НАТО перед лицом трёхполярного мира

© nato.int
НАТО на грани раскола?

Закат господства США и однополярного мира, бегство Америки из Афганистана и создание нового англосаксонского блока АУКУС раскалывает единство НАТО и заставляет его участников требовать от США более надёжных ядерных гарантий, что приведёт к угрозе Третьей мировой

Для общей атмосферы заседания Совета НАТО на уровне министров обороны 2-22 октября с. г. и предстоящей встречи на уровне министров иностранных дел блока, которая пройдёт с 30 ноября по 1 декабря 2021 г. в Риге, характерна растерянность перед лицом осознания Западом драматических изменений геополитической конфигурации мировой политики, связанных с формированием трёхполюсного мира.

Одним из первых сигнализировал о наличии тенденции к трёхполюсности председатель Объединённого комитета начальников штабов (КНШ) Марк Милли, в начале ноября этого года произнёсший на вашингтонском Аспенском форуме по вопросам безопасности речь с геополитическими выводами. Главный из выводов генерала – началась эпоха трёхполярного мира, в которой США вступают в конфигурацию «трёхполярной войны» и должны быть готовы противостоять не только России, как во времена холодной войны, но и Китаю.

Фактически Председатель КНШ признал, что стратегический предел однополярности достигнут, и США не могут более в одиночку править миром. Более того, никаких ресурсов для сохранения и укрепления однополярности больше нет.

© defense.gov
Председатель КНШ Марк Милли признал, что стратегический предел однополярности достигнут, и США не могут более в одиночку править миром.

Конфигурация «трёхполярной войны»

В современном мире противоборствуют три центра принятия полностью суверенных решений:

  • США, которые сегодня представляют уже не весь Запад, а скорее англосаксонскую ось (отсюда АУКУС и КВАД) плюс их региональные сателлиты;
  • Россия, которая укрепляет свои позиции на международной арене, стараясь найти новые точки приложения как на постсоветском пространстве, так и в других регионах;
  • Китай, который с успехом выдерживает всю тяжесть нарастающего экономического и военно-стратегического противостояния с англосаксами, всерьёз приступившими к региональному сдерживанию Китая в Юго-Восточной Азии.

Не исключено, что могут сформироваться ещё центры принятия решений мирового масштаба за счёт подключения, например, Индии.

Между этими центрами силы находится НАТО, поставленная на грань раскола поражением в Афганистане и формированием втайне от союзников англосаксонского блока АУКУС; дезориентированный, разрываемый противоречиями Евросоюз, находящийся на грани энергетической катастрофы из-за послушного следования в фарватере провальной политики Вашингтона и, по сути, выброшенный из англосакского блока; а также методично наращивающие свой потенциал многие другие страны и регионы мира.

Таким образом, накануне саммита НАТО летом 2022 г. в Мадриде, где должна быть принята новая Стратегическая концепция (СК), альянс столкнулся с необходимостью сформулировать качественно новый набор целей организации Североатлантического договора на среднесрочную перспективу до 2030 г.

© nato.int
На саммите НАТО летом 2022 г. в Мадриде должна быть принята новая Стратегическая концепция на среднесрочную перспективу до 2030 г.

Основополагающим в работе над новой СК является комплекс следующих факторов:

  • Резкое обострение международной обстановки по ряду направлений обеспечения безопасности, которые США и НАТО считают для себя чувствительными. Министры обороны согласовали всеобъемлющий План защиты евроатлантического региона, одной из фундаментальных задач которого остаётся сдерживание России.
  • Новые масштабы внешних угроз и вызовов НАТО, список источников которых по мнению альянса возглавляют Россия и Китай, а также усиление внутренних угроз единству альянса, в частности, спровоцированных решением о создании военного блока AUKUS, принятом англосаксонскими странами втайне от союзников по НАТО.
  • Пересмотр доктринальных военно-политических документов США, в частности, связанных с намерением Вашингтона наращивать возможности сил специальных операций для борьбы в «серых зонах», что потребует учёта в новой редакции СК НАТО, а также подготовка нового Обзора ядерной политики США.
  • Поражение США и НАТО в операции в Афганистане, что повлекло за собой потребность извлечь уроки и сделать выводы по многим военно-политическим аспектам принятия решений НАТО в период до 2030 г.
  • Необходимость согласовать подходы к инновационному развитию НАТО в военной техносфере, включая искусственный интеллект, кибернетические и квантовые технологии, когнитивную войну. В этом контексте был дан «зелёный свет» проведению 30 ноября с.г. конференции НАТО, посвящённой вопросам разработки и организации когнитивной войны, которая в рамках общей стратегии гибридной войны НАТО против России становится шестой сферой боевых действий Североатлантического альянса.

Внедрение инновационных технологий имеет целью победить Россию за счёт технологического превосходства. Для этого НАТО в военных целях создаёт Международный фонд инноваций, в который планируется инвестировать один миллиард евро.

© nato.int
Министры обороны стран НАТО подписали Соглашение о намерениях в областях противовоздушной обороны и радиационной, химической и биологической защиты.

Министры обороны также подписали Соглашение о намерениях в областях противовоздушной обороны и радиационной, химической и биологической защиты. Существенным дополнением в новую СК послужит предложение Вашингтона приравнять инциденты в космическом и кибернетическом пространствах к актам вооружённого нападения, требующих задействования статьи 5 Вашингтонского договора 1949 г. Однако можно предположить, что государства НАТО, скорее всего, выскажутся за отсутствие автоматизма в принятии альянсом решений по военно-политическим вопросам, способным поставить мир на грань масштабного военного конфликта.

Новые импульсы развитию противоречий, определяющих отношения между «тройкой» мировых центров силы, придал ряд глобальных изменений, связанных с возвышением Китая, усилением России, переносом центра тяжести геополитических интересов США в АТР, ослаблением США и долговременными последствиями краха операции в Афганистане, пандемией, проблемами энергетики, климата и некоторыми другими.

Можно предположить, что по примеру АУКУС внутри НАТО будет предпринята попытка сформировать «миниблок» в составе Польши и стран Балтии, интересы которых совпадают в политике вокруг Украины и Балтийском море.

Такой блок может группироваться вокруг вооружённых сил четырёх натовских государств и многонациональной литовско-польско-украинской бригады, созданной в 2015 г. Дальнейшим развитием «миниблока» может стать подключение к нему Швеции и Финляндии, что создаст «мостик» для втягивания этих государств в НАТО.

© nato.int
Работа высших руководящих органов НАТО призвана придать новый импульс становлению стратегической культуры военно-политического блока.

Стратегическая культура НАТО

Работа высших руководящих органов НАТО призвана придать новый импульс становлению стратегической культуры военно-политического блока, которая развивается под влиянием соответствующих взглядов Соединённых Штатов.

Стратегическая культура является производной общей политической культуры конкретного общества и включает в себя сформировавшийся на протяжении всей истории государства набор верований и ценностей общества, тесно связанных с его политической системой.

В широком смысле стратегическая культура состоит из двух частей:

  • на стратегическом уровне она определяет базовые положения о стратегической среде, о войне в международных отношениях, о природе противника, об угрозах, о месте и роли военной силы и её эффективном применении;
  • на оперативном уровне она призвана дать ответы на вопросы, связанные с выработкой наиболее эффективных стратегических решений для борьбы с имеющимися вызовами и угрозами.

Составными частями стратегической культуры являются политическая, экономическая и правовая культуры, а также военная культура, которая представляет собой субкультуру военнослужащих, включающую такие компоненты, как образ жизни, набор ценностей и норм, язык, ритуалы, символы, материальную и художественную культуру, искусство. Военная культура тесно связана с национальным стилем и, следовательно, с конкретной культурой, а конкретная культура ведёт к конкретному стилю мысли и действия, которые не поддаются административному регулированию и служат источниками глубоких противоречий между союзниками.

Фактор глубоких различий между сложившимися стереотипами поведения вооружённых сил отдельных государств-членов НАТО и, что самое главное, между взглядами на способы использования военной силы в современных конфликтах существенно затрудняет процесс выработки и реализации коалиционных военных решений, что неоднократно проявлялось в ходе агрессии НАТО против Югославии, в операции в Афганистане, в ходе ракетно-бомбовых ударов по Ливии или при попытках выработать единую позицию в войне против Ирака в 2003 году.

© nato.int
Вооружённые силы государств-членов НАТО принимали участие в военной операции в Афганистане.

Опыт 70-летнего существования альянса свидетельствует, что военно-политический блок сегодня всё ещё далёк от выработки единых правил и норм поведения в современном обществе, применения военной силы. В этом кроется одна из существенных уязвимостей НАТО, которую будут пытаться компенсировать в новой СК альянса, поскольку решение проблемы совмещения и гармонизации военных культур является одной из важнейших при выработке стратегии выполнения единых задач в структуре НАТО как военной организации союза государств.

Ядерное оружие остаётся основой внешней политики США

Решающее влияние США на развитие альянса с момента его зарождения и до наших дней определяется не только высокой экономической и военной мощью этого государства. Важный фактор такого влияния состоит в том, что США являются единственным государством-членом НАТО, располагающим всеми атрибутами стратегической культуры и способным целеустремлённо формировать альянс под собственные стандарты поведения в современном мире.

Учитывая, что НАТО прежде всего военная организация, Вашингтон акцентирует внимание на модернизации Объединённых вооружённых сил альянса и повышении потенциала Сил быстрого развёртывания, совершенствовании командно-штабной структуры, обновлении техники и вооружения. Причём все эти мероприятия носят чёткую антироссийскую направленность.

Важное значение для развития взглядов на использование военного потенциала НАТО имеют «Временные указания по стратегии национальной безопасности» президента США Д. Байдена, в которых США и их союзники нацеливаются на участие в высокотехнологичной гонке вооружений, усиление борьбы в «серых зонах» и применение сил специальных операций. Ядерное оружие остаётся основой внешней политики США, с опорой на НАТО предпринимаются шаги по совершенствованию других видов сдерживания. Характерно, что с учётом игнорирования интересов союзников при выходе из Афганистана, создания англосаксонского блока АУКУС страны НАТО требуют от США дать им более надёжные ядерные гарантии, что найдёт отражение в новой СК блока.

Целенаправленно реализуется курс НАТО на повышение эффективности использования совокупного военного потенциала для обеспечения интересов Запада в глобальных масштабах. Продолжается военное освоение Украины как плацдарма агрессии против России и Белоруссии, наращивается провокационная военная активность на Чёрном море.

В небе Южной Европы в октябре прошли учения альянса по стратегическому сдерживанию под названием «Стойкий полдень» (Steadfast Noon 2021), в которых участвовали самолёты и персонал из 14 стран НАТО. Альянс ссылается на якобы «рутинный характер» ежегодных манёвров, но эти учения носят явно провокационный характер по отношению к России и Белоруссии, поскольку на них будет «отработан сценарий ядерной войны», а именно применение американских управляемых ядерных бомб новых модификаций В61-12, хранящихся в арсеналах в Германии, Италии, Бельгии, Нидерландах и Турции. Одновременно в Румынии и Болгарии в 400 км от Крыма организованы лётно-тактические манёвры альянса «Замковая кузница» (Castle Forge), в которых принимают участие самолёты F-15E ВВС США, способные нести новейшие бомбы В61-12 мощностью от 0,3 до 50 кт.

© nato.int
Самолёты и персонал из 14 стран НАТО участвовали в учениях Steadfast Noon 2021.

На решение перечисленных и некоторых других задач брошены существенные материальные и интеллектуальные ресурсы, готовится соответствующая нормативно-правовая база.

Центры передового опыта НАТО

Центры передового опыта НАТО (ЦПО) являются одним из важных интеллектуальных ресурсов альянса по разработке новых идей в военно-политической, военной и военно-технической сферах.

С учётом трансформации вызовов и угроз гибридной войны ведущая роль отводится ЦПО в области киберзащиты, борьбы с гибридными угрозами, стратегических коммуникаций.

Таллинский ЦПО аккредитован при НАТО и имеет статус военной организации. Центром разработано так называемое «Таллинское руководство по применению международного права к кибероперациям» (второе издание 2017 г.), которое содержит 154 ключевых правила, регулирующие кибероперации в мирное и военное время.

© cambridge.org
«Таллинское руководство по применению международного права к кибероперациям».

Европейский ЦПО (ЕС-НАТО) по борьбе с гибридными угрозами (ГУ) создан в Хельсинки в 2017 г. по инициативе Германии, Латвии, Литвы, Польши, Великобритании, США, Финляндии, Франции и Швеции. Создатели ЦПО считают борьбу с гибридными угрозами приоритетной задачей НАТО и ЕС, поскольку гибридные угрозы стирают границу между войной и миром, сочетая военную агрессию с политическими, дипломатическими, экономическими, кибернетическими и дезинформационными мерами. Принятая в НАТО «Стратегия НАТО по борьбе с гибридными угрозами» предусматривает укрепление координации с Европейским союзом.

Рижский ЦПО по стратегическим коммуникациям открыт в 2015 г. в Риге (Латвия). ЦПО разрабатывает стратегии и тактики ведения гибридной войны и фактически представляет собой орган планирования и руководства операциями в киберпространстве (например, доклад Центра «Российская стратегия в киберпространстве, июнь 2021), когнитивной и информационно-психологической войны, главными объектами которых являются Россия и Белоруссия. Деятельность к ЦПО охватывает также Украину, Молдавию, Грузию и республики Средней Азии и некоторые другие государства.

Рижский центр взаимодействует с канадским специализированным Центром передового опыта в сфере инноваций для обороны и безопасности. Центр работает в областях образования и тренингов, механизмов принятия решений, киберпространства, гуманитарных инициатив, информации и дезинформации, автономных систем и стратегий. Однако наиболее часто повторяющейся темой сразу в нескольких направлениях является когнитивная война.

© ir.lv
Рижский ЦПО по стратегическим коммуникациям НАТО открыт в 2015 г.

Шестое оперативное измерение

Когнитивная война приносит в стратегию гибридной войны новое шестое оперативное измерение, помимо кибернетического и физических и воплощает идею борьбы без боя. Смысл КВ состоит в том, чтобы захватить контроль над правящими элитами, населением стран-мишеней, международными организациями путём нанесения согласованных ударов по сознанию и мировоззрению их персонала, как гражданского, так и военного. Центр разрабатывает рекомендации для НАТО как военно-политический блок должен вести КВ и противостоять связанным с конфликтом вызовам.

Характерно, что данный центр специализируется главным образом на технологиях когнитивной войны и не входит в список официальных аккредитованных ЦПО НАТО. По-видимому, в НАТО не захотели привлекать внимание к его работе, поэтому он функционирует как автономная структура.

Выводы для России

Сегодня в новых условиях безопасности для России важно выработать чёткое представление о том, как применят США и НАТО свои вооружённые силы в возможном конфликте; какие концепции будут лежать в основе их применения; как будут использоваться в конфликте возможности НАТО; как реализуются антироссийские стратегии гибридных войн и угроз; какие методы используются при организации цветных революций в других государствах в рамках конкурентной борьбы США за мировое господство.

Изучение стратегической культуры Соединённых Штатов, слабых и сильных сторон взаимодействия Вашингтона с европейскими союзниками, реализации стратегии США в АТР, позволит сформировать правильное понимание общих и конкретных принципов применения военной силы и несиловых способов борьбы, соответствующих концепций и доктрин, будет способствовать корректной оценке событий и объективному анализу действий, предпринимаемых американской администрацией в современных условиях.

Знание базовых основ стратегической культуры США и механизмов взаимодействия внутри НАТО в вопросах применения силовых и несиловых способов будет содействовать формированию адекватной российской внешней и оборонной политики, позволит находить достойные ответы на вызовы и угрозы современности

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук,
эксперт Лиги военных дипломатов

Источник: “Звезда”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *