Великая Отечественная Война: история и современность (часть 2)

Бельков Олег Алексеевич

3. ДУХОВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ПОБЕДЫ

Великая Отечественная война стала жестоким и беспристрастным испытанием советского общества и государства на жизненность и прочность. Проверке «огнем и мечом» подверглись все политические и социальные учреждения и институты: государственный строй и экономическая система, социальное и межнациональное единство общества, организация и вооружение армии, зрелость политического и военного руководства. При этом, поскольку главной силой на войне выступает человек, «в войне, – скажем словами Н.А. Бердяева, – происходит состязание духов народных, испытание их сил»[1]. Именно поэтому, считал он, «война, в которой действуют чисто материальные орудия и которая предполагает материальную мощь, может и должна быть рассматриваема как духовный феномен и оцениваема как духовный факт духовной действительности»[2]. В научной литературе эти феномен и факт определяют как духовный потенциал общества.

Потенциал, потенция (от лат. potential – мощь, сила) – возможность, то, что существует в скрытом виде, но может проявиться при определенных условиях, что может быть мобилизовано и использовано для решения возникающих задач развития и защиты общества. Духовный – связанный с внутренним миром человека, его мироощущением, с проявлением его нравственных качеств, относящийся к духу, понимаемому как внутреннее состояние, моральная сила человека, коллектива, общности.

Духовный потенциал характеризует степень сознательного, активного и ответственного участия масс в реализации политики государства, их готовность и способность действовать целесообразно, несмотря на наличие неблагоприятных и даже враждебных факторов. В военном отношении он характеризует способность и готовность народа мобилизовать необходимые силы для обеспечения военной безопасности страны, поддержания её обороноспособности на должном уровне, а в случае войны – выдержать все испытания, не утратив воли к победе[3].

Духовный потенциал – сложное образование. Его составными частями выступают: ценности, идеалы, идеи, символы, взгляды, традиции, привычки, нравы и тому подобные феномены. Каждый из них «отвечает» за определенную часть, сторону военной мощи государства, а вкупе все они являют жизненную силу и победный дух народа.

Рациональное (по-ученому – когнитивное, то есть связанное с сознанием, с мышлением) в духовном потенциале составляет система взглядов и идей, в которых выражается и закрепляется оценочное отношение человека, народа к окружающей действительности, понимание ими своего места в нем. Его стержень – национальная, государственная идентичность людей – осознание ими своей принадлежности к определённой исторически сложившейся общности. Это то, что А.В. Суворов сформулировал в восклицании: «Я русский, какой восторг!», а башкирский поэт Мустай Карим выразил гордой стихотворной строкой: «Не русские, но россияне мы». Позитивное и конструктивное выражение сознания и чувства, связанных с собственной национальной идентичностью, называется патриотизмом.

Война обострила понимание того, что многонациональный советский народ является носителем духовной и культурной самобытности, которая представляет собой общую, надличностную ценность; его свобода и процветание являются условием собственного благополучия каждого, а потому отпор агрессору оказывается первостепенной задачей всех. С началом Великой Отечественной войны, когда над страной нависла смертельная опасность, когда на карту были поставлены национальная честь и независимость государства, у людей обостренно проявилась тревога за судьбу страны. Доктор искусствоведения, кавалер шести боевых орденов С. Фрейлих писал: «Великая Отечественная война разбудила самосознание каждого из нас, это она сделала нас поколением, которое теперь называется военным. Она поставила каждого из нас как личность в новое соотношение с Историей и Народом»[4].

В общественном сознании с новой силой зазвучала идея державности, то есть восприятие своей страны как великой и единой державы. Она отражает тот исторический факт, что в течение большей части своей истории Россия являлась великим государством, оплотом которого была армия. И это также питало национальную гордость и пробуждало личную ответственность каждого за сохранение целостности, суверенитета и независимости Отчизны.

Из века в век русский народ успешно защищал свою Родину от вражеских нашествий. Из поколения в поколение, укрепляясь и множась, передавались традиции мужества, верности воинскому долгу, выносливости, взаимной выручки, исполнительности, готовности к самопожертвованию – всего того, что составляет неотъемлемые качества российского солдата. Духовный потенциал советского народа был сформирован всей тысячелетней историей России.

«Это она – материализованная в советском обществе История – стала едва ли не самым главным резервом Ставки Верховного Главнокомандования»[5]. За боевым строем красноармейцев незримо стояли, укрепляя его дух и волю, вои Александра Невского, ратники Дмитрия Донского, ополченцы Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского, чудо-богатыри Суворова, солдаты Кутузова.

Мощная сила всенародного отпора захватчику, наряду с тысячелетней российской историей, имела своим источником и социальные изменения, достигнутые за годы советской власти. Духовный потенциал российского общества был укреплен за два десятилетия предвоенного социалистического бытия. В Великую Отечественную войну вступили советские люди, ощутившие за неполных 24 года новой жизни возможность позитивных перемен. Сложившийся в стране социально-политический строй воспринимался ее гражданами законным и естественным. Они были уверены в прочности государства и убеждены в правильности и реальности государственных целей и тенденций социального развития. В знаменитом тосте во славу русского народа И.В. Сталин сказал, что русский народ верил в правильность политики своего правительства «и это доверие русского народа советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества – над фашизмом»[6].

Даже сами катастрофические обстоятельства бесспорно неспровоцированного вторжения поддерживали в людях ощущение собственной правоты. И каким бы тягостным ни было его осознание, оно служило стимулом к отдаче всех своих сил на борьбу с захватчиком. «Другого выхода, – скажет позже И.Г. Эренбург, – ни у меня, ни у моих соотечественников тогда не было»[7].

Многие и разные авторы признают, что это имело не просто важное, но решающее значение для организации всенародного отпора врагу. Приведем несколько подобных оценок. «Молодые люди, в начале своей сознательной жизни попавшие на фронт, – пишет Е.С. Сенявская, – были всецело преданы не просто Отечеству, но Отечеству социалистическому, точнее – они не разделяли в своем сознании два этих понятия. Это было поколение, родившееся и выросшее при новом общественном строе, воспитанное в духе присущей ему идеологии и в минуту опасности вставшее на его защиту»[8].

«Теперь, после столь славной победы под Москвой, – записал 25 декабря 1941 года в своем дневнике посол Великобритании в СССР С. Криппс, – никто не может утверждать, что советский режим является прогнившим или подрывающим жизненно важные основы Советской страны. Нет! Если бы не этот режим и все то, что сделано в этой стране за последние 20 лет, Гитлер, безусловно, сумел бы завоевать всю Европу, и наши шансы на победу равнялись бы нулю…»[9].

Несколько позже это же признавалось в эмигрантском журнале «Новый путь», который редактировался бывшим активным русским меньшевиком Ф.Ю. Даном. 7 октября 1942 г. в статье «Чудо Сталинграда» говорилось: «Ничего нельзя понять в этом чуде, если закрыть глаза на тот факт, что при всех своих падениях, срывах, ошибках и даже преступлениях революция, начавшаяся четверть века назад, вошла в плоть и кровь народных масс, что при всех невзгодах, лишениях, страданиях…она дала им какие-то достижения и, быть может, еще больше – какие-то надежды, за которые массы держатся всеми фибрами души, которые в их глазах перевешивают все темные и тяжелые стороны ее, за которые они хотят идти на нечеловеческие муки, сражаться и умирать. Революция дала патриотизму народов Советского Союза новую великую идею – идею социального освобождения»[10]. Известный философ и социолог А.А. Зиновьев считал, что город на Волге не сдался именно потому, что он назывался Сталинград: Царицын бы давно сдали. И Ленинград стоял до конца, потому что он назывался Ленинград, а не Санкт-Петербург. «Это, – утверждал  он, – и есть сила «духа народа» – символы такого рода играли огромную роль в общественном сознании, и в массе, по крайней мере в самой активной части населения, сложилось такое психическое состояние, которое сломить было невозможно»[11].

Война примирила с режимом значительную часть того населения России, которое изначально не приняло революцию и было враждебно по отношению к советской власти. И это способствовало консолидации общества, что, в свою очередь, стало действенным фактором победы в Великой Отечественной войне. В этом отношении характерно свидетельство Г. Гудериана, который в «Воспоминаниях солдата» приводит слова старого царского генерала, с которым ему пришлось беседовать в 1941 г: «Если бы вы пришли 20 лет тому назад, мы бы встретили вас с большим воодушевлением. Теперь же слишком поздно. Теперь мы боремся за Россию, и в этом мы все едины»[12].

Даже в местах заключения наблюдался патриотический порыв, выражавшийся в многочисленных просьбах отправки на фронт, чтобы с оружием в руках доказать свою лояльность. Может показаться парадоксальным, но даже заключенные в лагерях в годы войны проявили тревогу за судьбу Родины. 95 % пребывавших за колючей проволокой включилось в трудовое соревнование, число «отказников» составляло лишь 0,25 % от всех трудоспособных[13].

Более того, многие заключенные заявляли о своем желании идти на фронт и нередко-таки призывались в Красную Армию. Так, военкоматами Мурманской области в августе-сентябре 1941 года для формирования 186-й Полярной дивизии было призвано военнообязанных-рабочих 5715 человек, заключенных – 7650 человек. При этом при отборе комиссиями ОВК заключенные на 80-90% изъявляли горячее желание сразу идти на фронт. Всего из числа заключенных по Мурманской области с 23 июня 1941 г. по 1 апреля 1944 г. было мобилизовано 12456 человек[14].

Таким образом, сопротивление врагу было всенародным. В ответ на агрессию в обществе в предельно сжатые сроки произошла духовная мобилизация, приведшая в активное состояние, максимальное напряжение имеющиеся ресурсы, силы и средства для победы над врагом. В войне многомиллионные массы восприняли себя единым целым, осознали общую цель, выходящую далеко за пределы личных и групповых, этнических и конфессиональных интересов. Великая Отечественная война была воспринята народом, то есть подавляющим большинством населения страны как священная битва со всемирным злом, как личное дело каждого советского человека.

Говоря словами В. Распутина народ страны слился «в единую плоть и единый дух, в цельную неодолимую преграду»[15]. Убежденные коммунисты и их идейные противники, атеисты и верующие, питомцы советской власти и ее изгои, люди самых различных национальностей бок о бок стояли против фашистов.

Строка песни «Священная война», ставшей своеобразным гимном Великой Отечественной войны, «вставай страна огромная, вставай на смертный бой» была не столько призывом, сколько констатацией того, что фашистские полчища напоролись не на популяции людей, рассеянных на евразийском пространстве, а на народ, готовый и способный самоотверженно бороться за свое право быть на земле и быть свободным и независимым строителем собственной жизни. И это явилось духовным залогом нашей победы.

Советские люди понимали, что, скажем словами послевоенной песни, – их адрес – не дом и не улица, их адрес Советский Союз, что он един и неделим. И повсюду бойцы Красной армии сражались с врагом как за родной дом, за свою семью. Отражением этого стали легендарные слова командира 28 героев-панфиловцев «Велика Россия, а отступать некуда: позади Москва» или девиз защитников Сталинграда: «За Волгой для нас земли нет» и др.

«Мы побеждаем смерть не потому, что мы неуязвимы, – писал в октябре 1942 г. матери с фронта летчик Ю. Казьмин, – мы побеждаем потому, что мы деремся не только за свою жизнь; мы думаем в бою о жизни мальчика-узбека, грузинской женщины, русского старика. Мы выходим на поле сражения, чтобы отстоять святая святых – Родину»[16].

И каждый, самый отдаленный от фронта уголок осознавал, что там, на фронте решается и его судьба. Есть глубокий смысл в том, что тыл страны, подчинивший себя лозунгу «Все для фронта, все для победы!» был назван трудовым фронтом. На протяжении всей войны люди в тылу трудились, не жалея ни сил, ни времени.

В тылу военная помощь фронту проявлялась в ударном труде в промышленности и сельском хозяйстве. Не будем заблуждаться: люди находились в таких политико-правовых, экономических, социальных условиях, что в массе своей были вынуждены работать. Мы помним очень строгие и даже жесткие постановления тех лет, направленные на максимальную мобилизацию трудового потенциала общества.

Значительное увеличение военного производства обеспечивалось за счет изменения трудового режима и ужесточения трудовой дисциплины. Был увеличен рабочий день, отменялись очередные и дополнительные отпуска, вводились обязательные сверхурочные работы продолжительностью до 3 час. в сутки; была установлена трудовая повинность, которая затронула миллионы людей. В оборонной промышленности рабочие и служащие закреплялись за предприятиями (Указ Президиума ВС СССР от 26 декабря 1941), самовольный уход с них рассматривался как дезертирство.

Вместе с тем жесткие меры, направленные на трудовую и военную мобилизацию населения, достигли результатов прежде всего потому, что подавляющее большинство советских людей понимало их необходимость, сознавало, что от их трудовых усилий зависит судьба страны. Война сплотила общество, все поколения и социальные группы которого объединились под лозунгом «Все для фронта! Все для победы!»

Самые напряженные плановые задания выполнялись и перевыполнялись самоотверженным, героическим трудом миллионов людей. На заводах под лозунгом: «Работать за себя и товарища, ушедшего на фронт!» развернулось движение двухсотников – рабочих, выполнявших по две нормы в день. К осени 1941 г. оно охватило все предприятия страны, многие тысячи работников.

Всесоюзное социалистическое соревнование, движение многостаночников, движения за совмещение нескольких профессий, соревнование комсомольско-молодёжных бригад, женских тракторных бригад были рождены в ходе войны творческой инициативой советских людей во всех союзных республиках. За время войны были награждены орденами и медалями свыше 294 тыс. тружеников тыла, более 16 млн. человек были удостоены медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»; орденами награждены сотни предприятий промышленности, транспорта, строительных и сельскохозяйственных организаций, ряд научно-исследовательских институтов[17].

Систематически недосыпая и недоедая, люди работали с полной отдачей сил и не покидали своих мест, пока не выполняли производственное задание. Их каждодневный подвиг являлся, с одной стороны, выполнением очень строгих и даже жестких законов военного времени, направленных на максимальную мобилизацию экономического и социально-политического потенциалов общества на борьбу с врагом, а с другой – выражением инициативного и ответственного отношения людей к защите Отечества.

«Меня никогда не покидало ощущение, что то была подлинно народная война, – писал А. Верт, наблюдавший за советскими людьми на протяжении всей войны в качестве английского корреспондента. – …Сознание того, что это была их собственная война, было в общем одинаково сильно как у гражданского населения, так и у солдат. Несмотря на то, что жизненные условия были очень тяжелы в условиях всей войны, а в некоторые периоды поистине ужасны, люди работали так, как никогда прежде им не приходилось работать; работали иной раз до того, что падали и умирали… Дух подлинной патриотической преданности и самопожертвования, проявленный советским народом за эти четыре года, имеет мало подобных примеров в человеческой истории…»[18].

Духовное единство фронта и тыла материализовывалось во всенародной помощи фронту, которая выражалась в разных формах. Массовый характер приобрело донорство – добровольная сдача крови для раненых: за годы войны 5,5 млн. доноров дали для спасения раненых около 1,7 млн. литров крови[19]. Трудящиеся страны, в том числе на занятой противником территории направляли собственные денежные и материальные средства в созданные Фонд обороны, Фонд Главного командования Красной Армии, Фонд здоровья защитников Родины и др., а также непосредственно на строительство танков и танковых колонн, самолетов и авиаэскадрилий. Эти поступления, а также реализация четырех государственных военных займов стали ощутимым вкладом в государственный бюджет.

Широкий размах и большое значение имели поездки делегаций трудящихся на фронт, письма и подарка фронтовикам. Так, в ноябре 1941 – мае 1942 гг. на фронт прибыло свыше 3,4 тыс. вагонов с коллективными и индивидуальными посылками для воинов[20]. О их значении командир прославленной дивизии генерал И.В. Панфилов, например, писал своей жене: «Мы получили из Москвы шесть машин подарков. Если бы ты знала, какая радость, что о нас, кто на фронте, не забывают, чувствуешь заботу всего народа нашей необъятной Родины»[21]. Единство армии и народа явилось животворным источником, питавшим силы фронта, мощным фактором победы над врагом.

Важную сторону духовного потенциала составляет военная, в том числе стратегическая культура и военные традиции народа. Военный гений народа, ставший одним из основных источников победы, заключается в том, что он всегда, когда того требуют обстоятельства, выдвигает из своей среды соответствующих обстоятельствам и времени военных лидеров. За годы Великой Отечественной войны в советских Вооруженных силах выросла блестящая плеяда полководцев и флотоводцев, которые успешно осуществляли руководство стратегическими операциями. Их полководческое величие признали и наши союзники, и наши враги.

Духовный потенциал помимо прочего – это еще и психологический настрой по отношению к своему делу и долгу гражданскому и военному, к окружающим и т. д. Он включает чувства, настроения, другие коллективные и индивидуальные психические состояния и процессы, выступающие как непосредственное пристрастное переживание людьми жизненного смысла явлений и ситуаций объективного мира.

Содержание и значение этой стороны духовного потенциала в войне подчеркивали многие авторитеты. «Теория, – писал К. Клаузевиц, – обязана считаться с человеческой природой и отвести подобающее место мужеству, смелости и даже дерзости. Военное искусство имеет дело с живыми людьми и моральными силами»[22]. «В конце концов исход войны, – подчеркивал Н.А. Бердяев, – решит психология народов»[23].

Перед каждым, кто шел на фронт, и кто провожал его, негласно стоял вопрос: «За какие высокие идеи стоит отдавать жизнь?». Эпистолярное наследие войны сохранило ответы некоторых воинов на этот вопрос. 19-летний Герой Советского Союза Георгий Сорокин в январе 1943 г. в письме матери писал: «Я, мать, горд тем, что принадлежу к нации, равной которой сейчас нет в мире. Только мы, русские, смогли задержать новых гуннов Запада и только мы сможем их разбить… Любовь к своей нации выражается не только в пышных фразах… Как же не гордиться тем, что я русский! Ты пишешь, что за будущее можно заплатить жизнью. Готов заплатить, если это потребует мой долг, хотя сказать по совести, очень не хочется умирать — ведь я только начинаю жить и ничего пока не сделал»[24]. И таких были сотни, тысячи, миллионы.

Г. Геринг, отвечая на вопрос Р. Руденко – советского обвинителя на Нюрнбергском процессе признал: «Наш генеральный штаб довольно точно рассчитал план блицкрига, с помощью которого мы планировали без большой крови покончить с вашей страной. Мы знали численность вашей армии, запасы вашего оружия, самолетов, танков. Но мы не знали, что такое русский солдат»[25]. Речь, конечно, шла не о его общем образовании и технической грамотности, не о социальном происхождении и возрасте – все это тоже было известно. Фашистское командование не знало внутренний мир советского солдата, те нравственные установки, моральные нормы и принципы, которые определяли выбор направленности его деятельности, боевой дух и стойкость, готовность терпеть лишения и трудности, упорство и настойчивость в бою и на которых формировалась его несокрушимая воля. к победе.

История Великой Отечественной войны богата примерами сознательного самопожертвования воинов, до конца выполнивших требования присяги, воинского долга и своей совести. Они сражались и погибали, сознавая, что об их подвигах, может быть, Родина и не узнает. Впрочем, они часто и не претендовали на славу. Характерна надпись на одной из стен Брестской крепости: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина! 20/VII-41 год». Боец, обращаясь к Родине, не называет ей своего имени.

Советский солдат удивил и восхитил мир своим стоицизмом, мужеством и твердостью в жизненных испытаниях. Неписанное правило для российских воинов – стоять «насмерть за родную землю», позволяло, казалось бы, в самых безвыходных условиях находить решения, делающие их непобедимыми. Даже в крайне неудачные для нашей страны первые месяцы войны было множество фактов героического сопротивления превосходящему по силе и выучке врагу. История помнит оборону полуострова Ханко и Моонзундских островов, Брестской крепости и урочища Зеленая Брама. А позже были изумившие мир Одесса и Севастополь, Смоленск и Тула, Ленинград и Сталинград.

Скажем прямо: не все могут быть героями. Хотя какие именно качества должны характеризовать героя, сказать заранее невозможно. Но нет противоречия, когда говорится о всенародном подвиге. С одной стороны, для дела нужны не только герои. Обстоятельства требуют одного Данко, для того, чтобы все племя вышло к свободе. С другой стороны, герой не может появиться в оппортунистической среде. Он готовится к подвигу всей жизнью и всем окружением.

Ситуация, требующая подвига, относительно случайна. По-своему случайно, что в этой ситуации оказался именно данный человек. Но не случайно, что этот человек оказался способным на подвиг. Не случайно и то, что в многочисленных ситуациях, требовавших подвига, находился герой, его совершавший. На полях сражений все вновь и вновь советские воины демонстрировали готовность к героическому деянию. В условиях войны народ и армия творили подвиги и жили ожиданием их, глубокой верой в естественность необычных по меркам мирного времени дел и поступков воинов.

В Великую Отечественную войну было совершено 595 воздушных, 160 танковых, 16 морских таранов. 506 экипажей направили свои самолеты на войска и технику врага. 470 воинов закрыли своими телами амбразуры фашистских дотов и дзотов, 1206 героев подорвали себя вместе с солдатами, танками и другой техникой противника, вызвали на себя огонь наших батарей[26].

История Великой Отечественной войны – это, по существу, энциклопедия воинской доблести, солдатской славы. Преклоняясь перед мужеством и массовым героизмом солдат, Маршал Советского Союза К. Рокоссовский писал в своих воспоминаниях: «Героями становились миллионы. Солдаты стояли насмерть на последних рубежах, грудью бросались на амбразуры вражеских дотов, летчики и танкисты не задумываясь шли на таран. Героями были все – и те, кто устремлялся в атаку сквозь стену огня, и те, кто под снарядами строил мосты и тянул провода к командным пунктам. Слава вам, чудесные советские люди!»[27]

Еще одним духовным фактором, обеспечившим победу нашего народа, стала непоколебимая уверенность большинства советских людей в правоте своего дела и его неотвратимой победы. С первого дня войны, даже в самых тяжелых условиях эта вера определяла дух народного сопротивления его неодолимую силу. «Высокое моральное состояние войск, – отмечает английский военный психолог Н. Коупленд, – это средство, способное превратить поражение в победу. Армия не разбита, пока она не прониклась сознанием поражения, ибо поражение – это заключение ума, а не физическое состояние»[28].

Есть почти бесконечное множество примеров и фактов, подтверждающих, что вера в победу была постоянной и неотъемлемой частью общественного сознания. Приведем лишь некоторые из них.

В первые часы войны народный комиссар иностранных дел СССР заместитель председателя Совнаркома СССР член Политбюро ЦК ВКП(б) В.М. Молотов сообщение о нападении фашистской Германии на Советский Союз и начале отечественной войны закончил словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». О том же еще до выступления В.М. Молотова в своем обращении к верующим глава Православной церкви в России Сергий написал: «Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей родины. Господь нам дарует победу»[29].

В первую неделю войны сложилась песня, начинавшаяся словами «Двадцать второго июня,/ Ровно в четыре часа, / Киев бомбили, нам объявили,/ Что началася война. Кончилось мирное время». Заканчивалась песня так: «Пройдут года, / Кончится время лихое / С радостной вестью приду…»

В тяжелейшем октябре 1941 г., еще до нашего контрнаступления под Москвой корреспондент «Красной звезды» политрук П. Трояновский встречался с командующим 16-армией Западного фронта К.К. Рокоссовским. Журналист попросил его оставить автограф на карте Подмосковья. Командарм приказал принести карту Германии и на ней написал: «Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Обязательно будем в Берлине! К. Рокоссовский. Подмосковье. 29 октября 1941 года»[30]. Осенью 1941 года К. Симонов написал стихотворение «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…». В нем речь идет о том, что Красная армия отступала, оставляя врагу на разорение русские города и села. Но и отступавшие воины, и оставляемые ими жители верили, что это временно: «Ты помнишь, старуха сказала: родимые, покуда идите, мы вас подождем».

В блокадном Ленинграде в канун 1942 г. И.Я. Билибин написал: «Проходят дни, проходят годы;// Иссякнет сей кровавый пир,/ Грядёт весна, пройдут невзгоды, И снова улыбнётся мир». В 1944 г. по заказу студии Леонид Голованов написал ставший очень популярным плакат «Дойдём до Берлина!» На нем улыбающийся боец на фоне движущейся на Запад колонны советских войск поправляет сапог. Во взгляде солдата светится уверенность в себе и своих товарищах. В селе Кончанском, в свое время принадлежавшем великому А.В. Суворову, 25 октября 1942 г., когда более половины Новгородской области было еще оккупировано, состоялся митинг, посвященный открытию дома-музея великого полководца[31].

И потому представляются искажением истины, публикации, например, В.С. Христофорова, в которых общественные настроения в СССР в годы войны описываются по материалам докладных записок органов госбезопасности[32]. Автор признает, что в этих документах превалирует негативная информация о высказываниях и отрицательных явлениях и приводит многочисленные выписки из них, свидетельствующие об упадке боевого духа личного состава, недопустимых дисциплинарных проступках, злоупотреблениях властью, упаднических, а затем агрессивных по отношению к населению европейских стран настроениях, о тяжелом материальном положении в тылу и тому подобных фактов. Все это было.

Но ведь было не только это. Более того, преобладающими были не эти настроения. Но о них автор лишь мельком, одной строкой сообщил, что «на морально-политический дух военнослужащих безусловно положительно влияли успешные действия на различных участках фронта». Да в конце материала, практически дезавуируя все сказанное в нем, автор пишет: «Советское общество в годы Великой Отечественной войны показало всему миру, что обладает огромным запасом прочности. Основным выражением настроений военнослужащих на фронте и населения в тылу в годы Великой Отечественной войны были не слова, а поступки, выразившиеся в их готовности до конца сражаться с врагом за освобождение Родины»[33].

Практическим проявлением духовного потенциала, его непосредственным проявлением является воля к победе. На определяющее значение воли в войне неоднократно указывали многие великие умы.

Воля – это способность субъекта сознательно регулировать свое поведение, управлять своими действиями, направленными к достижению поставленной цели. Как и духовный потенциал в целом воля имеет троякую природу: государственную, коллективную, индивидуальную. Эти три воли, каждая из которых относительно самостоятельная, взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Государственнаяволя является результатом взаимодействия и борьбы частных воль за свои частные интересы. При этом она выступает не как их суммирование, а как обобщение. Государственная воля аккумулирует экономические, политические, социальные, культурные и иные интересы и притязания различных классов, слоев и групп населения. Она оформляется в виде права – исходящих от государства и охраняемых им общеобязательных установлений, правил поведения для всех лиц и создаваемых ими объединений, и организаций. Как таковая, она определяет рамки проявления их воли. Государственная воля пробуждает и принуждает людей к определенным видам и формам социальной активности.

Так, уже в выступлении народного комиссара иностранных дел СССР заместителя председателя Совнаркома СССР члена Политбюро ЦК ВКП(б) В.М. Молотова, в котором он официально сообщил о начале отечественной войны против фашистской Германии было заявлено: «Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности, достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом»[34].

3 июля 1941 г. глава советского государства И.В. Сталин, поставив вопрос: «Что требуется для того, чтобы ликвидировать опасность, нависшую над нашей Родиной, и какие меры нужно принять для того, чтобы разгромить врага?», ответил на него так: «Нужно, чтобы советские люди … мобилизовали себя и перестроили всю свою работу на новый, военный лад, не знающий пощады врагу… все подчинив интересам фронта и задачам организации разгрома врага[35].

В годы Великой Отечественной войны государственная воля нашла свое выражение в законах военного времени, решениях и распоряжениях Государственного комитета обороны и Ставки Верховного Главнокомандования, приказах Народного комиссара обороны. Им принадлежала важнейшая роль в мобилизации всех сил государства для нужд обороны, в обеспечении фронта всем необходимым для разгрома врага.

ГКО наделялся всей полнотой власти на территории СССР, его решения и распоряжения имели высшую юридическую силу. Всего за годы войны по разным вопросам ГКО принял 9971 постановление[36]. Государственная воля, решения и действия советского государственного управления стали важнейшим источником и фактором победы СССР в Великой Отечественной войне.

Чрезвычайные условия войны требовали чрезвычайных усилий от каждого человека, чрезвычайной мобилизации народа, что достигалось чрезвычайными государственным мерами. Таковыми были, например, указ от 22 июня 1941 г. о мобилизации военнообязанных 1905–1918 года рождения на территории 14 военных округов, в соответствии с которым уже к июлю под ружье было поставлено призвано 5,3 млн человек[37]; Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий; приказ народного комиссара обороны № 227 от 28 июля 1942 г., известный как приказ «Ни шагу назад», требовавший «безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках»[38]; введение обязательных сверхурочных работ и  отмена отпусков (указ от 25 июня 1941 г.); мобилизация трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве предприятий военной промышленности (указ от 13 февраля 1942 г.) и др.

Эти меры с позиции сегодняшнего дня воспринимаются как жесткие, а то и жестокие. Но, во-первых, то была суровая необходимость. Вопрос стоял о жизни и смерти государства и в этих условиях вопрос о правах и свободах человека приобретал подчиненное ему значение.

Механизм советского государственного управления в чрезвычайных условиях войны продемонстрировал способность организовать в почти безнадежных условиях как собственно борьбу на фронтах, так и военные усилия всей страны в целом. И его усилия оказались успешными, потому что отвечали интересам и чаяниям народа, отражали его порыв к отпору захватчику.

И потому, во-вторых, смысл Великой Отечественной войны, как он был сформулирован верховной властью, оказался понятым и принятым народом. Война сплотила общество, все поколения и социальные группы, народы и народности СССР. И сплочение это во имя победы произошло вокруг советского руководства. «Оглядываясь назад, – писал Г.К. Жуков, – я позволю себе сказать, что никакое военно-политическое руководство любой другой страны не выдержало бы подобных испытаний и не нашло бы выхода из создавшегося крайне неблагоприятного положения»[39].

Коллективная воля народа. Родившийся в народе лозунг-требование «Все для фронта! Все для победы!» стал нравственной нормой и жизненной позицией, определявшей деятельность государственных органов, общественных организаций, предприятий, должностных лиц и граждан. Свое практическое воплощение он находил в готовности и стремлении миллионов людей к непрерывному служению надличностным ценностям и целям. Это служение определяло стиль жизни и линию поведения абсолютного большинства советских людей.

Если государственная воля определяет правовые рамки жизнедеятельности людей, то коллективная воля формирует нравственные оценки их позиций и поведения, одобряя одни и подвигая к ним людей, и осуждая другие, предостерегая от следования им. Коллективная воля функционирует в том числе, а может быть, прежде всего, в форме общественных настроений и общественного мнения. Как и государственная воля она «задает тон» состоянию чувств и умов людей, побуждает их к деятельности, определяя ее характер и направленность. «Если все сосредоточены на одном, – писал 2,5 тыс. лет тому назад китайский полководец и военный теоретик Сунь-цзы, – храбрый не может один выступить вперед, трусливый не может один отойти назад»[40]. А вот что об этом не в теоретическом, а в практическом ключе пишет А.А. Зиновьев: «Я сам помню, когда нужно было прикрыть отступление, политрук призывал добровольцев-коммунистов. В подразделении не было ни одного члена партии, но добровольцами выступили все. В том числе и я, исключенный из комсомола, скрывавшийся от органов… Просто я уже сложился, вырос в советской системе как человек коммунистического общества. И этот фактор сыграл колоссальную роль»[41].

В сочетании этих двух факторов – всенародного порыва и организующей силы руководства – заключается важнейший источник победы. Но государственная и коллективная воли существуют не сами по себе. С одной стороны, право и общественное мнение носят деперсонализированный характер. Однако по субъекту разработки они имеют личностную основу: всегда есть некто, кто инициирует, разрабатывает конкретную норму, контролирует ее исполнение. С другой стороны, государственная и коллективная воли осуществляются через жизненную позицию и действия индивидов. В общей воле содержится воля каждого отдельного человека.

Индивидуальная воля каждого является ответом на этот вопрос. Человек как субъект воли характеризуется активно-избирательным отношением к действительности. Обладая волей и сознанием, он целенаправленно осуществляет выбор линии своего действования, сознательно стремится к достижению определенных результатов. Индивидуальная воля включает в себя активное, деятельное, практически ориентированное, ценностное отношение к окружающей действительности.

Советские люди фашистскую агрессию восприняли как набат, призывающий принять на себя бремя великой и напряженной народной войны, принять не только как гражданскую обязанность, или моральный долг, но как личную духовную потребность. Г.К. Жуков, маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза, писал: «Советский солдат умел смело смотреть в глаза смертельной опасности, проявив при этом боевую доблесть и героизм. Его волей, его несгибаемым духом, его кровью добыта победа над сильным врагом. Нет границ величию его подвига во имя Родины»[42].

Сила духа народа проявлялась не только на полях сражений. Именно она давала силы голодным женщинам и подросткам сутками стоять за станками, работать на полях.

Победа в войне – это победа народного духа, победа сильных духом людей, способных встать над обстоятельствами и самой смертью. Это победа людей, которыми руководит чувство любви к Родине, попавшей в тяжкую беду, чувство самого горячего патриотизма.

Не станем утверждать, что народы России и граждане СССР «все как один» встали на защиту своей Отчизны. Подвиг народа не предполагает, но допускает, что в его среде в лихую годину появляются трусы, предатели, изменники. Их в абсолютном исчислении было много, но они соствляли мизерную часть населения страны и личного состава армии. Так, за годы войны было осуждено 994,3 тыс. человек; из этого числа 422,7 осужденным исполнение приговоров было отсрочено до окончания военных действий с направлением в состав штрафных подразделений на фронт, 436, 6 тыс. направлены в места заключения (1,27% от общего числа призванных), а 135 тыс. (0,39% от числа призванных) расстреляны. За дезертирство были осуждены 376,3 тыс. человек: 212,4 тыс. дезертиров не были разысканы. Общее число дезертиров – 588,7 тыс. составляло 1,7% от числа призванных[43].

В годы Великой Отечественной войны при осуществлении таких мероприятий, как призыв военнообязанных в действующую армию, создание народного ополчения, подготовка резерва, развертывание партизанского движения в тылу врага, организующим началом были не только приказы, распоряжения и постановления правительства и соответствующих ведомств, но и осознанные действия людей по обеспечению отпора врагу.

Советские люди явили миру несокрушимую духовную мощь, доказали свое духовное превосходство над врагом. Ни подорвать, тем более ни сломить дух советского народа, его волю к победе фашистам не удалось. Напротив, в Великой Отечественной войне воля к победе у советского народа была выше и сильнее, чем у агрессора. И это стало одним из важнейших факторов разгрома мощной и хорошо вымуштрованной военной машины Германии. В условиях жестоких сражений народ проявил незнаемую врагом волю к победе, выстоял, сломав общепринятые представления о пределе человеческих сил, и победил, разгромив лучшие военные части и соединения Германии.

4. ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В ДИСКУРСЕ СОВРЕМЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННО-ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ 

9 мая 1945 г. была поставлена победная точка в Великой Отечественной войне советского народа против фашистской Германии и ее союзников – самая тяжелая и кровопролитная война в истории нашего Отечества. Его Победа, по оценке В.В. Путина, навсегда останется героической вершиной истории нашей страны[44].

Сегодня осталось крайне мало тех, кто является носителем и хранителем живой личной памяти о Великой Отечественной войне, и их число стремительно сокращается. У нынешних поколений знания о войне вторичны. Для них война, загремевшая 80 лет тому назад, не является физической реальностью, непосредственно воспринимаемой органами чувств или замеряемой приборами. Знания о давно минувших исторических событиях складываются у современников по рассказам о них (архивы, музеи, книги и учебники, СМИ и Интернет, мемориалы и памятники, кинофильмы и т. д.; по другому основанию – наука, публицистика, литература и искусство и т. п.).

Однако спустя и семьдесят пять лет после окончания Великой Отечественной войны Победа не стала былым, что быльем проросло, не стала историческим преданием, она остается действенным фактором национальной жизни и мировой политики. На названных выше источниках в индивидуальном и общественном сознании формируется идеальное, то есть существующее в мысли представление о ней, которое является, говоря языком ученых, виртуальной объективной реальностью. Ее интегративным выражением выступает сохраняющийся в исторической памяти народа образ Победы.

По своему содержанию образ Победы – обобщенное, но живое, наглядное представление о том, кто – в личностном, социальном, институциональном плане – и как сокрушил беспрецедентного по мощи врага. В нем органически соединились те величины, что сформировались во время войны и служили достижению победы, и те конструкции, что возникли уже после войны.

Так, неотъемлемыми частями образа Победы являются навеки девятнадцатилетние мальчишки, что «страну заслонили собой» и ныне живущие ветераны Великой Отечественной войны; братская могила где-нибудь «у незнакомого поселка, на безымянной высоте» и Могила Неизвестного Солдата в Москве; песня «Священная война» – своеобразный гимн Великой Отечественной войны, впервые прозвучавшая 26 июня1941 г., и песня «День Победы», написанная к 30-летию Великой Победы и являющаяся непременным знаковым атрибутом торжеств, посвящённых Победе; Парад Победы 24 июня 1945 г. и ставшие славной традицией ежегодные военные парады 9 мая.

В содержательном плане образ Победы представляет собой сложное образование, составными частями которого выступают множество разноплановых феноменов. Их можно свести в несколько групп:

  • символические: скульптура «Родина-мать зовет!», танк Т-34 и штурмовик ИЛ-2, Знамя Победы и орден «Победа», фашистские знамена, брошенные к подножию Мавзолея Ленина, георгиевская ленточка и др.;
  • событийные: оборона Севастополя, Сталинградская битва, прорыв блокады Ленинграда, операция «Багратион», «десять сталинских ударов», штурм Берлина и др., а также ежегодные парады 9 мая и марши «Бессмертного полка»;
  • топонимические (Топоним – собственное название отдельного географического места.): города-герои и города воинской славы, Аджимушкай, Брестская крепость, Мамаев курган, Малахов курган, Пулковские высоты, «Дом Павлова», «Дорога жизни» и др.;
  • персонифицированные: маршалы Победы (Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский и др.), прославленные герои (А.И. Покрышкин, Николай Гастелло, Александр Матросов, Алексей Маресьев и др.), Ф.П. Головатый –один из инициаторов всенародного патриотического движения по сбору средств в фонд Красной Армии, внесший личные средства на постройку двух самолётов-истребителей и др.;
  • художественно-собирательные: Василий Теркин, Андрей Соколов – герой шолоховского рассказа «Судьба человека», «Баллада о солдате», «А зори здесь тихие» и др.;
  • мемориальные: Поклонная гора (или Парк Победы) в Москве, Вечный огонь в городах и весях страны, военно-исторические музеи, военно-мемориальные комплексы и воинские памятники.

Победа – интегративный итог беспрецедентного подвига народа, творцами которого были миллионы и миллионы людей разного возраста, национальности, вероисповедания. Вот лишь несколько цифр. 1418 дней и ночей продолжалась война. За годы войны Красной Армией проведено 14 стратегических оборонительных и 37 наступательных операций, важнейшие из них развертывались на фронте свыше 1000 км и на глубину до 500-800 км и около 250 фронтовых операций[45]. Согласно статистике, в начальный период Великой Отечественной войны из прифронтовых областей СССР вглубь страны были эвакуированы почти 30 тысяч крупных и средних предприятий и около 17 миллионов граждан[46]. В годы войны за боевые подвиги на фронте орденами и медалями были награждены более 7 млн человек, свыше 11 000 стали Героями Советского Союза; свыше 16 млн. трудящихся были удостоены медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Никакой отдельно взятый человек физически не в состоянии в деталях познать и помнить все это. Поэтому в памяти каждого наряду со знаковыми событиями, именами, топонимами, предметами, ставшими символами народного подвига, свой набор событий, фактов, фигур, составляющих образ войны и Победы. Он в известной мере субъективен и сильно варьируются в зависимости от исторической политики государства[47], политической позиции человека, его жизненного опыта и личной судьбы.

В опросе, состоявшемся в конце апреля 2019 г., на вопрос, какие чувства вызывает у россиян День Победы 48% респондентов заявили, что ощущают радость по поводу победы, 27% – скорбь по поводу миллионов погибших и 23% – смешанные чувства радости и скорби[48]. В порядке комментариев этих данных заметим, что вопрос либо предложенные ответы на него были сформулированы некорректно: в них по существу отождествляются образ войны и образ Победы.

Между тем, это – нерасторжимо взаимосвязанные, но экзистенциально, нравственно, ценностно принципиально различные явления. Война – это растянутая во времени (без малого четыре года) трагедия, тяжкий труд, неимоверные лишения и страдания, невосполнимая боль потерь. Актриса Чулпан Хаматова в прошлогоднем интервью накануне 9 мая заявила: «Я ненавижу Великую Отечественную войну, я не могу ею гордиться. Для меня это боль, кровь и страдание не только русского народа, но и немецкого, солдат и мирного населения других стран»[49]. Заметим, что ни один нормальный человек не может любить войну, ее лишения и потери, а гордится он не тем, что она имела место быть, а тем, что в ней его страна добыла Победу над мировым злом. Как же объяснить Хаматовой, что культ Победы и культ войны – разные вещи, и первый нужен в том числе для того, чтобы не случилась новая война.

Для абсолютного большинства современного российского общества Победа в Великой Отечественной войне – великое достижение прошлого, как подвиг и славу нашего народа. «Победа, – скажу словами О.Е. Вороновой, – это вечно длящееся торжество нашего национального духа, священная хоругвь, неиссякаемый источник духовного света для новых и новых поколений нашей страны»[50].

Она является одним из самых значимых событий, с которым идентифицирует себя подавляющее большинство граждан России. К ней не может быть иного отношения, кроме глубокого преклонения. Смысл и содержание одержанной в 1945 г. Победы остаются в ряду тех величин, которые формируют историческое сознание масс, их социальное самочувствие и политическую позицию. И общество заинтересовано в том, чтобы новые поколения благодарно помнили Победу, осознавали и глубоко чувствовали ее духовную, нравственную ценность.

Ценности, объясняют словари, – это материальные и духовные объекты, отношения или явления окружающего мира, которые необходимы человеку и обществу для комфортного бытия и которые составляют предмет их вожделения. Духовные ценности – это идеал, желанное состояние или качество жизнедеятельности общества. Они выступают ориентирами человеческой деятельности, определяют нравственные устои и принципы поведения людей, его мотивы и тем самым служат фактором, определяющим их сознание и поведение, своего рода регулятором их деятельности.

Ценностное значение (измерение) образа Победы состоит в том, что он раскрывает факты и обстоятельства, благодаря которым народ одолел врага и память о которых помогает пониманию и организации его современного социального жизнеустройства.

Победа служит основанием легитимации социального и культурного порядка. Любой народ свою самость и право на существование обосновывает историей: мы-де появились в мире не недавно и такими, как есть, нас сделала история. При этом в истории народная память выбирает и освящает, прежде всего, героическое прошлое. «Общие политические судьбы, то есть в первую очередь политические сражения не на жизнь, а на смерть, – писал М. Вебер, – порождают общность памяти, которая порой спаивает сильнее, чем узы общей культуры, языка или происхождения»[51]. Именно память о героическом прошлом, считал он, придает национальному сознанию его характерный облик.

В российской истории Победа 1945 г. – первое по значимости событие такого рода. В результате и благодаря ей вырос престиж и морально-политический авторитет Советского Союза, он вошел в разряд ведущих держав послевоенного мира. И этот геополитический статус перешёл к России, которая, как ныне заявлено в Конституции, является правопреемником Союза ССР на своей территории, а также правопреемником (правопродолжателем) Союза ССР в отношении членства в международных организациях, их органах, участия в международных договорах. Так, правом вето в Совете Безопасности ООН Россия обладает, благодаря Победе.

Вполне естественно, что в исторической политике государства Победа, ее прославление и чествование сознательно направляются на укрепление его легитимности. Его активность в этом направлении извращается и осуждается двояким образом.

С одной стороны, она заужается до легитимации власти. Так, руководитель программ Восточной Европы и Центральной Азии в Германском обществе внешней политики Штефан Майстер в 2015 г. заявил, что Кремль использует это историческое событие для легитимации путинской системы власти в глазах российского населения[52]. Через пять лет это по сути осуждающее мнение повторил отечественный «правдоруб» Н. Сванидзе: «Государственное руководство склонно использовать победу … в своих политических интересах, и чем дальше, тем больше. Речь идет о том, чтобы черпать из истории основу своей повышенной политической легитимности»[53]. О том же вещает старший научный сотрудник ИНИОН РАН Ирина Глебова: «В современном общественном сознании определяющую роль в легитимации играет миф о победе… в так называемой Великой Отечественной войне»[54]. Несколько ранее Ю.Л. Нестеренко в оскорбительно-развязном тоне писал, что «за День Победы правящий режим цепляется как за свой последний идеологический козырь, раздувая вокруг него настоящую пропагандисткую истерию»[55].

Оставлю без комментариев словестные пируэты о «повышенной политической легитимности», о «так называемой Великой Отечественной войне», о «мифе о победе». Сформулирую два вопроса: должно ли государство (и власть в нем) заботиться о легитимации своего существования? Вправе ли оно в этих целях использовать историю собственной страны, в том числе Победу в Великой Отечественной войне? Думается, что каждому здравомыслящему человеку очевиден положительный ответ на оба вопроса. Противоположная позиция означала бы дисфункциональное перерождение и государства, и власти. Об этом более 200 лет тому назад писал официальный историограф Российской империи Н.М. Карамзин: «Государственное правило ставит уважение к предкам в достоинство гражданину образованному». Об этом же говорит Президент Российской Федерации В.В. Путин: «Государство обязано и имеет право и свои усилия, и свои ресурсы направлять … на формирование мировоззрения, скрепляющего нацию»[56].

С другой стороны, вбрасывается идея, отторгающая современную Россию от Победы. Так, в ответ на заявление В.В. Путина о попытках «украсть у нас победу» и необходимости активно этому противостоять в Интернете появилась масса возмущенных откликов типа «путинская РФ не имеет к Победе наших отцов никакого отношения»[57].

Согласиться с такой реакцией никак невозможно. Между прочим, «путинская Россия» в человеческом измерении – это, к сожалению, уже немногочисленные ветераны, а также родные погибших и ушедших из жизни после войны защитников Отечества, их дети и внуки. Они не имеют отношения к Победе? Или они не Россия? Отторжение современной России от Победы – это антиисторичный вызов здравому смыслу.

Другое ценностное значение образа Победы заключается в том, что он является главным объединяющим современное российское общество началом. С крушением СССР, которое В.В. Путин назвал крупнейшей геополитической катастрофой века[58], проявился кризис гражданской идентичности: ослабло общероссийское гражданское самосознание, произошла замена единой советской идентичности различными, часто конкурирующими формами региональной, этнической и религиозной идентичности[59].

В этих условиях память о Победе является мощным фактором формирования у ее наследников российской идентичности, духовного родства с героями фронта и тыла, осознания сопричастности и гордости за принадлежность к народу-победителю. Память о том, что произошло в годы Великой Отечественной войны, утверждает В.В. Путин, сплачивает наше общество и укрепляет наше государство на будущие времена[60]. В наши дни память о Победе остается фактором единения общества. Празднование Дня Победы, в том числе шествие «Бессмертного полка», играет большую роль в консолидации общества. Такой сплачивающей силой не обладает никакое другое историческое событие.

Победа и люди, ее свершившие – это в настоящее время ключевой цивилизационный фундамент российского общества. Если лишить его этой ценности, то возможно разрушение страны по сценарию перестройки. И недоброжелатели России целенаправленно усердствуют в этом направлении. Беглый советский разведчик, предатель Родины В. Резун (псевдоним – «Суворов») в 1992 г. писал: «Память о справедливой войне осталась как бы единственной опорой общества. Я разрушаю ее»[61]. Ныне в отечественной историографии появилось немало его последователей, создающих фальшивую «сувориаду». Характерен и пасквиль, вынесенный на обложку польского журнала «Независимая Польша» (2020, № 2): «Если упадет миф великой, справедливой войны, то из целой российской истории останется только голое, варварское насилие – как внутреннее, так и внешнее»[62].

Массированные и хорошо срежиссированные информационные атаки на Победу выводят в число актуальнейших задач повестки защиту правды о ней. Духовное наследие Победы должно активно служить сегодняшнему дню, способствуя созданию концепций, моделей, проектов, программ и технологий, мобилизующих патриотический ресурс Великой Победы в современной России.

Ценностная функция образа Победы и в том, что он являет всем последующим поколениям великий пример единства народа и служения Отечеству. «Великая Отечественная, – отметил Путин, – навсегда останется выдающимся священным подвигом нашего народа, призывом жить по совести, держать высоту правды и справедливости, передавать эти ценности от поколения к поколению»[63]. Образ Победы представляет собой санкционирование от имени прошлого определенных норм поведения, оценок в настоящем и выступает как механизм передачи от поколения к поколению установок, морально-нравственных ценностей и убеждений, формирует у современников жизненную позицию и личностные качества, что стали важнейшим фактором Победы.

«Бедствия, – писал Н.М. Карамзин, – всего более открывают силы в характере людей и народов»[64]. И память о Победе оказывается источником духовной силы и патриотического воодушевления общества, формирует у него уверенность в собственных силах и возможность преодоления современных бед. Победа, сформированные фронтовым поколением традиции ответственного патриотического служения Родине, их сила духа, бескорыстная отвага и самоотверженный труд во имя Отечества сегодня являются зовущим примером и, следовательно, действенным фактором самостояния (термин И.Л. Солоневича) и величия России. Перефразируя В.В. Маяковского, можно сказать: «Юноше, обдумывающему житье, решающему сделать бы жизнь с кого, скажу не задумываясь: делай ее с героев Великой Отечественной войны».

Война – это народная трагедия. Война не на жизнь, а на смерть потребовала невероятного напряжения всех сил нации и повлекла неисчислимые жертвы и разрушения. Память о Победе не должна вытеснять память о самой войне, о тех страданиях, лишениях, жертвах, которые были связаны с ней. В нашей стране День Победы – «это праздник с сединою на висках, это радость со слезами на глазах». Он пробуждает личную и коллективную ответственность за предотвращение любых попыток устроить нечто подобное. Он взывает: надо сделать все возможное, чтобы подобная трагедия не повторилась.

Победа в Великой Отечественной войне закрепила в исторической памяти мира, наших друзей и геополитических соперников понимание бесперспективности силового противоборства с Россией. Она служит грозным предостережением тем, кто захотел бы испытать нас на прочность: «Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет». Как восклицал гоголевский Тарас Бульба, «нет, не найдется на свете таких огней, мук и такой силы, которая бы переселила русскую силу». Русская сила извечна и неизбывна. Ценность образа победы и в том, что он проясняет и сообщает народу и миру, что, как сказал В.В. Путин, «Нет, не было и не будет силы, которая могла бы покорить наш народ»[65].

Победа 1945 г. с новой силой показала миру абсолютную бесперспективность военного диктата по отношению к России. Историческая память мира, признавшего несокрушимую мощь народа, который третий раз в истории, защищая себя, спас человечество, составляет социальный капитал, укрепляющий национальную и военную безопасность России. «Россия в XVIII-XX веках показала Европе доблесть своего солдата и гениальность своих исторических полководцев. С Петра Великого Европа опасалась России; с Салтыкова (Кунерсдорф), Суворова и Александра Первого – Европа боится России. «Что, если этот нависающий с востока массив двинется на запад?». Две последние мировые войны закрепили этот страх», – отмечал русский философ Иван Ильин в работе «Против России» (1948 г.)[66].

Из мира никуда не исчезли силы, являющиеся извечным и органическим геополитическим антагонистом России – имперской ли, советской или современной. А это означает, что мы не застрахованы от войны. И поэтому в политике надо руководствоваться кредо древнекитайского военачальника и теоретика Сунь-Цзы: «Не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него»[67].

Именно на этом принципе строится современная оборонная политика российского государства. Его военная мощь, говорит В.В. Путин, поддерживается на таком уровне, что «если кто‑то посмеет сделать что‑то подобное, мы повторим»[68]. Сейчас многие доброхоты-гуманисты не просто возражают, а со злой агрессивностью осуждают «вопли и кликушествования на тему «можем повторить»[69].

«Повторим» – это не милитаристская угроза миру, а предупреждающая информация потенциальному агрессору о том, что Россия очень ответственно относится к обеспечению своей военной безопасности, способна и готова отразить любую агрессию. Победа в Великой Отечественной войне, сошлюсь еще раз на В.В. Путина, – «это грозное предостережение тем, кто захотел бы испытать нас на прочность»[70].

Миролюбие России строится на принципе, насчитывающем многовековую историю. «Хочешь мира — готовься к войне» – латинское крылатое выражение, авторство которого приписывается римскому историку Корнелию Непоту (ок. 100 – ок. 25 г. до н. э.), этот принцип повторил римский военный писатель Флавий Вегеций Ренат (конец IV — нач. V вв.): «Кто хочет мира, пусть готовится к войне; кто хочет победы, пусть старательно обучает воинов», а затем Никколо Макиавелли (1469–1527): «Кто хочет жить в мире, тот должен готовиться к войне». И кощунственны как раз те, кто тщится убедить нас в том, что надежной гарантией мира является свертывание какой бы то ни было военной активности. Это о них писал К. Шмитт: «Наивно полагать, что безоружный народ имеет только друзей, и лишь спьяну можно рассчитывать, будто врага тронет отсутствие сопротивления»[71].

Таким образом, Победа, как заявил В.В. Путин, определила будущее планеты на десятилетия вперед, и навсегда осталась в истории как самая грандиозная по своему масштабу, значению и по духовной, нравственной высоте. Как таковая, она, по выражению Ю. Полякова, вошла в генную память народа. Она не принадлежит только прошлому, но является достоянием современной России, свидетельством и фактором ее силы и славы, ее великодержавия.

Именно поэтому практически сразу после окончания Второй мировой войны наши союзники по антигитлеровской коалиции, прежде всего, США и Великобритания откровенно и грубо заявили о себе как о геополитическом антагонисте СССР. В Фултонской речи 5 марта 1946 г. У. Черчилль открыто назвал Советский Союз причиной «международных трудностей» и обосновывал необходимость сдерживать его «под эгидой Объединённых Наций и на основе военной силы англоязычного содружества»[72]. В последующие годы одним из инструментов «сдерживания» России был избран избирательный подход к истории Второй мировой и Великой Отечественной войн. В ее «новом прочтении», вначале антисоветском, затем «естественно» приобретшем антироссийский характер большое место заняли спекуляции, призванные оболгать и обесценить Великую победу Советского Союза.

В наши дни образ Победы стал предметом острейшей идеологической борьбы и всё более значимым политическим фактором. Многочисленные и хорошо срежиссированные пропагандистские атаки на него приобретают невиданный размах и изощрённость, становятся все более жесткими, злобными, агрессивными. Смысл и содержание Победы, ее историческое и геополитическое значение стремятся представить в сугубо негативном свете антироссийские силы, которые имеют двоякую природу: иностранную, прежде всего и главным образом, западную и отечественную.

В целом ряде стран инсинуации в адрес Победы превратились в государственное дело. В них на официальном уровне умалчивается, а то и отрицается решающий вклад СССР в разгром фашистской Германии. Есть и в родном Отечестве силы, заинтересованные в создании негативного образа Победы. Именно о них говорил, например, министр обороны РФ Сергей Шойгу, когда заявил, что внутри страны существует проблема «пятой колонны», действует прозападный информационный дивизион, регулярно обучаемый за рубежом[73].

Геополитические антагонисты России и их приспешники в нашей стране сочиняют и вбрасывают в общество идеи, призванные дискредитировать Победу. Их усилиями, констатировал в 2015 г. русский писатель-патриот Ю. Поляков, сложилась целая субкультура циничного, небрежного, снобистского или сверхкритического отношения к Победе и войне[74].

Ниже предлагается критический анализ наиболее расхожих антипобедных опусов, якобы «развенчивающих культ так называемой великой победы в так называемой великой отечественной войне» (в кавычки заключена фраза из презентации эпатажной по отношению к Победе «бессрочной акции Антипобеда»[75]).

Одни, ничтоже сумняшеся, заявляют, что «Сталин проиграл Вторую мировую», другие задаются вопросом, не была ли та победа «последним приливом сил умирающего», не надорвались ли в ней духовные силы народа, третьи сожалеют, что не Германия победила в 1945, еще лучше – в 1941 году; четвертые трещат, будто козыряние России участием во Второй мировой давно наскучило, а декларации о полной победе над фашизмом стали забавны; пятые обвиняет ветеранов в том, что у них не хватило ни интеллекта, ни мужества выступить против уже отжившей социальной системы России; шестые чествование Победы и победителей называют глумливым словом победобесие[76] и т. д.

Немало разглагольствований о том, что-победы-то собственно и не было. Д. Винтер, например, утверждает, что Сталин «проиграл Вторую мировую войну», он якобы «считал себя не победителем, а проигравшим – его план завоевания Европы был сорван упреждающим ударом Гитлера, «освободительный поход» Красной армии не достиг конечной цели…»[77]. По ущербной логике Ю.Л. Нестеренко, никакой победы 9 мая не было, даже с точки зрения чисто формальной, поскольку-де Германия капитулировала 8 мая, когда 1945 года генерал Йодль в ставке Эйзенхауэра в Реймсе подписал безоговорочную капитуляцию вермахта[78]. Бывший министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил о том, что у России нет права отмечать 9 Мая и День Победы над нацизмом ей не принадлежит. Москва незаконно приватизировала Победу[79]. Отечественный либерал И. Чубайс эту же выдумку формулирует иносказательно. «Война, – безапелляционно заявляет он, – показала несостоятельность всей советской государственности – и экономики, и идеологии… и контрпродуктивность советской военной машины, и всей советской системы управления»[80].

Прямым опровержением этих и им подобных бредней служат Красный флаг, водруженный над Рейхстагом 1 мая 1945 г., и маршал Г.К. Жуков, принявший безоговорочную капитуляцию Германии, которые стали неоспоримыми символами того, что Великую Отечественную войну СССР завершил политическим и военным триумфом.

К этому следует добавить, что сталинский «план завоевания Европы» существует исключительно в головах хулителей Великой Отечественной войны и Победы в ней и их публикациях[81]. «Конечная цель Красной армии» – разгром агрессора, и она была достигнута. Россия не приватизировала Победу, свидетельством чего стало участие в параде Победы расчетов из 13 государств, в том числе Индии, Китая, Монголии, Сербии. А уж говорить о военной, экономической, управленческой и т. д. несостоятельности государства, сокрушившего до того не знавшего поражений врага, на которого работала вся Европа, – верх оголтелости.

Есть злопыхатели, которые признают, что в войне победителем был Советский Союз, но сокрушаются по этому поводу. «А вдруг было бы лучше, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер — Сталина? …Погибла бы не Россия, а режим. Сталинизм… Мы освободили Германию. Может, лучше бы освободили нас?»[82] – так написал А. Минкин. Другие рассуждают о том, что если бы Россия не сопротивлялась, то мы «сейчас бы пили баварское пиво».

Подобная пораженческая позиция не является откровением современных переписчиков истории, почти 250 лет тому назад ее сформулировал отрицательный герой романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» Смердяков: «Я всю Россию ненавижу… В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки».

Однако, во-первых, война, навязанная Советскому Союзу, лежали не только и даже не столько в классовых и идеологических различиях стран, сколько в богатстве сырьевыми ресурсами, мощи и цивилизационном своеобразии России, являющейся по некоторым вопросам антагонистом западной цивилизации. Рассуждения о том, что, мол,  то была война двух тиранов, или двух тоталитарных режимов, что главной целью Германии в ней было уничтожение сталинского режима свидетельствует либо об интеллектуальной убогости авторов, либо их идеологической враждебности России. Целью было уничтожение не Сталина и не сталинского режима, а России как государства и славян как национальной группы. «Споры о том, плохим или хорошим было наше (Советское – О. Б.) государство, – пишет Н.А. Нарочницкая, – совершенно неуместны, потому что беда тогда случилась не с государством – политическим институтом, вселенская угроза нависла не над государством, а над Отечеством»[83].

Кстати сказать, идеологи «нового видения» истории Великой Отечественной войны стремятся упразднить, вытравить из сознания людей само это понятие, ставя вместо него «нацистско-советская война». Такое ее определение проникло даже в учебники («История России. ХХ век: 1939–2007». М.: «Астрель» и «АСТ» в 2009 г. под ред. А.Б. Зубова). При этом «советскость» рассматривается как характеристика не геополитического субъекта, а режима в нем, и делается вывод о том, что в войне двух тираний победа любой из них означает поражение страны и народа.

Семантическая бессмыслица словосочетания «советско-нацистская война» заключается в том, что абстрактный самодостаточный политический режим вне территории (страны) и без людей (народа) невозможен в принципе и по определению не способен вести войну.

Но это не терминологический спор, а смысловое столкновение, имеющее политическое содержание. Если война представляет собой столкновение двух тираний, то победа любой из них означает поражение страны и народа. Вот, например, высказывание «гения русской литературы» А.И. Солженицына: «Ну и что, если победили бы немцы? Висел портрет с усами, повесили бы с усиками. Всего и делов!»[84]

По этой логике вытекает, что коль скоро воюет режим, представляющий собой абсолютное зло, то само зло и его служители должны быть наказаны. «Презрение потомков, – так написал А. Подрабинек, – самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима»[85]. Люди, вдумайтесь: Г.К. Жуков и К.К. Рокоссовский, А.И. Покрышкин и А.И. Маринеско, Николай Гастелло и Александр Матросов… имя им, прославленным и неизвестным героям-защитникам страны – легион, и они заслужили не благодарность, а презрение? Гадливый и оскорбительный выпад против них – следствие гадливости самого Подрабинека.

Во-вторых, мягко говоря, очень спорно: было ли Советскому Союзу лучше, если бы он, подобно Дании, отказался от сопротивления? Что бы случилось, если Третий Рейх одержал победу над СССР? Какая судьба ждала советское население? Ответ на этот вопрос дал Гитлер, указав, что предстоящая война будет войной на уничтожение, и план «Ост», предусматривавший выселение 85% коренного советского населения Западную Сибирь, Северный Кавказ и Южную Америку. Для общего сокращения населения внедрялась программа «Голод»[86]. Так что в случае военного поражения Советского Союза на его территории баварское пиво пили бы, но отнюдь не советские люди.

Прошли годы и ныне русофобы согласны с тем, что победа гитлеровской Германии означала бы полную и необратимую социальную катастрофу. Они придумали ей другую альтернативу. Автор под ником «Выключаем эмоции, включаем ум» опубликовал текстовую версию высказываний профессора А. Зубова: «По сравнению со Сталиным Гитлер – это ангел русской истории… Досадно, что Сталин не проиграл войну Гитлеру, потому что всё равно бы в конце концов союзники бы нас освободили, но тогда бы англичане и американцы у нас установили демократию, а вместо этого восстановился людоедский сталинский режим»[87].

Говорить о профессоре как человеке недалекого ума невозможно. Его заявление – продукт не скудоумия, а русофобской (подаваемой как антисоветской) позиции. Ведь в переводе на обыденный язык приведенный перл означает, что, во-первых, его автора не расстраивает тот факт, что в войне с фашизмом речь шла о физическом существовании нашего народа. Во-вторых, остаются открытыми вопросы, наступил бы «конец концов» и «освободили нас» бы союзники, если учесть, что Второй фронт был открыт 6 июня 1944 г., когда стало ясно, как заметил в узком кругу посвященных президент США Франклин Рузвельт, если Советы и дальше продолжат громить немцев, то Второй фронт может и не понадобиться[88], и сколько еще русских жизней полегло бы в той бойне.

В-третьих, та гипотетическая война с Германией на территории нашего Отечества была бы борьбой против «безбожного коммунизма» и «преступного сталинского режима» или за овладение его ресурсами? Да и случилась бы она? Ответом на этот вопрос могут служить два факта. Факт первый. В октябре 1942 г. У. Черчилль утверждал, что именно Россия, а не Германия является истинным врагом Европы[89]. Факт второй. По указанию У. Черчилля к 22 мая в исключительной секретности был разработан план операции «Немыслимое». Согласно ему, наши союзники совместно с 10–12-ю не расформированными и не разоруженными дивизиями вермахта должны были 1 июля развернуть военные действия против Красной армии. До войны дело тогда не дошло[90].

Поэтому Победа – безоговорочное и великое благо. Ценой подвига, страданий и жертвенной смерти многих миллионов людей она предотвратила уничтожение страны и народа, прекращение их истории. Любая альтернатива ей являлась гибельной для страны и народа.

Много спекуляций на тему цены Победы. Наши недруги как бы соревнуются, кто большее число жертв назовет, «уличая» политическое руководство и военное командование в бесчеловечности ведения войны. И. Чубайс пишет, что Советский союз потерял в Великой Отечественной войне до 42 млн человек[91]. Много раньше А.И. Солженицын, например, утверждал: «Мы положили на плахи или спустили под откос бездарно проведенной, даже самоистребительной, «Отечественной» войны — треть своего населения»[92]. (В СССР на середину 1941 г. насчитывалось 196,7 млн. человек. Треть от этого числа –– 65,5 млн. В той же работе он настаивает: «Не гордиться нам советско-германской войной, на которой мы уложили за 30 миллионов, вдесятеро гуще, чем враг».) Подтасовывая факты в своих интересах, фальсификаторы истории Великой Отечественной войны толкуют о том, что цена победы СССР была столь велика, что эту победу впору считать «пирровой»[93].

Муссируется идея о профессиональной никчемности бойцов Красной армии и ее военачальников: воевали мол не умением, а числом. Другая редакция этого пасквиля сформулирована В. Астафьевым: «Мы просто не умели воевать, мы просто залили своей кровью, завалили своими трупами фашистов»[94]. Но фраза эта безмозглая по форме и глумливая, мерзкая по смыслу. В самом деле, задайтесь вопросом, где брали (делали) трупы, и кто их закидывал и сколько надо трупов, чтобы закидать одного, сто, тысячу фашистов? Это о форме. А по содержанию говорить так, о погибших в боях бойцах – предел безнравственности[95].

Но, во-первых, цена войны (количество погибших и умерших во время и вследствие войны) и цена Победы (число безвозвратных потерь комбатантов) – разные вещи. Первая названа официально – около 27 млн человек. Две трети из них – гражданские лица, в том числе на временно оккупированной территории преднамеренно истреблено более 7,4 млн человек; 4,2 млн человек погибли от налётов вражеской авиации, артиллерийских обстрелов, голода, инфекционных болезней, отсутствия медицинской помощи. Из 5,3 млн человек, угнанных в Германию на принудительные работы, более 2,1 млн умерли в неволе[96]. Во-вторых, боевые потери наши (8,669 млн. человек) и противника вполне сопоставимы (соотношение 1,3:1,0)[97]. Превышение советских потерь объясняется в том числе гибелью военнопленных.

Расхожей формой дискредитации Победы является замалчивание или даже отрицание решающего вклада СССР в разгром армий фашистского блока. Так, Резун выступая против вычленения Великой Отечественной войны из Второй мировой войны, заявляет: «Великая Отечественная война – это пропаганда, и добавляет: Была Вторая мировая война, в которой Советский Союз участвовал с самого первого дня как агрессор и завершил Вторую мировую как агрессор[98].

В США к 75-летию победы во Второй мировой войне выпустили сувенирную монету. В описании к монете говорится, что она посвящена тем «кто обеспечил нам свободу, которой мы наслаждаемся сегодня». Но на реверсе монеты изображены только флаги США, Великобритании и Франции. Флаг Советского Союза там отсутствует. В поздравительном сообщении, опубликованном администрацией США 9 мая 2020 г., сказано, что 8 мая 1945 г. Америка и Великобритания «одержали победу над нацистами… Дух Америки всегда победит». Советский Союз в публикации не упоминается[99].

Не удивительно, что многие в Европе считают, что основная заслуга в разгроме фашизма принадлежит США.

Источник: Кошкин А. Чему учат наших детей официальные учебники истории?// Сетевое научное издание «Наука. Общество. Оборона» https://www.noo-journal.ru/uchebniki-istorii-1941-1945/. Дата публикации 11 мая 2017 г.

В нашей стране всегда – как в советское время, так и в наши дни – официально признается, что разгром фашистской Германии – общая заслуга стран антигитлеровской коалиции. Так, И.В. Сталин 9 мая 1945 г. объявил, что фашистская Германия была поставленная на колени Красной Армией и войсками наших союзников[100]. Через 75 лет В.В. Путин заявил: «Мы никогда не забудем вклад наших союзников в приближение победы, значение второго фронта, открытого в июне 1944 года»[101].

Другой вопрос в том, что вклад союзников в Победу был неравнозначен и неравноценен. Приведу несколько цифр в подтверждение того, что Советский Союз внес решающий вклад в разгром фашистской военной машины. На протяжении почти четырех лет советско-германский фронт приковывал к себе основную массу сил и средств фашистской Германии и ее союзников. Против советских войск одновременно действовало от 190 до 270 наиболее боеспособных дивизий фашистского блока – более 3/4 их общего количества (англо-американским войскам в Северной Африке в 1941–1943 гг. противостояло от 9 до 20 дивизий, в Италии – от 7 до 26, в Западной Европе после июня 1944 гг. – от 56 до 75 дивизий). На советско-германском фронте были разгромлены и пленены 607 дивизий противника (западные союзники разгромили и пленили 176 дивизий). За время войны советскими войсками уничтожено и захвачено более 75% всего оружия и военной техники врага[102]. И после открытия второго фронта потери немецко-фашистской стороны на советско-германском фронте были в четыре раза больше, чем на западном и адриатическом вместе взятых[103].

Есть немало публикаций, в которых утверждается, что без западных поставок Советский Союз не смог бы выиграть Великую Отечественную. При этом ссылка делается на слова И.В. Сталина, который (так пишет, например, И. Чубайс) «публично признавал, что без помощи США и Англии, СССР войну бы проиграл»[104].

Речь идет о ленд-лизе[105]. Помощь по ленд-лизу составляла заметную часть от советского военного производства: по боевым самолетам – 10%, по танкам и САУ – 12%, по паровозам – 6,3% и т. д.[106] В целом помощь США по ленд-лизу, а также британские и канадские поставки в СССР в общей сложности была существенной, но она составляла около семи процентов от общих объёмов военного производства Советского Союза[107]. И в нашей стране, всегда благодарно признавалось большое значение материальной помощи союзников. Так, И.В. Сталин в 1943 г. заявил, что военные поставки союзников «значительно облегчили успехи нашей летней кампании»[108].

Обратите внимание: облегчили кампанию, можно сказать приблизили победу над врагом, но не стали решающим фактором Победы. Известный американский историк Р. Шервуд в двухтомнике «Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца» (М., «Иностранная литература», 1958), написанном в разгар холодной войны, цитировал Гарри Гопкинса, первого администратора этого проекта: «Американцы никогда не считали, что помощь по ленд-лизу является главным фактором в советской победе над Гитлером на Восточном фронте. Победа была достигнута героизмом и кровью русской армии»[109]. Позднее американский начальник управления по соблюдению Закона о ленд-лизе Э. Стеттиниус признавал: «…В целом объем поставленных нами Советскому Союзу военных материалов не слишком велик»[110].

Таким образом, помощь была существенной, но она не стала решающим фактором Победы. Воевала наша страна, а союзники ей помогали. Допустим на минуту, что слова И.В. Сталина «самые важные вещи в этой войне – машины» и «без машин, поставлявшихся по ленд-лизу, мы бы проиграли эту войну» – не красивая фигура заздравной речи, а трезвая констатация реального положения дел. Но тогда другая сторона этой оценки должна звучать так: наши союзники со всеми своими машинами без советского солдата не стали бы победителями, ибо (повторю слова В.В. Путина) «этот мир отстоял, сберег советский солдат». Гипертрофированная оценка военной помощи по ленд-лизу принижает подвиг советского народа и Красной Армии.

Есть злопыхатели, которые признают, что в войне победителем был Советский Союз, но сокрушаются по этому поводу. «А вдруг было бы лучше, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер — Сталина? …Погибла бы не Россия, а режим. Сталинизм… Мы освободили Германию. Может, лучше бы освободили нас?»[111] – так написал А. Минкин. Другие рассуждают о том, что если бы Россия не сопротивлялась, то мы «сейчас бы пили баварское пиво».

Подобная пораженческая позиция не является откровением современных переписчиков истории, почти 250 лет тому назад ее сформулировал отрицательный герой романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» Смердяков: «Я всю Россию ненавижу… В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки».

Однако, во-первых, причины войны, навязанной Советскому Союзу, лежали не только и даже не столько в классовых и идеологических различиях стран, сколько в богатстве сырьевыми ресурсами, мощи и цивилизационном своеобразии России, являющейся по некоторым вопросам антагонистом западной цивилизации. Рассуждения о том, что то была война двух тиранов, или двух тоталитарных режимов, что главной целью Германии в ней было уничтожение сталинского режима свидетельствует либо об интеллектуальной убогости авторов, либо их идеологической враждебности России. Целью было уничтожение не Сталина и не сталинского режима, а России как государства и славян как национальной группы. «Споры о том, плохим или хорошим было наше (Советское – О. Б.) государство, – пишет Н.А. Нарочницкая, – совершенно неуместны, потому что беда тогда случилась не с государством – политическим институтом, вселенская угроза нависла не над государством, а над Отечеством»[112].

Кстати сказать, идеологи «нового видения» истории Великой Отечественной войны стремятся упразднить, вытравить из сознания людей само это понятие. Так, П. Матвеев, например, пишет, что «никакой «Великой Отечественной войны советского народа 1941–1945» – не было. Была – Германо-советская война 1941-1945 годов. Являвшаяся составной частью … Второй мировой войны 1939-1945 годов»[113].

В трехтомнике «История России XX век» введено определение «нацистско-советская война»[114]. Объясняя и обосновывая этот неологизм, редактор трехтомника А. Зубов писал, что он «принят совершенно сознательно и после долгих размышлений», поскольку-де «термин «Великая отечественная война» – не что иное, как идеологема большевицкой пропаганды»[115]. При этом «советскость» рассматривается как характеристика не геополитического субъекта, а режима в нем, и делается вывод о том, что в войне двух тираний победа любой из них означает поражение страны и народа.

Семантическая бессмыслица словосочетания «советско-нацистская война» заключается в том, что абстрактный самодостаточный политический режим вне территории (страны) и без людей (народа) невозможен в принципе и по определению не способен вести войну.

Но это не терминологический спор, а смысловое столкновение, имеющее политическое содержание. Если война представляет собой столкновение двух тираний, то победа любой из них означает поражение страны и народа. Вот, например, высказывание «гения русской литературы» А.И. Солженицына: «Ну и что, если победили бы немцы? Висел портрет с усами, повесили бы с усиками. Всего и делов!»[116]

По этой логике вытекает, что коль скоро воюет режим, представляющий собой абсолютное зло, то само зло и его служители должны быть наказаны. «Презрение потомков, – так написал А. Подрабинек, – самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима»[117]. Люди, вдумайтесь: Г.К. Жуков и К.К. Рокоссовский, А.И. Покрышкин и А.И. Маринеско, Николай Гастелло и Александр Матросов… имя им, прославленным и неизвестным героям-защитникам страны – легион заслужили не благодарность, а презрение?

Во-вторых, мягко говоря, очень спорно: было ли Советскому Союзу лучше, если бы он подобно Дании отказался от сопротивления? Что бы случилось, если Третий Рейх одержал победу над СССР? Какая судьба ждала советское население? Ответ на этот вопрос дал Гитлер, указав, что предстоящая война будет войной на уничтожение, и план «Ост», предусматривавший выселение 85% коренного советского населения Западную Сибирь, Северный Кавказ и Южную Америку. Для общего сокращения населения внедрялась программа «Голод»[118]. Так что в случае военного поражения Советского Союза на его территории баварское пиво пили бы, но отнюдь не советские люди.

Прошли годы и ныне русофобы согласны с тем, что победа гитлеровской Германии означала бы полную и необратимую социальную катастрофу. Они придумали ей другую альтернативу. Автор под ником «Выключаем эмоции, включаем ум» опубликовал текстовую версию высказываний профессора Андрея Зубова: «По сравнению со Сталиным Гитлер – это ангел русской истории… Досадно, что Сталин не проиграл войну Гитлеру, потому что всё равно бы в конце концов союзники бы нас освободили, но тогда бы англичане и американцы у нас установили демократию, а вместо этого восстановился людоедский сталинский режим»[119].

Говорить о профессоре как человеке недалекого ума невозможно. Его заявление – продукт не скудоумия, а русофобской (подаваемой как антисоветской) позиции. Ведь в переводе на обыденный язык приведенный перл означает, что, во-первых, его автора не расстраивает тот факт, что в войне с фашизмом, как заявил И.В. Сталин в выступлении 3 июля стоял вопрос о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР. Через 79 лет эту оценку повторил В.В. Путин: в той войне «речь шла не только о существовании нашей страны, речь шла о существовании самого нашего народа»[120]. Остаются открытыми вопросы, когда бы наступил «конец концов» и союзники «освободили нас», если учесть, что Второй фронт был открыт 6 июня 1944 г., когда стало ясно, как заметил в узком кругу посвященных президент США Франклин Рузвельт, если Советы и дальше продолжат громить немцев, то Второй фронт может и не понадобиться[121], и сколько еще русских жизней полегло бы в той бойне.

Наконец, та гипотетическая война с Германией на территории нашего Отечества была бы борьбой против «безбожного коммунизма» и «преступного сталинского режима» или за овладение его ресурсами? Да и случилась бы она? Два факта могут служить ответом на эти вопросы. Факт первый. В октябре 1942 г. У. Черчилль утверждал, что именно Россия, а не Германия является истинным врагом Европы[122]. Факт второй. По указанию У. Черчилля к 22 мая в исключительной секретности был разработан план операции «Немыслимое». Согласно ему, наши союзники совместно с 10–12-ю не расформированными и не разоруженными дивизиями вермахта должны были 1 июля развернуть военные действия против Красной армии. До войны дело тогда не дошло[123].

М. Солонин задается вопросом: «Не надорвались ли духовные силы народа на сверхчеловеческом напряжении тех четырех лет?»[124]. Пассаж этот провокационен: автор в форме вопросительного высказывания вбивает в голову читателя уничижительную оценку Победы. Солонин не дает ответа на свой вопрос, сообщая о том, что его «сможет дать только сама жизнь». Обескуражим его. Жизнь ответила: война не только не подорвала, но прояснила и возвысила духовные силы народа.

Из войны Советский Союз в военном отношении вышел более могущественным, чем был до нее, и Победа сделала невозможной еще одной войны. В подтверждение можно напомнить, что операция «Немыслимое», осталась только планом в силу того, что Объединённый комитет начальников штабов установил: «Если начнется война, достигнуть быстрого ограниченного успеха будет вне наших возможностей, и мы окажемся втянутыми в длительную войну против превосходящих сил»[125].

Немало спекуляций по поводу того, кто был творцом Победы. Одна из самых расхожих – победа достигнута не благодаря, а вопреки Сталину, советскому руководству и в какой-то мере военному командованию. Но это утверждение является абсолютной нелепицей. В нем исподволь протаскивается мысль, будто народ чаял и шел к победе, в то время как советский режим, государственная власть и военное руководство не хотели ее и вели страну к поражению.

Однако вопрос этот имеет отнюдь не редакционно-стилистический смысл. Дело в том, что вооруженные люди без командира – это просто толпа, не способная вести систематические и согласованные военные действия. Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования и лично Сталин и были тем «командиром», что вел народ и армию к Победе. «Никто, – заявил В.В. Путин в ходе прямой линии 3 декабря 2009 г., – сейчас не может бросить камень в тех, кто организовывал и стоял во главе этой Победы»[126]. Принимая и поддерживая общий пафос этого заявления, следует, однако, с сожалением и тревогой признать, что в стране есть дивизион «пятой колонны», дивизион врагов Победы, ряд представителей которых воспевают осужденного в СССР и не оправданного в РФ генерала-предателя А.А. Власова и, солидаризируясь с ним, прямо называют себя власовцем[127], безнаказанно «бросают камни» и в тех, кто организовывал Победу, и в саму Победу, и в фронтовиков-победителей, включая ветеранов, доживших до наших дней.

Своеобразным признанием решающей роли государственного руководства, лично Сталина в организации отпора агрессору являются и слова их принципиальных противников. Так, Г.Х. Попов в насквозь антисталинской работе вынужден признать: «Звездный час Сталина – не парад 1945-го. И даже не парад 1941-го. Это тот час, когда русские люди признали в нем лидера русского народа в смертельной схватке, в Отечественной войне за спасение Родины, за спасение русской нации».

Войну вел и в ней победил советский народ. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1945 года, 9 мая был установлен как «Праздник победы (с маленькой буквы) Красной Армии и советского народа над нацистской Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов». Да и ныне День воинской славы России 9 мая дословно называется «День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 -1945 годов». Эту мысль В.В. Путин дважды повторил в выступлении на церемонии возложения цветов к Могиле Неизвестного Солдата 9 мая 2020 г: мы отдаём дань бесконечного признания великому, жертвенному подвигу советского народа и: этот мир отстоял, сберег советский солдат[128]. И вновь повторил на параде 24 июня: «Нацизм сокрушил советский народ – миллионы людей разных национальностей из всех республик Советского Союза»[129].

Представляется, что в этом контексте советский народ – не географическая характеристика населения конкретной страны – Советского Союза и не механическая совокупность массы индивидов, а органическая общность людей, политически организованных в территориальной замкнутости и в абсолютном большинстве своем интуитивно чувствующих нерасторжимую связь с ней. Эпитет «советский» подчеркивает конкретный социально-политический характер народа, сущность и черты которого, его интересы, идеалы, ценности определял сложившийся государственный и общественный строй.

Искажением исторической правды является умолчание, тем более отрицание данной основы Победы. «Это, – заявил, например, А. Пушков, – не была победа социализма над фашизмом, они были лишь временными формами существования России и Германии… Это была победа нации, которая не хотела стать подчиненной и сгинуть с лица земли, над нацией, которая хотела нас подчинить и поработить»[130].

Но никакие «измы» не воюют и не побеждают, воюют и побеждают народы, государства, армии или, по Пушкову, нации. Но нации – всегда оформленные образования. И именно советская социалистическая организация российской нации стала важнейшим фактором и главным источником Победы. Между прочим, в Первую мировую войну те же нации оказались в состоянии войны и Россия, не желавшая стать подчиненной, но находившаяся в другой «форме существования» оказалась побежденной. Именно советская социалистическая организация российской нации стала важнейшим фактором и главным источником Победы.

Об этом как абсолютной истине говорил И.В. Сталин и все последующие руководители СССР. В этой связи вызывает, мягко говоря, удивление и возражение тот факт, что государство в официальных мероприятиях умалчивает источники и факторы Победы и в дни торжеств скрывает ее символы. Устоять и победить в той войне народ смог, потому что обладал факторами, созданными в предвоенное двадцатилетие: государственный и общественный строй, социально-политическое единство многонационального народа, нерасторжимое единство народа и государства, твердое политическое руководство, экономический потенциал, патриотизм народа.

О последнем хотелось бы сказать особо. Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, епископ Русской православной церкви, председатель Миссионерского отдела Московского патриархата Иоанн на публичном мероприятии, посвящённом памяти жертв Великой Отечественной войны, заявил: «В первые месяцы войны практически более 60 процентов Красной армии, то есть молодых бойцов, которые были рождены уже в безбожное время, большинство из них не были крещеными, они были убиты. Это была жертва несоизмеримая, это была жертва, которая была принесена за безбожие. И войну выиграли крещеные люди, те, кто призваны были для того, чтобы духовно победить эту машину, хорошо отлаженную»[131]. (В Московском патриархате эти выводы вежливо назвали «не совсем корректными»[132].)

Фальшь, возмутительная неадекватность слов митрополита заключается в том, во-первых, что «войну выиграли» в том числе некрещенные мусульмане, буддисты, иудеи, люди других вероисповеданий. Во-вторых, не только в первые месяцы, но на протяжении всей войны, скажу словами фронтовика, выдающегося социолога А.А. Зиновьева (1922 года рождения): «Общий моральный, психологический и идеологический тон задавали люди моего поколения… Войну 1941–1945 годов выиграл советский десятиклассник, окончивший школу в 1937–1941 годах»[133]. Подтверждением этих слов может служить тот факт, что среди удостоенных звания Героя Советского Союза более половины – бойцы до 25 лет[134]. То есть те, кто родился до 1916–1920 гг., в безбожное, по митрополиту, время. К тому же большинство из них не погибли: в годы Великой Отечественной войны звание Героя Советского Союза получили 11 739 человек, из них посмертно – 3051[135].

Между тем, именно советский патриотизм стал одним из главных факторов Победы. Этот факт во время Великой Отечественной войны в разной форме признали многие из тех, кто был противником «Совдепии». В.А. Маклаков, в прошлом один из лидеров кадетской партии, бывший послом Временного правительства во Франции признал: «Действительные события оказались для всех откровением. Мы не предвидели, насколько за годы нашего изгнания Россия окрепла. Победоносная Германия принуждена была перед ней отступить. Мы восхищались патриотизмом народа, доблестью войск, искусством вождей. Но должны были признать, кроме того, что все это подготовила Советская власть, которая управляла Россией, что в ее руках исход этой войны. Это меняло наше прежнее отношение к ней…»[136].

Специфической формой дискредитации Победы являются утверждения будто Великая Отечественная война и Победа – это история, не имеющая современного значения и неинтересная современным поколениям.

«Наша страна, – утверждает С. Мельков, – является одной из немногих, где война прошлого является главным событием современности. Думается, что это не совсем нормальная ситуация». «Неизбежная политизация истории, – пугает О. Малинова, – грозит превращением живой личной памяти в элемент грубой пропаганды». Если верить Чубайсу, «социологические опросы показывают, что общественный интерес к теме в последнее время заметно упал. События, произошедшие в другом государстве и в другом столетии не воспринимаются у нас сегодня как важная новость». Ю. Кантор задается вопросом: «Память о войне: источник патриотизма или объект манипуляций?» и самой постановкой вопроса, независимо от ответа на него, вбрасывает в сознание читателя сомнение в сакральности, святости Победы. Празднование Дня Победы, якобы навязываемое властями, с подачи профессора Санкт-Петербургской духовной академии протоирея Георгия Митрофанова называют хлестко-язвительным по форме, но абсурдным и глумливым по смыслу словом победобесие[137].

Все эти и подобные констатации находятся в противоречии с логикой, здравым смыслом и реальными фактами. Для начала следует обратить внимание на стилистические несуразности этих пассажей. Прошлое по определению не может быть событием современности, и не может быть новостью. Живая личная память о войне убывает вместе с ее носителями. Празднование Дня Победы – это не бесовство, не беснование – поведение человека, обусловленное одержимостью дьяволом, полным и всеобъемлющим подчинением его разума потусторонней силе, а осознанное исполнение миллионами людей священного долга памяти. (Однако, замечу в скобках, что определенная театрализация празднества дня Победы с элементами карнавала –женщины и дети в форме красноармейцев, некоторые ветераны в кителях и пиджаках, увешанных немыслимым числом медалей и значков, георгиевская ленточка и стикер «На Берлин» на сделанных в Германии автомобилях и т. п. – в определенной мере искажают образ Победы.)

Теперь – о фактологической лживости приведенных цитат. «Другое государство м друге столетие» не разорвали связь времен, поскольку, повторю, Россия является правопреемником и правопродолжателем Союза ССР, а все ее население – прямые потомки поколения победителей. О взаимосвязи Победы в войне с нынешним российским обществом, ее системообразующем значении для него говорилось выше. Здесь же сошлюсь на В. Иванова, утверждающего, что память о войне у нашего народа генетическая, и она сохранится и дальше[138].

Рожденный народной инициативой и становящийся славной традицией марш «Бессмертного полка», в котором во многих городах и весях страны и в более ста государствах мира участвуют миллионы и миллионы людей служат живым опровержением социологических опросов, о которых пишет Чубайс. О том же говорят результаты других опросов. Не более 6% участников социологического опроса, проведенного среди молодых людей в возрасте от 16 до 30 лет в 2020 г. в 10 субъектах России, высказали мнение, что для них Великая Отечественная война – далекое прошлое и события военной поры сейчас не актуальны[139]. Правда, есть и другие цифры. На встрече В.В. Путина с молодыми учёными и преподавателями истории 5 ноября 2014 г. представитель «Общества «Знание» России» Е. Куренкова сообщила, что 30 процентов из опрошенных молодых людей от 14-ти до 24 лет вообще не знают, что Великая Отечественная война имела место[140]. Но и в этом случае речь идет о меньшинстве, в сознании которого место исторической памяти занято историческим беспамятством.

Таким образом, есть немало активных авторов, специализирующихся на дискредитации образа Победы. Их трудами очевидные вещи переиначиваются от слов прямо наоборот. И с сожалением приходится признать, что эти писания деформируют сознание некоторых наших соотечественников.

Российский школьник из Нового Уренгоя с трибуны бундестага рассказал, что, посетив захоронение солдат вермахта в Челябинской области, «увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать»[141]. Вся Германия испытывает чувство вины за то, что развязала и вела Вторую мировую войну, а русский мальчик говорит о невиновности тех, кто творил зло на территории нашей страны. Удивительно, но против осуждения этого выступления, в защиту подростка высказались, в частности, пресс-секретарь президента России, тогдашняя глава Минобрнауки, уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка, призвавшая оставить подростка в покое[142].

Вот почему нужно спокойно, но настойчиво, целенаправленно и аргументированно вести историческое просвещение масс.

Государственная политика и социальная практика коммеморации[143] по определению призвана культивировать позитивную историю страны и активно, последовательно разоблачать измышления так называемой альтернативной истории. Государство не только имеет право, оно обязано («Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав» – один из основополагающих принципов любой правовой системы) решительно и твердо противостоять историческим инсинуациям в его адрес, противопоставить им более основательную и более ярко изложенную точку зрения. Оно не может мириться ни с забвением Великой Отечественной войны, ни с деформацией памяти о ней. Оно по определению призвано нести правду о войне, которая по факту имеет положительную и победоносную коннотацию, и активно, последовательно разоблачать измышления так называемой альтернативной истории.

Государство обладает мощными рычагами формирования памяти о Великой Отечественной войне. Это – общеобразовательная школа, исторические музеи, архивы и библиотеки, государственная символика, спонсированные государством каналы пропаганды (телевидение, кинопродукция и пр.), издательства, мемориалы и памятники, награды и почетные наименования (например, Город воинской славы, школа имени Героя и др.), исторические объекты культурного наследия, топонимы, законодательно установленные государственные праздники, памятные даты и дни воинской славы и др.

В ряду рычагов коммеморации особое место занимает право. В нашей стране обязанность достойного отношения к памяти о Великой Отечественной войне имеет нормативное закрепление. Так, в преамбуле Конституции заявлено, что народ принял ее «чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству», а во внесенной поправке к ней говорится: «Российская Федерация сохраняет память предков, чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается».

С помощью этих институтов и инструментов государство собирает, сохраняет, популяризирует и защищает правду о Великой Отечественной войне, правду, которая, возвеличивает народ и государство, победившие мировое зло и служит источником гордости каждого его гражданина.

Противодействие фальсификации истории сегодня стоит очень остро, и оно не может быть задачей какой-то отрасли или одного ведомства. Для координации сил и средств, занятых защитой исторического прошлого России, мобилизации их исследовательских, информационных, методических ресурсов представляется вполне оправданным создание единого государственного центра, для которого эти вопросы станут предметом деятельности и сферой прямой ответственности.

* * *

Война и Победа – предмет гордости, самоуважения и источник силы современников. Былой слоган «Спасибо деду за победу» – это не только благодарность поколениям войны, но и заявление о верности заложенным ими традициям. Военная слава старших поколений формирует у их наследников дух гражданской ответственности за будущее Отечества, военно-патриотическую готовность защищать его.

Государство и общество заинтересованы в том, чтобы новые поколения не только знали, помнили и ценили подвиг народа, отстоявшего свободу и независимость страны, саму возможность своего физического существования, но берегли и крепили те основы, на которых ковалась наша Победа и которые ныне являются залогом нашей неодолимости, нашей силы, нашей непобедимости.

Память о Великой Отечественной войне, культ Победы, сбережение ее наследия, сохранение верности ценностям и идеалам, которые она отстояла – не просто дань уважения и благодарности фронтовикам, отвоевавшим свободу и независимость для всех последующих поколений. Как говорится, это нужно не павшим, это нужно живым. Нужно для того, чтобы в случае новых форс-мажорных обстоятельств народ оказался бы способен не подчиняться им, а подчинять их себе.

Бельков О.А.,
доктор философских наук, профессор,
действительный член Академии военных наук


[1] Бердяев Н.А. Философия неравенства. Письма к недругам по социальной философии. Берлин: Обелиск, 1923. С. 197.

[2] Бердяев Н.А. Футуризм на войне. (Публицистика времен Первой мировой войны). М.: Канон+, 2004. С. 5.

[3] Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 6. М.: Воениздат, 2002. С. 543.

[4] Фрейлих С. Поколение // Коммунист. 1988. № 7. С. 43-44.

[5] Всероссийская Книга Памяти: 1941–1945. Обзорный том. М.: Воениздат, 2005. С. 5.

[6] Выступление товарища И.В. Сталина на приеме в кремле в честь командующих войсками Красной Армии 24 мая 1945 года// Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза.

[7] Эренбург. Собрание сочинений в девяти томах. Т. 9. М., 1967. С. 273.

[8] Сенявская Е.С. Фронтовое поколение Великой Отечественной: социально психологический феномен// http://www.perspektivy.info/history/frontovoje_pokolenije_velikoj_otechestvennoj_socialno_psihologicheskij_fenomen_2009-05-07.htm. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[9] Цит. по: Кожемяко В. Советский лик Победы// Правда, 2005, 22 – 24 февраля, №19 (28780)

[10] Падерин А.А. Единство фронта и тыла// Военно-промышленный курьер. № 22 (89), 2005, 22 июня.

[11] Зиновьев А.А. История войны еще не описана и не изучена Красная звезда, 2005, 23 апреля.

[12] Гудериан Г. Воспоминания солдата. Смоленск, 1998. С. 338.

[13] Степанищев А.Т., Хасанов Р.Ш. Патриотизм – один из решающих факторов Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов// http://www.oboznik.ru/?p=25757. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[14] Сенявская Е.С. Психология войны в ХХ веке: исторический опыт России. М.: РОССПЭН 1999. С. 225; Амахин В. Дикая-Полярная дивизия http://www.yaplakal.com/print/forum3/topic1458411.html. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[15] Выступление Валентина Распутина, IX Всемирный русский народный собор. Москва, 9 марта 2005 г.// http://troitsa1.livejournal.com/396431.html. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[16] Цит. по: Жуков Ю. Солдатские думы. М., 1987. С. 31.

[17] Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. М.: ИД «Звонница-МГ», 2015. С.  557.

[18] Верт А. Россия в войне 1941-1945.  Авторизованный перевод с английского. М.: Воениздат, 2001. (Предисловие к русскому изданию)

[19] Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. М.: ИД «Звонница-МГ, 2015. С. 168.

[20] Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. М.: ИД «Звонница-МГ», 2015. С.  168..

[21] Язов Д.Т. Панфиловцы в боях за Родину. М.: ОАО ИД «Красная звезда», 2011. С.

[22] Клаузевиц К. О войне. В 2 т. Т. 1. М.: ООО «Изд-во АСТ», 2002. С. 47.

[23] Бердяев Н.А. Футуризм на войне. (Публицистика времен Первой мировой войны). М.: Канон+, 2004. С. 322.

[24] Трудный путь к Великой Победе. Народ и армия в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. М.: ООО «ИПЦ Маска»«, 2009. С. 241.

[25] Гареев М.А. Россия должна снова стать великой державой// Военно-промышленный курьер. 2008, 16 января, № 2 (218).

[26] См.: Постановление Президиума ЦК КПРФ «О 65-летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне». [Электронный ресурс]. – http://gazetapravda.ru/content/view/2613/34/. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[27] Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М.: Воениздат, 1988. [Электронный ресурс]. http://militera.lib.ru/memo/russian/rokossovsky/index.html

[28] Коупленд Н. Психология и солдат. М., 1960. С. 22.

[29] «К пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви». Обращение митрополита Московского и Коломенского, главы Православной церкви в России Сергия от 22 июня 1941 г. // Москва военная. 1941–1945. Мемуары и архивные документы. М.: Мосгорархив, 1995. С. 44–46.

[30] http://moskva.bezformata.ru/listnews/moskvoj-nado-dumat-o-berline/24436577/. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[31] Язов Д.Т. Панфиловцы в боях за Родину. М.: ОАО ИД «Красная звезда», 2011. С. 40.

[32] Христофоров В.С. Общественные настроения в СССР: июнь-декабрь 1941 года// Великая Отечественная война. 1941 год: Исследования, документы, комментарии. М., 2011.  С. 445–478; Он же. Общественные настроения в СССР: 1944 год// Великая Отечественная война. 1943 год: Исследования, документы, комментарии. М., 2013.  С. 247–286; Он же. Общественные настроения в СССР: 1943 год// Великая Отечественная война. 1944 год: Исследования, документы, комментарии. М.: Изд-во ГБУ «ЦГА Москвы», 2014.  С. 417–442.

[33] Христофоров В.С. Общественные настроения в СССР: 1944 год// Великая Отечественная война. 1944 год: Исследования, документы, комментарии. М.: Изд-во ГБУ «ЦГА Москвы», 2014.  С. 440.

[34] Великая Отечественная война Советского Союза 1941–1945: Краткая история. 3-е изд. М.: Воениздат, 1984. С. 65.

[35] Выступление по радио Председателя Государственного Комитета Обороны И.В. Сталина. 3 июля 1941 года// Правда, 1941, 4 июля.

[36] Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. М.: ИД «Звонница–МГ», 2015.С. 191.

[37] Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. М.: ИД «Звонница-МГ», 2015. С.  161.

[38] Еще раньше, 13 октября 1941 г. генерал армии Г.К. Жуков, вступивший в те дни в командование войсками Западного фронта свои приказом № 0346 требовал «объявить всему командному составу до отделения включительно о категорическом запрете отходить с рубежа. Все отошедшие без письменного приказа Военного совета фронта и армии подлежат расстрелу». (Язов Д.Т. Панфиловцы в боях за Родину. М.: ОАО ИД «Красная звезда», 2011. С. 63.)

[39] Жуков; Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1975, т. 1. С. 320-321.

[41] Зиновьев А.А. История войны еще не описана и не изучена Красная звезда, 2005, 23 апреля.

[42] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 2 т.  М.: Олма-Пресс, 2002 (Заключение).

[43] Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 246, 247.

[44] Выступление Президента России на военном параде 9 мая 2015 г.// http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/49438

[45] Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 2. М.: Воениздат, 1994. С. 46.

[46] https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fwww.bagira.guru%2Fwar%2Fevakuatsiya-v-sssr-vo-vremya-velikoj-otechestvennoj-vojny.html. Дата обращения 29 апреля 2020 г.

[47] В российском обществе формировались в прошлом и формируются сейчас разные образы Победы. Порою они искажаются, с одной стороны, гламурной хвалой, с другой – огульной хулой.

[48] Опрос показал, что 76% россиян собираются смотреть парад Победы// https://www.interfax.ru/russia/659794. Дата обращения 30 апреля 2019 г.

[49] ttps://www.gazeta.ru/culture/news/2019/05/07/n_12950077.shtml. Дата 7 мая обращения 2019 г.

[50] 9 мая — День Победы// https://www.oprf.ru/press/832/newsitem/40278

[51] Вебер М. Хозяйство и общество: очерки понимающей социологии. В 4 т. Т. 2. Общности. М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2017. С. 164.

[52] День Победы – это инструмент легитимации Путина// https://inosmi.ru/russia/20150413/227471837.html. Дата обращения 13 апреля 2015 г.

[53] Сванидзе: Руководство страны использует празднование победы в ВОВ в своих политических интересах https://echo.msk.ru/news/2570791-echo.html. Дата обращения 14 января 2020 г.

[54] Кир А. Вот какая мерзость бродит в некоторых умах и действиях новых коллаборационистов – предателей памяти Великой Победы// http://rv9oa.forumhub.ru/viewtopic.php?id=91. Дата обращения 9 июля 2020 г.

[55] Нестеренко Ю.Л. Антипобеда. День национального позора, или Кто победил во Второй мировой войне// https://www.litmir.me/br/?b=314967&p=1. Дата обращения 15 июля 2020 г.

[56] Путин В.В. Россия: национальный вопрос // Независимая газета, 2012, 23 января.

[57] Путин заявил о “краже у России победы и Берлина”: россиян разозлило притворство// https://www.obozrevatel.com/russia/putin-zayavil-o-krazhe-u-rossii-pobedyi-i-berlina-rossiyan-razozlilo-pritvorstvo.htm. Дата обращения 26 февраля 2020 г.

[58] Послание Президента Российской Федерации от 25.04.2005 г. (О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства)// http://kremlin.ru/acts/bank/36354.,

[59] Этот факт констатировался в постановлении Правительства «О федеральной целевой программе «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014-2020 годы)» (утратило силу с 01.01.2017).

[60] Заседание оргкомитета «Победа». 12 декабря 2018 года// http://kremlin.ru/events/president/news/59388

[61] Суворов В. Ледокол: Кто начал Вторую мировую войну? М., 1992. С. 6.

[62] https://flackelf.livejournal.com/1224922.html. Дата обращения 1 марта 2020 г.

[63] Выступление В.В. Путина на военном параде 9 мая 2016 г.// http://kremlin.ru/events/president/news/51888.

[64] Свод житейской мудрости// http://www.wisdomcode.info/ru/quotes/authors/49660.html// Дата обращения 8 августа 2020 г.

[65] Военный парад на Красной площади. 9 мая 2017 года// http://kremlin.ru/events/president/news/54467

[66] Ильин И.А. Против России// Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948–1954 годов. В 2 т. Т. 1. М.: МП «Papor”, 1992. С. 60.

[67] Сунь-цзы. Искусство стратегии. – М: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. С. 106.

[68] Послание Президента Федеральному Собранию. 15 января 2020 года// http://kremlin.ru/events/president/news/62582.

[69] Марш победобесия. Павел Матвеев: никакой “Великой Отечественной войны советского народа 1941–1945” – не было// https://solvaigsamara.livejournal.com/5998269.html. Дата обращения 10 мая 2019 г.

[70] Выступление В.В. Путина на военном параде 9 мая 2016 г.// http://kremlin.ru/events/president/news/51888.

[71] Шмитт К. Понятие политического. М.: НИЦ «Инженер», 2011. С. 44

[72] Фултонская речь Уинстона Черчилля в Вестминстерском колледже// https://historyrussia.org/tsekh-istorikov/archives/fultonskaya-rech-uinstona-cherchillya-1946-goda.html Сайт Российского исторического общества). Дата обращения 5 марта 2016 г.

[73] Шойгу: Внутри России действует НАТОвская «пятая колонна»// https://newsland.com/community/7451/content/shoigu-vnutri-rossii-deistvuet-natovskaia-piataia-kolonna/7071337. Дата обращения 31 марта 2020 г.

[74] Писатель Юрий Поляков: Победа вошла в генную память народа// https://www.amic.ru/news/305178/. Дата обращения 7 мая 2015 г.

[75] Бессрочная акция «Антипобеда»// https://bookshake.net/b/antipobeda-yuriy-leonidovich-nesterenko#download. Дата обращения 15 июля 2020 г.

[76] Винтер Д. Виктор Суворов прав! Сталин проиграл Вторую мировую войну. Запретная правда о Победе. М.: Яуза-Пресс, 2012. С. 4; Солонин М. 22 июня: Анатомия катастрофы. М.: Яуза, Эксмо, 2011. С. 455; Минкин. Чья победа?// Московский комсомолец, 2005, 22 июня»; Попов Г.X. Три войны Сталина/ Г. Попов. М.: ООО «Агентство «КРПА Олимп», 2005; Особенности национальных пропагандистов. Александр Невзоров//https://zen.yandex.ru/media/id/5daadf4b74f1bc00b0479645/osobennosti-nacionalnyh-propagandistov–3-aleksandr-nevzorov-5ddcf1b4e488001108118129. Дата обращения 26 ноября 2019 г.

[77] Винтер Д. Виктор Суворов прав! Сталин проиграл Вторую мировую войну. Запретная правда о Победе. М.: Яуза-Пресс, 2012. С. 4.

[78] Нестеренко Ю.Л. Антипобеда. День национального позора, или Кто победил во Второй мировой войне// https://www.litmir.me/br/?b=314967&p=1. Дата обращения 15 июля 2020 г.

[79] https://zen.yandex.ru/media/oboz/klimkin-zaiavil-chto-rossii-nelzia-dat-prisvoit-pobedu-vo-vtoroi-mirovoi-5eb8e4468a06122feefeecdc. Дата обращения 11 мая 2020 г.

[80] Чубайс И. Еще раз о статье Владимира Путина, анализ и критика// https://echo.msk.ru/blog/i_chub/2664123-echo/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&utm_campaign=dbr/ Дата обращения 27 июня2020 г.

[81] Единственное основание, на котором строятся эти измышления – «Соображения Генерального штаба Красной Армии по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками», подготовленный не ранее 15 мая, представляет собой рукопись, исполненную А.М Василевским, с карандашными правками, внесенными другой рукой (https://www.1000dokumente.de/?c=dokument_ru&dokument=0024_zuk&l=ru&object=translation. Дата обращения 29 июля 2020 г.) Многие серьезные исследователи подчеркивают, что «Соображения…» являлся всего лишь черновиком и не был утверждены советским руководством.

[82] МинкинА. Чья победа?// http://www.mk.ru/editions/daily/article/2005/06/22/194712-chya-pobeda.html

[83] Наталия Нарочницкая: права ли Валентина Терешкова// https://zen.yandex.ru/media/id/5e19da3fcddb7100b16e5f96/nataliia-narochnickaia-prava-li-valentina-tereshkova-5e74acc013b1b3019efe55f2. Дата обращения 25 апреля 2020 г.

[84] https://maxpark.com/community/5134/content/3397424 (Анатолий Коршунов перепечатал из ruskline.ru 7 апреля 2015).

[85] Как антисоветчик антисоветчикам… Статья А. Подрабинека// https://introvertum.com/kak-antisovetchik-antisovetchikam-statya-aleksandra-podrabineka/. Дата обращения 29.05.2017 г.

[86] “Пили бы сейчас баварское…” Что Гитлер планировал сделать с СССР после победы?// https://zen.yandex.ru/media/history_of_wars/pili-by-seichas-bavarskoe-chto-gitler-planiroval-sdelat-s-sssr-posle-pobedy-5cc36191589ccd00b228707f. Дата обращения 10 мая 2020 г.

[87] https://zen.yandex.ru/media/provinciya/predstavliaiu-vam-agitatorov-kotorye-prizyvaiut-golosovat-protiv-popravok-v-konstituciiu-5ee3f756d8a44554805017ff. Дата обращения 14 июня 2020 г.

[88] Репин Т. План Дёница: что было бы, если бы союзники объединились с Германией против СССР в 1945 году// https://russian7.ru/post/plan-dyonica-chto-bylo-by-esli-by-soyuzni/. Дата обращения 28 июня 2020 г.

[89]  Кожинов В.В. Великая война России. Почему непобедим русский народ? М.: Эксмо, 2010. С.19.

[90] Операция «Немыслимое». Доклад Штаба объединенного планирования// http://www.coldwar.ru/bases/operation-unthinkable.php. Дата обращения 1 марта 2020 г.

[91] Чубайс И. Еще раз о статье Владимира Путина, анализ и критика// https://echo.msk.ru/blog/i_chub/2664123-echo/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&utm_campaign=dbr/ Дата обращения 27 июня2020 г.

[92] Солженицын А.И. Как нам обустроить Россию// https://www.litmir.me/br/?b=70172&p=1.

[93] Пиррова победа — победа, доставшаяся слишком высокой ценой; победа, равносильная поражению. По словам древнегреческого историка Плутарха, царь Эпира Пирр после своей победы над римлянами под Аускулумом в 279 до н. э. воскликнул: «Еще одна такая победа и мы погибли». (Ашукин И.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. М.: Гос. Изд-во хдХудожественная литература, 1960. С. 465).

[94] Arsenij. Гуманист-телефонист Виктор Астафьев// https://maxpark.com/community/14/content/1848722. Дата обращения 28 февраля 2013 г.

[95] См. подробно Миф: победили «закидав трупами»// http://fablewar.ru/2012/01/mifzakidali/. Дата обращения 15 мая 2020 г.

[96] Цена Победы, характер и значение Великой Отечественной войны// https://zen.yandex.ru/media/id/5f13167375dcd832339641e9/cena-pobedy-harakter-i-znachenie-velikoi-otechestvennoi-voiny-5f22d075cd45f60ec9c178d4. Дата обращения 30 июля 2020 г.

[97] Настоящее соотношение потерь СССР и Германии в войне// https://zen.yandex.ru/media/historical_boiler/nastoiascee-sootnoshenie-poter-sssr-i-germanii-v-voine-5cb86c0216e64700b3bdbc93. Дата обращения 18 апреля 2019г.

[98] Суворов В. Никакой Великой Отечественной войны не было// https://awoxx-2207.livejournal.com/53954.html. Дата обращения 12 апреля 2020 г.

[99] https://lenta.ru/news/2020/05/09/dom/. Дата обращения 10 мая 2020 г.

[100] Обращение тов. И.В. Сталина к народу 9 мая 1945 года// Сталин И.В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М.: Воениздат, 1948. С. 192.

[101] Парад в честь 75-летия Великой Победы// http://kremlin.ru/events/president/news/63560. Дата обращения 24 июня 2020 г.

[102] Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 2. М.: Воениздат, 1994. С. 314

[103] http://www.screen.ru/school/hystory/astafieva/itog.htm.

[104] Чубайс И. Еще раз о статье Владимира Путина, анализ и критика// https://echo.msk.ru/blog/i_chub/2664123-echo/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&utm_campaign=dbr/ Дата обращения 27 июня 2020 г. Однако надо иметь в виду, что эти слова были произнесены в тосте на дне рождения премьер-министра Англии Уинстона Черчилля 30 ноября 1943 г., когда до Победы оставалось еще полтора года тяжелых боев, и по определению, носил хвалебный характер. (Документально слова Сталина были зафиксированы в журнале ежедневных событий президента США во время Тегеранской конференции, который был опубликован в американском сборнике 1961 года на 469-й странице. – Сталин: “Без помощи США мы бы проиграли войну…”// https://newsland.com/user/4297700092/content/stalin-bez-pomoshchi-ssha-my-by-proigrali-voinu/6395330. Дата обращения 2 июля 2018 г.)

[105] Ленд-лиз (с английского lend — давать взаймы и lease — сдавать в аренду, внаём) – государственная программа, по которой Соединённые Штаты Америки поставляли своим союзникам во Второй мировой войне боевые припасы, технику, продовольствие, медицинское оборудование и лекарства, стратегическое сырьё, включая нефтепродукты.

[106] Наше Отечество: Опыт политической истории. С. 415.

[107] Путин В.В. Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим. М., 2020// http://static.kremlin.ru/media/events/files/ru/hOAWB1GRwEMuVtAAGREjC8Vvl3VxqiW4.pdf

[108] Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М.: Воениздат, 1948. С. 122.

[109] Спицын Е. Ленд-лиз: только факты// https://ukraina.ru/pobeda/20150429/1012912689.html. Дата обращения 07.05.2015 г.

[110] Загадки ленд-лиза. М.: Вече, 2000. С. 237.

[111]МинкинА. Чья победа?// http://www.mk.ru/editions/daily/article/2005/06/22/194712-chya-pobeda.html.

[112] Наталия Нарочницкая: права ли Валентина Терешкова// https://zen.yandex.ru/media/id/5e19da3fcddb7100b16e5f96/nataliia-narochnickaia-prava-li-valentina-tereshkova-5e74acc013b1b3019efe55f2. Дата обращения 25 апреля 2020 г.

[113] Марш победобесия. Павел Матвеев: никакой “Великой Отечественной войны советского народа 1941–1945” – не было// https://solvaigsamara.livejournal.com/5998269.html. Дата обращения 10 мая 2019 г.

[114] Термин советско-нацистская война был употреблен в 1942 году в троцкистском издании «Четвертый интернационал»: в статье Джеймса Кэдмэна «Один год советско-нацистской войны». В русский язык троцкистский термин был привнесен А.И. Солженицыным. (Данилова А. Советско-нацистская война?// https://www.pravmir.ru/sovetsko-nacistskaya-vojna/. Дата обращения 7 мая, 2010 г.)

[115] Зубов А. О термине «Советско-нацистская война»// https://russia-xx.livejournal.com/92043.html. Дата обращения 1 августа 2020 г.

[116] https://maxpark.com/community/5134/content/3397424 (Анатолий Коршунов перепечатал из ruskline.ru 7 апреля 2015).

[117] Как антисоветчик антисоветчикам… Статья А. Подрабинека// https://introvertum.com/kak-antisovetchik-antisovetchikam-statya-aleksandra-podrabineka/. Дата обращения 29.05.2017 г.

[118] “Пили бы сейчас баварское…” Что Гитлер планировал сделать с СССР после победы?// https://zen.yandex.ru/media/history_of_wars/pili-by-seichas-bavarskoe-chto-gitler-planiroval-sdelat-s-sssr-posle-pobedy-5cc36191589ccd00b228707f. Дата обращения 10 мая 2020 г.

[119] https://zen.yandex.ru/media/provinciya/predstavliaiu-vam-agitatorov-kotorye-prizyvaiut-golosovat-protiv-popravok-v-konstituciiu-5ee3f756d8a44554805017ff. Дата обращения 14 июня 2020 г.

[120] Торжественный приём по случаю Дня Победы. 9 мая 2017 года// http://kremlin.ru/events/president/news/54469

[121] Репин Т. План Дёница: что было бы, если бы союзники объединились с Германией против СССР в 1945 году// https://russian7.ru/post/plan-dyonica-chto-bylo-by-esli-by-soyuzni/. Дата обращения 28 июня 2020 г.

[122]  Кожинов В.В. Великая война России. Почему непобедим русский народ? М.: Эксмо, 2010. С.19.

[123] Операция «Немыслимое». Доклад Штаба объединенного планирования// http://www.coldwar.ru/bases/operation-unthinkable.php. Дата обращения 1 марта 2020 г.

[124] Солонин М. 22 июня: Анатомия катастрофы. М.: Яуза, Эксмо, 2011. С. 455.

[125] Операция «Немыслимое». Доклад Штаба объединенного планирования// http://www.coldwar.ru/bases/operation-unthinkable.php. Дата обращения 1 марта 2020 г.

[126] В. Путин о деятельности И. Сталина// https://maxpark.com/user/4201077976/content/403624. Дата обращения 3 августа 2020 г.

[127] Попов Г.Х. Вызываю дух генерала Власова. М.: Международный университет в Москве, 2008; Тимофеев А., Иванов А. О. Георгий Митрофанов: «Я церковный власовец!»// Православный Санкт-Петербург. №7 (211), июль 2009 г.

[128] http://kremlin.ru/events/president/news/63329. Дата обращения 9 мая 2020 г.

[129] Парад в честь 75-летия Великой Победы// http://kremlin.ru/events/president/news/63560. Дата обращения 24 июня 2020 г.

[130] Пушков о том, что Победа не была победой социализма над фашизмом// https://zen.yandex.ru/media/burckina_faso/pushkov-o-tom-chto-pobeda-ne-byla-pobedoi-socializma-nad-fashizmom-5f0ad4e2c3f39b5ed133e63d?&utm_campaign=dbr. Дата обращения 12 июля2020 г. Эту же идею, много раньше, в откровенно антисоветской коннотации сформулировал А.И. Деникин: «Испокон века русский человек был смышлен, талантлив и нутром любил свою Родину. Испокон века русский солдат был безмерно вынослив и самоотверженно храбр. Эти свойства человеческие и воинские не смогли заглушить в нем двадцать пять советских лет подавления мысли и совести, колхозного рабства, стахановского изнурения и подмены национального самосознания интернациональной догмой. И, когда стало очевидным для всех, что идет нашествие и завоевание, а не освобождение, что предвидится только замена одного ярма другим — народ, отложив счеты с коммунизмом до более подходящего времени, поднялся за русскую землю так, как поднимались его предки во времена нашествий шведского, польского и наполеоновского». (Д. Лехович. Белые против красных. М.: Воскресенье, 1992. С. 335.)

[131] Митрополит Иоанн: «Войну выиграли крещёные люди»// https://zen.yandex.ru/media/rvs/mitropolit-ioann-voinu-vyigrali-krescenye-liudi-5d1237f00d2f7c00b4796692?utm_source=serp. Дата обращения 27 июня 2019 г.

[132] В РПЦ прокомментировали слова митрополита о безбожниках на войне// https://ria.ru/20190625/1555908762.html. Дата обращения 25 июня 2019 г.

[133] Громов С. Памяти советского десятиклассника https://portal-kultura.ru/svoy/articles/russkiy-kharakter/98851-pamyati-sovetskogo-desyatiklassnika/. Дата обращения 18 апреля 2015 г.

[134] Парад Победы на Красной площади 9 мая 2019 года// http://kremlin.ru/events/president/news/60490.

[135] https://topwar.ru/78446-skolko-geroev-bylo-v-sssr-v-gody-velikoy-otechestvennoy-voyny.html. Дата обращения 8 июля 2015 г.

[136] Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. М.: Мысль, 1987. Электронный ресурс: http://scepsis.net/library/id_2136.html.

[137] Марш победобесия. Павел Матвеев: никакой “Великой Отечественной войны советского народа 1941–1945” – не было// https://solvaigsamara.livejournal.com/5998269.html. Дата обращения 10 мая 2019 г. Мельков С.А. Туманная сущность войны// Независимая газета, 2010, 9 апреля; Ольга Малинова. Память о войне: как великая Победа стала «нашим всем» и чем это грозит// https://www.rbc.ru/opinions/society/06/05/2016/572b1b209a794723991b17bb. Дата обращения 06 мая 2016 г.; Чубайс И. Еще раз о статье Владимира Путина, анализ и критика// https://echo.msk.ru/blog/i_chub/2664123-echo/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&utm_campaign=dbr/ Дата обращения 27 июня2020 г.; Кантор Ю., Смирнова К. Память о войне: источник патриотизма или объект манипуляций?// https://www.pravmir.ru/pamyat-o-voyne-istochnik-patriotizma-ili-obekt-manipulyatsiy/. Дата обращения 22 июня, 2016 г.

[138] Иванов В. Нужна ли нам память о Великой Отечественной войне?// https://gazeta-licey.ru/flight-scientific-and-pedagogical-gazette/approachs-systems-technologies/4016-nuzhna-li-nam-pamyat-o-velikoj-otechestvennoj-vojne. Дата обращения 7 мая 2020 г

[139] Воронцов С.А., Понеделков А.В. Об отношении российской молодежи к Великой Отечественной войне 1941–1945 г// Власть, 2020, № 3.

[140] Встреча с молодыми учёными и преподавателями истории. 5 ноября 2014 года// http://kremlin.ru/events/president/news/46951.

[141] Александр Беленький. Другие путешествияsecret.travel// https://macos.livejournal.com/1628408.html

[142] “Невинные” солдаты вермахта: в России обсуждают речь школьника в бундестаге// https://ria.ru/20171121/1509271618.html. Дата обращения 21 ноября 2017 г.

[143] Коммеморация – сохранение и укрепление в общественном сознании уважительной памяти о значимых событиях прошлого, в данном случае – о Победе советского народа в Великой Отечественной войне.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *