Николай II ‒ последний император Всероссийский. Преданный и оболганный

«Нет такой жертвы, которую я бы не принес, чтобы спасти Россию»
Николай II

2018 год отмечен двумя знаменательными датами в истории России, оказавшимися вне внимания общественности.

Обе эти даты связаны с жизнью и гибелью последнего Всероссийского императора Николая II: 150-летие со дня рождения (18.06.1868 г.) и 100-летие убийства его и членов царской семьи (17.07.1918 г.).

Николай Александрович Романов прожил короткую, но очень яркую и насыщенную жизнь. Всего лишь 50-лет жизни отвела ему судьба. При этом почти 23 года из них он являлся главой крупнейшего по тем временам государственного образования ‒ Российской империи. Мало, кому из его предшественников на этом посту выпало на долю столько потрясений, сколько ему. На царствование Николая II пришлись такие эпохальные события, как: две революции и две войны, в том числе и Первая мировая.  Преобразования же осуществлявшиеся в основных сферах жизнедеятельности российского общества в период его царствования ни сколько не уступали по грандиозности и эффективности «петровским».

Несмотря на это, история жизни и деятельности Николая II является фактически неизвестной, а если быть более точным то в значительной  мере искаженной, а сам император оболганным.

Долгое время усилиями идеологизированной пропаганды в массовом сознании не только в России, но и за ее пределами  навязывался образ никчемного безвольного правителя. В широкий же обиход вошли такие выражения, как: «кровавый», «николашка» и другие ярлыки, навешиваемые на него.

Целью подобного рода целенаправленной дискредитации являлось, с одной стороны, обоснование легитимности революций 1917 года (февральской и октябрьской) и их итогов, а с другой, ‒ нивелирование одного из наиболее знаковых злодеяний XX столетия ‒ убийства царя и его семьи.

Менее известны противоположные оценки личности Николая II. Тем не менее, и они были представлены в выражениях известных и авторитетных государственных и общественных деятелей того времени. В отличие от огульного охаивания императора, в них выражено стремление отразить весь драматизм ситуации и несправедливость по отношению к императору и памяти о нем.

Так, по мнению С. Ольденбурга, император Николай II  обладал совершенно исключительным личным обаянием. Он не любил торжеств, громких речей; этикет ему был в тягость. Ему было не по душе все показное, искусственное, всякая широковещательная реклама. В тесном кругу, в разговоре с глазу на глаз, он умел обворожить своих собеседников, будь то высшие сановники или рабочие посещаемой им мастерской. Его большие серые лучистые глаза дополняли речь, глядели прямо в душу. Эти природные данные еще более подчеркивались тщательным воспитанием. «Я в своей жизни не встречал человека более воспитанного, нежели ныне царствующий император Николай II», ‒ писал граф Витте уже в ту пору, когда он по существу являлся личным врагом государя…[14].

«Трусость и предательство, ‒ по словам всемирно известного российского адвоката А.Ф. Кони, ‒ прошли красной нитью через всю его жизнь, через всё его царствование, и в этом, а не в недостатке ума или воли, надо искать некоторые из причин того, чем закончилось для него и то, и другое».

«Трагедия жизни Николая II, ‒ по мнению, историка О. Платонов, ‒ состояла в неразрешимом противоречии между его глубочайшим убеждением хранить основы и традиции России и нигилистическими попытками значительной части образованных слоёв страны разрушить их» [18].

Николай II, был исключительно порядочным человеком и не мог представить себе, как можно проливать кровь своих соотечественников, будь они хоть и революционеры, желавшие его свержения. К этому же следует добавить и его особое чувство ответственности за судьбы вверенных ему страны и народа.

Если бы он подавил революционные выступления, так как в свое время Петр I стрелецкий бунт, или как Наполеон восстание парижан, то, он, по всей видимости, вошел бы в истории как Великий. Но, Николай II избрал другой путь, по аналогии с Сократом, испившим свою чашу с ядом. И в этом, очевидно, тоже своего рода величие императора, пожертвовавшего собой и своими близкими в надежде, что революция примет эти жертвы и будет предотвращено масштабное междоусобное кровопролитие – очередная Великая русская смута. Увы, Великой русской революции их жертва оказалось недостаточно.

Александр III со своей семьёй. Цесаревич Николай стоит позади отца

Данный очерк являет собой попытку сдвинуть массив лживых наслоений и представить личность императора как государственного деятеля и патриота России.

Николай Александрович Романов, старший сын императора Александра III и императрицы Марии Федоровны, родился 18 мая (6 мая по старому стилю) 1868 года в Царском Селе (ныне город Пушкин Пушкинского района Санкт-Петербурга).

Будучи наследником русского престола, он рос в атмосфере роскошного императорского двора, но в строгой и, по словам современников, спартанской обстановке. Его отец, император Александр III, и мать, императрица Мария Федоровна принципиально не допускали никаких слабостей и сантиментов в деле воспитания детей. Для них всегда был установлен жесткий распорядок дня, с обязательными ежедневными уроками, посещениями церковных служб, непременными визитами к родственникам, обязательным участием в множестве официальных церемоний. Дети спали на простых солдатских койках с жесткими подушками, по утрам принимали холодные ванны, на завтрак давали овсяную кашу [14].

В 8-летнем возрасте Николай начал получать общее образование в домашних условиях. Учебные занятия велись в течение 13 лет: первые восемь лет были посвящены предметам расширенного гимназического курса, где особое внимание уделялось изучению политической истории, русской литературы, английского, немецкого и французского языков.

Последующие пять лет посвящались изучению военного дела, юридических и экономических наук. Лекции будущему монарху читали лучшие ученые с мировым именем, которых лично подбирали для сына  Александр III и Мария Федоровна. Все они лишь читали лекции. Спрашивать, чтобы проверить, как усвоен материал, профессора не имели права.

С ранних лет страстью Николая было военное дело. Традиции офицерской среды и воинские уставы он знал в совершенстве. Безропотно переносил неудобства армейских буден на лагерных сборах или маневрах. Более того, по его словам, среди военных он отдыхал душой. «Я… страшно сроднился и полюбил службу; в особенности наших молодцов-солдат!» ‒ писал он об этом в своем дневнике.

Сразу же после рождения Николай был зачислен в списки нескольких гвардейских полков и назначен шефом 65-го пехотного московского полка. В пятилетнем возрасте был назначен шефом лейб-гвардии Резервного пехотного полка, а в 1875 году зачислен в лейб-гвардии Эриванский полк. В декабре 1875 года получил свое первое воинское звание ‒ прапорщика, в 1880 году был произведен в подпоручики, а через 4 года стал поручиком.

6 (18) мая 1884 года, по достижении совершеннолетия (для наследника), принёс присягу в Большой церкви Зимнего дворца  и поступил на действительную военную службу. К этому же времени относится и первый опубликованный от его имени документ ‒ рескрипт на имя московского генерал-губернатора В.А. Долгорукова о выделении 15 тысяч рублей для распределения, по усмотрению того, «между жителями Москвы, которые наиболее нуждаются в помощи».

В июле 1887 года Николай был произведен в штабс-капитаны и определен в лейб-гвардию Преображенского полка. Там он числился два года, исполняя обязанности взводного, а затем ротного командира. Затем для приобщения к кавалерийской службе отец перевел его в лейб-гвардии Гусарский полк, где Николай принял под командование эскадрон. Одновременно с воинской службой Николай продолжал обучение по специально написанной для него программе, соединявшей курс государственного и экономического отделений юридического факультета университета с курсом Академии Генерального штаба.

Помимо образовательных дисциплин в программу обучения входили путешествия по различным губерниям России, которые он совершал вместе с отцом. В довершение образования отец выделил в его распоряжение крейсер «Память Азова» в составе эскадры для путешествия на Дальний Восток. За девять месяцев Николай Александрович со свитой посетил Австро-Венгрию, Грецию, Египет, Индию, Китай, Японию[1], а позднее ‒ из Владивостока через всю Сибирь возвратился в столицу России.

Первое знакомство с государственными делами у наследника престола состоялось в 1889 году, когда он начал присутствовать на заседаниях Госсовета и Кабинета министров.

Таким образом, к  23 годам своей жизни Наследник был человеком, получившим обширные сведения в разных областях знания. В 1891 году он был произведен в звание капитана, а 6 (18) августа 1892 года  ‒ в полковники. В этом звании он до последнего служил России.

В октябре 1894 года, после смерти Александра III, Николай в возрасте 26 лет вступил на престол. При этом он сразу же развеял иллюзии либеральной и демократической общественности о возможных преобразованиях в политической сфере страны. Николай II никому никаких кардинальных перемен не обещал. Напротив, он намеревался продолжать продемонстрировавшую эффективность политику царя-миротворца Александра III.

Соответственно руководством к действиям для нового императора было политическое завещание отца: «Я завещаю тебе любить все, что служит ко благу, чести и достоинству России. Охраняй самодержавие, памятуя притом, что ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных перед Престолом Всевышнего. Вера в Бога и святость твоего царского долга да будет для тебя основой твоей жизни. Будь тверд и мужествен, не проявляй никогда слабости. Выслушивай всех, в этом нет ничего позорного, но слушайся самого себя и своей совести» [4].

Завещание отца стало главным императивом его жизни и деятельности, а главной целью своей политики Николай определил продолжение стремления Александра III «придать России больше внутреннего единства». В своем обращении к народу по случаю вступления на престол Николай II возвестил, что: «отныне Он… приемлет священный обет перед лицом Всевышнего всегда иметь единой целью мирное преуспеяние, могущество и славу дорогой России и устроение счастья всех Его верноподданных» [8].

Коронация императора и его супруги состоялась 14 (26) мая 1896 года. В преддверии коронации Николай II издал манифест, в котором объявлялась амнистия заключённых по мягким правонарушениям, а также большое списание долгов и прочих задолженностей с населения и облегчение в налогах [19].

В последующем предполагалось проведение торжеств по случаю коронации. Ничто, казалось бы, не предвещало беды, но она произошла через несколько дней, 18 мая 1896 года на Ходынском поле на окраине Москвы. В результате массовой давки во время раздачи царских подарков погибли 1391 человек и 900 человек было покалечено.

Это трагедия вошла в историю как Ходынская катастрофа, ответственность за которую либеральная и революционная общественность сразу возложила на Николая II. Хотя, по сути, имела места трагическая случайность, вызванная провокационными слухами, распространившимися в толпе о том, что на всех подарков  царя не хватит. Вследствие этого толпа бросилась к раздатчикам  подарков, сминая все на своем пути. Напор был столь сильный, что толпу не смогли сдержать специально выделенные для обеспечения порядка 1800 полицейских.

Одним из снований обвинений Николая II стало, что император не объявил траур и даже посетил бал во французском посольстве. По всей видимости, это, конечно же, было ошибкой, но абсолютно немотивированной и не заслуживающей последующей обструкции императора. Очевидно, это можно было объяснить сравнительной молодостью императора (ему было всего 26 лет), а также тем, что само по себе событие явилось экстраординарным, не имевшим аналога и соответственно определенного опыта реагирования на него.

Тем не мене последующие действия императора, свидетельствовали о том, что он полностью контролировал ситуацию и принял необходимые в подобных случаях меры.

Так, семьям пострадавших и погибших была выплачена большая материальная компенсация. В общей сложности императорская семья пожертвовала пострадавшим и членам  семей жертв порядка 90 тыс. рублей, что по современному курсу фактически превышает сумму в более чем 100 млн. руб. Помимо этого Николай II лично навестил пострадавших. Были приняты меры по привлечению к ответственности лиц, не обеспечивших безопасность людей. Со своих должностей были уволены ответственные за организацию празднеств, а Московский обер-полицейский А. Власовский был даже привлечен к суду за гибель людей на Ходынском поле.

Тем не менее, все эти меры, были проигнорированы либеральной и революционной общественностью, использовавшей трагедию на Ходынском поле для черного пиара и «расшатывания» ситуации в стране. Поэтому все последующие действия руководства страны расценивались исключительно в негативной коннотации.

Между тем в России уже в 1894 году начались масштабные преобразования в социально-экономической сфере, итогом которых стало ее преображение в одно из наиболее динамично развивающихся государств мирового сообщества того времени.

Свидетельством этому является то, что в период с 1880 по 1910 годы темпы роста продукции российской промышленности превышали 9% в год. По этому показателю Россия вышла на первое место в мире, опередив даже стремительно развивающиеся Соединенные Штаты Америки. Наиболее высокие темпы роста показала металлообрабатывающая промышленность. Её продукция выросла на 80%. К 1900 году Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. К концу 1903 года в стране действовало 23 тыс. фабрично-заводских предприятий с числом рабочих примерно 2200 тыс. человек. В 1897 году была введена винная монополия, одновременно с этим была безболезненно проведена важная денежная реформа – переход на золотую валюту[2], упрочивший международное финансовое положение России.

Россия к этому времени стала крупнейшим производителем и экспортером хлеба и льна, ряда продуктов животноводства. На ее долю приходилось 2/5 всего мирового экспорта крестьянской продукции.

Одновременно с этим Россия продолжала укреплять свое международное положение и авторитет. В результате в мае 1899 года по инициативе Николая II в Гааге открылась первая мирная конференция по разоружению. В ней участвовали 20 европейских государств, 4 азиатских, 2 американских. В ходе работы этой и последующей конференции в Гааге (1907 год), также созванной по инициативе России         был принят ряд международных конвенций, регулирующих поведение воюющих сторон в период вооруженных конфликтов и, соответственно, ограничения вооруженного насилия. В результате было сформировано  право вооруженных конфликтов. При этом, очевидно, что его важнейшим источником являются мирные инициативы именно России. Вплоть до настоящего времени положения этих конвенций остаются сводом общепризнанных принципов и норм международного права, относящихся к войне, а их нарушение – преступлением по международному праву.

Тем временем международная обстановка в значительной мере обострялась агрессивными экспансионистскими устремлениями ряда стран. В Европе таковым центром эскалации напряженности являлась Германия, в Азии – Япония.

Камнем преткновения в российско-японских отношениях в начале XX века были притязания Японии на исключительное влияние в Китае, Корее и Маньчжурии. Особое значение в этом плане имела аренда Россией Ляодунского полуострова, постройка Китайско-Восточной железной дороги и основание военно-морской базы в Порт-Артуре, а также в целом растущее влияние России в Манчжурии.

Неприятия этого стало следствием разрыва дипломатических отношений 24 января (6 февраля) 1904 года по инициативе Японии, а уже 26 января (8 февраля) 1904 года японский флот без объявления войны атаковал порт-артурскую эскадру. На следующий день, 27 января (9 февраля) 1904 года, Россия объявила Японии войну.

Удаленность театра военных действий, необходимость переброски крупных группировок войск с западной части территории страны на Дальний Восток, а также ряд других причин предопределили неблагоприятные условия начало военной кампании. В результате русские войска потерпели ряд поражений. В декабре 1904 года после 11-ти месячной героической обороны был сдан Порт-Артур. В марте 1905 года русские войска оставили Мукден, а в мае 1905 года произошло неудачное для русского флота Цусимское сражение.

Тем не менее, ситуация не была катастрофической и Россия вполне могла продолжать войну. Ее экономика динамично развивалась и военные расходы не оказывали на это значимого влияния. В то же время для Японии продолжение войны могло привести к катастрофическим последствиям. Так, по мнению американского исследователя  Т. Деннетта «Япония была истощена уже к концу мая, и только заключение мира спасло её от крушения или полного поражения в столкновении с Россией» [31].  Полученные на проведение войны четыре иностранных займа тяжёлым грузом легли на японский бюджет. В середине года Япония была вынуждена взять новый заём.

Осознание того, что продолжение войны по причине отсутствия финансирования становится невозможным, стало причиной того, что японское правительство через американского посла ещё в марте 1905 года довело до сведения президента США Т. Рузвельта желание войну закончить. Расчёт делался на посредничество США, что в итоге и произошло.

Для России так же важно было закончить войну в связи с тем, что в этот период в стране начиналась первая революция XX века – 1905 – 1907 годов. Россия в очередной раз вступала в период смуты. Война в условиях революции закономерно обрекала государство на гибель, что со всей очевидностью и подтвердили события 1917 года.

Вследствие этого император, получив 23 мая (5 июня) 1905 года предложение президента Т. Рузвельта о посредничестве согласился на переговоры о заключении мира. Договор о мире был подписан 23 августа (5 сентября) 1905 года в г. Портсмуте (США). По его условиям Россия признала Корею сферой влияния Японии, уступала Японии Южный Сахалин и права на Ляодунский полуостров с городами Порт-Артур и Дальний. При этом императором категорически были отвергнуты какие-либо денежные контрибуции.

Япония, таким образом, вышла победителем из войны во многом благодаря подрывной деятельности российской либеральной и революционной общественности.

В тоже время подписанный договор и прекращение войны не привели к стабилизации внутриполитической ситуации в России. Маховик революции, запущенный еще в 1904 году  уже не мог быть остановлен только лишь прекращением войны, а также некоторыми уступками, на которые пошло руководство страны. Так, после убийства эсеровским боевиком министра внутренних дел В.К. Плеве на его пост был назначен считавшийся либералом П.Д. Святополк-Мирский. Помимо этого 12 декабря 1904 года был издан Указ императора «О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка», обещавший расширение прав земств, страхование рабочих, эмансипацию инородцев и иноверцев, устранение цензуры.

Кульминационным моментом в первой русской революции стали события 9 января 1905 года, вошедшие в анналы истории как «кровавое воскресенье» и представлявшиеся в революционной и советской публицистике исключительно как расстрел мирного шествия рабочих «кровавым» царизмом, не желавшим удовлетворять их нужды. Следует отметить, что причины для недовольства действительно были: имелись проблемы с зарплатами, с продолжительностью рабочего дня и с отсутствием социального страхования. Но эти проблемы решались. И поэтому массовых забастовок со стороны рабочего движения не было. Вплоть до 1905 года бастовало менее 5 % рабочих ежегодно. Рост забастовочного движения начался только лишь с началом 1905 года.

Примечательно, что событиям 9 января предшествовал ничтожный по своей значимости конфликт на Путиловском заводе из-за увольнения мастером А. Тетявкиным 4 рабочих, входивших в организацию  «Собрание русских фабрично-заводских рабочих». 3 января данная организация, созданная и возглавляемая священником-расстригой Г. Гапоном (!), воспользовавшись конфликтной ситуацией, объявила о забастовке.

В первый день забастовали рабочие Путиловского завода ‒ 12,6 тыс. человек. Большая численность этой забастовки вдохновила организаторов на её расширение за счёт привлечения рабочих других предприятий. 4 января остановились Невский и Обуховский заводы, а 5 января ‒ Франко-русский механический и Семянниковский заводы. К 6 января бастовало 40 тысяч человек, к 7 января ‒ 105 тыс. человек, а 8 января ‒ уже около 111 тысяч человек.

Таким образом, у истоков первой русской революции (1905 – 1907 гг.) и фактически ее лидером, по крайней мере, на начальном этапе явился никто иной, как поп Г. Гапон – один из функционеров партии эсеров и по совместительству агент охранного отделения полиции. Именно по его инициативе и было назначено и срежиссировано  шествие рабочих к Зимнему дворцу.

При этом, призвав рабочих на мирную демонстрацию к Зимнему дворцу, инициаторы шествия изначально готовили столкновение с войсками. Рабочим объявили о Крестном ходе, который, действительно, начался с молебна о здравии царской семьи. Однако в текст петиции без ведома рабочих были внесены откровенно провокационные политические требования, такие как: прекращение войны с Японией, созыв Учредительного собрания, полное освобождение от налогов  … и, наконец, «клятвы Царя перед народом» (!).

При этом Гапон прекрасно понимал, что готовит провокацию. Примечательно, что еще 7 января на совещании с представителями революционных партий (меньшевиками и эсерами) Г. Гапон заявил: «За мной стоит 150 000 человек; 9-го мы идём подать петицию; если её не примут, мы ставим всё на карту и подымем восстание; согласны?» [16]. А, в преддверии самого шествия, на митинге он призывал: «Если… не пропустят, то мы силой прорвемся. Если войска будут в нас стрелять, мы будем обороняться. Часть войск перейдет на нашу сторону, и тогда мы устроим революцию. Устроим баррикады, разгромим оружейные магазины, разобьем тюрьму, займем телеграф и телефон. Эсеры обещали бомбы… и наша возьмет» (отчет о демонстрации в «Искре» № 86) [21].

Таким образом, Г. Гапон и те, кто за ним стоял, организовывая шествие, заранее знали, что будут жертвы, и, таким образом, сознательно отправили рабочих на гибель. При этом то, что Николая II в городе уже не было (с 6 января он находился в Царском селе) для Гапона и его соратников значения не имело. Необходимо было организовать шествие именно к царю, потому, что ни к кому другому рабочие бы не пошли. Весь день 8 января руководители движения объезжали город и на митингах призывали идти к дворцу. Там, где Гапон сомневался в аудитории, он успокаивал, говоря, что никакой опасности нет, что царь примет петицию и все будет хорошо. Там, где настроение было более революционным, он говорил, что если царь не примет требований рабочих ‒ «тогда нет у нас царя» [14].

Стремясь предотвратить трагедию, власти выпустили объявление, запрещающее шествие 9 января и предупреждающее об опасности. Но, симптоматично, что, вся пресса забастовала именно 9 января. Это лишило возможности распространить объявления от градоначальника, предупреждавшие, что шествия запрещены, и что участвовать в них опасно. Они были расклеены по городу только вечером 8 января и то в ограниченном количестве.

Петербургские власти, собравшиеся вечером 8 января на совещание, понимая, что остановить рабочих уже невозможно, приняли решение не допустить их в центр города. Главная задача состояла в том, чтобы предотвратить беспорядки, неизбежную давку и гибель людей в результате стекания огромных масс с четырёх сторон на узком пространстве Невского проспекта и Дворцовой площади, среди набережных и каналов [5].

9 (22) января 1905 колонны рабочих во главе со священником Гапоном двинулись с разных концов города к Зимнему дворцу. Наэлектризованные революционной пропагандой, рабочие упорно стремились к центру города.

В это же время в городе распространялись подстрекательские листовки. В скоплениях рабочих было замечено немало провокаторов. Были повалены телефонные столбы и построены баррикады в нескольких местах, разгромлены две оружейных лавки и полицейский участок, предприняты попытки захватить тюрьму и телеграф.

В ходе шествия были провокационные выстрелы в полицию из толпы. Первое столкновение рабочих с полицией произошло у Нарвских ворот в 12 часов. Вышедшие навстречу толпе представители полиции уговаривали рабочих не идти в город, предупреждали, что в противном случае войска будут стрелять по ним. Между тем, толпы рабочих находились в возбуждённом состоянии, наэлектризованные агитацией, не слушали предупреждений и продолжали двигаться к Зимнему дворцу.

Чтобы предотвратить скопление 150-тысячной толпы в центре города, войска вынуждены были произвести по колоннам ружейные залпы.

По официальным данным, за день 9 (22) января 1905 года было убито 130 и ранено 299 человек. Что же касается оппозиционных СМИ и представителях революционных кругов, то они откровенно врали о тысячах жертв, замученных «кровавым» режимом, и что якобы Николай II лично отдал приказ на расстрел. И то, и другое, конечно же, являлось ложью, направленной на дальнейшую дестабилизацию внутриполитической обстановки.

Что, касается причастности самого Николая II к событиям 9 января, то он в период с 6 по 11 января находился в Царском селе и не мог отдавать приказ о применении оружия. Эти решения принимались на месте и в соответствии со складывающейся обстановкой. Войска и полиция действовали согласно имевшимся на тот момент уставам, регламентировавшим применение оружия.

Особым же цинизмом отличались заявления представителей революционной и либеральной общественности о количестве жертв. Так, в частности В.И. Ленин в своей статье «Революционные дни» писал: «По последним газетным известиям, журналисты 13-го января подали министру внутренних дел список 4600 убитых и раненых, список, составленный репортёрами. … Победа самодержавия над безоружным народом стоила не меньше жертв, чем большие сражения в Маньчжурии» [11].

Таким образом, вождю мирового пролетариата очень уж хотелось, чтобы на алтарь революции было положено как можно больше жертв. Погибшие рабочие должны были сыграть роль «сакральной жертвы», увеличивавшей шансы революции. Поэтому В.И. Ленин и завышал количество жертв, выдавая желаемое за действительность.

События 9 января 1905 года стали поворотным моментом в русской истории и положили начало первой русской революции. У этой революции, особенно ее начального этапа, по-прежнему много «белых пятен», с одной стороны, а с другой, – очевидно сходство с реализуемыми в настоящее время технологиями, так называемых цветных революций. Сама по себе акция с заведомыми жертвами – по сути дела, грандиозная провокация, направленная на подрыв устоев российской государственности. Такая же, как и государственный переворот на Украине в феврале 2014 года, события «арабской весны» 2010 – 2012 годов, 9 апреля 1989 года в Тбилиси, 20 января 1990 года – в Баку, 13 января 1991 года – в Вильнюсе  и т.д.

Есть еще один принципиальный момент, который характеризует провокационность событий 9 января 1905 года – иностранное вмешательство. Всякая революция требует оружия и денег, революция в такой стране как Россия – безусловно, больших денег и большого количества оружия. И то, и другое первая русская революция получила – от тех, кто в наибольшей степени был заинтересован в дестабилизации ситуации в стране. Больше всех в этом была заинтересована Япония [9], но не только она. Значительные финансовые средства на революцию 1905 года поступили также из США. По традиции свою подрывную роль сыграла и Великобритания, приняв участие в снабжении революционных группировок оружием[3].

Для руководства же страны и самого императора события 9 января стали трагедией. Для преодоления ее последствий были приняты сравнительно эффективные и бескровные меры по прекращению беспорядков в Петербурге, а всем пострадавшим и семьям погибших по распоряжению Николая II были выплачены пособия размером в полуторагодичный заработок квалифицированного рабочего [14][4]. 19 января состоялась встреча императора с рабочими в Зимнем дворце, в ходе которой, со стороны рабочих было выражено сожаление участием в провокационных действиях Г.Гапона и его сподвижников.

Таким образом, казалось бы, были приняты все необходимые меры для стабилизации внутриполитической ситуации в стране.

Между тем, запущенный революцией маховик, остановлен не был. Представителям революционных партий необходимо было не реальное улучшение жизни рабочих, а смена власти – свержение самодержавия, любой ценой, в том числе посредством революционного террора. С этого времени страну вступила в полосу масштабного эсеровского и анархистского индивидуального террора.

Одним из первых резонансных терактов стало убийство 4 февраля в Кремле Московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, которого эсеры считали оплотом консерватизма в России.

В последующем теракты приняли массовый, системный характер. Людей убили только за то, что они находились на государственной службе. В  результате революционного террора в 1905-1907 году были убиты тысячи чиновников, офицеров и полицейских [15][5]. Жертвами терактов становились и обычные граждане, вследствие избранной боевиками тактики «выстрелил и смешался с толпой».

Одновременно с этим под воздействием революционной пропаганды массовые беспорядки начались в национальных окраинах (в Польше, Прибалтике, Грузии). В Прибалтике «лесные братья» начали вырезать местных немецких помещиков, на Кавказе началась армяно-татарская (армяно-азербайджанская)[6] резня, жертвами которой стали тысячи человек.

В этих условиях у Николая II был выбор: введение военной диктатуры в стране, что в общем-то в условиях воюющей страны было бы вполне оправданно, или же пойти на уступки политическим требования об ограничении своей власти. Император не пошел ни на чрезвычайно радикальный шаг, ни уговоры  об уступках революционерам, осознавая, что в первом случае, это приведет к жертвам среди населения, а во втором, ‒ лишь   вдохновит экстремистов на выдвижение еще более радикальных требований.

Осознавая, что перемены в политической системе необходимы, Николай II все же отложил их реализацию до стабилизации внутриполитической ситуации в стране. Главным императивом  его действий стал принцип «сначала успокоение, а затем реформы».

И они действительно начали реализовываться. 6 (19) августа 1905 года были подписаны Манифест об учреждении Государственной думы, «как законосовещательного установления, коему предоставляется предварительная разработка и обсуждение законодательных предложений и рассмотрение росписи государственных доходов и расходов» и закон о Государственной думе и положение о выборах в Думу [12]. Законом 27 августа была определена широкая автономия высшим учебным заведениям, в соответствии с которой весь внутренний порядок передавался в руки коллегии профессоров и выборных ими ректоров.

При этом издание этих документов, означавших, по сути, начало крупномасштабной политической реформы в стране не носило вынужденный характер, а было продиктовано осознанием Николая II необходимости перемен в политическом устройстве страны.

Но набиравшая силы революция перешагнула через акты 6 августа. Вторая половина 1905 года была отмечена многочисленными волнениями в университетах и в духовных семинариях. В университетах и других учебных заведениях стали устраиваться студенческие сходки.  Этим воспользовались различного рода революционные партии, ставшие превращать студенческие сходки в народные митинги, на которых обсуждались уже не учебные, а политические вопросы.  Попутно выдвигались требования о том, чтобы уж не профессура, а студенты распоряжались в университетах. В Петербурге был объявлен «бойкот» семи профессорам «за реакционное направление»; сходка постановила не допускать их лекций [14].

Под воздействием революционной пропаганды произошли восстания на флоте: в Кронштадте, Севастополе, Либаве, Владивостоке, на броненосце «Потемкин» и крейсере «Очаков».

В октябре 1905 года вся страна была парализована забастовкой железнодорожников. 7 октября забастовали служащие Московско-Казанской железной дороги. На следующий день стали Ярославская, Курская, Нижегородская, Рязанско-Уральская дороги. Забастовщики валили телеграфные столбы, чтобы остановить движение там, где находились желающие работать. 10 октября стала и Николаевская дорога: Москва была отрезана от внешнего мира. В тот же день была объявлена всероссийская политическая стачка, в которой приняло участие более 2 млн. человек,

Столь масштабное забастовочное движение негативно отразилось на условиях жизни и деятельности уже не только власти, но и простых граждан. В результате стихийно стало формироваться контрреволюционное движение, ставшее известным как «черная сотня». Хотя, по мнению П.А. Столыпина,   это была «не черная сотня, а черные миллионы», людей, которые не принимали революцию, но в то же время были вовлечены в нее [25].

Столкновения между сторонниками и противниками революции обретали все более системный и ожесточенный характер. Страна, по сути, находилась на грани гражданской войны уже осенью 1905 года.

В этих условиях, Николай II уже вынужден был принимать кардинальные решения. И опять вопрос стоял или о введение военной диктатуры или хотя бы военного положения, или же осуществлять дальнейшее преобразования в политическом устройстве страны. Император избрал второй путь – путь реформирования.

17 (30) октября 1905 Николай II подписал Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», даровавший свободы гражданам России. Манифест провозглашал «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов». Расширялись избирательные права граждан, учреждался новый представительный орган  власти с законодательными правами ‒ Государственная Дума. Документ завершался призывом «ко всем верным сынам России помочь прекращению… неслыханной смуты» и вместе с государем «напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле».

Одновременно с этим было разрешено существование профсоюзов, демократических партий; в стране издавались тысячи периодических изданий; были изданы законы об улучшении условий труда рабочих: нормирование рабочего времени, выбор рабочих старост, вознаграждение при несчастных случаях на производстве, обязательное страхование рабочих от болезней, по инвалидности и старости.

Через три недели после манифеста были амнистированы политические заключённые, кроме осуждённых за терроризм; указ 24 ноября (7 декабря) 1905 отменял предварительную как общую, так и духовную цензуру для повременных (периодических) изданий, выходящих в городах империи (26 апреля 1906 года была отменена всякая цензура).

После опубликования манифестов забастовки пошли на убыль, но уже в декабре 1905 года под влиянием революционной пропаганды, ситуация в стране, особенно в столичных центрах вновь обострилась. Революционные партии (социал-демократы, эсеры, анархисты) расценивали Октябрьский манифест как слабость государственной власти и призвали к ужесточению борьбы с самодержавием. Была начата подготовка к вооруженному восстанию.

Благодаря принятым мерам, восстание захлебнулось, так и не начавшись. Вооруженные столкновения произошли только лишь в Москве в период с 10 по 18 декабря, известное как декабрьское восстание. Благодаря принятым мерам восстание было раздроблено и приняло очаговый характер. Немаловажную роль сыграло также и то, что лидеры революционных партий от самого восстания старались держаться на безопасном расстоянии. Руководство восстанием осуществляли районные комитеты Советов и уполномоченные Московского комитета РСДРП в этих районах. При этом численность восставших, по различным данным не превышала 1000 – 1500 человек [28]. Население же Москвы не поддержало восставших, восстание, таким образом, не обрело всенародного характера. По сути, имел место банальный мятеж, который был подавлен подразделениями Семеновского и Сумского  полков, при участии казачьих разъездов.

Провал вооруженного восстания и отсутствие массовой поддержки, в том числе в рабочей среде, вынудил лидеров революционного движения перейти к иной тактике утверждения  революционных идеалов – революционному террору. В результате терактов в 1906 году было убито 768 и ранено 820 представителей власти, а в 1907 году каждый день от рук террористов погибало в среднем 18 человек.

В 1906 году начала работать учрежденная царским манифестом Государственная дума. Впервые в отечественной истории император стал править при наличии выборного от населения представительного органа. Россия постепенно начала преобразовываться в конституционную монархию.

На открытии Думы 27 апреля 1906 года выступил Николай II, призвавший в своей речи депутатов к работе на благо России. «С пламенной верой в светлое будущее России Я приветствую в лице вашем тех лучших людей, которых Я повелел возлюбленным Моим подданным выбрать от себя. Трудная и сложная работа предстоит вам. Верю, что любовь к Родине и горячее желание послужить ей воодушевят и сплотят вас. Я же буду охранять непоколебимыми установления, Мною дарованные, с твердой уверенностью, что вы отдадите все свои силы на самоотверженное служение отечеству» [7].

Тронная речь императора Николая II во время открытия I государственной думы в Зимнем дворце 27 апреля 1906 года

Тем не менее, как показали дальнейшие события, большая часть  депутатов не были настроена на конструктивное взаимодействие с главой государства. В работе Думы стали преобладать популистские и радикально-революционные настроения. В конечном итоге, после того, как Дума превысила свои полномочия по ряду вопросов (аграрному, ответственности правительства, амнистии и др.), она была распущена 9 июня 1906 года, просуществовав всего лишь 72 дня.

После новых выборов открылась (20 февраля 1907 года) Вторая Государственная дума. На ее открытии выступал уже не император, а председатель правительства П.А. Столыпин, представивший свою широкую программу реформ. Тем не менее, новый состав Думы, оказался еще более радикален. Все предложения правительства отвергались, главным же рефреном работы Думы стал лозунг «долой самодержавие». Левые депутаты открыто призывали народ к восстанию, кадеты демонстративно молчали. Именно в этот период прозвучало известное выражение П.А. Столыпина в ответ на выпады оппозиции: «Не запугаете».

О радикализме Думы свидетельствует и то, что депутаты отказались осудить восхваление террора в печати и антиправительственную пропаганду в армии, отвергла все земельные законы П.А. Столыпина, вновь потребовала отнимать у помещиков землю силой (что должно было разрушить 130 тысяч культурных хозяйств, а крестьянам дать лишь незначительные прирезки). Не нравились думцам и призывы П.А. Столыпина «хранить исторические заветы России», сделать государственный курс национально-русским. Именно тогда прозвучала еще одна историческая фраза П.А. Столыпина: «Противники государственности хотят освободиться от исторического прошлого России. Нам предлагают среди других сильных и крепких народов превратить Россию в развалины – чтобы на этих развалинах строить неведомое нам отечество… Им нужны – великие потрясения, нам нужна – великая Россия!» [26].

В конечном итоге, радикализм Второй Думы, а также провоцирование ею антиправительственных выступлений стали настолько очевидны, что решением императора 3 июня 1907 года она была распущена, так и не приняв ни одного закона.

С этого момента принято считать окончание первой русской революции. Этому способствовали меры не только, политического, но и репрессивного характера. С августа 1906 года по апрель 1907 года в стране действовали военно-полевые суды для борьбы с распространением террора.

Еще более значимым фактором стабилизации ситуации в стране стало назначение в июне 1906 года председателем Совета министров П.А. Столыпина, оказавшегося верным соратником и единомышленником императора. Во многом именно благодаря реформам П.А. Столыпина, поддержанным императором, в России начался подъем в экономической и социальной сферах и стабилизации внутриполитической ситуации. Одним из главных направлений своей деятельности П.А. Столыпин видел в осуществлении аграрной реформы, от реализации которой, по его мнению, зависит дальнейшее развитие страны.

Представляя свой план реформы Государственной думе, он в частности заявил: «На очереди главная наша задача ‒ укрепить низы. В них вся сила страны. Их более 100 миллионов и будут здоровы и крепки корни у государства, поверьте ‒ и слова Русского Правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед целым миром… Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа ‒ вот девиз для нас всех, Русских. Дайте Государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России» [3].

В результате реформы произошел быстрый рост аграрного производства, увеличение емкости внутреннего рынка, возрастание экспорта сельскохозяйственной продукции, причем торговый баланс России приобретал все более активный характер.

В тот же период в России были проведены и другие реформы, введено фабричное законодательство, принято несколько законов об обязательном страховании рабочих и всеобщем начальном образовании, а также отменен налоговый сбор с землевладельцев польского происхождения и отменена мера наказания, такая как ссылка в Сибирь.

Плоды созидательной деятельности начали проявляться уже в 1909 году, когда Россия  вновь по основным показателям социально-экономического развития стала выходить на ведущие позиции в мире.

Все это не могло не вызвать отторжение у многочисленных недругов России, как внешних, так и внутренних, главной целью которых стало устранение П.А. Столыпина. Так, по свидетельству историка А.В. Зиньковского: «Социалисты ни в своей программе, ни в своих выступлениях в Государственной думе не скрывали, что они вообще против существующего государственного монархического строя, и были того мнения, что пока у власти будет находиться Столыпин, то им ни при каких условиях не удастся добиться свержения существующего государственного строя и захвата власти в свои руки.

Поэтому террористическая группа социал-революционеров с самого вступления Столыпина на пост министра внутренних дел и Председателя Советов министров в плоть до его смерти принимали все меры к тому, чтобы путем покушений на него добиться его смерти» [3]. И они этого добились, 1 сентября 1911 года в Киеве в городском театре (ныне Национальная опера Украины) на П.А. Столыпина было совершено очередное покушение, в ходе которого он был смертельно ранен. Прежде чем потерять сознание Петр Аркадьевич, по свидетельству очевидцев, перекрестил императора и произнес «Счастлив умереть за царя» [27].

Гибель П.А. Столыпина стало большой утратой как для России в целом, так и непосредственно для императора Николая II.

Тем не менее, начатые П.А.Столыпиным реформы не были свернуты, напротив они были далее развиты уже под руководством непосредственно императора. Россия продолжала эффективно и динамично развиваться. Пиком развития страны в этот период принято считать последний предвоенный год – 1913.

К этому времени Россия уверенно вышла по основным показателям социально-экономического развития на ведущие позиции в мире.

В 1913 году, накануне Первой Мировой войны, экономика (то есть ВВП) Российской Империи росла одними из самых быстрых темпов в мире, и занимала 3-4 место в мире и 2-3 место в Европе. ВВП Российской Империи в 1913 году составлял порядка 464 млрд. долл. И уступал лишь ВВП Британской империи со всеми ее колониями (986 млрд. долл.) и США (917 млрд. долл.) [10].

В период с 1893 по 1913 годы государственный бюджет России вырос в 3,3 раза и составил 3,4 миллиарда рублей [17].  Золотой запас России вырос в 3,7 раза, составлял в 1914 году 1 миллиард 695 миллионов рублей и был крупнейшим в мире[7].

По темпам роста национального дохода Российская империя опережала многие страны, а в отдельные периоды, например, с 1908 по 1917 год российские темпы роста были одними из самых высоких в мире на то время ‒ свыше 7 % в отдельные годы [1].

Россия превращалась в аграрно-индустриальную страну. При этом именно Россия, а не США, Канада или Аргентина была главным мировым экспортером зерновых.

Успешно развивались не только сельское хозяйство, металлургия, нефтяная, лесная отрасли, но и самые передовые: химия, электротехника, машиностроение (с 1909 по 1913 годы производство двигателей внутреннего сгорания выросло на 283,5 %), авиастроение (достаточно назвать самые мощные в мире самолеты «Витязь» и «Илья Муромец» И.И. Сикорского).

По добыче нефти Россия заняла первое место в мире в 1901 году, обогнав американских добытчиков, и стала претендовать на звание глобальной энергетической державы. Впоследствии американцы вернулись на первое место, однако второе место прочно занималось Россией.

По уровню производства электроэнергии в 1913 году Россия находилась на четвёртом месте в мире  после США, Германии и Великобритании. За всё время правления Николая II выработка электроэнергии выросла в 100 раз, были разработаны первые планы электрификации всей страны, предшествующие знаменитому плану ГОЭЛРО [29].

Большое значение император придавал развитию железных дорог. В период его правления была построена самая грандиозная железная дорога России и мира ‒ Транссибирская магистраль, соединившая европейскую часть страны и Урал с Дальним Востоком. Ещё одна стратегическая магистраль ‒ Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) ‒ была построена на территории соседнего Китая [22]. Всего же в период с 1880 по 1917 год было построено 58 251 км железных дорог, ежегодный прирост составил 1575 км. В итоге, к 1917 году по длине железных дорог Российская Империя занимала второе место в мире, уступая лишь США [24].

Правление Николая II характеризовалось также значительным общественным прогрессом.

Были достигнуты выдающиеся для того времени результаты в системе образования. Усилились темпы строительства школьных сетей, увеличилось число учеников, росли объёмы средств, выделяемых на образование.

Российская инженерная школа и в целом высшее образование по числу студентов вышли на первое место в Европе.  Накануне войны в России действовало более ста вузов с 150 000 студентов (во Франции – около 40 000 студентов).  Высокое качество работы системы высшего образования в тот период можно косвенно оценить по масштабному росту числа открытий и изобретений, сделанных в России, а также по росту числа выдающихся писателей, поэтов, художников на рубеже XIX ‒ XX веков.

Произошли качественные изменения в системе российского здравоохранения. Это выразилось в 4-х кратном увеличении количества больниц и 2-х кратном – врачей. Массовое здравоохранение впервые охватили большинство населения страны. Николай II поддержал внедрение в Российской империи территориальной системы врачебных участков, которой не было нигде в мире. В этот период сложилась трёхзвенная структура медицинской помощи населению: врачебный участок, уездная больница, губернская больница. Лечение в этих медицинских учреждениях было бесплатным [23].

Повышение уровня жизни стимулировало рост населения. За время царствования Николая II население Российской империи увеличилось на 40%, со 120 до примерно 180 млн. человек (больше, чем при любом другом правителе России).

Эти и многие другие показатели свидетельствовали о том, что у России был лидер, под руководством которого страна без каких-либо особых потрясений развивалась эффективно, и никаких предпосылок для социально-политических катаклизмов не было.

Подъем России в начале ХХ века подтверждали и многие западные ученые. Так, профессор Эдинбургского университета Ч. Саролеа писал в работе «Правда о царизме»: «Одним из наиболее частых выпадов против Русской Монархии было утверждение, что она реакционна и обскурантна, что она враг просвещения и прогресса. На самом деле она была, по всей вероятности, самым прогрессивным правительством в Европе… Легко опровергнуть мнение, что русский народ отвергал царизм и что революция застала Россию в состоянии упадка, развала и истощения…» [13].

Для политического кризиса в России нужно было некое экстраординарное событие. Таковым и стала Первая мировая война, а точнее ее итоги. Не вдаваясь в детальный анализ причин ее начала, следует отметить, что война была неизбежна. И это осознавали как в России, так и в мире. Вследствие этого к войне готовились, готовилась и Россия.  Наряду с экономическими реформами, большое внимание императором было уделено военному строительству, подготовке армии и флота к новой войне. В результате Россия получила боеспособные армию и флот. Как отмечал по этому поводу Н.А. Лохвицкий, «Девять лет понадобилось Петру Великому, чтобы Нарвских побежденных обратить в Полтавских победителей. Последний Верховный Главнокомандующий Императорской Армии ‒ Император Николай II ‒ сделал ту же великую работу за полтора года» [14].

Начало войны, сразу же получившее название Второй Отечественной, поддержало все общество. Даже оппозиция, как в Государственной Думе, так и за ее пределами выступила в поддержку правительства в войне. Из знаковых политических деятелей того времени только лишь В.И. Ленин определял  поражение царизма (России) как наименьшее зло. Примечательно, что эту его позицию не поддержали даже его ближайшие сподвижники: Г.В. Плеханов и Л.Д. Троцкий.

Сама по себе война, проходившая для России на широком фронте от Прибалтики до Восточной Анатолии (азиатской Турции) на начальном этапе традиционно приняла тяжелый характер, обусловленный рядом причин, среди которых наиболее значимыми были несогласованность командования фронтов. Это стало следствием катастрофы в Восточной Пруссии, когда преследуя отступающего противника, 2-ая армия генерала А.В. Самсонова оказалась в кольце и погибла. В результате операция, начинавшаяся вполне успешно, закончилась поражением.

При этом ценой своего самопожертвования русская армия фактически спасла Францию. Как писали французские газеты в августе 1914 года: «русская армия вынудила германское командование в срочном порядке перебросить из Франции на восточный фронт 2 корпуса и 2 дивизии, что стало одним из главных факторов «чуда на Марне», когда немцы были отброшены от стен Парижа» [30].

Более успешными были действия русских войск в Галиции и на территории Царства Польского. В результате Варшавско-Ивангородской и Лодзинской операций удалось стабилизировать фронт на территории Польши, в результате  Галицийской – была занята значительная часть Галиции и Буковины.

Военные действия в 1915 году происходили с переменным успехом. Было успешное наступление в Карпатах и взятие Перемышля, но был и Горлицкий прорыв немецко-австрийских войск, в результате которого противнику  удалось не только остановить наступление русских войск, но и вынудить к отступлению в Галиции. В мае 1915 года началось так называемое «Великое отступление», в результате которого русские войска вынуждены были оставить Галицию, часть Прибалтики, Польши и Белоруссии.

Главными причинами неудач Русской армии этого периода являлся так называемый снарядный голод. Русское производство снарядов достигало около 100 000 штук в месяц, тогда как расход превышал миллион [14].  В результате у противника в плане огневого поражения было практически 10-ти кратное превосходство. Имели место и ошибки в управлении войсками на уровне Верховного главного командования.

Все это в совокупности вынудило императора возложить Верховное главнокомандование на себя. Решение императора положило конец возникшему в стране «двоевластию», объединив в своем лице как гражданскую, так и военную власть.

Принятие Николаем II Верховного главнокомандования своим военным итогом имело коренной перелом на Восточном фронте в пользу России, поскольку привело к прекращению «Великого отступления», стабилизации фронта и созданию предпосылок для перехода русской армии в 1916 году в наступление.

В этот же период произошло еще одно событие, оказавшее в последующем значимое влияние и на ход войны, и на развитие мировых политических процессов в целом. По инициативе итальянских и швейцарских социалистов в швейцарской деревне Циммервальде 23 – 27 августа 1915 года проходила конференция представителей социалистических партий. Конференция приняла резолюцию, в которой выражалось осуждение «империалистической войны», задачей же пролетариата определялась «борьба за немедленный мир». Именно в ходе этой конференции российской радикальной интеллигенцией во главе с В.И. Лениным был рожден преступный по своей сути лозунг «превратить войну империалистическую в войну гражданскую».

Между тем ситуация на фронте с принятием Николаем II Верховного главнокомандования кардинально изменилась. 1916 год – стал годом побед для русской армии. В мае 1916 года было начато грандиозное наступление на южном участке Западного фронта, вошедшее в историю как Брусиловский прорыв. Успех наступления фактически поставил Австро-Венгрию на грани военного поражения. Аналогичным на грани поражения находилась и Турция, еще один союзник Германии. Кавказским фронтом командовал один из лучших русских военачальников того времени – полководец суворовской школы – генерал Н.Н. Юденич. Именно его полководческий талант во многом определял успешность действий Кавказской армии.  А успешными были практически все проведенные ею вплоть до апреля 1917 года операции, среди которых особую  значимость имели такие как: Сарыкамышская (декабрь 1914 ‒ январь 1915 годов), Алашкертская (июль ‒ август 1915 года), Хамаданская (октябрь ‒ декабрь 1915 года), Эрзерумская (декабрь 1915 ‒ февраль 1916 годов), Трапезундская  (январь-апрель 1916 года) и другие.

Чрезвычайно заинтересованные в активных боевых действиях на русском фронте союзники России, по всем вопросам, касающимся послевоенного устройства мира, шли буквально «на встречу» ее пожеланиям.

Таким образом, успехи России позволили более чем через 100 лет вновь в российской политике поставить вопрос о реализации «греческого проекта» Екатерины II. В сентябре 1914 года в беседе с английским и французским послами министр иностранных дел России С.Д.Сазонов заявил, что при заключении мира русские должны обеспечить себе раз и навсегда свободный проход через проливы. Официальные требования России, связанные с османским «наследством», были изложены в меморандуме от 4 марта 1915 года. Согласно этому Документу в состав Российской империи должны были войти «Константинополь, европейские владения Турции до линии Энос ‒ Мидия, часть азиатского побережья в переделах между Босфором, р. Сакарьей и подлежащим определению пунктом на берегу Исминдского залива, острова Мраморного моря и острова Имброс и Тенедос» [2]. 4 марта 1916 года было подписано англо-франко-русское Соглашение о «целях войны России в Малой Азии», предусматривавшие переход под юрисдикцию России района Константинополя и проливов, а также северной части турецкой Армении.

Таким образом, обстановка для России в Великой войне складывалась вполне благоприятно, победа была неизбежна. На март 1917 года было запланировано совместное с союзниками наступление, и летом того же года война должна была быть завершена.

Но именно в этот момент произошли события, сыгравшие роковую роль и в истории России, и в судьбе императора Николая II – так называемая февральская буржуазно-демократическая революция. Ее одним из наиболее значимых результатов  стало вынужденное отречение императора Николая II от престола.

Причинами революции стали, отнюдь не усталость армии и народа от войны, и не так называемая «революционная ситуация», а безответственность, трусость и предательство представителей политической элиты страны, поставивших интересы достижения власти и личного благополучия  выше государственных.

Особую роль в этом сыграли депутаты Государственной думы, которые начиная с ноября 1916 года, проводили политику дезорганизации государственной власти России и подрыва самих устоев Российской империи, подготовки дворцового или военного переворота. Об этих планах достаточно откровенно свидетельствовал один из лидеров либеральной оппозиции того времени А.И. Гучков: «…Я ведь не только платонически сочувствовал этим действиям, я принимал активные меры… Провести это было трудно технически… план заключался в том,  чтобы захватить по дороге между Царским Селом и Ставкой императорский поезд, вынудить отречение, затем одновременно, при посредстве воинских частей, на которые в Петрограде можно было рассчитывать, арестовать существующее правительство и затем объявить как о перевороте, так и о лицах, которые возглавят собой правительство… Надо было найти часть, которая была бы расположена для целей охраны ж.д. пути, а это было трудно» [14].

Таким образом, уже с ноября 1916 года вынашивался план государственного переворота, предполагавшего вынужденное отречение Николая II от престола, а в феврале 1917 года нашлись и части для реализации этого замысла.

Роковую роль в этом сыграло сосредоточение в Петрограде различного рода тыловых и учебных частей. Более 200 тысяч солдат, в основном из тех, кто не был на фронте и не хотел, боялся идти на фронт. Именно они в конечном итоге и подняли вооруженный мятеж, который легко мог быть подавлен.

Но этого императору сделать не дали. Николай II фактически был обманут своим окружением, введен в заблуждение о характере и содержании массовых беспорядков в Петрограде.

22 февраля он покинул Петроград, а уже на следующий день в городе вспыхнули беспорядки с участием тыловых частей. Тотчас же было отдано распоряжение о направлении боевых частей армии для подавления мятежа. Но начальник штаба ставки генерал М.В. Алексеев фактически саботировал это распоряжение императора. С одной стороны, он приказал приостановить направление в Петроград боевых армейских частей, а с другой, ‒ проинформировал императора о том, что ситуация под контролем и сил Петроградского гарнизона вполне достаточно для подавления беспорядков.

Когда же Николай II решил лично прибыть в столицу, он оказался изолированным на станции в Пскове и был лишен возможности отдавать распоряжения. Неблаговидную роль в этом сыграл главнокомандующий армиями Северного фронта генерал-адъютант Н.В. Рузский. Именно он фактически изолировал императора в Пскове. Не лучшим образом проявили себя и другие высшие военные сановники.

После же того, как по инициативе  начальника штаба Ставки генерала М.В. Алексеева, все командующие войсками фронтов высказались за отставку императора, 2 марта 1917 года Николай II принял решение об отречении. В тот же в своем дневнике он записал: «Кругом полость, трусость, измена» [6]. А на следующий  день вручил Манифест об отречении прибывшей депутации Госдумы в лице А.И. Гучкова и В.В. Шульгина. При этом вопреки, распространившимся в последующем воспоминаниям участников события, он не стал даже разговаривать с делегатами Думы. Манифест был вручен молча. В последующем, как отмечал В.В. Шульгин, ознакомившись с текстом Манифеста: «Как же жалок был наш проект» [14].

Николай II после отречения от престола

Таким образом, произошло крушение тысячелетнего государства: из-за глупости, подлости и предательства. К власти в России пришли демагоги и популисты в лице Временного правительства во главе с А.И. Гучковым, Львовым, а затем А.Ф. Керенским и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (Н.С. Чхеидзе, Л.Д. Троцкий, Г.Е. Зиновьев)[8]. Страна погрузилась в хаос революции, а затем, как и мечтали лидеры большевиков (В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий и др.) – в братоубийственную гражданскую войну.

Дальнейшая судьба Николая Александровича Романова и его близких была более чем трагичной. По сути дела их жизнь превратилась, говоря словами А.Н. Толстого, в «хождение по мукам», также как и у всей страны. Мученически император и его близкие приняли смерть. 17 июля 1918 года исполком Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов принял решение расстрелять императора Николая II, членов его семьи и сопровождающих их лиц. В ту же ночь приговор был приведен в исполнение. При этом их не расстреливали, их убивали, убивали подло, с особой жестокостью. В их лице и, прежде всего, лице императора убивали и Россию, которой он служил. Убивали также, как сотни и тысячи других жителей России, не принявших или даже не успевших принять новую власть. По сути дела император стал первой жертвой той кампании террора, которая была развязана  революционерами уже в сентябре 1918 года [20].

Столь зверское и подлое убийство, очевидно, было продиктовано чувством страха. Боялись не только императора, но и памяти о нем. Именно поэтому, исполнители этого террористического акта (именно так очевидно,  следует квалифицировать убийство царской семьи) попытались уничтожить останки жертв.

А в массовое сознание стали внедряться ложные инсинуации, дискредитирующие и порочащие императора Николая II и его семью. В итоге человек, так много сделавший для России и пожертвовавший собой, до сих пор находится под гнетом лживой клеветы

В конце концов, история должна все расставить на свои места и воздать должное по заслугам. В отношении Николая II, думается история, по крайней мере наша российская, свой долг пока еще не исполнила.

И.В. Бочарников

Литература и использованные источники:

  1. Бразоль Б.Л. Царствование Императора Николая II 1894 ‒ 1917 в цифрах и фактах. http://www.russia-talk.com/brazol.htm.
  2. Восточный вопрос во внешней политике России конец XVIII ‒ начало XX века /В.А. Георгиев, Н.С. Киняпина, М.Т. Панченкова, Е.И.Шеремет. ‒ М.: Наука, 1978. ‒ С.48.
  3. Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете Россию! Столыпин. http://maxpark.com/user/1370754355/content/1312832.
  4. Духовное завещание Александра III своему сыну Николаю II http://allpravda.info/content/3446.html.
  5. Есин И. Ложь о кровавом воскресении http://www.ruskmir.ru/2014/01/igor-evsin-lozh-o-krovavom-voskresenii/.
  6. Заговор генералов. https://tsargrad.tv/articles/zagovor-generalov_48792.
  7. Из тронной речи Императора Николая II 27 апреля 1906 года https://www.kommersant.ru/doc/671718.
  8. Император Николай II. Вступление на престол. http://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie/Istoriya/imperator-nikolayII.html.
  9. Инаба Чихару. Японский резидент против Российской империи Полковник Акаси Мотодзиро и его миссия 1904 ‒ 1905 гг. https://coollib.com/b/289485/read.
  10. Как менялась десятка экономических лидеров мира за последние 50 и 100 лет?  http://polit-ec.livejournal.com/5556.html.
  11. Ленин В.И. ПСС, издание пятое, том 9, стр.  205-229.
  12. Манифест об учреждении Государственной Думы http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/3081/.
  13. Николай II ‒ оболганный царь: цифры и факты.  https://politikus.ru/events/4749-nikolay-ii-obolgannyy-car-cifry-i-fakty.html.
  14. Ольденбург С. Царствование императора Николая II www.e-reading.club/chapter.php/150563/12/Ol%27denburg_Carstvovanie_imperatora_Nikolaya_II.htm.
  15. Павлов Д. Террор на службе революции. https://историк.рф/journal/террор-на-службе-революции.
  16. Петров Н.П. Записки о Гапоне // Всемирный вестник.  ‒  СПб., 1907. ‒ № 1. ‒ С. 35-51.
  17. Петров Ю.А. Государственный бюджет Российской империи. http://protown.ru/information/hide/6612.html
  18. Платонов О.  Николай II http://www.tsaarinikolai.com/demotxt/Platonovd.html.
  19. Полное собрание законов Российской империи Том XVI. Отделение 1. http://www.runivers.ru/bookreader/book10010/#page/429/mode/1up
  20. Постановление Совет Народных Комиссаров РСФСР от 5 сентября 1918 года «О красном терроре» http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_353.htm.
  21. Провокация «Кровавое воскресенье» – начало «первой русской революции» http://nikolai2.ru/provokatsiya-krovavoe-voskresene-nachalo-pervoj-russkoj-revolyutsii.html.
  22. Результаты правления Николая II (статистика Д.И. Менделеева и других) https://www.liveinternet.ru/users/olgafov/rubric/4120847//.
  23. Реформа здравоохранения Императора Николая II. https://tsargrad.tv/articles/reforma-zdravoohranenija-imperatora-nikolaja-ii_68168.
  24. Сведения о железных дорогах общего пользования с 1838 по 1917 гг. http://istmat.info/node/42966.
  25. Слепынин О. Столыпин. Взгляд из рассеяния ХХI века. http://www.voskres.ru/articles/slepinin10.htm.
  26. Столыпин, Пётр Аркадьевич – жизнь и судьба http://rushist.com/index.php/russia/3451-stolypin-pjotr-arkadevich.
  27. Сухарников Е. Краткий курс истории. Счастлив умереть за Царя https://histrf.ru/biblioteka/book/kratkii-kurs-istorii-schastliv-umieriet-za-tsaria.
  28. Черномордик С. Декабрьское вооруженное восстание 1905 года и московский совет рабочих депутатов // Вопросы истории, № 1, Январь 1946, C. 3 ‒ 36.
  29. Электрификация в дореволюционной России. http://statehistory.ru/3973/Elektrifikatsiya-v-dorevolyutsionnoy-Rossii.
  30. Яременко Н. Первая Мировая – Вторая Отечественная http://ruskline.ru/special_opinion/pervaya_mirovaya_vtoraya_otechestvennaya/.
  31. Dennett T. Roosevelt and the russo-japanese war. New York, 1925. Р. 297.

[1] В Японии на Николая было совершено покушение (т.н. инцидент в Оцу) ‒ рубашка с пятнами крови хранится в Эрмитаже.

[2] Золотой рубль Николая II приравнивался к 0,77 граммам чистого золота и был равен 2,16 дойчмаркам или 0,51 $.

[3] Так, летом 1905 года в Балтийском море был задержан севший на мель английский пароход «Джон Графтон», перевозивший несколько тысяч винтовок для финских сепаратистов и боевиков-революционеров. –Прим. автора.

[4] В общей сложности на пособия семьям пострадавших 9 января было выделено 50 000 рублей.

[5] По данным полиции, только с февраля 1905-го по май 1906-го было убито: генерал-губернаторов, губернаторов и градоначальников – 8, вице-губернаторов и советников губернских правлений – 5, полицеймейстеров, уездных начальников и исправников – 21, жандармских офицеров – 8, генералов (строевых) – 4, офицеров (строевых) – 7, приставов и их помощников – 79, околоточных надзирателей – 125, городовых – 346, урядников – 57, стражников – 257, жандармских нижних чинов – 55, агентов охраны – 18, гражданских чинов – 85, духовных лиц – 12, сельских властей – 52, землевладельцев – 51, фабрикантов и старших служащих на фабриках – 54, банкиров и крупных торговцев – 29.

[6] До 1918 года азербайджанцы назывались закавказскими татарами.

[7] Примечательно, что, к 1928 году золотой запас СССР составил всего лишь 150 тонн, то есть огромная часть золота была либо украдена во время революции и Гражданской войны, или же оказалась за границей.

[8] На совести последнего, например, было принятие печально известного Приказа № 1, положившему начало разложению русской армии на фронте. Наряду с другими популистскими мерами приказ предусматривал фактическую отмену в действующей армии единоначалия («демократизация армии»), что привело к нарастанию анархии в виде отказов солдат идти в наступление и самосудов над офицерами; кроме того, произошёл колоссальный рост дезертирства

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *