Цхинвал и Сухум: тернистый, но выверенный путь к международному признанию

Отчего Расмусен спрятал «морковку» включения Грузии в НАТО?

Создаётся впечатление, что примерно с начала прошлого, с 2018 года, количество информации о Республике Южная Осетия в российских СМИ заметно поубавилось. Мало что известно о сотрудничестве Цхинвала с Москвой, хотя оно продолжает развиваться. В частности, Президент России ратифицировал протокол к межправительственному соглашению с Южной Осетией о режиме торговли товарами, упрощающий оформление экспорта российского ГСМ в республику. В 2020 году российская сторона планирует поставить более 11 тысяч тонн нефти и нефтепродуктов без применения временного периодического таможенного декларирования.

17 октября 2019 года в Общественной палате РФ состоялся круглый стол на тему «Гуманитарное сотрудничество в области молодежной политики, спорта и туризма между Россией и Республикой Южная Осетия», в рамках которого была представлена выставка «Южная Осетия – край солнечной мечты». Участниками мероприятия дискутировались сугубо «курортно-туристические» вопросы. Стоит заметить, что проекты развития этой сферы в РЮО были подготовлены с участием российских профильных экспертов, еще в начале 2000-х годов, простаивая с тех пор в большинстве своём из-за отсутствия требуемого финансирования. При этом, например, уникальный бальнеологический курорт в южноосетинской Джаве значился в советских профильных справочниках с середины 1930-х годов, а с начала 1970-х он стал «закрытым» для рядовых граждан из других регионов страны, перейдя на обслуживание «спецконтингента».

По итогам работы круглого стола решено организовать следующее мероприятие с концертом мастеров искусств Южной Осетии и представить фотовыставку о Южной Осетии в «Галерее под открытым небом» на Тверском бульваре – только и всего. Но и об этом форуме – лишь считанные сообщения в некоторых российских СМИ, на что, как и на некоторые другие обстоятельства, обращают внимание в Южной Осетии. Немногим лучше ситуация и с Абхазией, и в этой связи приходится слышать даже «конспирологические» догадки: мол, кое-кто в Москве стремится «не раздражать» лишний раз официальный Тбилиси и стоящий за ним «коллективный Запад»…

Если подобного рода предположения хотя бы частично соответствуют действительности – подобного рода расчёты выглядят, по меньшей мере, недальновидными. Особенно – на фоне давления на власти Южной Осетии по мере обострения ситуации в (богатом рядом полезных ископаемых) районе у селения Цнелис Знаурского района, рассматриваемого в качестве одного из элементов «сдерживания Москвы» в Черноморско-Кавказском регионе. Ещё один блокпост возводится на грузинской территории на границе напротив села Синагур Дзауского района. Фиксируются и попытки проникновения на территорию Южной Осетии грузинских диверсионно-разведывательных групп.

Очередной виток массовых протестов в Тбилиси способствует дальнейшей эскалации напряжённости, ибо, как и в иных случаях подобного рода, велик соблазн перевести энергию внутриполитических раздоров в русло противостояния «внешнему агрессору». Но подобного рода попытки заранее обречены, а их результаты могут быть, как минимум, неожиданными для «горячих голов». Принимая сопредседателей Женевских международных дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье, Президент РЮО Анатолий Бибилов поинтересовался, отчего представители Южной Осетии не имеют прав и возможностей выступать с трибуны ОБСЕ или ПАСЕ. И попросил предоставить республике соответствующую возможность для того, чтобы донести до мировой общественности собственную точку зрения. Несмотря на очевидно тяжёлый характер дискуссий с международными чиновниками, по крайней мере, некоторые круги в «дальнем зарубежье» – пока пусть косвенно – стремятся «наводить мосты» в диалоге с РЮО, что свидетельствует о постепенном понимании реальной ситуации в регионе, а также реальной политической географии в Закавказье.

Так, в ноябре в Международном парламентском клубе в Берлине состоялось учредительное собрание Клуба друзей Южной Осетии с участием главы МИД РЮО Дмитрия Медоева. По его словам, не исключается создание в Германии постоянного представительства кавказской республики, более того, «…решение может быть принято уже в обозримом будущем. В настоящее время постпредства МИД Южной Осетии уже функционируют в Италии, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Бразилии, Аргентине – это помимо посольств в странах, признавших нашу независимость. Могу констатировать по итогам своего визита в Берлин, что в Германии есть большой интерес к Южной Осетии», – говорит Д. Медоев.

Расширяются и связи с Италией: 15 мая 2019 г. в Цхинвале было подписано Соглашение о сотрудничестве между администрацией г. Цхинвал и муниципалитетом города Рандаццо южноитальянской провинции Катания (Сицилия). Как заявил после подписания документа Тиндаро Скализи, первый замглавы мэра Рандаццо, «мы ознакомим с соглашением после прибытия в Италию большое количество людей. Соглашение открывает горизонты для развития сотрудничества наших городов. Хотим, чтобы о Южной Осетии больше знали в Италии». Ранее, в 2017-19 гг., были учреждены представительства МИДа РЮО Риме и Катании (Сицилия).

По словам Д. Медоева, «с нашей стороны вопрос дальнейшего международного признания Южной Осетии не может быть снят по определению, на этот счет имеется четкая позиция и воля руководства Южной Осетии. Мы продолжаем работать и продвигаться дальше в этом направлении. Будем добиваться расширения признания нашей независимости, как со стороны европейских стран, так и других государств».

Разумеется, правящие круги в Тбилиси будут до бесконечности отрицать право Южной Осетии и Абхазии на собственный выбор, твердя о «российской оккупации» отколовшихся территорий. Между тем, в конце сентября «Национальный демократический институт США» (NDI) провел социологическое исследование в Грузии, согласно которому проблема «территориальной целостности» в рамках бывшей Грузинской ССР волнует ныне лишь 29 % респондентов – против примерно 45% в 2015 году.

 

Примерно в то же время бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, считающийся достаточно влиятельной «говорящей головой» публично высказался, причём именно в Тбилиси, о необходимости признания реальной независимости Абхазии, как и Южной Осетии. Многие западные СМИ это расценили как «стратегическую сенсацию», а по сути – как сигнал Запада, о том, что притязания Грузии на эти отделившиеся и признанные Россией государства – до некоторой степени сродни оторванным от реалий претензиям гоминьдановского Тайваня 1950-х-1970-х годов на «континентальный» Китай.

«…Если Грузия намерена стать будущим членом НАТО, вы должны обеспечить и защиту нацменьшинств. И начать дискуссии: будет ли для вас приемлемо стать членом НАТО без Абхазии и Южной Осетии. Это решение – за Грузией, после чего о решении надо уведомить НАТО», – возвестил г-н Расмуссен в ходе конференции по «евроатлантическому партнёрству» в грузинской столице. Также он добавил, что «отделению Абхазии с Южной Осетией способствовала дискриминационная политика Грузии в этих регионах, и теперь с реалиями надо считаться».

Произнося это, Расмуссен не мог не знать, что поставленный Альянсом «двойной барьер» для Грузии будет непреодолим. Среди «мэйнстримных» политиков декларирующей своё стремление в НАТО страны данное высказывание вызвало шквал негативных эмоций. Однако «официальные» западные говорящие головы однозначно не дезавуировали этих тезисов Расмуссена. Пятый пункт устава Альянса не позволяет принимать в его состав членов, скованных неразрешенными территориальными спорами с соседями. В Грузии же до последнего тешили себя надеждами, что Брюссель внесет коррективы в устав и раскроет объятия «знаменосцу кавказской демократии» или, на худой конец, продолжит политическое давление на Москву с целью заставить отозвать признание независимости Сухума и Цхинвала и «принудить» вывести оттуда российские войска.  Мечтания сколь наивные, столь же и абсурдные. Заявление отставного генсека НАТО свидетельствует о нежелании Брюсселя «натягивать пружину конфронтации» с Москвой до бесконечности, ибо она лопнет в каком-нибудь тонком месте, вовлекая стороны в прямое военное столкновение.

На картах международной Женевской группы по урегулированию ситуации между Грузией и РЮО-Абхазией столицы и названия Абхазии и Южной Осетии даны на языках этих новообразованных стран, причем с их государственными границами

Дело, конечно, не в каком-либо «сочувствии» Запада по отношению к Абхазии и Южной Осетии, с лихвой испытавших неоднократные агрессивные акции грузинских властей, последствия которой полностью не устранены до сих пор. Безусловно, на Западе прекрасно осознают, что союзнические отношения России с этими странами существенно укрепляют российские геополитические позиции в обширном черноморско-кавказском регионе. Например, абхазский берег Черного моря – это треть протяженности восточно-черноморского побережья, а южная граница Южной Осетии находится лишь в 60 км от Тбилиси. Учитывать приходится и то обстоятельство, что через Южную Осетию проходит пусть небольшая (лишь 2 км), но, всё же, часть трассы трубопровода для азербайджанской нефти по линии Баку – Тбилиси – грузинский порт Супса, откуда она вывозится в страны Запада (до 80 % объема нефти для этой артерии добывают западные компании). Очевидно, что стабильная работа данного экспортного маршрута – стратегическая задача западного бизнеса и политиков. Руководство управляющего нефтепроводом транснационального консорциума неоднократно заявляло о том, что вопреки прогнозам грузинских властей, сбоев в его с работе на юго-осетинской территории нет и не предвидится.

На «юго-осетинский» участок прохождения нефтепровода между селениями Цителубани и Орчосани претендуют в Грузии, но в РЮО и РФ с полным на то основанием считают эти претензии безосновательным. Игнорируют их и на Западе.

Встречным «сигналом» той же направленности является Международный экономический форум «Южные ворота», состоявшийся в середине ноября во Владикавказе, в  рамках которого было подписано соглашение о сотрудничестве между торгово-промышленными палатами Северной и Южной Осетии. Площадка форума собрала бизнесменов из Ирана, Белоруссии, Армении, Южной Осетии, Северного Кавказа, а также представителей торгово-промышленных палат РФ и субъектов СКФО. Основная цель мероприятия – налаживание и выведение торгово-экономического сотрудничества предпринимателей Юга России, государств Закавказья и Среднего Востока на новый уровень.

Игнорировать все эти реалии — себе дороже. И естественно, что они вынуждают Запад, как минимум, признавать геополитическую роль Южной Осетии, как и Абхазии. Что, в свою очередь, наверняка может готовить почву если не для официального международного бывших грузинских автономий, то, во всяком случае, для более адекватного учёта региональных реалий. Потому вполне можно согласиться с польским экспертом Конрадом Ренкашем (варшавский еженедельник «Хроrtal» от 3 октября с.г.): «…После отражения агрессий Грузии, поддержанных Западом, Абхазия и Юго-Осетия с помощью России укрепили свою независимость».

Алексей Балиев

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *