Род Гурьевых в истории России

Герб г. Павловска

Сразу хочу отметить, что мои Гурьевы не имеют никакого отношения ни к министру финансов Александра Первого, ни к графам, ни к известным купцам, основавшим город Гурьев (ныне Атырау в Казахстане). Мои Гурьевы были обычными священниками, чиновниками, военными.

Проживали они в городе Павловске Воронежской губернии. Город расположен на левом берегу Дона, при впадении реки Осередь. Основан в 1709г. Петром I как военная крепость и верфь, перенесенная из Воронежа.

Право называться дворянами Гурьевы получили благодаря тому, что наш предок Гурий Михайлович Гурьев заслужил чин поручика в 1744 году.

Мне это стало известно из дела о дворянстве рода Гурьевых, которое находится в Государственном Архиве Воронежской области. Надо сказать, что Воронежский архив очень сильно пострадал во время Великой Отечественной войны. И можно считать большой удачей, что сохранилось дело о внесении рода Гурьевых в Дворянскую Родословную Книгу Воронежской губернии.

Вот копия офицерского патента из дела о дворянстве. Она сделана на гербовой бумаге 1793 года.

Документально наш род прослеживается с 1729 года. Эта дата возникла по данным 2-ой ревизии населения города Павловска Воронежской губернии в 1744 году. В Архиве Древних Актов (РГАДА) имеется запись, что в городе Павловске в приходе Казанской церкви проживает дьячёк Антон Гурьев 15-ти лет. Значит, он родился в 1729 году. Впоследствии он стал священником той же Казанской церкви.

Сегодня эта церковь выглядит так. Она действует.

В «Указателе храмовых празднеств в Воронежской губернии» (составитель архиепископ Дмитрий Самбикин) упоминается мой предок священник Антоний Гурьев. В указателе приводится история Казанской церкви города Павловска, описываются иконы и святыни хранившиеся здесь. И среди них: …. «Замечателен также крест серебряный позлащенный (в длину 8 вершков, в ширину 4 вершка) (360 х 180мм); распятие на кресте вылито из серебра и позлащено; по концам креста в оправе яхонты (красные яхонты – это рубины, синие – сапфиры). На кресте надпись: «1770г. июля 8-го сооружен сей крест в городе Павловске в Казанскую церковь, что в приходе Павловских купцов, тщанием христолюбивых жителей и старанием иерея Антония Гурьева, в нем весу 2 фунта 84 золотника» (около 1,2 кг.).

У упомянутого Антония был сын Алексей. Алексей был также священником Введенской церкви в слободе Воронцовка. Это большое поселение недалеко от г. Павловска, принадлежавшее графам Воронцовым.

У священника Алексея был сын Семен – мой прапрапрадед, участник Отечественной войны 1812 года. Я его прямой потомок в 5-ом поколении.

Как я писал в статье к 100-летию Общества потомков участников Отечественной войны 1812г, я с раннего детства знал, что мой предок был генералом и участвовал в войне 1812 года. Так же, я думал, что он сражался на Бородинском поле. Поэтому, за детский рисунок на эту тему во 2-ом классе я был отмечен книгой «Бородино» Лермонтова.

Многие должны помнить эту обложку из своего детства.

Когда я подрос, и ознакомился с документами из семейного архива, я узнал, что Семен Алексеевич Гурьев стал генерал-майором только в 1845 году, что в Бородинском сражении он не участвовал, что 16 декабря 1811г. был зачислен юнкером в 14 Егерский полк в составе, которого принимал участие в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах.

Семен Алексеевич Гурьев попал в 14-й Егерский полк восемнадцатилетним юнкером при весьма необычных обстоятельствах. Можно рассказать историю его зачисления на военную службу.

Какое-то время Семен жил в Воронеже у дяди, коллежского регистратора и возможно учился или собирался учиться в гимназии. Его отец, священник, к тому времени умер. Из-за отсутствия средств на оплату обучения, которая составляла 5 рублей в год, Семен не смог продолжить образование. В результате он остался без определенных занятий на иждивении у своего дяди. Видимо, материальное положение дяди оставляло желать лучшего (коллежский регистратор – это чиновник 14-ого класса, низшая ступень в табеле о рангах). Он не смог или не захотел оплатить обучение племянника в гимназии и согласно семейному преданию стал использовать его как слугу: заставлял чистить одежду и сапоги. Дядя был против зачисления Семена на военную службу, так как хотел направить племянника по канцелярской части в качестве писца. Этот рассказ подтверждает то, что Семен был выпущен из Русской школы при Воронежской Духовной семинарии в канцелярские служители консистории.

В это время в Воронеж прибыл военный в больших чинах (генерал-адъютант или флигель-адъютант) для производства рекрутского набора по указу от 16 сентября 1811 г. К нему и явился молодой дворянин Семен Гурьев с просьбой о принятии его на военную службу. Несмотря на отсутствие документов, так как он фактически сбежал из дома, просьба его была удовлетворена, и он был принят юнкером только на основании его личных показаний о сословной принадлежности к дворянству и об образовании.

Карабинер лейб-гвардии Егерского полка. Зимняя форма. Егерь 14-го егерского полка. Летняя форма

Итак, в конце 1811 года Семен Гурьев покинул семью и, судя по всему, больше не поддерживал отношений с родней. В декабре он был зачислен в 14 Егерский полк.

14 Егерский полк (1030 человек) входил в состав 3-й Обсервационной армии, которой командовал генерал от кавалерии А.П. Тормасов.

Часто, воспоминания об Отечественной войне 1812 года сводятся к описанию действий 1-ой и 2-ой Западных армий, в меньшей степени упоминается корпус Витгенштейна и совсем забывают о 3-ей армии под командованием Тормасова, которая тоже внесла значительный вклад в разгром Наполеона. А.П. Тормасов.

Третья, самая малочисленная резервная армия Тормасова прикрывала юго-западное и киевское направления. Со стороны неприятеля, там в это время действовали австрийский корпус генерала Карла Шварценберга и саксонский корпус генерала Жана Ренье.

12 июля, воспользовавшись ослаблением противника из-за отхода австрийцев к основным силам Великой Армии, русские взяли Брест, на следующий день — Пинск, а затем двинулись на город Кобрин. 15 июля 1812 года русский отряд генерала Тормасова разгромил саксонскую бригаду французской армии в городе Кобрин.

В плен попали генерал-майор фон Кленгель, 62 офицера и 1192 нижних чина; русские войска захватили также 8 орудий и 4 знамени.

Памятник в честь победы русских войск в Кобрине

Под Кобрином была одержана первая крупная победа российских войск над армией Наполеона. Со стен Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге был дан победный салют.Моральное и политическое значение Кобринской победы было очень велико.

 

В сентябре 3-я Обсервационная армия объединилась с прибывшей Дунайской армией. Вместе они составили 3-ю Западную армию под командованием адмирала П.В. Чичагова.

Дж. Доу. Генерал-майор Красовский

Командиром 14 Егерского полка был полковник Красовский Афанасий Иванович.

Полк участвовал в сражениях при Кобрине, Городечне, Ново-Свержине, Кайданове, Несвиже, Минске, Борисове, в боях на реке Березине. В конце кампании 1812 года в его рядах оставалось только 500 человек. Полк потерял более половины своего состава.

Орден Св. Анны 4 степени

За взятие Борисовских укреплений 9 ноября 1812 г. Семен Гурьев был пожалован своим первым орденом. Орденом Святой Анны IV степени. Вот запись из наградного списка о роли прапорщика Гурьева в этом деле: «…находясь при генерале-адъютанте нашем графе Де Ламберте во все время сражения при городе Борисове был посылаем с приказаниями в самые опасные места, что выполнял с большой ревностию и смелостию».

Генерал-адъютант Карл Осипович Де Ламберт, командир кавалерийского корпуса

В 1813–1814 гг. полк находился в корпусе генерал-адъютанта графа Михаила Семеновича Воронцова.

Полк сражался при Лейпциге. За взятие лейпцигских ворот Семен Гурьев награжден орденом Св. Владимира 3-ей степени с бантом. Полк участвовал в сражениях при Суассоне и Краоне, во взятии Парижа.

Во время генерального сражения за Париж 18 марта, Красовский, к тому времени генерал-майор и бригадный командир находился в резерве, и вёл построение своей бригады для смотра. В бригаду входили 13-ый и 14-ый Егерские полки и 6 сводных гренадерских батальонов. Когда полки были уже построены, внезапно поступил приказ ― вместо смотра атаковать вражеские батареи у Лавилета (предместья Парижа). Бригада в парадной форме, с распущенными знамёнами и музыкой спустилась с занимаемой ею высоты, и штурмом овладела неприятельской батареей и Лавилетом. Штурм происходил на глазах Александра I, от которого Красовскому была послана аннинская лента.

За подвиги в кампании 1812 года 14-ому Егерскому полку пожалованы знаки на кивера «За отличие».

После войны с французами Семен Гурьев в чине поручика. Он кавалер орденов Св. Анны и Св. Владимира.

Служба продолжалась в том же полку, который поменял название на 4-ый Карабинерный.

Семен Алексеевич в июне 1831 года стал полковником 4-го Карабинерного полка.Таким образом, начав служить унтер-офицером, Семен Алексеевич, со временем, стал командиром своего родного полка.

В 1831 – 32 годах Семен Алексеевич Гурьев участвовал в подавлении Польского восстания.

Вот запись формулярного списка:

«14 мая 1831г. в генеральном сражении при городе Остроленке и совершенном поражении армии мятежников, где командуя Карабинерным полком, ранен в обе ноги пулею навылет выше колен с повреждением в правой ноге сухих жил. В левой с сильным ушибом кости. Для излечения сих ран находился в Остроленском госпитале.»

И вот запись по поводу этого ранения:

Виды Житомира XIX века

«Согласно разрешению Его Императорского Высочества, главнокомандующего Гвардейскими и Гренадерскими корпусами… по слабости в ногах, произошедшей от раны, полученной в Польскую кампанию, дозволено ходить с тростью». Это разрешение от Великого князя Михаила Павловича,брата Николая Первого.

В 1836-42 гг. С.А. Гурьев был военным комендантом г. Житомира.

К этому времени относится портрет полковника Гурьева. Сегодняшнее местонахождение портрета не известно. Сохранилась только его фотография.

В наши дни с этой фотографии был заказан портрет. Вот как он получился. Художник Александр Левченков.

Доска №18. Фрагмент с фамилией. Написано: СЕМ.АЛ-ЕВ.ГУРЬЕВЪ

Имя Семена Алексеевича Гурьева, кавалера ордена Св.Георгия с 1837г., начертано на мраморных досках Георгиевского зала Большого Кремлевского Дворца.

Т.Ф.Гурьева ур. Маркасова

В 1825 г. Семен Алексеевич вступил в брак с Татьяной Федоровной Маркасовой. Он познакомился со своей будущей женой в г.Жиздре, так как его полк находился в том уезде.

У супругов Гурьевых было большое потомство: сыновья Петр, Павел, Александр, дочери Татьяна, Любовь, Софья, Вера. Все дети получили образование. Воспитывались в кадетских корпусах, учились в частных заведениях, учились в Московском университете, в Смольном институте.

Надо особо отметить стремление четы Гурьевых дать своим детям хорошее образование. Дочери закончили Императорское воспитательное общество благородных девиц (т.е. Смольный институт) в Санкт-Петербурге.

 

Татьяна Семеновна Дубровская ур.Гурьева, 1867 г.

Любовь Семеновна Каншина ур.Гурьева

Софья Семеновна Озерская ур. Гурьева с мужем генерал-лейтенантом Александром Дмитриевичем Озерским. Конец 1850-х гг.

Как видно из архивного дела две дочери (Любовь с 1836г., а София с 1839г.) воспитывались на казенный счет, а Татьяна была пансионеркой на иждивении родителей с 1839 г.

В 1846 г. генерал-майор С.А. Гурьев назначается командиром 1-ой Бригады 1-ой Пехотной дивизии, в составе которой, входили первый пехотный Невский и второй пехотный Софийский полки.
В том же году он приобрел небольшое имение в сельце Долина Жиздринского уезда Калужской губернии. Всего 155 десятин. Имение было приобретено в долг и находилось в залоге у Московского опекунского совета на 37 лет. Это что-то вроде современного ипотечного кредитования.

Татьяна Федоровна Гурьева ур. Маркасова

Сохранилось письмо Семена Алексеевича от 18 августа 1848г. к дочери Татьяне, в котором упоминается о закончившейся холере и об отменном урожае арбузов в имении. Также в этом письме он жалуется на бездеятельность сына Петра, который «не проронит с отцом ни слова и всё читает гадкие романы». Так что проблема отношений отцов и детей существовала во все времена.

По семейному преданию, Татьяна Федоровна, жена Семена Алексеевича, поскользнулась на арбузной косточке и сломала себе руку. С тех пор в нашей семье сразу поднимают упавшие арбузные косточки. Может быть это были арбузы из того урожая в именье Долина, о котором упоминает С.А. Гурьев в своем письме дочери.

Генерал-майор Семен Алексеевич Гурьев умер в Динабурге 8 августа 1853 года во время эпидемии холеры. Ему было 60 лет.

Его старший сын Петр (1829г.р.) воспитывался в Кадетском корпусе в С.Петербурге. Он служил в пехотном Короля Неаполитанского полку, входящем в состав бригады, которой командовал его отец. С самого начала службы Петр стремился на войну и просил отца отпустить его на Кавказ, в чем тот ему отказывал. Петр добился только обещания отца отпустить его, если начнется внешняя война. Такая война началась в 1853 году с Турцией. Петр потребовал от отца выполнения обещания и перевелся в Екатеринбургский пехотный полк. В марте 1854г. в войну вступили Англия и Франция. Екатеринбургский полк вошел в состав Севастопольского гарнизона. 24 октября подпоручик Петр Семенович Гурьев был убит в сражении под Инкерманом, не дожив одного дня до своего 25-летия.

В 2017 году исполняется 140 лет с начала Русско–Турецкой войны 1877г. На этой войне погиб еще один сын Семена Алексеевича. Мой прапрадед подпоручик 140-ого пехотного Зарайского полка Александр Гурьев был убит 30 ноября 1877 года в деле с турками.

Вот его единственная фотография начала 1860-хгодов. Гурьев Александр Семенович.

Храм Рождества Христова на Шипке

Его имя внесено на мемориальную доску в храме Рождества Христова на Шипке в Болгарии, где он захоронен.

Художник Павел Осипович Ковалевский написал картину «Привал 140-го пехотного Зарайского полка 35-й пехотной дивизии 1877 год».

Привал 140-го пехотного Зарайского полка 35-й пехотной дивизии 1877 год

На картине, слева изображены офицеры полка. Нельзя исключать, что среди них мог быть изображен и Александр Гурьев.

В семейном архиве хранится его письмо жене с театра боевых действий. Орфография сохранена.

«24 Августа 1877 года.

Бивуак при д. Каменарци.

Дорогой друг мой Евгения!

……Письмо твое пришло на третий день после сражения в котором я был вместе с полком при деревне Кара-Хасан-Киой (современное название –Зараево, в честь подвига Зарайского полка), сражение продолжалось 12 часов с 8-ми утра и до 8-ми вечера, дрались наш полк против 12000 турок, которые неожиданно напали на нас, мы потеряли 16-ть офицеров из которых три убиты Осовский, Складовский и Ленов к сожалению все три женатые и имеют детей, тяжело ранен Суворов остальные легко, мы должны были отступить и оставили свой лагерь неприятелю, но успели его сжечь так что я остался без палатки; но мои вещи успел унести мой денщик Поваренкин. Да,! могу сказать, что не всякому доведется увидать такое сражение. 2700чел. держались 12-ть часов против 12000 турок и два раза отнимали у них позицию, солдат у нас убито и ранено 436 ч. Турок-же убито 800 ч. Всё время сражения я был в цепи и ни разу не лег несмотря что пули сыпались как горох, всё ободрял солдат и ходил вдоль цепи куря трубку, так что своим хладнокровием удивлял всех кто мог меня видеть, в атаку же бросался впереди всех, но сила солому ломит и мы отступили. На другой день Наследник приезжал и благодарил нас офицеров, я представлен к чину нам дали на выбор кто чего хочет орден или чин я пожелал чин но не знаю что будет, скажу откровенно: не трусил нисколько и за мной утвердилось прозвание храброго, более 40 пуль легли около меня в шаге расстояния.. И так ты можешь надеяться что я не струшу и о том скажи матери…….. Обнимаю тебя и остаюсь всегда тебя любящим твой А. Гурьев.»

Через три месяца, 30 ноября 1877г. Александр был убит в сражении и его имя внесено на мемориальную плиту рядом с упомянутыми в письме, погибшими офицерами 140-го Зарайского полка.

Средний сын Семена Алексеевича Гурьева – Павел

В семейном архиве имеется свидетельство, в котором говорится о его рождении.«Тысяча восемьсот тридцать третьего года сентября месяца у командира Екатеринославского Гренадерского полка полковника Семена Алексеева Гурьева и законной его жены Татьяны Федоровой родился сын Павел,восприемником при крещении был Его Императорское Величество Николай Павлович». То есть указывается, что крестным отцом был император Николай I, который являлся заочным восприемником.

Я хотел бы упомянуть о практике заочного крещения.

Заочными крестными могли быть только представители Царской фамилии. До некоторого времени офицеры, врачи и гражданские чиновники, служащие в тех полках, где Государь Император состоял шефом, или те, кого лично знал Николай Павлович могли просить его о восприятии от купели новорожденных у них детей, причем матерям их жаловались из Кабинета Его Величества особые подарки, вместо которых можно было брать деньги.

Кроме того, крестников царская семья фактически принимала на свое содержание. Министерство Двора вело строгий учет крестников и крестниц высочайших особ. Подрастающим детям оплачивалось обучение за счет царской семьи и обеспечивался благоприятный карьерный старт.

Портрет подпоручика Пехотного Его Величества Короля Неаполитанского полка. 1849 год. (Худ.М.А.Тихеев.)

Выгоды от «царского крещения» оказывались настолько очевидны, что самые разные люди стремились сделать правящего императора крестным своего ребенка. Количество подобных прошений был настолько значительным, что вынудило Николая I принять законодательное решение давать согласие на восприятие от купели детей только лиц, лично ему известных. Однако даже в принятый закон пришлось вносить изменения. Поскольку император знал очень многих лично, предлагалось «представления о Всемилостивейшем восприятии от купели детей штаб и обер-офицеров, делать сколь можно реже».

Павел Семенович с 1851г. служил в Пехотном Его Величества Короля Неаполитанского полку. Так назывался в то время Первый пехотный Невский полк.

После выхода в отставку в чине поручика в 1857г. Павел получал образование в Московском Дворянском институте, был вольнослушателем Московского университета. Позже жил в Москве и в имении в сельце Долине. Был в Жиздринском уезде мировым посредником с1861 при проведении крестьянской реформы. Имеется фотография Павла Семеновича с супругой Марией Николаевной ур.Шепелевой. На груди П.С. виден серебряный «Знак за введение в действие Положения 1861 г.

Вот так выглядит этот знак

В нашей семье, со слов Павла Семеновича, сохраняется предание, что он послужил моделью для создания образа князя Черкасского на картине Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни». Видимо, Павел Семенович позировал Сурикову для написания этюда «Старик в шубе», который художник использовал для создания образа старого боярина.

В.И. Суриков . Утро стрелецкой казни. 1881г. Фрагмент

Вот, что пишет исследователь творчества Сурикова Владимир Кеменов:

«До нас дошел только один этюд послуживший основой для создания образа боярина Черкасского. Натурщиком для этого этюда был какой-то осанистый мужчина с патриархальной окладистой темной бородой в богатой меховой шубе с бобровым воротником и с высокой бобровой шапкой, чей погрудный портрет написал тщательно Суриков, поставив модель в том же повороте, в каком находится на картине боярин. Художник справился с трудной задачей: из сорокалетнего мужчины сделал седобородого старика, превратив московского барина конца XIX века в родовитого боярина допетровской Руси.

«Старый боярин (старик в шубе)». Этюд 1880 г. Одесский художественный музей. Фотография Марии Гурьевой. Фотография Павла Семеновича Гурьева. Семейный архив

Следующее поколение

Александр Гурьев 1888 г.

Внук участника Отечественной войны 1812г. Семена Алексеевича Гурьева мой прадед Александр Александрович 1870 г.р. учился (в 1882-1887гг.) во 2-ом Московском Кадетском корпусе, где был однокашником с Александром Куприным, будущим писателем.

Позже учился в Харьковском технологическом институте.

В 1896 году поступил статистиком в Статистический отдел Калужской губернской земской управы. А в 1898 году назначен заведующим этим отделом. В это время женился на дочери ключаря Калужского кафедрального Троицкого собора Серафиме Остроумовой. Вот их фотографии того времени.

До сегодняшнего дня в Калуге сохранился дом Остроумовых. (Тульский переулок 49).

Современная фотография. Дом Остроумовых

В первые годы 20-го века Александр Александрович работал заведующим Статистического отдела Вятского земства.

Несколько лет, до революции А.А. Гурьев был служащим в различных комерческих банках в Петербурге.Дети в то время учились в частных гимназиях.

Фотография 1917 года сделана перед отправкой старшего сына Юрия (он в центре) на фронт.

После революции 1917 года А.А. Гурьев переехал в Москву, где работал в Центральном Статистичесчком Управлении.

Во время своей трудовой деятельности опубликовал большое количество статей и докладов по статистике и финансовым вопросам.

На пенсии им была написана историческая работа, посвященная происхождению Петра I, проводились исследования о сословной принадлежности Екатерины I .В работе «Кутузов и Москва» изучалось решение оставления Кутузовым Москвы французам в 1812 году.

Как я упомянул, Александр Гурьев был дружен с Куприным. Об их дружбе говорит тот факт, что у прадеда сохранилось 14 автографов стихотворений Куприна, которые он передал в Литературный музей). Куприн поддерживал с ним дружеские отношения и в 1903 году послал свою книжку с теплой дарственной надписью.

Так же Александр Гурьев упоминается в повести «Юнкера».

Гурьев Юрий Александрович. Май 1915 г.

Далее, я хочу рассказать о родственниках-участниках Первой Мировой войны. Это брат моей бабушки и мой дед.

Старший брат моей бабушки Юрий Александрович Гурьев. Родился в 1897г.

В июне 1916 года Юрий Гурьев был зачислен вольноопределяющимся в 3-ий дивизион Осовецкой полевой тяжелой артиллерийской бригады. Гурьев Юрий Александрович. Тарасовка, июль 1916г.

29 мая 1917г. Юрий Александрович выдержал экзамен на чин прапорщика артиллерии. В действующей армии был на Юго-Западном фронте в Румынии.

Гурьев Юрий. Август 1916г. Второй ряд, 3-ий слева

 

На фотографии Юрий Александрович с супругой Валентиной Яковлевной.1930г.

После окончания в 1927г. экономического факультета Института народного хозяйства им. Плеханова работал ревизором Мособлгосстраха.

1-го сентября 1937 года он был арестован органами НКВД.

Ю.А. Гурьевсодержался в Бутырской тюрьме. Необоснованно обвинялся по статье 58-10 и 58-11 УК РСФСР в том, что входил в состав контрреволюционной группы, высказывал резкие террористические намерения в отношении руководителей ВКПб и правительства, вел фашистско-троцкистскую пропаганду, высказывался за создание ударного батальона для борьбы с советской властью с тыла.

Постановлением тройки при Управлении НКВД СССР по Московской области от 8 октября 1937 года Гурьеву Юрию Александровичу была назначена высшая мера наказания. Приговор был приведен в исполнение, уже 9 октября. Он был расстрелян и захоронен на полигоне НКВД «Объект Бутово». Ему было 40 лет.

Гурьев Ю.А. был реабилитирован в 1956 году.

Его жена Валентина Яковлевна прожила оставшуюся жизнь одна. Детей у них не было.

Свидетельство о смерти было получено в годы перестройки. Причина смерти – расстрел.

Прапорщик Семен Борисович Рофе. 1916 г.

Также участником Первой Мировой войны был мой дед Семен Борисович Рофе.Он родился в 1889г. По мобилизации был призван Калужским воинским начальником на действительную военную службу 2 ноября 1915г. После окончания Киевской школы прапорщиков произведен в прапорщики армейской пехоты 15 мая 1916года. После некоторых служебных назначений и перемещений прибыл и зачислен 1 декабря.

1916г. младшим офицером 14-ой роты 272-го Гдовского полка, в рядах которого участвовал в боях с неприятелем у города Георгио-Тольгиеш в Трансильвании с 1-го декабря 1916-го по 30-е января 1917года. Полных два месяца.

Семен Борисович Рофе, мой дед, лежит слева. Александр Павлович Гурьев (двоюрный брат моей бабушки), сидит 2-ой слева. Он их познакомил.

Мой дед умер 14 мая 1927г. ровно за месяц до рождения моего отца Гурьева Юрия Семеновича.Причина смерти – эндокардит, болезнь сердца, полученная им в окопах Первой Мировой войны.

Юлия Гурьева. 1917 г.

Моя бабушка Юлия Александровна Гурьева родилась в 1900 году в Вятке. В 1917 году окончила частную гимназию в Петрограде. Училась на архитектурных курсах. Работала художником-графиком в различных издательствах.

Приведу интересный случай, свидетелем которого была моя бабушка Юлия Александровна Гурьева.

Примерно, в начале 1910-х годов семья А. А. Гурьева снимала летом дачу под Петербургом. Соседями их была семья Алиллуевых, которые так же жили на даче. Отец семейства, один из первых российских рабочих социал-демократов С.Я. Аллилуев был в то время электриком и заведовал подстанцией в Петербурге (квалифицированные рабочие могли позволить себе снимать дачи!). Его дочь Надя, будущая жена И.В.Сталина и моя бабушка были подружками в то лето. Им было по 12-13 лет. Как то раз, Наде гадала случайная цыганка. «Будешь женой императора, но умрешь не своей смертью!» – напророчила ей цыганка. Как известно, Надежда Аллилуева застрелилась в ночь на 9 ноября 1932 года. По поводу ее смерти ходили слухи, что сам Сталин застрелил ее из ревности.

А.А.Гурьев. Годы жизни 1870-1942 гг.

В заключении, я хотел бы отметить мужество моего прадеда А.А.Гурьева, который во времена большевистского террора и сталинских репрессий НЕ побоялся сохранить документы семейного архива, фотографии родственников и знакомых в форме офицеров царской армии, офицерские патенты, послужные списки.

Несколько лет я собирал копии наград моего предка, участника войны 1812 года, Семена Алексеевича Гурьева, благо сейчас все копии можно приобрести или заказать. В результате у меня получилась вот такая коллекция. Награды расположены в хронологическом порядке.

В свое время я приобрел очень важную для меня книгу «Записки генерала Отрощенко». Автор, Яков Осипович Отрощенко служил долгое время в 14-ом Егерском полку, став его командиром в 1815 году. В своих мемуарах среди прочего, он описывает участие полка в войне 1812 года и заграничных походах. Описывает события, в которых принимал участие и мой предок Семен Алексеевич Гурьев, с которым Отрощенко должен был быть хорошо знаком, так как они вместе служили в 14-ом Егерском полку более 10 лет.

Издательство ООО «Братина» Москва 2006 г.

Вот как пишет Отрощенко о 14-ом Егерском в своих воспоминаниях:

«Полк этот был славный, боевой: солдаты храбрые и офицеры свое дело знали, во всяком случае в продолжение Отечественной войны и за границей везде отличались. Полковой командир наш (Красовский А.И.) был молодец, отважный, храбрый, сметливый и заботливый о своих подчиненных».

Издание Государственной публичной исторической библиотеки России. Москва 2007 г.

Хотелось бы упомянуть и книгу протоиерея Вакха Васильевича Гурьева «Письма священника с похода. 1877-78гг». Он был полковым священником 9-го Гренадерского Сибирского пехотного полка, с которым прошел всю Русско-Турецкую войну. Вакх Васильевич был родным племянникомСемена Алексеевича Гурьева, моего предка, участника Отечественной войны 1812 года. В 2007 году Историческая библиотека переиздала его книгу.

Продолжая традицию, я передал экземпляр этой книги в библиотеку Общества потомков участников Отечественной войны 1812г.

Я рекомендую всем прочесть эту книгу, она написана очевидцем событий и поэтому очень интересна.

Игорь Юрьевич Гурьев,
член Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года, представляет свои заметки в ожидании выхода очередного тома «Исторические портреты патриотов России». Редакция издания разделяет позицию автора о необходимости создания лично окрашенных исторических заметок о наших славных предках. Эти материалы будут систематизированы и опубликованы.

Читайте также:

комментариев 9

  1. Масютин Александр:

    Ув. Игорь Юрьевич! Буду очень рад, если Вы спишитесь со мной. Я вятский краевед, пишу диссертацию о деятельности вятских эсеров (социалисты-революционеры), в организации которых в Вятке состоял и ваш прадед Александр Александрович Гурьев.

  2. Наталья:

    Спасибо за богатейший материал . Моя фамилия Гурьева, мой прадед Васелий Ефимович Гурьев, его отец – Ефим Семенович, проживали в Москве, на улице Герцена. Купеческий род из Вятки, прадед рассказывал, что ценные породы деревьев экспортировали.

  3. Александра:

    Уважаемый Игорь Юрьевич, с большим интересом прочла историю рода Гурьевых! Спасибо огромное! Я тоже Гурьева, бабушка из Подмосковья, затем воспитывалась в Воронеже у родственников. Рано умерла. Один сын. Очень мало информации… Хочу понять, принадлежу ли я к роду Гурьевых? Пока не занималась никакими поисками, не знаю, с чего начать. Может Вы можете мне помочь? Если это возможно, то ответьте, пожалуйста, на мой e-mail.

    • nicpnb:

      Уважаемая Александра!
      Благодарю Вас за отзыв.
      Могу посоветовать Вам ознакомится с сайтом ВГД (Всеросийское генеалогическое древо). В свое время мне помогали неравнодушные участники форума в различных вопросах. На этом сайте я почерпнул много важной для моих исследований информации. Ну и конечно, необходимо обращаться в архивы с генеалогическими запросами. Желаю успехов в Ваших начинаниях.

      Также на ВГД есть некоторые дополнительные сведения о моих Гурьевых http://forum.vgd.ru/13/42890/
      http://forum.vgd.ru/1178/65917/

      Игорь Гурьев

  4. Екатерина Кирсанова:

    Уважаемый Игорь Юрьевич, спасибо вам за такой красочный рассказ о вашем роде. В Томске 19 века свой след оставила Софья Семеновна Озерская. И след немаловажный. Она организовала один из первых детских приютов в городе в Тюремном замке (первоначально для детей арестантов). Подробнее можно посмотреть на сайте томской областной библиотеки где выложены сканы газеты “Томские губернские ведомости” за 1868 год (№37, 20 сентября, неофициальная часть). http://sun.tsu.ru/mminfo/000349050/djvu/ Об этом неоднократно упоминалось в научных статьях и монографиях. Лично я рассказываю об этом на своих экскурсиях.

    • Игорь Гурьев:

      Спасибо, Екатерина!
      Софья Семеновна, значит, не напрасно занималась благотворительностью если ее вспоминают в Томске через полтора столетия.
      Мне было бы интересно узнать темы Ваших экскурсий и обсудить некоторые вопросы, связанные с пребыванием моих предков в Томске в 19 веке. Пожалуйста свяжитесь со мной. Мой адрес можно узнать обратившись на сайт.
      Игорь Гурьев.

  5. Наталия:

    Добрый день!Скажите пожалуйста,в вашем роду не было -Гурьев Лев Ефимович?

    • Игорь:

      Добрый вечер!
      Евфимий Гурьев учился в Воронежской духовной семинарии.Можно сделать предположение, что он был племянником Вакха Васильевича Гурьева. Они были священниками в Петропавлоской церкви в городе Калише в Польше. У вас есть какие либо сведения о Льве Ефимовиче?

  6. Наталия:

    К сожалению нет.И не могу найти этого человека.Наткнулась на ваш род Гурьевых.И даже не знаю стоит ли искать его..Объясню ситуацию.
    У меня дедушка инвалид ВОВ умер три года и когда дедушке поминали 40 дней..То он приснился мне и несколько раз повторил ,,запомни Гурьев Лев Ефимович и если бы не он -то я бы погиб..,,
    Дедушка никогда при жизни не говорил это имя..Я предполагаю,что этот человек помог ему на мытарствах.Возможно он с ним воевал во время войны.Снам говорят верить нельзя.Но всё же почему то ищу.И мне почему то кажется,что этот человек Свят.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *