Серый занавес сомкнулся вокруг России

Риторика НАТО как маскировка агрессии

В ближайшее время США планируют развернуть в Европе гиперзвуковое оружие. Прежде всего гиперзвуковой ракетный комплекс средней дальности LRHW, или Dark Eagle. Фото с сайта www.dvidshub.net

Создание новых военных союзов в Азии, наращивание военного присутствия НАТО в Восточной Европе, беспрецедентное количество разведывательных полетов у границ России, оголтелая кампания по превращению русских в «новых евреев» XXI века, которых можно обвинять во всех бедах мира, разительно напоминают предвоенную атмосферу конца 1930-х годов.

Многие историки отмечают, что перемещение частей германского вермахта к границам СССР осуществлялось под аккомпанемент заявлений фашистской пропаганды о рутинной передислокации войск. Или о якобы уставших солдатах, которым надо предоставить отдых перед намеченным вторжением в Великобританию. Сама информация о перебросках и сосредоточении войск на востоке Европы на страницах газет рейха подавалась мелким шрифтом. И терялась на фоне громогласных реляций о победах немецкого оружия на других театрах войны, о неприемлемой агрессивности поляков, французов, англичан и необходимости их проучить.

Словесная завеса Столтенберга

На заседании Постоянного совета НАТО на уровне министров иностранных дел 30 ноября – 1 декабря важное место было отведено обсуждению утверждений о якобы «необычной» военной активности РФ на границах Украины и о возможных шагах НАТО.

Не исключается, что в качестве одной из ответных мер США могут рассмотреть возможность размещения на постоянной основе американских сил в странах на «восточном фланге НАТО» – к примеру, в Польше. Вашингтон пока воздерживается от комментариев по поводу подобных предложений, авторами которых являются Киев, Варшава и страны Балтии.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг недавно обозначил приоритеты встречи министров иностранных дел стран НАТО в Риге. Столтенберг сказал, что они рассмотрят наращивание российских сил на Украине и вокруг нее. «Это повышает напряженность и может привести к просчетам. Россия должна продемонстрировать прозрачность, снизить напряженность и эскалацию. Подход НАТО к России остается неизменным. Мы сохраняем сильную защиту и сдерживание, оставаясь открытыми для диалога».

НАТО и ЕС должны вместе противостоять «гибридной атаке» на границе с Белоруссией, заявил генсек Североатлантического альянса. Он пояснил, что «тесное сотрудничество между НАТО и ЕС необходимо для противодействия этой гибридной кампании, направленной на дестабилизацию наших стран».

Министры обсудят ситуацию в регионе с Грузией и Украиной, а также ситуацию на границе с Беларусью и якобы проводимую «эксплуатацию уязвимых людей режимом Лукашенко» для оказания давления на Польшу, Латвию и Литву.

Будет продолжено обсуждение вопроса о роли НАТО в контроле над вооружениями, разоружении и нераспространении. Генеральный секретарь сказал: «Со времен холодной войны НАТО сократило количество ядерного оружия в Европе более чем на 90%. Все союзники поддерживают цель создания мира без ядерного оружия, и НАТО полно решимости сохранить свою ведущую роль в области контроля над вооружениями».

Министры проведут консультации по вопросам участия НАТО в Афганистане и определят правильные уроки для будущих операций по урегулированию кризисов. По словам Столтенберга, министры также обсудят следующую Стратегическую концепцию НАТО: «Она должна учитывать новые реалии, в том числе агрессивные действия России, более напористый Китай, новые и прорывные технологии, а также влияние изменения климата на безопасность. Это будет стимулировать нашу дальнейшую адаптацию в более конкурентном мире».

Министры обсудят также события на Западных Балканах и роль НАТО в обеспечении стабильности и безопасности в регионе. Партнеры НАТО Финляндия и Швеция, а также верховный представитель ЕС Жозеп Боррель присоединятся к этой сессии.

Но все это только слова, которые немногого стоят на фоне реальных действий альянса по подрыву стратегической стабильности в Европе, провоцирования военной напряженности.

В тоске по былому могуществу

Великобритания, верная своим попыткам вернуться на авансцену мировой политики, откуда ее бесцеремонно вытеснили партнеры по ЕС и НАТО, демонстрирует решимость вступить в схватку за «демократическую» Европу и наращивает военное присутствие в Старом Свете. «На случай войны с Россией» Лондон планирует создать в Германии военную базу и разместить на ней бригаду в составе 250 человек, танки Challenger 3, бронетранспортеры Boxer, технику для обезвреживания мин, БЛА и артиллерию. Для придания видимости глобального размаха своим мероприятиям по преобразованию армии Британия готовится развернуть военные базы также в Кении и Омане.

В комплексном обзоре Королевского института объединенных служб «Глобальная Британия в эпоху конкуренции», посвященном вопросам безопасности, обороны, развития и внешней политики страны на 2021 год, говорится, что Великобритания «самостоятельно устанавливает ограничение на свой общий запас ядерных боеголовок, число которых на сегодняшний день составляет 225 единиц». До 2021 года Лондон придерживался политики снижения «общего потолка запасов ядерных боеголовок с не более 225 до не более 180 к середине 2020-х годов». Но в связи с «постоянными изменениями обстановки в сфере безопасности» следовать такой политике стало невозможно, так что «общий запас ядерного оружия Великобритании должен составлять 260 боеголовок».

Ядерные «молнии» в небе Европы

Особое место в планах США и НАТО по наращиванию ядерных возможностей союзников отводится развертыванию самолетов-носителей ядерного оружия F-35A Lightning II («Молния II») на авиабазах стран НАТО.

Истребители-бомбардировщики пятого поколения войдут в состав британской эскадрильи «Валькирия», базирующейся на авиабазе Лейкенхит. Часть самолетов также планируется разместить на британской авиабазе Мархам. В любом случае увеличение ядерного арсенала и развертывание 27 истребителей-бомбардировщиков, способных нести ядерное оружие, на авиабазах Соединенного королевства, не может быть признано совместимым с многократно декларированными решениями добиться ядерного разоружения.

Контракты на закупку F-35A для собственных армий уже подписаны Великобританией, Нидерландами, Италией, Норвегией, Бельгией и Польшей. Этот истребитель также может быть закуплен Швейцарией, ОАЭ, Финляндией и Канадой. Всего с заявками на приобретение F-35 уже выступили 14 стран.

В общей сложности страны – члены альянса намерены развернуть на 12 национальных авиабазах 450 истребителей F-35A в Нидерландах (2022), Дании (2023), Италии (2022), Норвегии (2022), Бельгии (2025–2027) и Польше (2026).

Новые самолеты будут принадлежать не только ВВС США. Варшава подписала контракты на приобретение в США 32 истребителей F-35A. Начало производства их для ВВС Польши запланировано на 2022 год с поставкой первых самолетов к 2024 году. Предварительно эскадрилью из 16 самолетов F-35A планируют разместить в городе Кельцене, на 21-й тактической АБ Свидвин близ побережья Балтийского моря. Еще одна эскадрилья будет дислоцироваться вблизи города Ласка в центре страны. Такая география размещения самолетов явно рассчитана на сдерживание России и должна учитываться в планах нашего Генерального штаба.

Более того, США снабдят союзников НАТО и собственную армию новейшими термоядерными авиабомбами мощностью до 50 килотонн. Согласно данным Национального управления по ядерной безопасности США, разработка новой тактической ядерной авиабомбы B61–12 уже завершена и в скором времени начнется ее серийное производство. Поставки усовершенствованной высокоточной бомбы для американской армии планируются уже в 2022 году, поставки в Европу – в 2023–2024 годах.

Носителями бомб станут стратегические бомбардировщики B-2 Spirit и их наследники – перспективные «стратеги» B-21 Raider. А также самолеты F-35А, F-15E и F-16C/D, F/A-18 и Tornado ВВС США и других стран – членов НАТО. США уже произвели не менее 480 единиц модернизированной B61. Из них от 100 до 150 бомб хранятся в подземных складах на территории Европы.

Политика непредсказуемости

По словам Йенса Столтенберга, НАТО может разместить ядерное оружие на территории Восточной Европы, если Германия откажется от предоставления своей территории для этого. Такой шаг безусловно «обнулит» Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора, подписанный в 1997 году и недвусмысленно запрещающий размещение ядерного оружия на территориях новых стран альянса.

Таким образом, США обеспечивают доступ к носителям ядерного оружия многим странам. Некоторые из них известны своей непредсказуемостью и способностью принимать опасные для мира и глобальной стабильности решения. Именно такие государства могут стать своеобразным «яблоком раздора» в геополитических построениях крупных игроков – США и НАТО с одной стороны, России и Китая с другой.

Вопросы ядерного сдерживания продолжают занимать ведущее место в повестке НАТО. Столтенберг в выступлении на симпозиуме НАТО по ядерной политике в ноябре нынешнего года в Греции подчеркнул, что Североатлантический союз адаптируется к более сложной среде безопасности и реагирует на растущие ядерные угрозы. Лейтмотив его выступления на главном мероприятии Североатлантического союза в области ядерной политики: «Пока ядерные угрозы существуют, НАТО останется ядерным альянсом. Мы делаем это, сохраняя сильное ядерное сдерживание, но мы должны продолжать адаптироваться и повышать надежность и эффективность нашего ядерного потенциала».

Йенс Столтенберг: НАТО может разместить ядерное оружие на территории Восточной Европы, если Германия откажется от предоставления своей территории для этого. Фото Reuters

Гиперзвуковое оружие в Европе

В обозримом будущем ВС США планируют получить и поставить на боевое дежурство свои первые гиперзвуковые ракетные комплексы наземного базирования. В рамках подготовки к принятию и освоению такого оружия восстановлено 56-е артиллерийское командование сухопутных войск – части под его управлением будут эксплуатировать перспективные комплексы.

Появление в Европе новой ракетно-ядерной структуры подается общественности как некая «реактивация» прежнего 56-го командования, на вооружении ракетных батальонов которого состояли нацеленные на СССР и его союзников ядерные баллистические ракеты семейства Pershing. Однако в 1988 году был подписан Договор о РСМД и все «Першинги» были утилизированы. Вскоре после этого, в 1991 году, более не нужное командование расформировали.

Церемония «реактивации» командования в «новом облике» прошла в ФРГ в Висбадене 8 ноября 2021 года. Командование будет подчиняться объединенному европейскому и африканскому командованию армии США (USAREUR-AF). Структура получит название 56th Artillery Command. Ее штаб развернут в Германии, в районе Майнц-Кастель города Висбаден.

Смысл реорганизации – повысить потенциал армии США при проведении многодоменных, многосредных операций за счет объединения усилий разных огневых средств, находящихся в ведении регионального командования. Для начала в ближайшем будущем под управление 56-го командования перейдут существующие артиллерийские дивизионы, оснащенные нынешними ствольными и реактивными системами.

Однако наибольший интерес представляют перспективные гиперзвуковые ракетные комплексы, развертывание которых начнется именно с частей, подчиняющихся 56-му артиллерийскому командованию. В США завершается разработка нескольких таких образцов, и в 2023 году первые из них должны встать на боевое дежурство.

Это прежде всего гиперзвуковой ракетный комплекс средней дальности LRHW, или Dark Eagle. Скорость полета ракеты – не менее 5M, а дальность стрельбы достигнет 2775 км.

Еще одним мобильным комплексом, развернутым на европейской земле, может стать американский Typhon с пусковыми установками на полуприцепах, несущими по четыре контейнера для вертикального запуска. В качестве основного боеприпаса будет использоваться зенитная ракета SM-6, переделанная в баллистическую.

Последствия таких мероприятий для военно-политической обстановки в Европе очевидны. США и НАТО открыто говорят о желании противодействовать и сдерживать Россию, что не способствует улучшению международной обстановки.

Появление в Европе новых формирований и соединений с перспективным вооружением станет дополнительным негативным фактором, дестабилизирующим обстановку на континенте и представляющим новую угрозу для национальной безопасности России. При этом любые шаги российского руководства по парированию угрозы будут объявлены в соответствии с порочной логикой Вашингтона и Брюсселя новым доказательством российской агрессивности.

Стоит добавить, что вашингтонские политики и стратеги «мужественно» подставляют территории своих европейских союзников под возможные удары возмездия, и рассчитывают отсидеться за океаном. Вряд ли это у них получится – с учетом ясно заявленной решимости России наносить удары по центрам принятия решений как в Европе, так и за ее пределами.

Третье оперативное измерение

В дни заседаний Совета НАТО в Риге на базе рижского Центра передового опыта НАТО пройдет конференция альянса по проблемам когнитивной войны (КВ). Совпадение двух событий не случайно. Министры иностранных дел альянса намерены обсудить вопросы взаимодействия традиционной и публичной дипломатии стран-участниц в рамках единой стратегии КВ.

Появление концепции «когнитивной войны» (Cognitive Warfare) привносит на современное поле боя третье важное боевое измерение. К физическому и информационному измерениям теперь добавляется когнитивное. Это создает новое пространство противоборства, выходящее за рамки сухопутных, морских, воздушных, кибернетических и пространственных областей, которые уже интегрированы в стратегии современных военных конфликтов.

В мире, пронизанном технологиями, война в когнитивной области мобилизует более широкий спектр боевых пространств, чем это могут сделать физические и информационные измерения. Смысл КВ заключается в том, чтобы захватить контроль над сознанием людей, над сознанием правящих элит и целых наций, над идеями, психологией, поведением, а также окружающей средой, чтобы значительно расширить традиционные конфликты и прийти к желаемым результатам с меньшими затратами.

КВ направлена на сознание и мозг человека. Она снижает его способность мыслить и производить, создает препятствия процессам познания и представляет собой способ использования знаний в противоречивых целях.

Особенности когнитивной войны:

  • всеобъемлющий характер конфликта, который ведется с использованием военных и невоенных форм воздействия с упором на идеологические средства и современные модели «управляемого хаоса»;
  • война построена на стратегии измора, что придает конфликту затяжной перманентный характер;
  • к такой войне неприменимы нормы международного права, определяющие понятие «агрессия», в ней не существует понятий «фронт» и «тыл»;
  • новое измерение войны обладает по отношению к предшествующим статусом и энергией отрицания и формирует качественную основу трансформации конфликта, обусловливает переход от линейной к нелинейной парадигме войны.

В самом широком смысле КВ не ограничивается военной или институциональной сферами и применяется США и НАТО в политической, экономической, культурной и социальной областях. Примеры – формирование образа России как инфернального врага всего человечества, установление когнитивного контроля над Украиной, которую превращают в антипода России, а также Грузией и рядом других государств. В прицеле КВ находится и сама Россия.

Любой пользователь современных информационных технологий является потенциальной мишенью КВ, которая нацелена на весь человеческий капитал страны-мишени. Как разъясняют аналитики РЭНД: «Конфликты будут все больше зависеть от и вращаться вокруг информации и коммуникаций. Действительно, как кибервойна, так и сетевая война являются способами конфликта, которые в основном связаны со «знаниями» – о том, кто знает, что, когда, где и почему, и о том, насколько безопасно общество».

Технологии КВ развиваются в тесной связке с процессами цифровизации, возможностями искусственного интеллекта и технологиями обработки больших данных, сочетание которых позволяет производить вычисления и анализировать результаты.

Однако средство, необходимое политикам и военным для реагирования на ситуацию, – это разум. А разум – то, что позволяет принимать решения в ситуациях, которые не поддаются расчету. Неспособность задействовать собственный разум, чтобы взять верх в когнитивном противоборстве только фиксирует положение дел и в конечном итоге ведет к проигрышу.

Таким образом, наиболее поразительным сдвигом к технологиям КВ при движении от военного к гражданскому миру является повсеместное распространение стратегий КВ в повседневной жизни, которое выходит за рамки обычной конструкции «мир-кризис-конфликт» (с вредными последствиями).

Фактором, обеспечивающим преимущества КВ над военно-силовыми решениями, является то, что КВ может быть проведена по единому замыслу в дополнение к военному конфликту, а также может проводиться самостоятельно, без какой-либо связи с участием вооруженных сил. Более того, когнитивная война потенциально бесконечна, поскольку для такого типа конфликта не может быть мирного договора или капитуляции.

Новые инструменты и методы КВ нацелены непосредственно на военнослужащих. Не только с помощью классического информационного оружия, но и с помощью постоянно растущего и быстро развивающегося арсенала нейрооружия, нацеленного на мозг, с последствиями от индивидуального до социально-политического уровня.

Борьба в серых зонах

Североатлантическому альянсу после катастрофической эвакуации войск из Афганистана необходимо показать, что он все еще жив. В этом контексте многие американские политики и дипломаты считают, что наращивание военной помощи Украине, блокирование «Северного потока–2», бойкот российской нефти и другие дипломатические и экономические санкции – это оправданные меры, но их недостаточно.

В соответствии с заявленным президентом Байденом намерением перенести противоборство с Россией, Китаем и некоторыми другими недругами в серые зоны, экс-советник предыдущего президента Джон Болтон обращает внимание на стратегию Москвы, которая якобы стремится распространить свое влияние на серую зону к востоку от НАТО.

Эта серая зона включает в себя Украину, Белоруссию, Молдавию и Закавказье, а неспособность Запада противостоять России в этих регионах демонстрирует его близорукость, считает Болтон. По его мнению, США и НАТО в целом должны перейти к наступательным действиям: начать распутывать замороженные конфликты постсоветского пространства и устранять другие препятствия, которые мешают странам серой зоны вступить в Североатлантический альянс.

Это применимо, например к ситуации с Приднестровьем и Молдавией, следует также обратить внимание на Абхазию и Южную Осетию. Американский политик предположил, что все эти конфликты помогут отвлечь внимание Москвы от украинского направления. По его мнению, НАТО должна четко определить, какие государства серой зоны уже сейчас серьезно претендуют на членство в альянсе, чтобы ослабить влияние России на них. Болтон предложил недвусмысленно донести до Москвы намерения Запада в регионе и его волю к достижению своих целей.

С учетом категорических указаний Вашингтона и значимости координации усилий в борьбе за контроль в серых зонах, министры рассмотрят военно-политические аспекты этой проблемы, требующие отражения в новой стратегической концепции альянса.

Наращивание военных приготовлений НАТО, военное освоение Украины, создание новых военно-политических союзов под эгидой Вашингтона ставят Россию перед выбором решительных мер реагирования в военно-политической, экономической, культурно-мировоззренческой и собственно военной сферах.

Важное внимание должно быть уделено вопросам противоборства со стратегией когнитивной войны, которая дает возможность противникам России обойти традиционное поле боя со значительными стратегическими результатами. Полученные преимущества могут быть использованы для радикального преобразования как российского общества, так и обществ соседних государств, в первую очередь Белоруссии. В конечном итоге подобные преобразования должны привести к подчинению объектов агрессии воле государства-агрессора, то есть к поражению в войне.

Представляется крайне необходимым рассмотреть вопрос создания межведомственной структуры, способной возглавить и координировать работу различных российских министерств и ведомств по противодействию гибридной войне и цветным революциям, разработать соответствующий комплекс мер по обеспечению защиты страны от новых угроз. Важно своевременно организовать подготовку кадров, способных уверенно действовать в условиях конфликтов XXI века – гибридной войны и цветных революций. Ввести в программы вузов соответствующие учебные курсы.

Александр Александрович Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук,
эксперт Лиги военных дипломатов

Источник: “НВО”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.