Великая Отечественная Война: история и современность (часть 1)

Бельков Олег Алексеевич

Одной из самых печальных дат в истории России является 22 июня 1941 года. Спросите на улице любого: «Чем примечателен день 22 июня?» и едва ли не каждый взрослый человек ответит: «Началась война». В тот день 80 лет тому назад началась народная трагедия, которая растянулась без малого на четыре года. «22 июня, – написал В.В. Путин, – жизнь словно замирает и комок подкатывает к горлу»[1]. 22 июня в нашей стране официально определен как памятная дата России – День памяти и скорби.

В первые же дни та война в выступлениях руководителей государства, в песне, ставшей ее гимном, была названа «великой», «отечественной», «народной», «священной». Великая Отечественная война по размаху и интенсивности боевых действий, по степени мобилизации и напряжения материальных, физических, духовных сил народа, по потерям и разрушениям, по стратегическому содержанию и значению не имела себе равных в прошлом. 1418 бесконечно долгих и многотрудных дней и ночей советский народ и его армия вели войну – священную по историческому смыслу, великую по масштабам, отечественную по содержанию, освободительную по характеру, народную по составу участников.

Война принесла народу, каждому жителю страны столько горя и страданий, которые, казалось, вынести было нельзя. Но явив миру беспримерное мужество и массовый героизмом, принеся великие жертвы, пережив неисчислимые лишения и страдания, народ устоял. Он сокрушил абсолютное зло – фашизм, спас Отечество и мировую цивилизацию. Великая Отечественная война, начавшаяся трагедией 22 июня 1941 г., закончилась грандиозным триумфом 9 мая 1945 г. Великая Победа, добытая в ней навсегда останется героической вершиной истории нашей страны.

«Война всё дальше, но каждое новое поколение входит в жизнь благодаря Победе. И об этом ему надо непрестанно напоминать»[2].

1. ГЛАВНЫЕ ИТОГИ ПОБЕДЫ

Советский народ ликовал. Улицы городов и весей были переполнены торжествующими людьми. Поэт и журналист Н. Тихонов писал в праздничном номере газеты «Правда»: «Невероятно радостно на душе сегодня. И ночное небо над Москвой, кажется, излучает отражение той радости, какой полна советская земля. Мы были свидетелями событий, о которых можно писать тома. Но мы сегодня вмещаем их все в одно слово: победа!»[3] Штурман Николай Крючков вспоминал: «Что творилось в этот день в Москве, рассказать просто невозможно… Ликовали все, от мала до велика. Невозможно было не только проехать, но и пройти. Военных хватают, качают, целуют»[4]. Вечером в Москве был дан Салют Победы, самый масштабный в истории СССР: тридцать залпов из тысячи орудий.

Победа, добытая в войне сверхчеловеческим напряжением силы и воли многонационального советского народа и его армии, означала торжество жизни над смертью, добра над злом, разума над безумием. Эта Победа – величайшее всемирно-историческое событие, имеющее эпохальное значение для судьбы нашей Родины и ее народа, для многих народов мира, для всего человечества.

Сами итоги войны многочисленны и многообразны. Ее общий военный итог состоял в том, что Германия признала себя побежденной и объявила безоговорочную капитуляцию. Все вооруженные силы, находившиеся под немецким командованием, полностью разоружались и передавали свое оружие и военное имущество союзным командующим. Военная машина агрессора перестала существовать.

Война подтвердила и подняла на новую высоту военный гений нашего народа. Из его среды выдвинулась большая плеяда блестящих полководцев, которые успешно осуществляли руководство крупными операциями. Советское высшее военное командование продемонстрировало безусловное интеллектуальное, нравственное, стратегическое превосходство над немецким генералитетом. На полях сражений военное искусство советских военачальников превзошло по всем статьям хваленую до того прусскую военную школу.

Высокое полководческое (и не только) превосходство советской военной школы признавали как наши союзники, так и противники. Например, Дуайт Эйзенхауэр говорил: «Как солдат, наблюдавший кампанию Красной Армии, я проникся глубочайшим восхищением к мастерству ее руководителей»[5]. 16 марта 1945 года Геббельс записал в своем дневнике: «Генштаб представляет мне книгу с биографическими данными и портретами советских генералов и маршалов… Эти маршалы и генералы в среднем исключительно молоды, почти никто из них не старше 50 лет. Они имеют богатый опыт революционно-политической деятельности, являются убежденными большевиками, чрезвычайно энергичными людьми, а на их лицах можно прочесть, что они имеют хорошую народную закваску. В своем большинстве это дети рабочих, сапожников, мелких крестьян и т. д. Короче говоря, я вынужден сделать неприятный вывод о том, что военные руководители Советского Союза являются выходцами из более хороших народных слоев, чем наши собственные»[6].

К числу итогов войны относится и возросшая мощь Красной армии. Если в начале войны в составе действующих войск было четырнадцать общевойсковых армий, то к концу войны – около восьмидесяти общевойсковых, шесть танковых и несколько воздушных армий[7]. Советский Союз вышел из войны с самой многочисленной армией в Европе (11 млн 365 тыс. человек)[8]. В огненной купели войны она окрепла в организационном, техническом, оперативно-тактическом отношении, стала одной из самых мощных во всем мире. К концу войны она была оснащена наиболее эффективным оружием в сравнении с любой другой армией во Второй мировой войне. Наши воины громили и сокрушили врага первоклассной отечественной боевой техникой, могущественным отечественным вооружением.

В войне обогатился боевой опыт народа, выросло воинское мастерство солдат и офицеров. Оно, с одной стороны, стало проявлением и подтверждением вековечных военных традиций, а с другой – явило миру невиданный нигде прежде массовый героизм армии.

В годы Великой Отечественной войны в течение трудных 1418 дней героизм проявляли тысячи известных и миллионы безымянных героев. Они творили подвиг (и в этом его величие) без рисовки, часто даже не фиксируя собственное подвижничество. Массовый – без всякого преувеличения массовый – героизм советских людей на фронте и в тылу делает правомерными и понятными обороты типа «мужество армии», «город-герой», «народ-герой», «подвиг народа», и т. п.

Невозможно переоценить геополитические итоги Великой Отечественной войны. Советская Победа означала ликвидацию смертельной опасности, угрозы порабощения и геноцида русского и других народов СССР. Вопрос, сформулированный И.В. Сталиным в речи 3 июля 1941 г., «о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР» был снят с повестки дня. Сокрушив врага, наш народ отстоял честь и свободу Родины, суверенитет и независимость государства, а вместе с тем – право строить и жить по своим законам, в своих интересах.

Была укреплена безопасность границ Советского Союза. В состав СССР вошли Печенегская и Клайпедская области, Южный Сахалин и Курильские острова, часть бывшей Восточной Пруссии – нынешняя Калининградская область. Решениями «Большой тройки» за Советским Союзом были юридически закреплены права на территории, которые вошли в его состав непосредственно перед началом войны: западную часть Украины и Белоруссии, Прибалтику, Бессарабию и Северную Буковину. Западная граница с Польшей была установлена по так называемой «линии Керзона», определенной еще в 1920 году. На основе решения Ялтинской конференции и советско-китайского договора от 14 августа 1945 г. Порт-Артур становился военно-морской базой, открытой для военных кораблей и торговых судов СССР и Китая, а порт Дальний превращался в открытый порт для торговых судов всех стран.

Победа в войне вывела СССР в разряд ведущих держав послевоенного мира. Повысился престиж и морально-политический авторитет Советского Союза, возросло его международное влияние, окрепли международные связи нашего государства. К его голосу прислушивались правительства и народы, без его участия, по существу, не решалась ни одна важная проблема, затрагивавшая коренные интересы мира. Это нашло отражение, в частности, в установлении и восстановлении дипломатических отношений со многими государствами. Так, если в 1941 году дипломатические отношения с Советским Союзом поддерживали 25 стран, то к концу войны уже 46 государств[9]. Новый международный статус СССР выразился в том, что он стал одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, которые обладали правом вето.

Ныне нет на политической карте мира Союза Советских Социалистических Республик, не стало советского народа как исторической общности людей. Но смысл и содержание одержанной ими Победы остаются в ряду тех величин, которые и сегодня во многом определяет внешнеполитические позиции России как преемницы СССР.

Военный разгром и политическое уничтожение фашизма оказали глубочайшее воздействие на ход мирового развития. Защитив себя, Советский Союз спас мир от фашистского мракобесия, преградил путь германскому фашизму к мировому господству, ликвидировал опасность распространения агрессии на другие страны и континенты. Нюрнбергский процесс, ставший одним из важных итогов войны, сыграл особенную роль в освобождении мира от «коричневой чумы» он стал правовым, моральным и политическим разоблачением фашизма, его планов завоевания мирового господства и уничтожения целых государств и народов.

Победа восстановила попранный фашистами суверенитет европейских государств. Сейчас во многих странах утверждают, что победа СССР для них означала замену фашистской оккупации советской. Нашу страну осуждают за «насаждение» в Восточной Европе просоветских режимов, создание того, что впоследствии организационно оформилось в Совет Экономического Взаимодействия и Варшавский Договор и получило название мировая социалистическая система.

Но при этом умалчивают, что до войны, в 1920-е – 1930-е годы на том геополитическом пространстве вдоль европейских границ Советской России под эгидой Великобритании и Франции из группы лимитрофных государств был создан «санитарный кордон», служивший своеобразным предпольем антисоветских сил. Умалчивают и о том, что эти страны вошли в сферу влияния СССР не по советскому произволу, а по согласованному в Ялте и Потсдаме решению «Большой тройки». Потому, как она нарезала сферы влияния в Европе, подразумевалось, что в интересах Советского Союза создавалась буферная зона, обеспечивающая его защиту от новых вторжений Западной Европы, которые преследовали СССР и царскую Россию.

Геополитическая обоснованность и оправданность тех решений подтверждается тем, что в наши дни практически все эти страны вновь становятся передовой площадкой военного противостояния Российской Федерации. Вся история свидетельствует, что эти государства не могут быть нейтральными: они либо за Россию, либо против нее. Так было в Первую мировую, во Вторую мировую, так есть и в назревающей Третьей мировой.

И еще одно. В этих лимитрофах муссируется идея, будто разгром фашистского захватчика не принес их народам свободу, а лишь заменил германскую оккупацию на советскую. Но так ли это? Захваченные Германией территории были превращены в бессубъектные рейхскомиссариаты и протектораты, последовательно освобождаемые от местного населения. В результате же так называемой советской оккупации одни, как например, Польша или Литва не только восстановили свой государственный суверенитет, но обрели новые территории и ныне существуют в значительно расширенных границах; Чехословакия (ныне Чехия) вновь распространила свой суверенитет на Судетскую область. Другие – те же Эстония, Латвия из захудалых аграрных задворок Европы превратились в индустриально развитые государства. И верхом цинизма является требование, например, Латвии к России компенсировать издержки от оккупации, не ставя вопрос об оплате советских вложений (за счет России) в ее экономическое, социальное, культурное развитие.

Всемирно-историческое значение разгрома фашизма состоит и в том, что он пробудил национально-освободительное движение, в результате которого возникли десятки независимых государств в Азии и Африке. Только за первое послевоенное пятнадцатилетие на политической карте мира появились 22 новые независимые страны. Если к началу Второй мировой войны в рамках колониальной системы находилось 69% населения и 77% территории земного шара, то к середине 70-х годов эти показатели составили соответственно 0,2 и 0,5%. На месте прежних колоний образовалось около 100 суверенных государств[10].

Победа переформатировала мир. Лидеры стран «Большой тройки» – СССР, США и Великобритании на Ялтинской и Потсдамской конференциях в 1945 г. обсудили и приняли решения о послевоенном устройстве Европы. Были разработаны новые принципы и нормы международных отношений, созданы обеспечивающие их жизненность институты. Организация Объединенных Наций, новые принципы и нормы международного права, закрепленные в ее Уставе, полномочия Совета Безопасности и право вето его постоянных членов, Международный суд стали действенными механизмами, поддерживавшими дух международного сотрудничества и вместе с тем –авторитет Советского Союза.

В результате и благодаря Победе сложилась архитектура мира, получившая название ялтинско-постдамская система мироустройства. Она знаменовала новый этап мировой истории, заложила основу для торжества гуманистических идеалов и самой возможности цивилизованного диалога народов, мирного сотрудничества государств.

Еще один итог – послевоенный мир стал биполярным. Началось военное и стратегическое противостояние двух сверхдержав – Советского Союза и Соединенных Штатов Америки, вылившееся затем в «холодную войну» и безудержную гонку вооружений.

С крушением СССР многое из бесценного наследия Ялты оказалось потерянным. Более того, фашизм, поверженный в 1945 г., не был уничтожен. События в Украине и вокруг нее заставляют признать, что он вновь оживает в мире.

Очень тяжелыми для Советского Союза оказались экономические итоги войны. Да, наша страна одержала экономическую победу над врагом. Но война поглотила огромные материальные ресурсы, разорила среду обитания людей, нанесла ущерб природе. 2 триллиона 569 миллиардов рублей стоила советской стране Великая Отечественная война[11].

Оккупанты полностью или частично разрушили и сожгли 1710 городов и поселков, свыше 70 тыс. сел и деревень, 6 млн. зданий. В этих населенных пунктах были уничтожены промышленные предприятия и заводы, а также жилой фонд. Всего было разрушено 32 000 промышленных предприятий,1870 железнодорожных мостов и других сооружений, около 63 000 километров железнодорожных путей[12]. Общая сумма ущерба, нанесенного Советскому Союзу, в ценах тех лет составила 679 млрд. рублей[13] без учета вложений в ведение войны и потерь, которые понес СССР из-за прекращения экономической деятельности в оккупированных районах государства. Всего же по оценкам экспертов Советский Союз потерял более 30% национального богатства[14], если говорить об ущербе государству в целом, и более двух третей – на оккупированных территориях. Урон, причиненный войной Советскому Союзу, превысил потери в период Второй мировой войны всех других европейских стран вместе взятых.

Советская повседневность была несравненно лучше, чем во время войны. Но много хуже, чем в довоенную пору. Она оставалась крайне ограниченной в материальном отношении. Война значительно ухудшила уровень жизни населения. Во время военных действий на территории государства было полностью или частично разрушено 39 000 больниц, 43 000 библиотек и около 84 000 различных учебных заведений[15]. Нелегко жилось советским людям в первые послевоенные годы. Не хватало продуктов питания, многие из них продолжали распределяться по карточкам. Карточная система была отменена в декабре 1947 года. Обносились одежда и обувь.

В конце 1945 года в СССР насчитывалось около 25 миллионов бездомных. До середины 50-х годов большая часть советских горожан ютилась в крайне плохих условиях: коммунальных квартирах, переполненных бараках и рабочих общежитиях и даже землянках. На начало 50-х годов на советского горожанина в среднем приходилось менее 5 квадратных метров жилья[16].

Тысячи разрушенных городов и деревень еще долго напоминали о страшном военном времени. Быт не радовал. Но его неустроенность воспринималась как временное состояние, являвшееся следствием войны. К середине 1950-х гг. в Советском Союзе были в основном ликвидированы причиненные фашистами разрушения, подняты из руин сотни городов и тысячи сел. Довоенный уровень промышленного производства в важнейших отраслях был достигнут уже в 1948 г., сельскохозяйственного производства – к середине 50-х годов[17].

В то же время итогом войны в экономическом отношении стало перебазирование промышленности из прифронтовых районов на Урал и на Север, а также развитие на Востоке страны новых промышленных зон. После войны многие предприятия так и остались на новых местах, изменив производственную инфраструктуру тех регионов.

Социальные итоги Великой Отечественной войны свое выражение нашли в количественных и качественных изменениях советского общества. Одним из самых страшных итогов войны стала та цена, которой пришлось заплатить за Победу в мае 1945 года. Наша страна победила фашизм ценой огромных жертв и страшных испытаний. Эта кровавая схватка унесла жизни миллионов людей.

Историки до сих пор пытаются уточнить количество человеческих жертв за четыре года военного лихолетья. Шумно заявляют о себе авторы, которые, будто соревнуясь между собой, называют фантастические цифры жертв войны. Комиссия историков, руководимая генерал-полковником Г.Ф. Кривошеевым, учрежденная во время перестройки, в 1987 году, установила баланс потерь на уровне 26,6 млн. или 16 % от населения СССР в 1940 году[18]. Огромную бездну человеческих страданий и горя несут в себе эти цифры. И в этом негативный итог Победы, который объясняет, почему 9 Мая является, как поется в песне, радостью со слезами на глазах и праздником с сединою на висках.

Война деформировала демографическую, прежде всего половую, возрастную, семейно-брачную структуры населения.

Не совсем точны те, кто говорит, что каждая советская семья потеряла родного человека или, как поется в песне: «Нет в России семьи такой, где не памятен свой герой». Во-первых, считая, что всего погибло 26,6 млн человек, а средняя семья состояла из 4 человек и в каждой семье погиб один человек, придем к выводу, что родных потеряли примерно 108 млн. человек – чуть больше половины семей. Во-вторых, потери были не одинаковыми в территориальном и этническом измерении. В годы войны погиб каждый седьмой житель страны, а на территориях, подвергшихся оккупации, – каждый четвертый[19]. К этому можно добавить, что безвозвратные потери в Вооруженных силах, например, русских составили 5,78% от общей численности национальности, татар 4,35%; удмуртов 3,83%; чеченцев и ингушей 0,46[20].

Миллионы женщин стали вдовами, сотни тысяч не смогли создать семью. К 1945 г. женщин в СССР среди людей в возрасте от 20 до 29 лет было вдвое больше, чем мужчин[21]. А в послевоенной российской деревне на одного мужчину 21-23 лет в среднем приходилось 5 девушек-ровесниц[22]. По данным переписи 1959 г., на 1000 женщин в возрасте от тридцати пяти до сорока четырех лет приходилось только 633 мужчины[23]. В сельском населении Костромской и Ярославской областей в январе 1945 г. на 100 женщин в возрасте 16-54 года приходилось всего 25 мужчин, Алтайского края 27 мужчин, Якутии 69 мужчин, Таджикистана — 72, Узбекистана — 64, Грузии — 63 мужчины[24].

Рождаемость по сравнению с расчетной сократилась на 15,5 млн. В России довоенная численность населения была восстановлена лишь в 1955 г. Но и многие годы после того последствия войны сказываются в периодически повторяющихся так называемых демографических ямах.

Другой аспект проблемы связан с тем, что война сделала необходимым эвакуацию миллионов гражданских лиц на восток, за тысячи километров от дома[25]. Многие из них прибыли в Казахстан, советские республики Средней Азии, автономные республики Поволжья. На новом месте они не чувствовали себя на чужбине, но в большинстве своем активно включались в общий ритм жизни, подчиненный девизу «Все для фронта, все для победы». Приток массы людей в тыловые районы страны в экстремальных условиях войны ухудшил материально-бытовое положение населения. Но, несмотря на это отношения между эвакуированными и местными жителями различных национальностей на бытовом уровне в целом были дружелюбные. Местное население, как это подтверждают исторические источники, проявило братское участие к судьбе эвакуированных сограждан. Таким образом, война многократно расширила межнациональное общение людей, укрепила многонациональное единство советского общества и, соответственно, содружество народов СССР, которое в те суровые годы проявилось в различных сферах и на разных уровнях.

В то же время в образе войны и Победы есть и негативные сюжеты. Одним из крайних их проявлений стала депортации ряда народов, когда под официальным предлогом сотрудничества с фашистской Германией были принудительно выселены на постоянное жительство в районы Средней Азии и Казахстана ингерманландцы, финны, немцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары, болгары, греки, поляки, корейцы, турки-месхетинцы. На конец 1945 г. в местах так называемых спецпоселений насчитывалось 967085 семей, 2342,5 тыс. человек, в том числе около 157 тыс. (6,7%) отозванных из армии представителей «наказанных народов»[26]. Только в середине 1950-х гг. выселенные народы были реабилитированы и им предоставлено право вернуться на историческую родину. Закон о реабилитации репрессированных народов в Российской Федерации был принят в 1991 г.

Одним из наиболее тяжелых последствий войны стала детская беспризорность и безнадзорность. После Великой Отечественной войны в Центральном адресно-справочном детском столе, находившемся в Бугуруслане Чкаловской области, было поставлено на учет около двух с половиной миллионов детей, которые разыскивали своих родителей или родственников. Только по официальным данным в России в конце войны насчитывалось 678 тысяч детей, оставшихся без родителей[27]. Но даже эта цифра не полностью отражала масштабы детского сиротства послевоенных лет. В интересах его ослабления и преодоления в годы Великой Отечественной войны был возрожден институт опеки и патроната. Его наличие и функционирование в современной России, следовательно, тоже является своеобразным итогом войны.

К этому следует добавить и тот факт, что около 18 млн советских солдат и командиров получили ранения или заболели при исполнении служебных обязанностей, многие из них потеряли трудоспособность, стали инвалидами. По состоянию на 1 июля 1945 г. на излечении в госпиталях находились более миллиона человек. Среди 3,8 млн человек, уволенных в годы войны из армии по ранению и болезни, 2,6 млн стали инвалидами[28].

Переход от войны к миру сделал необходимым и возможным сокращение армии. Демобилизация личного состава армии и флота началась 5 июля 1945 г. и завершилась в основном к концу 1948 г. За это время уволено 33 призывных возраста рядового состава и некоторая часть офицеров, преимущественно старших возрастов и имевших ускоренную военную подготовку, а также специалистов народного хозяйства. Численность Вооруженных сил была сокращена до 2,8 млн человек, количество военных округов в 1945–1946 гг. уменьшилось с 33 до 21[29].

Глубокое влияние войны, сложные и даже противоречивые последствия этих судьбоносных лет имели в политической сфере.

Война, с одной стороны, прояснила и возвеличила в советских людях национальное самосознание, укрепила чувство собственного достоинства народа, его уверенность в своих силах. Смертельная опасность сплотила многонациональное население страны. В эмигрантском журнале «Новый путь», редактировавшийся бывшим активным русским меньшевиком Ф. Ю. Даном, 7 октября 1942 г. в статье «Чудо Сталинграда» говорилось: «Ничего нельзя понять в этом чуде, если закрыть глаза на тот факт, что при всех своих падениях, срывах, ошибках и даже преступлениях революция, начавшаяся четверть века назад, вошла в плоть и кровь народных масс, что при всех невзгодах, лишениях, страданиях…она дала им какие-то достижения и, быть может, еще больше – какие-то надежды, за которые массы держатся всеми фибрами души, которые в их глазах перевешивают все темные и тяжелые стороны ее, за которые они хотят идти на нечеловеческие муки, сражаться и умирать. Революция дала патриотизму народов Советского Союза новую великую идею – идею социального освобождения»[30].

С другой стороны, война кристаллизовала ту относительно незначительную часть общества, которая по идейным соображениям, личностно-психологическим свойствам или житейским обстоятельствам оказалась «по ту сторону баррикад», встав в ряды врага, начала борьбу против собственного государства, против своего народа. Сотрудничавшие ранее с гитлеровцами и сражавшиеся в одних рядах с ними против Красной армии и после их ухода продолжали вооруженную борьбу с советской властью. В Прибалтике, Западной Украине и Западной Белоруссии от их рук погибли более 100 тысяч военнослужащих и в 3 раза больше гражданских лиц. С марта 1944 г. развернулись акции НКВД по подавлению отрядов Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) на Западной Украине, банд «лесных братьев» в Прибалтике. Только с февраля по октябрь 1944 г. было уничтожено более 44 тыс. оуновцев, взято в плен более 37 тыс., а их семьи, укрывавшие их и способствовавшие им – около 100 тыс. человек – выселены в Сибирь[31]. Борьба с бандитизмом продолжалась вплоть до середины 1950-х гг.

За сотрудничество с врагом после войны было осуждено около 650 тысяч советских граждан. Помимо этого, по официальным данным, в 1944-1946 годах было вынесено 42 тысячи смертных приговоров[32]. Абсолютные цифры огромны. Но сопоставление их с числом мобилизованных в армию (более 34 млн. человек) и общих потерь (около 27 млн. человек) говорит о том, что сотрудничество с оккупантом в статистическом, гуманитарном и политическом отношении оставалось в СССР маргинальным.

Драматичным итогом войны, обусловленным свойственными тогдашнему режиму шпиономанией и подозрительностью к своим гражданам, в какой-либо степени вышедшим из-под его контроля, стало появление в СССР специфических категорий населения. О депортированных народах говорилось выше. А еще были так называемые «перемещенные лица», составлявшие две категории людей: бывшие военнопленные и насильственно вывезенные нацистами с оккупированных территорий Советского Союза в Германию и другие страны для принудительного труда в промышленности и сельском хозяйстве. Речь шла об огромной массе людей: 4 794 087 советских граждан, являвшихся остарбайтерами и 1,7 млн уцелевших военнопленных. Кроме того, по оценкам специалистов, было не менее 700 тыс. отступивших с немцами из СССР их пособников и всякого рода беженцев (часто с семьями)[33].

Официальную позицию советского государства по отношению к этим лицам отражало интервью руководителя образованного в октябре 1944 г. Управления уполномоченного Совета Народных Комиссаров (Совета Министров) СССР по делам репатриации Ф.И. Голикова в начале ноября 1944 г. Он, в частности, сказал: «Советская страна помнит и заботится о своих гражданах, попавших в немецкое рабство. Они будут приняты дома, как сыны Родины. В советских кругах считают, что даже те из советских граждан, которые под германским насилием и террором совершили действия, противные интересам СССР, не будут привлечены к ответственности, если они станут честно выполнять свой долг по возвращении на Родину»[34]. А 7 июля 1945 г. был принят указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией», в соответствии с которым военнослужащие, оказавшиеся в плену, объявлялись неподсудными.

Однако сомнения руководства страны в лояльности части репатриантов стали причиной фильтрации, то есть специальной проверки практически всех возвращающихся военнопленных и «остарбайтеров». Они направлялись в проверочно-фильтрационные лагеря или сборные проверочные пункты, находившиеся в штате НКВД. Постановление ГКО от 22 мая 1945 г. устанавливало 10-дневный срок регистрации и проверки гражданских репатриантов и отправки их по месту жительства; на практике срок фильтрации составлял 1-2 месяца и даже дольше. Находившиеся в ПФЛ и СПП лица содержались на положении заключённых, снабжались по нормам ГУЛАГа и привлекались во время пребывания в лагере к труду на стройках и промышленных предприятиях.

Общее количество профильтрованных советских граждан к 1 марта 1946 г. составило 5 352 963 человека (3 257 189 гражданских лиц и 1 825 774 военнопленных). Из этого числа 1 153 475 человек (831 635 гражданских и 321 840 военнопленных) являлись внутренними перемещёнными лицами, которые фактически не являлись репатриантами, так как не были за границей. 831 951 внутреннее перемещенное лицо, в том числе 13 264 детей было направлено к месту жительства, 254 773 – призвано в армию и 66 751 – составили спецконтингент НКВД[35].

Таблица 1.

Результаты проверки и фильтрации репатриантов (по состоянию на 1 марта 1946 года)

Категории РепатриантовВсегоВ том числе
Человек%ГражданскиеВоеннопленные
Чел.%Чел.%
Направлено к месту жительства [14]2 427 90657,81214612680,68281 78018,31
Призвано в армию801 15219,08141 9625,34659 19042.82
Зачислено в рабочие батальоны НКО608 09514,48263 6479,91344 44822.37
Передано в распоряжение НКВД (спецконтингент)272 8676,50467401,7622612714,69
Находилось на сборно-пересыльных пунктах и использовалось на работах при советских воинских частях и учреждениях за границей89 4682,13615382,31279301,81
Итого:419948826600131 539 475

451 тыс. советских граждан не вернулись на Родину[36].

Война стала судьбоносным вызовом для советского режима. Она не изменила его природу и характер. Его основой была строго централизованная командно-административная система, экономическим фундаментом которой являлось плановое хозяйство. В условиях войны эта система функционировала достаточно эффективно. Более того, победа в войне укрепила авторитет Сталина внутри страны и за рубежом, усилила то, что впоследствии было названо культом личности. В 1945 г. режим пользовался гораздо более мощной народной поддержкой, чем в 1940-1941 гг.

Победа в войне и разгром фашизма оказали непосредственное воздействие на социально-психологическую атмосферу в стране. Война вызвала подъем патриотического чувства советских людей, проявление героизма, готовность отстаивать Отечество против любого внешнего врага. Война на многое заставила взглянуть по-другому. Как отмечал русский писатель-фронтовик В. Кондратьев, она «самым суровым образом возвращала не только к горькой действительности, но и к подлинным ценностям и реальным представлениям, требовала сознательного выбора и самостоятельных решений. Без этого невозможно было одолеть врага» [37].

Именно в это тяжелейшее для нашей страны время общественное сознание сделало первый шаг к разрушению идеологических стереотипов, подготовив тем самым грядущие перемены. «Война одно подтверждала, другое отвергала, третье, в свое время отвергнутое, восстанавливала в его прежнем значении… Новое, рожденное или восстановленное в ходе войны, боролось со всем тем отжившим и скомпрометировавшим себя, что уходило корнями в атмосферу 1937-1938 годов»,,– подчеркивал К. Симонов. В стране происходил трудный, постепенный, но необратимый процесс духовного очищения.

В обществе и структурах власти сформировались настроения и появились люди, понимавшие пагубность репрессивной командно-административной системы и ратовавшие за отказ от нее. Так, Н. Вознесенский и А. Жданов, возглавлявшие разработку новой редакции Программы и Устава ВКП(б), стремились усилить демократические элементы в советской системе, а в экономике ускорить восстановление и развитие отраслей, связанных с удовлетворением материальных запросов населения.

Ответом на них стали новые акценты в политике. Они выразились в большем уважении к русским национально-патриотическим ценностям, расширении религиозных свобод и сближении государственной власти с Русской православной церковью, увеличении масштаба и значимости колхозного рынка, освобождении от статуса «трудпоселенцев» и мобилизации в армию сосланных кулаков, упрощении приема в коммунистическую партию и др.

После войны изменились структура, полномочия и методы деятельности государственных органов. Был упразднен Государственный Комитет Обороны, все его функции перешли к Совнаркому СССР. На предприятиях и в учреждениях был восстановлен 8-часовой рабочий день, отменены обязательные сверхурочные работы. Одновременно восстанавливалась сеть школ, библиотек, клубов. 11 марта 1946 г. Совет Народных Комиссаров СССР был преобразован в Совет Министров СССР.

Но в целом система, выстроенная на слепом послушании и безусловной исполнительности, сопротивлялась новым веяниям. Весной 1947 г. значительная часть полномочий правительства была передана непосредственно Сталину. Все наиболее важные вопросы министерств иностранных дел, внешней торговли, госбезопасности обязаны были решать лишь после согласования в Политбюро ЦК ВКП (б). В 1946-1948 гг. были приняты идеологические постановления ЦК КПСС, направленные против свободолюбивых настроений, против духа «фронтовой вольницы». В те годы вновь прокатилась волна репрессий, девятым валом которой стало так называемое «ленинградское дело».

Однако это были уже ее арьергардные бои. Война создала тот задел, который сразу после смерти Сталина привел к кардинальным сдвигам в общественном сознании масс и в государственном и общественном строе страны. Духовные процессы, берущие начало в 1941-1945 гг., предопределили разрушение сложившейся до войны авторитарной системы правления.

2. УРОКИ ВОЙНЫ

В ходе Великой Отечественной войны советский народ и Красная армия накопили огромный опыт по превращению страны в единый военный лагерь и организации отпора агрессорам. В настоящее время некоторые политологи и эксперты сравнивают международное положение нашей страны с положением на международной арене накануне Второй мировой войны. Политики и военачальники, аналитики и публицисты все чаще и все громче говорят о том, что страна и мир находятся на грани большой войны. В этих условиях особенно актуально проанализировать, обобщить и, главное, помнить уроки Великой Отечественной войны

Урок, разъясняется в словарях, – нечто поучительное, из чего можно сделать выводы для будущего. Великая Отечественная война – эпохальное по масштабу, характеру и значимости историческое событие; ее ход и исход дает богатейший материал для аналитических и прогностических оценок реальной ситуации, складывающейся здесь и сейчас, материал, который объясняет, что нужно делать и чего нельзя допустить во избежание новых трагедий и тем самым помогает находить оптимальные решения актуальных задач в настоящем.

Страна и народ не могут, не должны быть нерадивыми учениками, которые из-за невыученных уроков истории неоднократно оказываются в драматической, угнетающей их ситуации. Поэтому не удивительно, что к осмыслению опыта Великой Отечественной войны, к теме ее уроков постоянно возвращаются политики, военачальники, ученые. Сами эти уроки крайне разно- и многообразны, относятся к разным сферам жизнедеятельности социума, разным направлениям и видам деятельности людей, разным институтам власти и управления.

Вместе с тем нельзя не видеть, что нередко различные авторы уроки войны анализируют в координатах определенной, рассматриваемой ими темы. Так, в завершающем томе фундаментальной 12-томной «Истории Великой Отечественной войны 1941–1945 годов» есть раздел, названный «Военные и военно-теоретические уроки». В нем рассмотрены только три сюжета: Блицкриг: подготовка, реализация, крах; Начальный период войны: опыт и уроки; Военное искусство в годы войны[38].

М.А. Гареев говорит об уроках войны в контексте стратегии[39]. В свободном пересказе они состоят в следующем. Необходима согласованность военно-политической и военно-стратегической деятельности; военное ведомство, Генеральный штаб обязаны активно участвовать в разработке предложений по военно-стратегическим аспектам политики. Министерство обороны, Генеральный штаб должны предвидеть назревающий характер вооруженной борьбы, при его оценке нельзя исходить из идеологических установок, устоявшихся стереотипов и отвлеченных принципов, надо уметь разглядеть то новое, что несет современная война. Строгая и четкая система стратегического управления вооруженными силами, оперативные и мобилизационные планы развертывания и применения группировок войск на важнейших направлениях должны быть созданы в мирное время. Масштабы и характер военного строительства необходимо соотносить с реальной оценкой существующих военных угроз, исходя, прежде всего, из оперативно-стратегических соображений. Во время войны необходимы согласованное применение всех видов войск и военных формирований различных ведомств и единое управление ими при решении общих оборонных задач. Огромно значение разведки, которая призвана не только своевременно добывать различные данные о противнике, особенно накануне войны, но и умело обобщать и обрабатывать их. Особое значение имеет сбережение людей в боевой обстановке и сокращение неизбежных на войне потерь, что достигается ответственным подходом к организации и ведению операций, тщательной подготовкой каждого боя.

Есть и другие трактовки уроков Великой Отечественной войны, которые в чем-то перекликаются, в чем-то дополняют приведенные выше. Это дает право, опираясь на них, предложить читателю еще один, более полный, но все-таки, видимо, не завершенный список уроков трагедии и триумфа, какой явилась Великая Отечественная война. Надо сказать, что во многих случаях выводы из уроков Великой Отечественной войны в нашей стране получили доктринальное и законодательное закрепление.

Сами эти уроки имеют двоякую коннотацию. С одной стороны, они несут в себе положительную нагрузку, рассказывая о том, что, какие условия, факторы, действия принесли Победу и, следовательно, показывая, что должно делаться сейчас, чтобы никакие форс-мажорные обстоятельства не застали страну врасплох и не поставили ее в невыгодное положение. С другой стороны, уроки негативного характера акцентируют внимание на тех обстоятельствах, ошибочных решениях и действиях, которые затрудняли достижение Победы и, следовательно, не должны иметь места в организации обороны сегодня.

Великая Отечественная война и, прежде всего трагедия 1941 г.  научает необходимости в политике руководствоваться кредо адмирала С.О. Макарова «Помни войну». Помнить войну – это значит, понимать, что война – особое состояние общества, характеризующееся тем, что оно подвергается вооружённому насилию и само применяет его в интересах изменения или сохранения статус-кво в определённой социальной системе, будь то внутри страны или на международной арене. При этом следует видеть, что на протяжении всей истории человечества война была и остается инструментом и фактором мировой политики.

В наши дни, констатируется в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, в международных отношениях не снижается роль фактора силы. Проведение нашей страной самостоятельной внешней и внутренней политики вызывает противодействие со стороны США и их союзников, стремящихся сохранить свое доминирование в мировых делах. Их политика сдерживания России предусматривает оказание на нее не только, политического, экономического, информационного, но и военного давления. Активизация военной деятельности НАТО, приближение его военной инфраструктуры к российским границам представляют собой прямую военную угрозу России. В этой связи никак нельзя согласиться с теми, кто протаскивает мысль о том, что современной России могут угрожать только локальные конфликты и террористические действия.

Помнить войну – значит понимать, что мы не застрахованы от нее и бороться против войны надо до того, как она началась. Национальная оборона должна быть основным приоритетом политики национальной безопасности Российской Федерации. В редакции Стратегии национальной безопасности РФ 2015 г. эта лапидарная формула размыта. В ней оборона страны названа первой, но в общем ряду 9 других стратегических национальных приоритетов, посредством реализации которых осуществляется обеспечение национальных интересов страны. Для предотвращения угроз национальной безопасности Российская Федерация концентрирует усилия на укреплении внутреннего единства российского общества, обеспечении социальной стабильности, межнационального согласия и религиозной терпимости, устранении структурных дисбалансов в экономике и ее модернизации, повышении обороноспособности страны,

Помнить войну – значит понимать, что войны вообще и конкретно Великая Отечественная война возникают не из-за идеологических разногласий. Есть немало авторов, причем принадлежащих к противоположным лагерям, объясняющих и обосновывающих ее неизбежность идеологическими мотивами. Кстати сказать, и современную геополитическую конфронтацию порою оценивают в координатах идеологических разногласий. В.В. Путин говорил: «У нас ведь нет сегодня идеологических противоречий, как во время холодной войны, у нас нет базы для этой холодной войны»[40]. Но в 2017 г. мало кто сомневается, что той базы нет, а вражда нарастает.

Сказанное вовсе не означает, что Великая Отечественная война имела деидеологизированный характер. Война как никакой другой вид социальной деятельности нуждается в идеологическом обеспечении. Признаем: в войне большое место занимало и большое значение имело идеологическое противоборство. В советское время с гордостью говорили об идеологической победе над фашизмом. Но не идеологические мотивы были причиной войны, а геополитические интересы и противоречия. Идеология – явление вторичное. Да, она является инструментом не только отражения, но и конструирования социальной реальности. Но первичны интересы, ценности, осмыслением и вербальным выражением которых идеология является.

Причины войны не только и даже не столько в классовых и идеологических различиях капиталистической и социалистической систем, сколько в богатстве сырьевыми ресурсами, мощи и цивилизационном своеобразии России, являющейся по некоторым вопросам антагонистом западной цивилизации. Подчеркнем: фашистская агрессия была продиктована вовсе не идеологическими соображениями, а сугубо материальными, экономическими расчетами: Советский Союз гитлеровская Германия рассматривала как объект грабежа и эксплуатации, как источник собственного процветания. Она намеревалась овладеть необходимым ей жизненным пространством за счет завоевания и очищения от населения российских (советских) территорий. За несколько дней до нападения Геринг в одной из директив писал: «Получить для Германии как можно больше продовольствия – такова главная экономическая цель кампании». И далее: захваченные советские территории «будут экономически использоваться как колонии и колониальными методами»[41].

Война шла за ресурсы – пространственные («lebensraum», жизненное пространство намеревалась Германия завоевать для себя), природные, людские, статусные, за право владеть, распоряжаться и пользоваться ими. И этот мотив ее отнюдь не устранен из мировой политики в наши дни.

В современном мире, отмечается в Стратегии национальной безопасности, обостряются противоречия, связанные с борьбой за ресурсы, доступом к рынкам сбыта, контролем над транспортными артериями. Территориальные претензии к России с разной степенью категоричности предъявляются едва ли не по всему периметру ее границы. Сегодня раздаются голоса о том, что национальный суверенитет не должен распространяться на ресурсы глобального значения. В условиях конкурентной борьбы за ресурсы не исключены решения возникающих проблем с применением военной силы. И возможно, что объектом внешних притязаний может оказаться Россия — чрезвычайно богатая ресурсами и чрезвычайно малонаселенная страна. Нельзя не считаться с тем, что желающих попользоваться российскими ресурсами в своих интересах всегда было более чем достаточно. И нынешнее время — не исключение. Даже наоборот.

Помнить войну, наконец, означает, что против нее надо бороться, пока она не началась. Тяжелейшие испытания, выпавшие на долю народов Советского Союза в годы войны, жертвы, потери и разрушения, которые она принесла свидетельствуют: война – всегда трагедия. Как говорил О. Бисмарк, «даже победоносная война – это зло, которое должно быть предотвращено мудростью народов»[42].

Бесплодные попытки в предвоенные годы стран, впоследствии создавших антифашистскую коалицию, объединить свои усилия для обуздания агрессора высвечивают еще одну грань этой проблемы: нейтрализация реваншистских, неогегемонистских и т. п. сил, мечтающих о мировом господстве, возможна только совместными действиями миролюбивых государств планеты.

Человечество не вправе забывать, что решение о нападении на СССР принял фюрер Германии Гитлер, но к этому решению и Германию и ее фюрера подталкивали Англия и Франция, постоянно умиротворявшие Берлин, Рим и Токио и отказавшиеся вступить в военный союз с СССР; ему способствовали Польша с Чехословакией, не позволившие СССР осуществить превентивные действия по обузданию агрессора; с ним солидаризировались Италия, Финляндия, Венгрия, Румыния и другие страны, активно поддержавшие фашистское нашествие.

К моменту нападения фашистского блока у СССР не было союзников и вовсе не по его вине. «Вина за то, что не удалось создать широкий союз Англии, Франции и СССР, способный сдержать германские амбиции, – признают английские исследователи Р. Хайт, Д. Морис и А. Петерс, – должна быть возложена непосредственно на западных союзников. Именно те способы, с помощью которых они разрешали основные международные кризисы 30-х годов, постепенно подорвали веру в дело коллективной безопасности… Французские и британские лидеры постоянно предпочитали умиротворять Берлин, Рим и Токио, чем пытаться использовать советскую силу для защиты международной стабильности»[43].

Великая Отечественная война, скажу словами В.В. Кожинова, была войной объединенной под эгидой Германии континентальной Европы против евразийской России, то есть войной двух цивилизаций. И победа в ней означала не только военный разгром Германии и её союзников, не только политическое поражение фашизма, но и – о чем не говорят – разрушение извечно антироссийского единства Европы. В свете этого урока вызывает тревогу и озабоченность тот факт, что в наши дни теперь под эгидой США это единство восстанавливается.

Другой урок состоит в том, что движущей силой германской агрессии явился фашизм. Этот урок дает понимание недопустимости создания предпосылок возникновения фашизма, тем более поэтизации и героизации германских нацистов и их прислужников. Актуальность этого урока определяется тем, что в наши дни идеи, вскормившие нацизм, не канули в Лету. Они реанимируются в современных неонацистских движениях и организациях. С удивленным недоумением и возмущением следует признать, что подобные идеи прорастают и на отечественной почве.

Сегодня очевидна необходимость высокой бдительности к проявлениям фашизма и его разновидностей. Хочется надеяться, что этот урок выучен и мировой и отечественной общественностью. В нашей стране еще в 1995 г. было законодательно определено, что важнейшим направлением государственной политики Российской Федерации по увековечению Победы советского народа в Великой Отечественной войне является решительная борьба с проявлениями фашизма. Российская Федерация берет на себя обязательство принимать все необходимые меры по предотвращению создания и деятельности фашистских организаций и движений на своей территории. В Российской Федерации запрещается использование в любой форме нацистской символики как оскорбляющей многонациональный народ и память о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах[44].

Тогда же вышел Указ Президента РФ «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации». Позже принят федеральный закон, согласно которому вводится уголовная ответственность за реабилитацию нацизма. За оправдание преступлений фашистов и умышленную ложь о деятельности СССР во Второй мировой войне, за публичное осквернение символов воинской славы России и изъявление неуважения к дням воинской славы и памятным датам России, связанных с защитой Отечества, предусмотрено лишение свободы до пяти лет. А в ноябре 2014 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о борьбе с героизацией нацизма, которая призывает все страны к более эффективным действиям по искоренению нацизма.

Война показала возможность и практическую осуществимость демократических сил Земли сплотиться перед смертельной опасностью. К моменту окончания военных действий с Японией в сентябре 1945 г. в состоянии войны со странами фашистского блока находилось 56 государств. И это стало одним из важнейших факторов победы над ним. Однако следует отметить, что это сплочение произошло не до, а во время войны. Атлантическая хартия, провозглашавшая в общей форме цели войны против фашистской Германии и её союзников, и принципы послевоенного устройства мира, подписана президентом США Ф. Рузвельтом и премьер-министром Великобритании У. Черчиллем 14 августа 1941 г., Советский Союз присоединился к ней 24 сентября того же года. Оформление антигитлеровской коалиции в основном было завершено 1 января 1942 г., когда 26 государств, поддержавших принципы Атлантической хартии, подписали в Вашингтоне Декларацию Объединённых Наций.

К тому же вклад отдельных стран в достижение целей антигитлеровской коалиции был различным. На протяжении почти четырех лет советско-германский фронт приковывал к себе основную массу сил и средств фашистской Германии и ее союзников. Против советских войск одновременно действовало от 190 до 270 наиболее боеспособных дивизий фашистского блока – более 3/4 их общего количества (англо-американским войскам в Северной Африке в 1941–1943 гг. противостояло от 9 до 20 дивизий, в Италии – от 7 до 26, в Западной Европе после июня 1944 гг. – от 56 до 75 дивизий). На советско-германском фронте были разгромлены и пленены 607 дивизий противника (западные союзники разгромили и пленили 176 дивизий).

Общие людские потери вооруженных сил Германии во 2-й мировой войне достигли 13,4 млн. человек, на советско-германском фронте – 10 млн. человек. За время войны советскими войсками уничтожено и захвачено более 75% всего оружия и военной техники врага[45]. И после открытия второго фронта потери немецко-фашистской стороны на советско-германском фронте были в четыре раза больше, чем на западном и адриатическом вместе взятых[46].

Решающую роль в достижении победы сыграл Советский Союз. Во время войны и сразу после нее это знал весь мир и признавали едва ли не все политические лидеры. «Именно русская армия, – писал У. Черчилль в послании И.В. Сталину 27 сентября 1944 г, – выпустила кишки из германской военной машины…»[47]. «Можно только представить, каковы были бы результаты, если бы Красная Армия потерпела поражение и произошло бы вторжение на Британские острова, – писал бывший начальник штаба армии США генерал Маршалл в докладе военному министру США от 1 сентября 1945 г. – Последствия для США были бы ужасными»[48].

Война с новой силой подтвердила слова одного из крупнейших русских военных теоретиков генерала от инфантерии Н.П. Михневича о том, что сила коалиции всегда меньше суммы сил, ее составляющих. Более того: наши союзники были себе на уме.

Несколько фактов в подтверждение. 23 июня 1941 г. сенатор и будущий президент США Г. Трумэн заявил, что Америка должна помогать России если выигрывает Германия, и помогать Германии, если выигрывать будет Россия. В декабре 1941 г., когда Красная армия развернула широкомасштабные наступательные действия под Москвой, У. Черчилль заявил, что Великобритания и США «не должны принимать никакого участия» в войне СССР и Германии (за исключением обещанных поставок). А в октябре 1942 г. он утверждал, что именно Россия, а не Германия является истинным врагом Европы. В мае 1945 г. он завизировал план операции «Немыслимое», согласно которому Великобритания должна была 1 июля 1941 г. начать военные действия против СССР причем с использованием нерасформированных фашистских дивизий[49].

До открытой войны дело тогда не дошло. Но уже 5 марта 1946 г. У. Черчилль в речи, произнесённой в присутствии президента США Г. Трумэна в американском городе Фултон, открыто провозгласил холодную войну, которая, закончившись с распадом СССР, в наши дни развертывается в новых формах.

А во время войны перебои с поставками по ленд-лизу, проволочки с открытием второго фронта свидетельствуют: антигитлеровская солидарность имела очень специфический характер.

Несостоятельна и пагубна политика умиротворения агрессора. Советское руководство, Сталин полагали, что подчеркнутым миролюбием можно различными политическими маневрами, если не предотвратить войну, то оттянуть. Именно этим было продиктовано заявление ТАСС от 14 июня 1941 г. (Кстати сказать, оно никак не повлияло на политику Германии, но дезориентировало народ и армию собственной страны.). «Наивно полагать, – писал К. Шмитт, – что безоружный народ имеет только друзей, и лишь с похмелья можно рассчитывать, что врага тронет отсутствие сопротивления»[50]. В обеспечении военной безопасности страны важны поддержка и помощь союзников, но строится она должна, прежде всего, с опорой на собственные силы.

Великая Отечественная война учит, что для отражения любой возможной агрессии, для надежного обеспечения военной безопасности страны нужны достаточно мощные и боеспособные армия и флот. Мощь российской армии должна быть соразмерной тому, что имеют ее геополитические контрагенты. Давно сказано: не разумно или даже преступно поведение той армии, которая не стремится овладеть всеми средствами и приемами борьбы, которые есть или могут быть у неприятеля. «Баланс сил» и «стратегическое равновесие» лежат в основе принципа оборонной достаточности. Причем оснащена армия должна быть вооружением, военной и специальной техникой отечественного производства. Все траты и лишения, связанные с предупреждением войны, расходы, обеспечивающие стратегическое сдерживание противника заведомо меньше того, что понесет нация, если избежать войны не удастся.

Потребности военного строительства и, следовательно, его направления, масштабы, характер нельзя рассматривать изнутри, их необходимо соотносить с реальной оценкой существующих военных угроз. Нужно четкое понимание того, к какой войне следует готовить Вооруженные силы, какие оборонные задачи предстоит им решать. Вместе с тем адекватный ответ на политические вызовы военного характера строится с учетом реальных возможностей страны, а потому не обязательно должен быть симметричным. Руководствуясь этим уроком, наше государство последовательно наращивает усилия по обновлению Вооружённых Сил, выведению их на современный уровень, полностью соответствующий требованиям ХХI века.

Еще один урок состоит в том, что Вооружённые Силы в каждый данный момент должны быть готовы быстро и адекватно ответить на возникающие угрозы, пресечь любую провокацию или агрессивные действия против России. Трагедия первых месяцев Великой Отечественной войны объяснялась во многом тем, что в начале 1940 г. основной состав войск западных военных округов был передислоцирован в регионы, вошедшие в состав СССР, которые не были подготовлены для обороны и расположения войск. Предложение военного руководства располагать на новых западных территориях только часть войск Красной Армии в качестве эшелона прикрытия, а главные ее силы иметь в прежних районах, чтобы основное сражение агрессору дать на заранее подготовленных оборонительных рубежах вдоль старой госграницы, было отвергнуто.

Этот негативный опыт учит, что никакие оперативно-стратегические, организационно-штатные, военно-технические и другие модернизации не должны ослаблять боеспособность и боеготовность армии «здесь и сейчас». Совершенствование военной организации, форм и способов применения Вооруженных Сил, других войск и органов, повышение мобилизационной готовности не должны осуществляться за счет даже временного ослабления обороны и безопасности Российской Федерации.

«Вооружённые Силы, – говорит В.В. Путин, – всегда должны быть готовы быстро и адекватно ответить на потенциальные угрозы, пресечь любую провокацию или агрессивные действия против России»[51]. По его словам, за последнее время сделан ряд серьёзных шагов по укреплению армии и флота. С каждым годом увеличиваются возможности Воздушно-космических сил и Военно-Морского Флота, потенциал стратегического сдерживания, усилены группировки на ключевых стратегических направлениях. Повышается уровень оперативной и боевой подготовки войск, внедряются самые современные средства связи и управления. Части и соединения планомерно оснащаются новейшими образцами вооружения и военной техники, а российский ОПК ориентирован на создание и производство современных систем оружия.

Война требует от государства максимальной мобилизации общества, жестких мер по централизации военно-политического руководства, единства управления всеми силами и средствами. Великая Отечественная война показала, что войну ведут и победу одерживают не армия, народ или власть в отдельности. Она – результат их совместных и согласованных усилий. На войне их единство практически предопределяет способность страны к победе над врагом. «Войны, характерные единением интересов власти и народа русскими неизменно выигрывались. Войны, в которых народ участвовал в интересах власти, собственных интересов не имея или их не понимая, русскими неизменно проигрывались»[52].

Фашистская агрессия пробудила в советском народе невиданную энергию, направленную на защиту своего Отечества. Развязав войну против нашей страны, захватчики столкнулись с всенародным отпором врагу, с беспримерным мужеством и массовым героизмом советских людей в борьбе за свободу и независимость Родины. Сама война была подлинно народной, отечественной. Достаточно сказать, что через Вооруженные Силы прошли за годы войны более 34,4 млн человек[53]. Советские люди – от мала до велика – воевали за победу всюду: на фронте, в тылу у станков и за плугом, в научных лабораториях и учебных аудиториях; в подполье и партизанских отрядах на оккупированной врагом территории.

Военные действия на фронте вели вооруженные силы, воевал народ, а их усилия организовывали и направляли Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования и лично И.В. Сталин. Конечно, они ответственны за все ошибки, которые привели к тяжелым поражениям. Но им принадлежит и заслуга мобилизации и организации всех сил народа на отпор захватчику.

Совершенно несостоятельны злостные попытки искусственно разорвать и противопоставить Сталина, олицетворяемый им советский режим народу, доказать, что именно народ, а не режим одержал победу не благодаря, а вопреки режиму. Неуместное слово «вопреки» исподволь протаскивает мысль, будто народ чаял и шел к победе, в то время как советский режим, государственная власть и военное руководство ее не хотели и вели страну к поражению. Но вопрос этот имеет отнюдь не редакционно-стилистический смысл. Речь идет о том, что вооруженные люди без командира – это просто толпа, не способная вести систематические и согласованные военные действия. Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования и лично Сталин и были тем «командиром», что вел народ и армию к победе.

Высочайшие оценки Сталину как политику и военному стратегу давали и зарубежные лидеры, в том числе У. Черчилль и Ф. Рузвельт, и советские военачальники. «Могу твердо сказать, – писал, например, Г.К. Жуков, – что Сталин владел основными принципами организации фронтовых операций, операций групп фронтов и руководил ими со знанием дела, хорошо разбирался в больших стратегических вопросах… Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим»[54].

Решающую роль советского государственного руководства, лично И.В. Сталина в организации отпора агрессору отмечают и их принципиальные противники. Так, Г.Х. Попов в насквозь антисталинской работе вынужден признать: «Звездный час Сталина – не парад 1945-го. И даже не парад 1941-го. Это тот час, когда русские люди признали в нем лидера русского народа в смертельной схватке в Отечественной войне за спасение Родины, за спасение русской нации»[55].

Другая сторона этого урока вытекает из сложившейся в 30-е годы системы военного управления. Руководство наркомата обороны и Генерального штаба было весьма ограничено И.В. Сталиным в определении не только самостоятельной позиции по поводу опасности начала войны, но и в выборе необходимых мер обороны. Адмирал Н.Г. Кузнецов, например, констатировал, что руководство военными кампаниями осуществлялось распоряжениями, поступавшими из кабинета И.В. Сталина. Остальным предоставлялось лишь право действовать в соответствии с уже принятыми решениями. При таком порядке люди отвыкали от самостоятельности и приучались ждать указаний свыше. Позднее К. Симонов писал о гибельной атмосфере в стране, когда профессионалы высокого класса не имели возможности заявить о грозящей катастрофе и права принять меры к ее предотвращению.

При всем уважении к централизации военного управления право принятия решения по адекватному реагированию на возникновение экстремальной ситуации должно принадлежать нижестоящим уровням военного управления. Так, часовой знает, когда он не просто имеет право, но обязан применить оружие. И при возникновении соответствующей ситуации ни у кого не спрашивает на то разрешение. Ныне нисколько не утратило своей силы и значимости правило суворовской «Науки побеждать»: «Держась повелениев моих, извольте поступать по рассуждению своему, что лучше и полезнее быть может»[56].

Практический смысл этого урока состоит в понимании того, что обеспечение военной безопасности предполагает разработку и системную реализацию комплекса взаимосвязанных политических, дипломатических, военных, экономических, информационных и иных мер, направленных на упреждение или снижение угрозы деструктивных действий со стороны государства-агрессора (коалиции государств). В ряду этих мер большое значение имеет формирование оборонного сознания масс, психологической готовности людей к защите Отечества.

Специально отметим, что оборонное сознание противостоит, с одной стороны, милитаризму, с другой стороны, – пацифизму. «Особенность русского военного (оборонного) сознания состоит в том, что русских не соблазнить войной ради наживы и трудно духовно мобилизовать на войну при отсутствии признаков самозащиты или помощи. Справедливость войны, ее духовный мотив – основной импульс, мобилизующий русский народ к активной, жертвенной борьбе. Войны, не имеющие духовных мотивов, несмотря на их приличные результаты, воспринимаются народным сознанием как проигранные»[57]. Отметим также, что оборонное сознание стихийно не складывается. Оно формируется. Накануне Великой Отечественной войны народ пел: Если завтра война, если завтра в поход, мы сегодня к походу готовы. Практически это выразилось в длинных очередях в военкоматы людей, стремившихся идти на фронт.

К сожалению, в наши дни ситуация другая. Социологические опросы показывают, что определенная часть людей не готова воевать за Россию. По крайней мере, еще в начале века более 30% юношей заявляли «не буду браться за оружие даже в случае прямой агрессии», около 30% не желали служить в армии, только 23% считали себя патриотами[58]. Сегодня положение много лучше. Исследование ВЦИОМ показало, что 65% россиян поддержали бы решение родных отправиться на войну в случае необходимости, 15% опрошенных попросили бы родственников проигнорировать повестку и ждать окончания войны, ещё 14% затруднились ответить на этот вопрос, а 6% назвали какой-либо свой вариант[59].

Победа в Великой Отечественной войне стала возможной потому, что страна превратилась в единый военный лагерь. И нам сегодня надо думать и делать все для того, чтобы в случае новых форс-мажорных обстоятельств такое единство стало бы реальностью. На это были нацелены четыре государственные программы патриотического воспитания, реализованные в 2001–2020 гг., и действующая пятая программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2021 – 2024 годы».

Организация обороны включает прогнозирование и оценку военной опасности. Война, не в политическом, но стратегическом и оперативно-тактическом отношении оказалась для советского народа и Вооруженных сил неожиданной. Высшее военно-политическое руководство государства не сумело адекватно оценить общую предвоенную обстановку, непосредственные намерения Германии и назревающую угрозу, определить время возможного начала агрессии, ее формы и направления главного удара и подготовить Вооруженные силы к отражению агрессии.

Отсюда следует вывод о необходимости внимательно и глубоко анализировать обстановку в мире и происходящие в ней изменения, правильно ее оценивать и делать из этого необходимые практические выводы для повышения бдительности и боевой готовности Вооруженных Сил. Этот вывод в Российской Федерации получил законодательное закрепление. В законе «Об обороне» говорится, что организация обороны включает прогнозирование и оценку военной опасности и военной угрозы.

Данная установка подчеркивает роль политической, военной и других видов разведки. Она призвана оперативно добывать достоверную информацию о складывающейся военно-политической обстановке, ориентируясь не намерения «геополитических партнеров», которые могут быстро измениться, тем более не на их заявления, которые часто служат подтверждением саркастического афоризма: «Дипломатам язык дан для того, чтобы скрыть свои мысли», а на их реальные возможности и действия.

Не менее важно добытую информацию без искажений доносить до лиц, принимающих решения. К сожалению, в прошлом, сообщает М.А. Гареев[60], ответственные должностные лица старались докладывать только те сведения, которые «устраивали» руководство. Начальник разведки Красной Армии генерал Ф.И. Голиков, с одной стороны, докладывал о новых сосредоточениях германской армии, а с другой, делал вывод о дезинформационном характере этих данных. Л.П. Берия, ставя под сомнение доклады советского посла и военного атташе из Берлина о сосредоточении у советских границ 170 дивизий, заверял: «Я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твердо помним Ваше мудрое предначертание: в 1941 году Гитлер на нас не нападет»[61]. Такая практика дорого обошлась стране и народу в прошлом, она совершенно не допустима в современных условиях.

В стране и в Генеральном штабе должны быть детально разработанные планы обороны, прежде всего начального периода войны. Имея в виду предельную неопределенность возможной войны, они должны предусматривать различные по направлениям, формам и способам стратегические и оперативные действия войск. При планировании оборонных мероприятий следует учитывать различные варианты развития ситуации и исходить из наихудшего. «Отправной точкой для большей вероятности должны служить те данные, которые являются наивыгоднейшими для неприятеля»[62].

Великая Отечественная война с огромной силой показала, что война не сводится только к вооруженной борьбе. В ней воюющие стороны для достижения превосходства над противником привлекают экономические, политические, информационные, дипломатические средства и методы.

Война, в частности, подтвердила важнейшую роль экономики страны в достижении победы. За годы предвоенных пятилеток была создана индустриальная база для экономической самостоятельности и обеспечения обороноспособности страны. Несмотря на большие потери, понесенные народным хозяйством в первый период войны, советская экономика сумела выстоять, добиться перелома и превзойти промышленность Германии по производству основных видов вооружения и боевой техники. Урок войны состоит в том, что экономический и научно-технологический фундамент военной безопасности должен формироваться заблаговременно.

В XXI в. изменение характера и способов ведения войны находит свое выражение в возрастании роли непрямых стратегических действий. В Военной доктрине РФ в числе характерных черт и особенностей современных военных конфликтов названо «комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций». В полном соответствии с этим закон «Об обороне» определяет (ст. 1.), что «под обороной понимается система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории».

Опыт войны показал также, что в оценке и прогнозировании военно-политической обстановки, определении мер реагирования на нее должно быть тесное и согласованное взаимодействие политического и стратегического уровней руководства. В начале 1940 г. нарком обороны С.К. Тимошенко вместе с начальником Генерального штаба Б.М. Шапошниковым тщетно пытались убедить Сталина в нецелесообразности немедленной передислокации основного состава войск западных военных округов в новые районы, воссоединенные с Советским Союзом, поскольку они не были подготовлены для обороны и расположения войск.

Когда-то министр иностранных дел послереволюционной Франции Ш.М. Талейран изрек: «Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее военным»[63]. Возможно это так, но не менее верно и другое положение: война очень специфическое дело, чтобы отстранять от него профессионалов. Наивна, а потому опасна убежденность тех, кто отсутствие военно-теоретических знаний рассчитывает компенсировать высокой политической активностью.

Безусловно, последнее слово принадлежит политическому руководству. Но военное ведомство, Генеральный штаб обязаны активно участвовать в разработке предложений по военно-стратегическим аспектам политики. Они отслеживают и накапливают огромный материал, опираясь на который вырабатывают и предлагают правительству, обществу определенную линию поведения. Решение о применении силы и, если оно будет принято, выбор подходящего момента для ее применения находится в компетенции политических лидеров. Военные руководители призваны создать рамки, в которых такие решения могут быть приняты, подготовить возможность выбора, составить планы на случай возникновения непредвиденных обстоятельств и обеспечить успешность военных действий.

В соответствии с этой нормой Министерство обороны выполняет в том числе следующие функции: участие в разработке предложений по вопросам военной политики и по военной доктрине Российской Федерации, разработка федеральной государственной программы вооружения и развития военной техники, а также предложений по государственному оборонному заказу и по расходам на оборону в проекте федерального бюджета, координации и финансированию работ, выполняемых в целях обороны; координации деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по вопросам обороны и др. Генеральному штабу Вооруженных Сил Российской Федерации вменены следующие функции: разработка предложений по военной доктрине Российской Федерации и плана строительства Вооруженных Сил Российской Федерации; координация разработки планов строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов; разработки с участием федеральных органов исполнительной власти, в составе которых или при которых имеются другие войска, воинские формирования и органы, План применения Вооруженных Сил Российской Федерации, Мобилизационный план Вооруженных Сил Российской Федерации и Федеральную государственную программу оперативного оборудования территории Российской Федерации в целях обороны; контроль за состоянием мобилизационной готовности других войск, воинских формирований, органов и создаваемых на военное время специальных формирований и др.

В Великой Отечественной войне безвозвратные боевые потери советской стороны составили 8,6 млн. человек[64]. В принципе они сопоставимы с потерями фашистского блока (соотношение 1,3:1). Они свидетельствуют о несостоятельности довоенной установки «воевать малой кровью и на чужой территории», а равно современных призывов воевать почти без потерь. В то же время, повторим вслед за М.А. Гареевым, они говорят о том, что в Советской Армии не всегда было принято строго спрашивать за потери. Требовательность в этом отношении к себе и своим подчиненным необходимо всемерно культивировать и воспитывать. Каждый командир должен понимать, что сбережение людей в боевой обстановке и сокращение неизбежных на войне потерь достигается ответственным подходом к организации и ведению операций, тщательной подготовкой каждого боя.

Главный урок Великой Отечественной войны – победоносная природа и характер русского народа. Когда-то Бисмарк изрек: «Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью»[65]. То, что Бисмарк назвал русской глупостью, – это не скудоумие, не интеллектуальная ограниченность, а недоступная европейскому уму преданность Отечеству, самоотверженность в его защите. Английский писатель Г. Солсбери, писавший о защитниках Ленинграда, подчеркивал, что советские люди в войне проявляли героизм, просто недоступный его пониманию. Д. Данинген вторил ему: «Истоки мужественного поведения больших масс советских людей трудно поддаются нашему традиционному анализу»[66].

Неписанное правило для российских воинов – стоять «насмерть за родную землю», позволяло, казалось бы, даже в безвыходных условиях находить решения, делающие их непобедимыми. Именно это не имеет прецедентов в истории. Великая Отечественная война дала новые и яркие подтверждения тому, что и в военном отношении «умом Россию не понять, аршином общим не измерить».

В то же время она показала всему миру безнадежность попыток разговаривать с Россией с позиции силы. Продемонстрированная в ней несокрушимая мощь народа, который третий раз в истории, защищая себя, спас человечество, составляет социальный капитал, укрепляющий национальную и военную безопасность России. Победа закрепила в исторической памяти мира, наших друзей и геополитических соперников понимание бесперспективности силового противоборства с Россией. Она служит грозным предостережением тем, кто захотел бы испытать нас на прочность: «кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет». Как восклицал гоголевский Тарас Бульба, «нет, не найдется на свете таких огней, мук и такой силы, которая бы переселила русскую силу». Русская сила извечна и неизбывна.

Бельков О.А.,
доктор философских наук, профессор,
действительный член Академии военных наук


[1] Путин В.В. Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим. М., 2020// http://static.kremlin.ru/media/events/files/ru/hOAWB1GRwEMuVtAAGREjC8Vvl3VxqiW4.pdf

[2] Мединский В.Р. Война. Мифы СССР. 1939–1945. М.: «ОЛМА Медиа Групп, 2011. С. 638.

[3] Правда, 1945, 9 мая.

[4] http://www.znaikak.ru/kakprazdnovalidenpobediv1945gody.html. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[5] Гареев М.А. Рейтинг выдающихся деятелей и полководцев Второй мировой войны// Военно-промышленный курьер, 2005, 27 апреля.

[6] Геббельс И. Последние записки. Смоленск, 1993. С. 259-260. (Цит. по: Уроки Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и проблемы безопасности современной России: Материалы заседания Философского клуба: Философская дискуссия. М.: ИД Мегапир, 2006. С.103-104.)

[7] https://www.kazedu.kz/referat/156165

[8] Учебник Истории. История России, ХХ – начало ХХI века/ под редакцией Л.В. Милова. М.: Издание МГУ, 2006. С.568. (http://maxpark.com/community/1441/content/733771. Дата доступа 24 ноября 2017 г.)

[9] Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 2. М.: Воениздат, 1994. С. 47.

[10] Кириллов В. Всемирно-историческое значение Победы над фашистской Германией// Ориентир, 2013. № 5.

[11] Мединский В.Р. Война. Мифы СССР. 1939-1945. М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2011. С. 455.

[12] Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 12. Итоги и уроки войны. М.: Кучково поле, 2015.  С. 631.

[13] Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 2. М.: Воениздат, 1994. С. 46.

[14] Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. М.: ИД «Звонница-МГ», 2015. С.  43.

[15] Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. М.: ИД «Звонница-МГ», 2015.  С. 347.

[16] Верт Н. Террор и беспорядок. Сталинизм как система / Н. Верт; [пер. с фр. А. И. Пигалева]. – М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд Первого Президента Б. Н. Ельцина, 2010.

[17] Энциклопедия Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. М.: ИД «Звонница-МГ», 2015. С. 166.

[18] Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001..

[19] http://revolution.allbest.ru/history/00003315_0.html. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[20] Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистическое исследование. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 238; Всесоюзная перепись населения 1939 года. Национальный состав населения по республикам СССР// http://demoscope.ru/weekly/ssp/sng_nac_39.php#0.

[21] http://www.ote4estvo.ru/sobytiya-xx/1296-itogi-velikoy-otechestvennoy-voyny.html. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[22] Кириллов В. Всемирно-историческое значение Победы над фашистской Германией// Ориентир, 2013. № 5.

[23] http://referatyk.com/istoriya/4861-sssr_posle_velikoy_otechestvennoy_voynyi.html. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[24] История России. Учебник для учителя. Глава 24. Великая Отечественная война // http://rusrand.ru/files/history/24-Velikaya_Otechestvennaya.pdf. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[25] До 1 февраля 1942 г. по железной дороге было эвакуировано 10,4 млн. чел., 2 млн. перевезено водным транспортом; 8 млн. человек переехали на новые места во время второй волны эвакуации летом 1942 г. (Великая Отечественная война: Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1985. С. 801-803.)

[26] Кириллов В. Всемирно-историческое значение Победы над фашистской Германией// Ориентир, 2013. № 5.

[27] Нагорнова А.Ю, Вагина Е.Е. Призрение и социальная защита детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в России с древнейших времен до второй половины XX в.// История и современность. Выпуск №1(23) (https://www.socionauki.ru/journal/articles/451271/. Дата доступа 24 ноября 2017 г.)

[28] Кириллов В. Всемирно-историческое значение Победы над фашистской Германией// Ориентир, 2013. № 5.

[29] Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 3. М.: Воениздат, 1999. С. 51.

[30] Цит. по: Правда. 1989,13 октября

[31] Кириллов В. Всемирно-историческое значение Победы над фашистской Германией// Ориентир, 2013. № 5.

[32] Верт Н. Террор и беспорядок. Сталинизм как система. М.: РОССПЭН, 2010. (гл. 15. Советское общество в годы Великой Отечественной войны).

[33] Арзамаскин Ю.Н. Тайны советское репатриации. М.: Вече, 2015; Земсков В.Н. Репатриация перемещённых советских граждан// Война и общество, 1941-1945. Книга вторая. М.: Наука, 2004.

[34] Правда. 1944, 11 ноября.

[35] Земсков В.Н. Возвращение советских перемещенных лиц в СССР. 1944—1952 гг.Труды Института российской истории. Вып. 11 / Российская академия наук, Институт российской истории; отв. ред. Ю.А. Петров, ред.-коорд. Е.Н. Рудая. М., 2013. 487 с. 30,5 п.л. 32,1 уч.-изд. л. 500 экз.

[36] Арзамаскин Ю.Н. Тайны советской репатриации. М.: Вече, 2015. С. 204.

[37] Кондратьев В. Красные ворота. Повесть. Роман. М., 1988. С. 411–412.

[38] Великая Отечественная война 1941–1945 гг. В 12 т. Т 12. Итоги и уроки войны. М.: Кучково поле, 2015. С. 299–374.

[39] Гареев М.А. Семь уроков Великой Отечественной// http://fsk.rustrana.ru/print.php?nid=8980. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[40] В.В. Путин встретился с членами международного дискуссионного клуба «Валдай». 11 сентября, 2008// http://archive.premier.gov.ru/events/news/1897/photolents.html. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[41] Преступные цели. Преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941—1944 гг.). М,: Политиздат, 1968. С. 39, 70.

[42] Бисмарк О. Цитаты, афоризмы, высказывания, фразы // http://aphorism-citation.ru/index/0-888. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[43] См.: http://biofile.ru/his/26316.html. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[44] Об увековечении победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов. Федеральный закон от 19 мая 1995 года. № 80-ФЗ.

[45] Военная энциклопедия. В 8 т. Т. 2. М.: Воениздат, 1994. С. 314

[46] http://www.screen.ru/school/hystory/astafieva/itog.htm. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[47] Переписка Председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М.: Воскресение, 2005. С. 242

[48] http://www.tinlib.ru/istorija/nachalo_velikoi_otechestvennoi_voiny/p2.php. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[49] Информационный бюллетень. Национальный комитет историков России. Ассоциация историков Второй мировой войны. 2016, № 23. С. 32–33.

[50] Шмитт К. Понятие политического. М.: НИЦ «Инженер», 2011. С. 44.

[51] Торжественный вечер, посвящённый Дню защитника Отечества// http://kremlin.ru/events/president/news/copy/51372. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[52] Дмитриев П. Проблемы русского оборонного сознания // http://rusk.ru/st.php?idar=105577. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[53] Великая Отечественная война. 1941–1945. Иллюстрированная энциклопедия. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. С. 152.

[54] Жуков Г. К. Воспоминания и размышления: в 3 т. М., 1986. Т. 2. С. 96–97.

[55] Попов Г. X. Три войны Сталина. М.: ООО «Агентство «КРПА Олимп», 2005.

[56] Ордер А.В. Суворова П.Н. Оболдуеву о переговорах с австрийцами по поводу Ландскроны 1772 г. мая 26// РГВИА, Ф. 104, Д. 86, Ч. V, Л. 160 и об.

[57] Дмитриев П. Проблемы русского оборонного сознания// http://rusk.ru/st.php?idar=105577. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[58] Серебрянников В. Военная идеология: методологические проблемы// Наука. Политика. Предпринимательство. 2004. № 1. С. 77.

[59] Военный. Журнал для человека с ружьем. 2016 № 5. С. 5.

[60] Гареев М.А. Семь уроков Великой Отечественной //http://fsk.rustrana.ru/print.php?nid=8980. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[61] Гареев М.А. Семь уроков Великой Отечественной// http://fsk.rustrana.ru/print.php?nid=8980.

[62] Мольтке. Военные поучения. М.: Госвоениздат, 1938. С. 45.

[63]Серов В. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: »ЛокидПресс», 2003.

[64] Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистическое исследование. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 236.

[65] Афоризмы Бисмарка о России и русских// http://yablor.ru/blogs/aforizmi-bismarka-o-rossii-i-russki/3642170. Дата доступа 24 ноября 2017 г.

[66] New York Nims Times. Book Review, 1962, May 10; Dunningen J. The Russian Front. L., 1980. P. 96. Цит. по: Волкогонов Д. А. Феномен героизма. О героях и героическом. М., 1985. С. 25, 91

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.