской агрессии. Дело дошло до того, что нашу страну объявляют виновником раз­вязывания Второй мировой войны, пересматривают решения стран антигитлеровской коалиции по послевоенному устрой­ству Европы и итоги Второй мировой войны, Хельсинские со­глашения 1975 года о незыблемости послевоенных границ. По всему периметру наших границ от Прибалтики до Куриль­ских островов к России выдвигают территориальные претен­зии.

Вопреки тому, что Международный военный трибунал в результате Нюрнбергского процесса признал и объявил СС преступной организацией, сегодня недобитые эсэсовцы мар­шируют с фашистскими флагами и орденами по городам При­балтики, что Евросоюз не только не осуждает, но и восприни­мает с определенным сочувствием. Покровительство нацистам особенно нагло и уродливо проявляется на Украине. В ноябре 2014 г. в ООН была внесена резолюция о недопустимости герои­зации фашизма. За эту резолюцию голосовало 115 стран, 55 воздержались, в основном представители Евросоюза, и три государства проголосовали против ‒ США, Канада и Украи­на. Это издевательство над миллионами людей, которые от­дали свои жизни в борьбе с фашизмом, и живущими ныне ве­теранами войны.

Всем известно, что бандеровцы и другие националистиче­ские бандитские группировки создавались и содержались во время войны гитлеровским командованием. Только в Бело­руссии они сожгли 628 деревень вместе с жителями, в том чис­ле Хатынь. Нацисты устроили в Европе холокост, умертвив 6 млн. евреев, а на Украине в Бабьем Яре творили неслыханные зверства, как и во многих других странах, убили освободите­ля Киева генерала армии Н.Ф. Ватутина. День создания УПА теперь объявлен днем создания украинской армии, а день за­щитника Отечества 23 февраля отменен.

В феврале 2014 года американцы и некоторые представители Евросоюза при помощи этих бандитов, терро­ристов и так называемых ЧВК (частных военных компаний) устроили государственный переворот в Киеве и поставили у власти экстремистов. Теперь Украину хотят принять в Евро­союз. И можно поздравить Евросоюз, что там теперь будут за­седать наследники фашистов.

Если бы Г.К. Жуков, Д. Эйзенхауэр, Б. Монтгомери, Ш. де Голль и другие ушедшие в иной мир ветераны войны из разных стран Европы, Азии, Америки смогли увидеть, как помощник руководителя Госдепартамента США раздает пирожки на киевском майдане, а верховный представитель Евросоюза по иностранным делам там же любезничает с бан­дитствующими фашистами, в гробах перевернулись бы от омерзения и стыда за тех, кто сегодня под предлогом насаж­дения «свободы» и «демократии» поддерживает фашистов и бандитов.

Один наш историк полковник Сергей Никулин обратился в архивные органы Германии и лично к канцлеру А. Меркель с просьбой предоставить документальные данные о том, что бандеровцы хоть где-то воевали против гитлеровских войск. Ему ответили, что нет таких данных, отмечены отдельные случаи нападений на немецкие обозы. Вообще они против немцев не воевали.

Когда при президентстве В. Ющенко реабилитировали и присваивали звания Героя Украины таким предателям, как Бандера и Шухевич, российские СМИ реагировали на все это сравнительно спокойно, в первую очередь надо было торго­вать газом. Теперь мы видим, как фашиствующие элементы на Украине расстреливают людей сотнями в Донецке и Луган­ске, сожгли десятки ни в чем не повинных людей в Одессе, молодые люди вновь увидели лицо нацизма и что он несет че­ловечеству.

Для придания этому процессу «исторической опоры» он сочетается с пересмотром или выворачиванием наизнанку всей отечественной истории. Некоторыми историками дела­ются попытки возродить норманнскую теорию нашей государственности. Но мы должны брать за основу истории государственность всех народов нашей страны, в том числе и государственность Киевской Руси и восточных народов, которые веками населяют территорию нашего Отечества. Дошло до того, что Минин и Пожарский объявляются реакционерами, ибо они, оказывается, еще почти 400 лет назад сорвали воз­можность присоединения России к Западу. И последующее всякое противодействие иноземной экспансии ‒ это реакция, ошибка, в т.ч. и во время Великой Отечественной войны.

В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию Рос­сийской Федерации справедливо сказал: «Распад Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой столе­тия». Директор Московского центра Карнеги Эндрю Качинс не согласен с этим. «Для Запада, ‒ считает он, ‒ крах СССР означал величайший триумф XX века… Отказ от суверени­тета ради безопасности является признаком Европы эпохи постмодерна, будучи сегодня основополагающим принципом Евросоюза».

Вот такая капитулянтская историческая концепция на­вязывается сегодня России. Дело дошло до того, что Фран­ция, считавшаяся когда-то великой державой, теперь без раз­решения американцев не может продать России свой корабль. Сколько русской крови пролито для завоевания свободы и независимости Болгарии, а в трудный для России момент она пошла на поводу у американцев и не поддержала Рос­сию. Теперь Америка собирает всю Европу и НАТО в основ­ном против России, которая их же освободила из-под ярма фашистской оккупации. Хотя, казалось бы, светлая память о Великой Победе, одержанной во Второй мировой войне, не должна служить средством конкуренции ни нашей стране, ни за рубежом, а должна сплачивать народы на пути к лучшему будущему, на что надеялись участники войны.

Таким образом, переиначенная история призвана внушить людям пагубную мысль, что если в прошлом у России ничего, кроме поражений и позора, не было, то она ни на что путное не может рассчитывать ни сегодня, ни в будущем.

Фальсификация истории Великой Отечественной войны определенному кругу людей нужна также для того, чтобы дис­кредитировать идею защиты Отечества и военной службы.

Один из авторов «Московского комсомольца пишет»: «Нет, мы не победили. Или так: победили, но проиграли. А вдруг было бы лучше, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер ‒ Сталина? Мы освободили Германию, может, лучше бы освободили нас? »

На вопрос журнала «Коммерсант-Власть» (9.05.2005 г.) «А если завтра война? Пойдете ли Вы защищать Родину?» В. Новодворская ответила: «Я согласна защищать Россию от Китая, Ирана, Вьетнама, но не от западных стран. Их я встре­чу с цветами, буду пятой колонной. Россия не способна управ­лять сама собой, Россией кто-то должен управлять извне». Самое опасное в том, что такую спекулянтскую идею пятая колонна и находящиеся в ее распоряжении СМИ стремятся распространять на всю нашу молодежь.

Больше всего извращается история того, как началась Вторая мировая война, кто виновник ее развязывания. Совет­ский Союз больше всего обвиняется в заключении договора с Германией.

В советской истории, например, были общепризнанными легитимность и историческая важность договора между Гер­манией и СССР о ненападении.

А Верховный Совет страны в годы перестройки осудил этот договор. Из чего же мы должны теперь исходить?

Конечно, решение этого высшего органа государственной власти, который теперь не существует, официальные власти к чему-то обязывало. Но к исторической науке все это никакого отношения не имеет. Больше всего нареканий и шума вызы­вало наличие секретных протоколов к этому договору. Но это демагогия самого дешевого пошиба, ибо подобные договоры до Советского Союза Германия заключила со многими други­ми странами. Секретные переговоры с заключением соответ­ствующих соглашений велись также между Великобритани­ей и Германией. Польско-английский договор от 25 августа 1939 г. также имел секретное приложение, в котором, в частности, Литва объявлялась принадлежащей сфере интересов Польши, а Бельгия и Голландия ‒ Великобритании. Латвия и Эстония в августе 1938 г. подписали секретные соглашения с Германией о гарантиях их границ.

Почему никто не осуждает эти договоры? Собственно, подобный характер носили Тегеранские, Ялтинские, Пот­сдамские соглашения антигитлеровской коалиции. Они тоже устанавливали сферы влияния, и до определенного времени некоторые пункты этих соглашений носили закрытый харак­тер. Есть секретные дополнения к американо-японскому до­говору о безопасности 1951 г. Это обычная практика в между­народных отношениях.

Для того, чтобы объективно судить по таким вопросам, в т.ч. по договору 1939 г., нужно учитывать всю сложность об­становки предвоенного периода, в котором приходилось дей­ствовать правительству нашей страны. Если отвлечься от мно­гих частностей и лукавства, главная ее суть состояла в том, что весь капиталистический мир должен был объединиться в борьбе против Советского Союза. С этой целью в 1938 г. было заключено и Мюнхенское соглашение, рассчитанное на под­талкивание Гитлера к нападению на СССР. Если бы эти пла­ны не удалось расстроить политико-дипломатическими сред­ствами, реальных шансов на спасение не было бы. Большую опасность представляло возможное выступление Японии про­тив СССР с перспективой ведения нашей страной одновремен­но войны на Западе и на Востоке. Но советскому правитель­ству путем заключения договоров о ненападении с Германией и нейтралитете с Японией удалось расколоть единый антисоветский фронт потенциальных противников и добить­ся того, что западные страны, толкавшие Гитлера на Восток, впоследствии сами вынуждены были выступить на стороне Советского Союза. Наша страна получила возможность разде­латься вначале с фашистской Германией, а затем с Японией.

Создание антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны было величайшей дипломатической победой, во многом предопределившей течение и исход войны. Конеч­но, этому способствовали и некоторые объективные международные обстоятельства, но факт остается фактом: Советскому Союзу удалось вырваться из кольца враждебного окружения. Когда В. Резун в «Ледоколе» и некоторые историки задним числом протягивают версию о том, что Сталин готовился первым напасть на Германию, а Гитлер упредил его, они не учитывают именно это обстоятельство, Сталин ни при каких обстоятельствах не мог пойти на такое, ибо СССР тогда мог остаться в полной международной изоляции, что было бы для нашей страны самоубийственным шагом. Эти свершившиеся исторические события и факты никакими заклинаниями от­менить невозможно.

Если тогда не все было понятно, то теперь становится яс­нее. Не надо забывать и о том, что идеологически руководи­тели западных стран были ближе к фашистской Германии. И наши западные союзники в конце 30-х годов очень хотели, чтобы Гитлер воевал с Советским Союзом, а они оставались в стороне.

Так, в книге американского полковника Р. Хоббса «Миф о победе. Что представляет собой победа на войне» утвержда­ется, что, участвуя в антигитлеровской коалиции, западные союзники страны играли на руку Советскому Союзу. Хотя интересы «запада» в принципе были гораздо теснее связаны с интересами Германии, нежели с интересами СССР.

Особенно много искажений различных фактов по началь­ному периоду войны и вообще по ходу войны: например, объ­явление виновником Второй мировой войны нашей страны или возложение вины на Советский Союз, а не на фашистскую Германию, что чаще всего сейчас делается.

Как указал недавно В.В. Путин, надо и с нашей стороны объективно освещать, как шла война. Война, как известно, сложилась для нас очень трудно и вначале пришлось терпеть и ряд серьезных неудач. Как говорил Сталин, у нас были мо­менты отчаянного положения.

Прежде всего, были допущены крупные просчеты с точки зрения определения возможных сроков нападения Гитлера на Советский Союз. В связи с этим главной причиной наших неудач в начале войны было то, что войска приграничных округов не были заблаговременно приведены в боевую готов­ность и до начала нападения противника не заняли предна­значенных оборонительных рубежей, позиций. Они оказа­лись по существу на положении мирного времени и не смогли своевременно изготовиться к отражению агрессии. Это об­стоятельство породило и многие просчеты, предопределило наши неудачи.

Для нас важно не только перечислить наши упущения, назвать причины неудач или объявить, кто в этом виноват, но и постараться понять, объективно разобраться: почему и под влиянием каких условий и фактов все это произошло. Только тогда можно сделать обоснованные выводы и извлечь долж­ные уроки для наших дней.

После войны очень много было написано о том, что раз­ведка своевременно и точно докладывала о планах гитлеров­ского командования и сроках возможного нападения фашист­ской Германии на СССР. И действительно, наши разведчики много сделали для раскрытия приготовлений противника. Но разведка означает не только добывание данных о противнике, но и их умелый анализ и мужественное отстаивание своих вы­водов.

Разведданные поступали от различных ведомств, были часто противоречивые. Международный фонд «Демократия» издает сборник важнейших документов за 1941 год, где в пре­дисловии к первому тому сказано, что никакой внезапности нападения не было, Сталин имел точные данные о готовящем­ся нападении, но преступно ими пренебрег. Но для тех, кто все же хочет по-настоящему разобраться в прошлых событи­ях и дойти до истины, такого объяснения недостаточно. Все равно остается вопрос: почему так поступил Сталин?

Несмотря на все его ошибки, он не был врагом своей стра­ны, не хотел ее поражения. Это подтверждается последующей его деятельностью в ходе всей войны. Это говорится не для оправдания ошибок. Оправдать все это невозможно.

Просто обстановка накануне войны была значительно сложнее, чем это иногда изображается. Шли разведданные и документы не только о возможном нападении, но и о том, что это провокационные слухи, дезинформационные сведения. Посол СССР в Лондоне Майский буквально накануне войны сообщал в Москву подробные сведения о военных приготовле­ниях Германии и в конце донесения делал вывод, что Гитлер сможет напасть на СССР только после того, как покончит с Англией.

Начальник ГРУ Голиков и нарком внутренних дел Л. Берия представляли Сталину доклады о развертывании германских вооруженных сил у наших границ и завершали сообщения выводами о де­зинформационном характере этих сведений. В таком же духе доложил обстановку Сталину 21.06.41 г. и командующий За­падным военным округом Д.Г. Павлов. И когда на суде у него спросили, почему он так доложил обстановку, если знал о со­средоточении немецких войск перед его фронтом, он ответил: «Я доложил ему то, что он от меня хотел услышать».

Назывались сроки гитлеровского нападения 15 апреля, 1, 15, 20 мая, 15 июня. Сроки проходили, а нападения не было. Много было и другой дезинформации. Говорят, Зорге из Япо­нии прямо докладывал, что нападение Гитлера совершится 22 июня 1941 г. Но хотя формально это подтвердилось, все же основание есть задуматься над тем, зачем гитлеровскому ген­штабу было сообщать военному атташе в Японии точный срок нападения на Советский Союз.

Но сегодня иногда судят об этих противоречивых явлени­ях чрезмерно упрощенно и в отрыве от того, что происходило в действительности. Это относится и к существовавшей в то время версии о том, что Гитлер не будет воевать на два фронта и поэтому не нападет на СССР, пока не разделается с Англией. Но это была по существу подмена реальной действительности отвлеченными, схематичными положениями, порожденными историческими стереотипами. Фактически в 1941 г. никаких двух фронтов для Германии не было. После быстрого пораже­ния англо-французских войск в 1940 г., чего Сталин никак не ожидал, Англия, находясь за Ла-Маншем, серьезной угрозы для Гитлера на континенте не представляла.

Сталин внушал себе и своим подчиненным, что нападение может быть только после падения Англии, он полагал, что войну можно будет оттянуть до 1942 года, и все свои решения и действия подчинил этому соображению. Будучи уверен, что все так и будет, поручил сделать сообщение ТАСС от 13.06.41 г. о том, что пакт о ненападении Германией будет соблюдаться. Потому, когда 22 июня 1941 года нападение Германии свер­шилось, для Сталина и всех других оно было неожиданным. Как теперь объясняют, упомянутое выше сообщение ТАСС было сделано с целью международного зондажа, но тогда спе­циальным распоряжением надо было предупредить об этом командующих округами и флотами.

Советское политическое руководство, Наркомат обороны и Генштаб не смогли оценить адекватно сложившуюся об­становку и не приняли своевременных мер для приведения Вооруженных Сил в полную боевую готовность и исключения внезапности нападения. Это была роковая ошибка. Этим все объясняется, отсюда проистекают все другие просчеты.

В результате успешно проведенной индустриализации страны, культурной революции и других мероприятий эконо­мические и другие возможности страны значительно возрос­ли, а армия и флот получили новое вооружение, но с точки зрения организационной и управленческой не всё было дове­дено до конца. Поэтому эти возможности не удалось в полной мере использовать.

Когда в исторических трудах справедливо говорят, напри­мер, что соединения и части личным составом и техникой не были доукомплектованы до штатов военного времени, новые образцы танков и самолетов распылены, а не направлены для формирования хотя бы нескольких боеспособных соединений, полевая и зенитная артиллерия оторвана от своих дивизий и отправлена на полигоны и называют многие другие подобные упущения, то при отвлеченном подходе к этим вопросам в от­рыве от конкретных условий, в которых подобные решения принимались, это выглядит как величайшая глупость, ведь заведомо пагубных решений никто не искал. Все хотели сде­лать как можно лучше. Например, артиллерия была оторвана от своих дивизий и находилась на окружных полигонах потому, что после развертывания она еще ни разу не стреляла и в таком виде ее нельзя было посылать в бой.

Все виды Вооруженных Сил и родов войск внесли свой посильный вклад в наши упущения и в достижение Победы, хотя иногда делаются попытки противопоставить и выде­лить «свой» вид Вооруженных Сил. 21 июня 2014 г. в газете «Советская Россия», которая отличается обычно правдивым освещением истории войны, появилась статья Льва Печурина о начале войны. Там он пишет, что, в отличие от армии, флот, вопреки указаниям Сталина, был приведен в полную боевую готовность и не понес никаких потерь. Но потери, конечно, были. В начальный период войны ВМФ потерял 111 кораблей и катеров, в том числе 19 подводных лодок, 15 катеров и эс­минцев, 70 транспортеров, 30% потерь понесены от ударов вражеской авиации, 25% ‒ от мин.

Действительно, в ВМФ была разработана система боевой готовности, которая специальными короткими сигналами была доведена до флотов. В округах приходилось в каждой инстанции расшифровывать и снова зашифровывать теле­граммы для подчиненных инстанций, поэтому распоряжения были получены в 4-5 часов утром 22 июня, в условиях уже на­чавшейся войны. Но в полную готовность флоты все равно не были приведены, потому что полная боевая готовность всег­да означает и отмобилизование, чтобы развернуть войска до штата военного времени. А этого нарком ВМФ не мог сделать без решения Верховного Совета и распоряжений Генштаба, ибо военкоматов своих у него было. В журнале «Морской сборник» №7 за 2004 г. описывалось, как в конце 21 июня нарком ВМФ позвонил командующему Черноморским фло­том Октябрьскому, а он, несмотря на введенную «полную го­товность», находился не на своем КП, а в Доме офицеров на концерте. Как Павлов ‒ в Минске. К. Рокоссовский дал ко­манду командирам полков всем вместе выехать в воскресенье на рыбалку. В Бресте командиры и политработники были со­браны на городской партактив. Пока не выяснено, но кто-то на всё это давал команду, чтобы показать противнику, что мы не собираемся воевать.

Некоторые историки ставят вопрос о том, почему нельзя было отправить распоряжение о вскрытии «красных паке­тов», где было указано, что делать в случае начала войны. Но Сталин же дал дополнительные указания, которых не было в «красных пакетах»: на провокацию не поддаваться, никаких других мер, кроме указанных, не предпринимать, и т.д. Игно­рировать эти указания тоже было невозможно.

Наше Верховное Командование, до последнего момента не разрешая полностью привести наши войска в полную готов­ность, ставило перед собой главную цель ‒ не спровоцировать войну, оттянуть ее начало, чтобы никто нас, особенно среди западных стран, не смог обвинить в агрессии. В противном случае все они могли объединенными усилиями выступить против нашей страны. Тогда альтернатива для нас могла быть еще более тяжелой и, пожалуй, невыносимой. Конечно, своей цели Сталин все же добился, но, правда, очень тяжелой це­ной, не допустил объединения всех капиталистических стран против нашей страны.

Искажаются и другие события войны. Возьмите операцию Западного фронта («Марс»), которая проводилась на Ржев­ском направлении. Американский историк Д. Глэнц написал специальную книгу по этому поводу. Он ее назвал «Величай­шее поражение Жукова». Но эту операцию нельзя рассматри­вать в отрыве от Сталинградской операции. Она проводилась для того, чтобы не дать противнику возможности перебрасы­вать на сталинградское направление силы из состава ЦГА. Эта задача была выполнена. Ни одной дивизии противник не перебросил из ЦГА на сталинградское направление.

Некоторые авторы, например Г.Х. Попов, утверждают, что Курской битвы вообще не было, так как после высадки союзников в Сицилии (10 июля 1943 г.) Гитлер будто бы от­казался от операции «Цитадель» и увел свои танковые соеди­нения на Запад. Но в действительности к тому времени, когда началась эта десантная операция, судьба Курской битвы была уже предопределена. Об ее итогах генерал Гудериан писал: «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели Решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя, и уже боль­ше на восточном фронте не было спокойных дней. Инициати­ва полностью перешла к противнику». Гудериан, видимо, не меньше знал об этой операции, чем Гавриил Харитонович По­пов. Я уже не говорю о десятках тысяч еще живых милостью божьей участников этой величайшей битвы, которым совре­менные мародеры от истории толкуют совершенно противо­положное тому, что они сами видели и пережили.

Несмотря на всю нелепость, подобного рода басни и сплет­ни о войне повторяются изо дня в день. Ставится под сомнение великая освободительная миссия Красной Армии. Особенно странно и оскорбительно слышать заявления некоторых исто­риков, политиков, журналистов об «оккупации» советскими войсками Прибалтики, Польши и других европейских стран. Некоторые историки утверждают, что Сталин совершил боль­шую ошибку, не остановив войска после освобождения своих земель. Он, оказывается, тем самым положил начало оккупа­ции Прибалтики, Польши, Чехословакии. Но кто освободил бы их от фашистской оккупации? Кто и как добил бы гитле­ровские войска? Сами они не могли этого сделать.

Поляки в конце 1944 г. подняли восстание в Варшаве и хотели самостоятельно освободиться, но это восстание было жестоко подавлено. Характерно, что руководитель восстания генерал Бур-Комаровский не захотел воспользоваться совет­ским самолетом, предоставленным в его распоряжение, и пе­решел на сторону гитлеровцев.

Могли ли их освободить западные союзники? Уже после арденнских событий в конце 1944 года стало ясно: они не в состоянии без участия советских войск освободить всю Ев­ропу. Тем более что, в случае остановки наступления совет­ских войск, все противостоявшие нам немецкие войска (око­ло 100 дивизий) могли быть использованы против западных союзников. Кроме того, Ялтинские соглашения обязывали страны антигитлеровской коалиции добиться полного разгро­ма и безоговорочной капитуляции Германии. Ни при каких обстоятельствах нельзя было оставлять фашизм недобитым.

Если бы Гитлер получил передышку, Германия могла бы сно­ва собраться с силами и добиться сепаратных соглашений с некоторыми из наших союзников (к сожалению, такой про­цесс подспудно уже шел). Если бы это случилось, провозгла­шенная политическая цель Второй мировой войны не была бы достигнута.

Некоторые современные историки для подкрепления сво­их позиций ссылаются даже на М.И. Кутузова: вроде бы он об­ращался к царю с просьбой остановить русские войска и даже в Европу не ходить.

В действительности М.И. Кутузов в декабре 1812 г. оста­новил свою армию всего на несколько дней с тем, чтобы подтя­нуть тылы, собрать отставших солдат, подвести боеприпасы и дать войскам отдохнуть после изнурительного почти 1000-километрового похода с непрерывными боями.

21 декабря 1812 г. (20 января 1813 г.н. ст.) Кутузов в при­казе по армии поблагодарил войска за изгнание врага из пре­делов России и призвал их довершить поражение неприятеля на собственных полях его. А в Петербург он писал: дух армии прекрасный … мы идем вперед.

Наша армия и тогда, и в 1945 г. до конца выполнила свой долг. Теперь же вопреки тому, что только за освобождение Польши мы отдали жизни 600 тыс. наших воинов и 1,5 млн. за освобождение Европы, нас зачислили в разряд не освободи­телей, а «оккупантов».

В ряде стран Европы приходят к власти деятели, благо­склонно относящиеся к идеям радикального национализма, граничащего с нацизмом, в общественных кругах все больше задают тон идейные наследники крайнего радикализма.

Мы ‒ за примирение с народами, с которыми воевали. Но, ни при каких обстоятельствах нельзя сдавать наши антифа­шистские позиции. В нашем историческом прошлом ныне на­чинает более ясно и конкретно проявляться многое из того, о чем мы по разным причинам не всегда писали и не говорили прямо и определенно. И то, как влиятельные промышленные и финансовые круги усиленно помогали возрождать герман­скую экономическую и военную мощь, (даже во время войны они скрытно помогали Германии железом, каучуком и другими стратегическими материалами). И то, почему так долго откладывалось открытие Второго фронта в Европе, зачем в конце войны без особой военной надобности разбомбили и разрушили Дрезден, сбросили атомные бомбы на японские города, когда поражение Японии было уже предрешено.

Один из высокопоставленных политических деятелей США заявил: «Бомбы были сброшены в Японии против Советского Союза». И Дрезден был разрушен для устрашения Советского Союза, когда война уже заканчивалась. А план операции «Немыслимое», разработанной в 1945 году по указанию У. Черчилля, предусматривал использование германских военнопленных в случае боевых действий Британии и США против СССР.

Ещё в 1941 году один из таких деятелей, Г. Трумэн (в 1945 г. сменивший Ф. Рузвельта на посту президента США), говорил: «Если будут одерживать верх немцы, нам надо помогать СССР, если будут побеждать русские ‒ помогать Германии. И пусть они как можно больше убивают друг друга».

«Трумэны» и их наследники дают знать о себе и сегодня. В США и Европе они все больше активизируются и задают тон в политике. Эта линия в других формах, свойственных «холодной войне», проводилась все послевоенные годы. С достижением Советским Союзом стратегического паритета в ракетно-ядерных вооружениях, страны НАТО, опасаясь большой войны, сделали главную ставку на развязывание локальных войн, вооруженных конфликтов, обеспечивающих достижение политических целей по частям, и на новые формы противоборства на международной арене с применением так называемой «мягкой силы». В итоге не стало Советского Союза.

Несмотря на исчезновение СССР, военная организация НАТО, которая официально создавалась для противодействия «советской военной угрозе», продолжает существовать. Советские войска ушли из Европы, а американские войска и базы там остались. Западные вдохновители этих перемен заявляли, что войска и базы НАТО не будут перемещаться в восточноевропейские страны, вышедшие из Варшавского договора.

Но их заявления оказались блефом и очередным циничным обманом. Войска НАТО и их базы все дальше продвигаются на восток. В некоторых странах устраиваются «цветные рево­люции», проводятся иные подрывные действия. Югославию, Ирак, Ливию и некоторые другие непокорные страны разбом­били. Террористы, которых должны были уничтожить, про­должают терзать Сирию и Ирак, другие страны.

По этой же схеме предприняты подрывные действия на Украине. Даже такой нейтральный человек, как экс-президент Чехии В. Клаус, вынужден заявить: «Да, измене­ния геополитической ситуации случились. В твоих глазах (обращается к журналисту, задавшему вопрос – Ред.) в этом виноваты Россия и Путин. Но это абсолютно инфантильный и глупый взгляд. Данную ситуацию спровоцировали европей­ский Запад и США, которые очень сильно хотели конфронта­ции с Россией и которые использовали Украину как убогий, печальный, несчастный инструмент для достижения этой цели. Спровоцировал эту ситуацию ни в коем случае не Пу­тин, а наши товарищи в Западной Европе и США». Об этом можно судить по санкциям, которые объявили России.

Нам без конца толкуют о свободе слова, и вместе с тем именно западные надзиратели подталкивали украинские вла­сти к прекращению вещания на Украине российских телека­налов.

Главная геополитическая цель США и Евросоюза состо­ит в том, чтобы столкнуть между собой Россию и Украину, и, судя по всему, ради этого они готовы пойти на самые крайние и опасные шаги. Интересы России и Украины требуют не под­даваться на эти провокации, не обострять обстановку и сде­лать все для того, чтобы наши страны жили в тесном братском содружестве.

Самый глубокий смысл Великой Отечественной войны для ее участников состоит в том, что мы не только защищали свое Отечество, но и сражались за будущее человечества. Нам небезразлична дальнейшая судьба народов. Но что мы видим, в каком направлении развиваются события?

Видим, например, уродливость и противоестественность глобальной финансово-экономической системы, основанной на долларе, страшный разрыв между богатыми и бедными странами и различными слоями населения в большинстве стран. Ведущие экономисты признали: если все страны мира будут потреблять столько энергетических ресурсов на душу населения, сколько потребляют США, мир окажется перед катастрофой. Культ однополых браков и гомосексуализма, внесение в парламенты некоторых европейских стран зако­нопроектов, легализующих половые сношения родителей со своими детьми и детей между собой, провозглашение верхо­венства меньшинства над большинством и прочие факты от­вержения многовековых человеческих ценностей свидетель­ствуют о моральном и биологическом вырождении определен­ной части западных сообществ.

Когда в 1912 г. потерпел крушение «Титаник», капитан и большая часть экипажа корабля погибли, но до конца боро­лись за спасение пассажиров. А недавно во время крушения итальянского лайнера «Коста Конкордия» капитан и боль­шинство членов команды первыми сбежали с корабля, бро­сив на произвол судьбы пассажиров. Нечто подобное в апреле прошлого года случилось с южнокорейским паромом. Многие факты свидетельствуют, что вырождаются не только опреде­ленные слои населения, но и прежде всего элита общества. О деградации системы образования, школьного обучения и других нововведениях тоже хорошо известно. Обо всем этом, о моральном упадке Европы с большой обеспокоенностью говорил и Папа Римский в Европарламенте.

Очевидно, в будущем большинство народов, значительная часть мирового сообщества едва ли примут навязываемые им сегодня диктат в международных делах, новые веяния аме­риканской и западноевропейской «демократии», по крайней мере, в том виде, в каком они внедряются сегодня на Украине. Говорят, демократия впервые появилась тогда, когда Бог под­вел Адама к Еве и сказал: «Выбирай, кого хочешь». Может быть, именно в таком виде ее хотят продолжать внедрять. Но не ради этого воевали и гибли участники Второй мировой войны. Надо полагать, в конце концов восторжествуют тради­ционные общечеловеческие ценности. Надо, чтобы Россия в этом отношении подала пример другим народам.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *