«Ёжики в тумане» войны и неизвестности

© Кадр из фильма «Ёжик в тумане»
Выйдет ли мир из тумана, созданного западными политтехнологами?

США и НАТО в ожидании сокрушительного ответа России за прокси-войну на Украине. Мы по-настоящему ещё и не начинали

Стратегия США и НАТО по ведению на Украине «войны чужими руками» против России не отличается оригинальностью. Наши геополитические противники, как и в годы холодной войны пытаются максимально измотать, рассредоточить и истощить силы соперника и – в идеале – уничтожить, не прибегая к прямой военной конфронтации. Образно говоря, страну-жертву стремятся превратить в хаотизированного «ёжика в тумане», героя одноимённого советского мультфильма (1975 г.). Хотя он и был предназначен для детского просмотра, но остаётся и сегодня полным философских сравнений, намёков и выводов, наполненных ощущением грядущей угрозы, до поры до времени неопределённой и разной в своих проявлениях. Многие намёки из детской сказки стали суровой реальностью в начале 90-х годов прошлого века, а кое-что из недосказанного мультипликаторами становится очевидным только сейчас.

РЭНД-ёжики «глубинного государства»

В рамках гибридной войны в идеологическом и информационном секторах проводятся целенаправленные операции по поощрению внутренних разногласий, подрыву имиджа и изоляции России, дезориентации молодёжи, изменению национального самосознания. В геополитическом секторе главным инструментом ослабления и изоляции России является прокси-война на Украине. Стратегия Запада заключается в дальнейшем вооружении Киева для использования в качестве ведущего фактора внешней уязвимости России. Наращиваются меры экономического, военного, информационно-психологического давления на Сербию, единственного союзника России на Балканах, на Белоруссию.

© flickr.com/153352659@N03
Стратегия Запада заключается в дальнейшем вооружении Киева для использования в качестве ведущего фактора внешней уязвимости России.

В военном секторе новая стратегическая концепция НАТО делает ставку на получение больших преимуществ в гибридной войне против РФ при относительно низких затратах и рисках за счёт увеличения численности сухопутных войск стран альянса. При этом наращивается военное присутствие вдоль границ России, строятся склады для хранения тяжёлого вооружения и техники, центры ПВО и ПРО, ускоренными темпами ведётся военное освоение Украины. В Европе идёт подготовка к развёртыванию ядерных ракет, на вооружение стран НАТО принимаются американские малозаметные многофункциональные истребители-бомбардировщики пятого поколения F-35, которые могут использоваться как носители ядерного оружия. Дополнительная серьёзная угроза создаётся промышленным центрам и стратегическим объектам на северо-западе и севере России в связи принятием в НАТО Финляндии и Швеции.

Подобные прогнозы являются лейтмотивом многих аналитических докладов компании РЭНД, значительная часть которых носит закрытый характер. РЭНД относится к числу наиболее влиятельных аналитических центров так называемого глубинного государства, скрытым ядром реальной власти, находящейся в руках глобальной экономической, финансовой и военной олигархии, которая определяет стратегический выбор не только Соединённых Штатов, но и всего западного мира.

Анализ открытой части работ РЭНД показывает, что новые импульсы развитию противоречий, определяющих отношения между мировыми центрами силы, придаёт ряд глобальных изменений, связанных с возвышением Китая, усилением России, переносом центра тяжести геополитических интересов США в АТР, ослаблением США и долговременными последствиями краха операции в Афганистане, пандемией, проблемами энергетики, климата и некоторыми другими факторами.

Американские аналитики подчёркивают, что в военно-политической сфере действие перечисленных факторов усиливают неопределённости и риски, способствуют созданию своеобразного «тумана войны или тумана неизвестности», присущего любому виду военных конфликтов.

© wikipedia.org
Здание РЭНД в Калифорнии.

О «тумане неизвестности» говорил К. Клаузевиц в своей работе «О войне». Он отмечал, что «война – область недостоверного: три четверти того, на чём строится действие на войне, окутано туманом неизвестности, и следовательно, чтобы вскрыть истину, требуется прежде всего тонкий, гибкий, проницательный ум… Недостоверность известий и постоянное вмешательство случайности приводят к тому, что воюющий в действительности сталкивается с совершенно иным положением вещей, чем ожидал; это не может не отражаться на его плане или по крайней мере на тех представлениях об обстановке, которые легли в основу этого плана».

Коллективный Запад выступает заказчиком и спонсором «войны чужими руками»

Факторы неопределённости и непредсказуемости событий рельефно проявляются в ходе специальной военной операции, длительность которой приближается к полугодовому рубежу. Коллективный Запад, выступающий заказчиком и спонсором «войны чужими руками» на Украине, пытается обучить своих киевских «клиентов» искусству введения противника (и, в целом, всего международного сообщества) в заблуждение, умелому сокрытию целей собственных действий. Противоборство осложняется неточным знанием планов и намерений противника, трудностями определения состава сил и средств, занимаемых ими позиций на театре военных действий, воздействием факторов «трения» и «износа» войны.

Наиболее здравомыслящие и ответственные военные деятели США и НАТО понимают опасность влияния факторов неопределённости в военной сфере, где их действие может привести к катастрофическим последствиям.

Так, например, председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Марк Милли после встречи в сентябре 2021 г. с начальником Генерального штаба Вооружённых сил РФ генералом армии Валерием Герасимовым в Финляндии признал, что Соединённым Штатам следует изучить возможности по расширению взаимодействия с Россией в оборонной сфере. Таким образом, считает американский военный, можно будет достичь большей прозрачности в отношениях между странами. «Нам необходимо внедрить меры и процедуры, чтобы добиться большей ясности ради снижения уровня неопределённости, чтобы повысить доверие ради снижения недоверия, чтобы увеличить стабильность ради уменьшения нестабильности, чтобы избежать просчётов и уменьшить вероятность войны между двумя крупными (ядерными) державами… Это первостепенная задача, которую мы должны постараться выполнить, и я приложу для этого усилия», – сказал Милли.

© wikipedia.org
Начальники генеральных штабов РФ и США Валериий Герасимов и Марк Милли в Швейцарии, 18 декабря 2019 г.

Увы, достойные внимания слова генерала не были услышаны политическим руководством США и НАТО, которые наращивают скоординированную политику, направленную на подрыв международной стабильности, путём провокаций и других враждебных действий сгущают атмосферу неопределённости и недоверия в отношениях с Россией, Китаем и некоторыми другими государствами.

Считается, что для создания у Москвы неопределённости при оценках вариантов применения силы необходимо, во-первых, вынудить её поверить в то, что у США есть несколько вариантов достижения своих оперативных целей (как представляется, для Украины это может быть, например, поставка более мощных и дальнобойных систем оружия, массовая подготовка пополнений для ВСУ за рубежом и т.п.) и, во-вторых, обеспечить неясность в том, какой вариант применения силы выберут США.

По другому выстраивается американская стратегия создания неопределённости в отношениях между США и Китаем: формируются новые антикитайские военно-политические блоки, готовится почва для втягивания НАТО в военно-политические построения в АТР, поддерживается провокационная возня вокруг Тайваня, делаются попытки ослабить стратегическое партнёрство Москвы и Пекина.

Операционная непредсказуемость

Для сокрытия истинных военных планов в широком спектре военных конфликтов современности корпорация РЭНД разработала определение операционной непредсказуемости. Определён диапазон условий, при которых каждый подход может усилить сдерживание и ключевые сопутствующие компромиссы. Эти оценки основываются на ограниченной общедоступной информации о возможностях российской и китайской разведок, о методах прогнозирования возможных боевых действий США и принятии решений о применении силы.

© globallookpress.com
Пуск ракеты во время учений Народно-освободительной армии Китая по случаю посещения Тайваня спикером Палаты представителей США Нэнси Пелоси.

В документе РЭНД «Операционная непредсказуемость и сдерживание. Оценка вариантов усложнения процесса принятия решений противником» операционная непредсказуемость определяется «как неуверенность противника в том, как Соединённые Штаты будут сражаться в случае конфликта». Заметим, что подобные рекомендации создают теоретическую основу для опасной эквилибристики США и НАТО в их политике на Украине. Для военного времени в случае прямого втягивания американцев в конфликты в различных регионах, РЭНД разработала четыре общих подхода к повышению операционной непредсказуемости:

В документе РЭНД «Операционная непредсказуемость и сдерживание. Оценка вариантов усложнения процесса принятия решений противником» операционная непредсказуемость определяется «как неуверенность противника в том, как Соединённые Штаты будут сражаться в случае конфликта». Заметим, что подобные рекомендации создают теоретическую основу для опасной эквилибристики США и НАТО в их политике на Украине. Для военного времени в случае прямого втягивания американцев в конфликты в различных регионах, РЭНД разработала четыре общих подхода к повышению операционной непредсказуемости:

  1. Использовать нестандартные схемы развёртывания. Например, Соединённые Штаты могут варьировать продолжительность развёртывания, интервалы времени между отдельными этапами и места развёртывания, а также могут применять более строгие процедуры безопасности операций.
  2. Раскрывать и демонстрировать новые возможности, которые открывают дополнительные способы борьбы. Например, США могут объявить и публично продемонстрировать возможности, которые позволяют использовать несколько вариантов действий, в том числе участие в многосферных операциях.
  3. Дезинформировать противника по поводу способности США проводить несколько вариантов военных действий. Например, Соединённые Штаты могут использовать обмен дезинформационными сообщениями, проводить разведывательные операции, направленные на то, чтобы заставить противника обнаружить ложные или завышенные возможности.
  4. Регулярно раскрывать скрытые возможности. Следует увеличить темпы создания различных новых систем оружия и военной техники. Это потребует изменить процессы закупок Минобороны США, с целью снизить скорость создания известных возможностей и тайно развить новые возможности.
© flickr.com/usnavy
РЭНД рекомендует вооружённым силам США «удивлять противника».

Для того, чтобы противник не был уверен в том, как Соединённые Штаты будут сражаться, ему необходимо, во-первых, внушить, что у Штатов есть несколько вариантов достижения своих оперативных целей (например, способность остановить высадку морского десанта, подавить ПВО/ПРО противника) в военное время и, во-вторых, скрывать за туманом неопределённости, какой конкретно вариант выберут США.

Недавно увидел свет доклад РЭНД «Пути к эскалации России против НАТО из-за войны на Украине». Стратегический мозговой центр учуял, что для Запада на Украине всё больше «пахнет жареным» и что следует ожидать российской «ответки» за преступные действия США и НАТО в развязанной ими прокси-войне на Украине. Прямое нападение России на НАТО не планируется (в Вашингтоне и Брюсселе могут выдохнуть), но жёсткая реакция Москвы неминуемо последует. Все предыдущие действия России были лишь прелюдией. Именно в такой ситуации России и нужен «туман неопределённости», в котором до поры можно скрывать достаточно вариантов сокрушительного ответа.

Искать выход из «тумана неопределённости»

Выработать чёткую стратегию противодействия технологиям создания неопределённости в условиях конвенциональных и гибридных военных конфликтов пока не позволяет, в частности, отсутствие разработанных теоретических основ гибридной войны как конфликта нового вида, её философских, социологических, психологических и некоторых других характеристик. Отсутствие теории феномена не позволяет организовать на системной основе проведение мероприятий, нацеленных на то, чтобы снизить степень неопределённости, вскрыть планы и намерения противника, определить состав разнообразных сил и средств, развёрнутых в серых зонах как театрах гибридной войны, оценить степень воздействия факторов «трения» и «износа» войны. Сказывается и отсутствие кадров, способных организовать и проводить подобную работу.

© flickr.com/usairforce
Главное, побольше тумана.

В результате неопределённость присущая гибридной войне приводит к размытости, зыбкости линии между войной и миром, осложняет поиск дипломатических решений. Политикам, дипломатам и военным трудно понять, что истинно, а что нет, оценить новые неопределённости и риски, скрывающие инициаторов тех или иных действий, возможные инструменты воздействия на противника, преследуемые сторонами цели. Создание такой неопределённости и непредсказуемости является сутью стратегии гибридной войны, которая выстраивает порочный замкнутый круг, где недоверие порождает односторонность суждений, а односторонность усиливает недоверие.

В итоге устойчивость системы обеспечения национальной и международной безопасности снижается, и создаются условия, при которых малый толчок может спровоцировать лавину – в непредсказуемом месте, с непредсказуемыми последствиями, изменяющими всю систему, какой бы надёжной она не была. Устранение одной из опасностей (возможных точек бифуркации) зачастую повышает вероятность других нежелательных вариантов развития международных отношений, вплоть до попыток разрешить накопившиеся противоречия военно-силовыми способами. В результате в обозримой перспективе гибридные войны не только не исчезнут из арсенала современных государств, но останутся одним из неотъемлемых инструментов политики. Актуальной задачей государства является осознание реальной опасности гибридной войны и принятие неотложных мер противодействия.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук

Источник: “Звезда”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.