Анатомия «перестройки»: приспешники нацистов – на подхвате у западных спецслужб

Боровшиеся с бандеровцами бойцы 281-го особого оперативного полка НКВД СССР

В минувшем году 65 лет стукнуло печально известному Указу Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 г. «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.». Среди прочих, он затронул и многих бандеровцев, вовлеченных в сотрудничество с оккупантами отнюдь не «по малодушию или несознательности». О преступной деятельности украинских и прибалтийских националистов, перешедших после 1945 года в услужение западным спецслужбам, рассказывает сотрудник КГБ СССР и ЦК КПСС, один из непосредственных участников борьбы с национализмом Юрий Александрович Кобяков. С первой частью интервью можно ознакомиться здесь.

– Можно ли, по Вашей оценке, сказать, что зарубежные наццентры и его функционеров (проводников) спецслужбы Запада и США получили в «наследство» от спецслужб фашистской Германии – абвера и гестапо?

– Да, в значительной степени это так и было. Примеров можно привести достаточно много. Вот лишь некоторые, наиболее показательные, касающиеся Украины.

Так, «Организация украинских националистов» (ОУН)* с первых лет своего существования занималась террористической и антисоветской деятельностью, а идеологически была близка к фашистским режимам того времени. Например, в 1933 г. по приказу главарей ОУН Степана Бандеры и Романа Шухевича во Львове был убит советский дипломат А. Майлов. Издававшаяся в Германии оуновская газета «Наш клич» в июле 1938 г. писала: «Есть теперь общественно-политическое движение, которое развивается во всем мире. В Германии оно проявилось как нацизм, в Италии как фашизм, а у нас просто как национализм».

В 1930-х годах оуновские лидеры широко использовали лозунг «Приобретём соборную самостийную Украину при помощи Великогермании» и активно сотрудничали с германской разведкой. Лидер ОУН Евгений Коновалец уже тогда был завербован абвером и начал выполнять задание по использованию националистического подполья в борьбе против СССР.

В июле 1941 г. на оккупированной фашистами территории ОУН под руководством Бандеры опубликовала т.н. «Акт провозглашения Украинского государства», из которого было совершенно ясно «кто есть кто» и к чему стремятся националисты:

«…Восстановленное Украинское государство будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Великой Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа Гитлера создаёт новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из московской оккупации.

Украинская Национальная Революционная Армия, которая будет создаваться на украинской земле, будет бороться дальше совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенное Соборное Государство и новый порядок во всем мире».

И хотя Гитлер не оценил устремлений главарей националистов (т.к. у него были совсем другие виды на Украину), ОУН и её вооружённые отряды – «Украинская повстанческая армия» (УПА) – во время войны были подручными фашистов в борьбе против Советского Союза.

Например, именно оуновцами были укомплектованы карательные батальоны «Роланд» и «Нахтигаль», а затем находившийся под командованием СС 201-й охранный батальон, одним из командиров в котором был Роман Шухевич. Этот батальон только на оккупированной территории Белорусской ССР уничтожил более 2000 советских партизан. По словам президента Белоруссии Александра Лукашенко, Шухевич и находившаяся под его командованием УПА*, принимали участие в сожжение Хатыни и её жителей.

Боевиками УПА в марте-апреле 1943 г. стали от 4 до 6 тысяч националистов из числа фашистских полицаев, которые в 1941-1942 гг. активно участвовали в уничтожении евреев и других советских граждан.

УПА во время войны находилась, в основном, под «крылом» военной разведки Германии – абвера. За это время боевики-националисты получили от немцев около 10 тыс. пулеметов, 50 тыс. автоматов и винтовок, сотни минометов, большое количество боеприпасов и радиостанции, значительные суммы денег.

Шло тесное сотрудничество украинских националистов с фашистами и в сфере разведки. По словам начальника 101-й абверкоманды группы армий «Юг» подполковника Линдгарта, без помощи ОУН агентурная деятельность немецких разведорганов на Украине была бы невозможна. А начальник 202-й абверкоманды подполковник Зелингер отмечал, что подрывная работа за линией фронта «может быть осуществлена только при помощи УПА».

После войны значительное число украинских националистов, сотрудничавших с фашистами, оказались на Западе, где к ним сразу же проявили интерес зарубежные спецслужбы, в первую очередь Великобритании, США, ФРГ и других стан. Неизменные антисоветские устремления ОУН практически полностью вписались в стратегию «холодной войны», начатой тогда против Советского Союза.

Как известно, националисты ОУН и боевики УПА в первые послевоенные годы пытались развернуть на Украине вооружённую борьбу против советской власти путём террора и диверсий, создать разветвлённую сеть подпольных ячеек и т.д. Одновременно в интересах и по заданию западных спецслужб велась разведывательная работа на территории СССР.

Спецслужбы США, Великобритании и других стран НАТО вплоть до 1991 г. активно использовали зарубежные структуры украинских националистов в многоплановой разведывательно-подрывной работе против нашей страны.

– Были ли случаи, когда после окончания войны западные спецслужбы воспользовались такого же рода «нацистским наследством» в Литве, Латвии и Эстонии?

Сохранившиеся документальные свидетельства опровергают утверждения нынешних прибалтийских политиков, историков и пропагандистов о том, что в годы Великой Отечественной войны националисты Литвы, Латвии и Эстонии лишь «боролись за независимость своих республик и против Германии, и против СССР».

В годы войны в республиках Прибалтики были националистические организации, которые с ведома, под контролем и при поддержке фашистских оккупантов, их спецслужб участвовали в вооружённой борьбе против СССР, выявляли и уничтожали советских патриотов, евреев, проводили карательные акции против партизан, занимались профашистской и антисоветской пропагандой, поставляли кадры для армии и разведорганов Германии. Некоторые после окончания войны активно сотрудничали с западными спецслужбами.

“Лесные братья”

Созданный националистами на оккупированной территории «Эстонский республиканский национальный комитет» (ЭРНК) действовал под полным контролем абвера в интересах фашистской Германии. С февраля 1944 г. руководители этой структуры были организаторами и активными участниками кампании по мобилизации эстонцев в создававшиеся коллаборационистские вооружённые формирования для «выступления с оружием в руках против Красной армии». В результате гитлеровцам удалось призвать до 40 тыс. человек в сформированные ими 20-ю гренадерскую дивизию СС, 7 «полков пограничной стражи» и 7 полков «Омакайтсе» («Самообороны»), входивших в состав созданной оккупантами полиции.

После освобождения Эстонии многие деятели ЭРНК и созданного им т.н. «эстонского правительства» бежали вместе с оккупантами, а ряд агентов абвера, работавших в ЭРНК, перешли под «крыло» разведок Швеции и Великобритании и вплоть до конца 1940-х гг. забрасывались в Эстонскую ССР для выполнения разведывательных заданий и с целью создания вооружённого националистического подполья. Для пресечения разведывательно-подрывной деятельности западных спецслужб, ЭРНК и эмигрантского т.н. «эстонского правительства» органами госбезопасности СССР тогда в течение нескольких лет проводились агентурно-оперативные и радиоигры, в результате которых большая часть шпионских и диверсионно-террористических планов противника была сорвана, а заброшенные в нашу страну их исполнители, как правило, были арестованы, перевербованы или уничтожены.

В октябре 1943 г. с ведома и согласия немецких оккупантов был создан «Верховный комитет освобождения Литвы» (ВЛИК), целью которого декларировалось восстановление независимости этой республики. Однако в начале 1944 г. деятели ВЛИКа оказывали всяческое содействие рейху в комплектовании т.н. «литовского территориального корпуса», который создавался с целью проведения карательных операций. Туда под воздействием националистической и антисоветской пропаганды добровольно вступили более 30 тыс. литовцев (хотя затем многие из них дезертировали). Своё сотрудничество с оккупантами ВЛИК тогда пытался оправдывать принципом «Литовская армия для рейха в обмен на независимость Литвы».

«Независимости» от фашистов литовские националисты не получили, а после наступления Советской Армии деятели ВЛИК бежали с оккупантами и летом 1944 г. перенесли свою штаб-квартиру в Берлин. После войны они начали активное сотрудничество со спецслужбами Великобритании, США и Швеции, пытались руководить вооружённым антисоветским подпольем в Литве. После его разгрома и вплоть до 1990 г. занимались преимущественно идеологическими диверсиями против СССР, созданием в Литве оппозиционных групп, сбором разведывательной информации, поставкой кадров для западных разведслужб.

Ярким примером использования западными спецслужбами фашистских пособников и военных преступников из числа националистов является военизированная организация «Даугавас ванаги» («Ястребы Даугавы»), созданная в декабре 1945 года в лагере для военнопленных в Бельгии бывшими офицерами латышской дивизии СС. Затем организация перебазировалась в ФРГ, а её филиалы были созданы в США, Канаде, Англии, Швеции, Австралии и в других странах. Число членов превысило 9 тыс. человек. Эта организация стала поставщиком агентуры для западных разведок, работавших против СССР. В послевоенные годы большая часть заброшенных в Латвийскую ССР и арестованных органами госбезопасности иностранных агентов и диверсантов оказались членами «Даугавас ванаги».

– Каким образом униатская церковь, особенно её зарубежные филиалы, пытались влиять на оживление национализма в Украинской ССР?

Надо понимать, что иерархи Украинской греко-католической (униатской) церкви (УГКЦ) на всех этапах существования националистического движения на Украине были его духовными вдохновителями. С самого начала Великой Отечественной войны униатский митрополит Андрей Шептицкий и его многочисленные ставленники однозначно приветствовали фашистских оккупантов и всячески поощряли сотрудничество с ними всех националистических группировок.

Андрей Шептицкий

Уже в июле 1941 года митрополит Шептицкий в своей проповеди заявил:

«…По воле Всемогущего и Всемилостивого Бога начинается новая эпоха в жизни нашей Родины. Победоносную немецкую армию, занявшую уже почти весь край, приветствуем с радостью и благодарностью за освобождение от врага. В этот важный исторический момент призываю вас, отцы и братья… провозгласить многолетие немецкой армии и украинскому народу».

 А вот слова из письма Шептицкого, адресованного лично Адольфу Гитлеру:

«…Как глава Украинской греко-католической церкви, я передаю Вашей Экселенции мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре — Киевом!.. Украинская греко-католическая церковь знает об истинном значении могучего движения Немецкого народа под Вашим руководством… Я буду молить Бога о благословении победы, которая станет гарантией длительного мира для Вашей Экселенции, Немецкой Армии и Немецкого Народа».

Митрополит Шептицкий вместе с рядом главарей ОУН в январе 1942 г. подписал обращение к Гитлеру, в котором, в частности, говорилось:

«…Мы заверяем Вас, Ваше превосходительство, что руководящие круги на Украине стремятся к самому тесному сотрудничеству с Германией, чтобы объединёнными силами немецкого и украинского народа… претворить в жизнь новый порядок на Украине и во всей Восточной Европе».

Тот же Шептицкий, а также епископ Иосиф Слипый и др. активно участвовали в формировании укомплектованной украинскими националистами дивизии СС «Галичина». По этому поводу тогда во всех храмах УГКЦ были отслужены торжественные молебны, а для «духовного окормления» головорезов из этой дивизии в неё были направлены униатские капелланы.

В послевоенный период на территории Украинской ССР многие священники УГКЦ были участниками и пособниками т.н. «украинской повстанческой армии» (УПА), которая при поддержке спецслужб ряда стран Запада почти десятилетие активно занималась диверсионно-террористической, подрывной антисоветской и разведывательной деятельностью, убийствами многих тысяч советских граждан.

В дальнейшем разведкой и контрразведкой КГБ СССР вплоть до 1991 г. фиксировалось стремление к тесному взаимодействию антисоветчиков из числа украинских националистов и деятелей нелегальной УГКЦ как на Украине, так и за рубежом. В этой связи с целью недопущения возникновения в республике организованного националистического подполья систематически велась не только агентурно-оперативная работа в этой среде, но также в комплексе использовались иные законные методы воздействия: предупредительно-профилактические, информационно-пропагандистские, административные, уголовно-правовые.

– Можно ли, по Вашему мнению, считать, что действия П. Судоплатова в 1938 г. по ликвидации Евгения Коновальца и устранение Степана Бандеры в 1959 г. были мерами, имеющими тогда право на существование?

Эти главари ОУН в соответствии с действующим тогда уголовным законом СССР являлись особо опасными государственными преступниками. Коновалец, сотрудничая с абвером, перед нападением фашистской Германии на Советский Союз войны намеревался использовать возглавляемую им ОУН для оказания всемерной, в том числе вооружённой помощи агрессору. Под руководством Бандеры бандиты ОУН участвовали в боях против Советской Армии, совершали массовые кровавые расправы над мирными жителями – украинцами, русскими, белорусами, поляками, евреями, совершали многочисленные диверсии, занимались разведывательной деятельностью в пользу фашистской Германии, а затем ряда стран Запада. В отношении Коновальца и Бандеры были решения советского суда, в соответствии с которыми они были заочно приговорены к высшей мере наказания – смертной казни. В этом смысле их ликвидация органами госбезопасности может рассматриваться как приведение приговора в исполнение. Во всяком случае, в те времена это считалась не только политически целесообразным, но и законным.

Сейчас можно сколько угодно рассуждать о законности или незаконности, этичности или неэтичности, гуманности или негуманности форм и методов работы разведок ведущих мировых держав. К сожалению, человечеству ещё очень долго придётся жить в условиях разделения на противоборствующие государства и группы государств, которые используют свои спецслужбы не только для получения разведывательной информации, но и для проведения различного рода «острых», силовых операций.

Западная пропаганда и наши доморощенные «либерал-гуманисты», по вполне понятной причине и для достижения определённой цели, акцентируют внимание лишь на тех, относительно немногочисленных акциях, которые действительно проводились органами госбезопасности СССР в 1920-1950-х гг.

Но история знает сотни и тысячи примеров за последнее столетие, когда спецслужбами даже самых «цивилизованных», «демократических» и «либеральных» государств, как в Европе, так и на Американском континенте, применялись и применяются до сих пор самые жёсткие методы борьбы с теми, кого они считали своими врагами, – вплоть до похищений людей, тайных и демонстративных убийств, бессудных заточений в тюрьмы, пыток и т.п. И это не говоря о поддержке западными спецслужбами разного рода национальных и международных террористических структур, организации вооружённых восстаний, т.н. «цветных революций», провоцирования региональных войн, в результате которых гибнут сотни тысяч людей.

* организации запрещены в России

Беседовал Игорь Латунский

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *