Анатомия «перестройки»: Литва, 1991 год – подоплёка националистического мятежа

В декабре этого года исполнится тридцатая годовщина развала одной из великих стран мира – СССР. Как и с чьей руки политиков «бацилла» национализма заразила прибалтийские республики СССР, территории которых были включены в состав ещё только создававшейся Российской империи при Петре Первом? На ком лежит вина за пролитую кровь 13 января 1991 года в Вильнюсе? Кто из прибалтийских руководителей и как именно был связан с западными кругами, задавшимися целью дезинтеграции СССР? Кто влиял на слабовольного президента СССР, мечтавшего сделать из своей страны колониальный придаток, полностью послушный США и Великобритании?

На эти вопросы нашему изданию отвечает полковник запаса Группы «Альфа» Михаил Васильевич Головатов.

-Расскажите, пожалуйста, о себе.

– Я – полковник КГБ СССР – ФСО РФ в отставке, проходил службу в Седьмом Главном Управлении КГБ СССР, в дальнейшем служил в Группе «А» этого же Управления. В 1992 году по состоянию здоровья уволился в запас.

– Как Вы считаете, когда же ряд республик нашей страны, особенно Прибалтийского региона, заразились бациллой национализма, и их руководство заговорило, с помощью Запада и в первую очередь США, о выходе из состава СССР?

Если рассматривать Ваш вопрос с позиций по временному фактору продвижения ситуации, то она была связана с перестройкой, но это будет мое личное мнение. Я могу подтвердить его тем, что Группа «А» или Управление «А» (как его сегодня называют в ФСБ РФ), начала тушить пожар национализма ещё в Союзе Советских Социалистических Республик.

Начиналось это с азиатских и закавказских республик СССР, и продолжилось тушением этого пожара в прибалтийских республиках. Это началось где-то в 1986 году, продолжилось в 1989 и в 1991 году. И если говорить о тех событиях, которые происходили в СССР с 1986 по девяностые годы, то большая их часть была предательством. В Нагорном Карабахе наше подразделение «А» находилось около двух лет. Мы бывали в Душанбе, где проходили массовые беспорядки. И помимо этого, был ввод ограниченного контингента, который мы называем «резервистами», в Баку и в Тбилиси.

Из-за предательства до сих пор не решён вопрос по Юрию Мелю, который на сегодняшний день находится в тюрьме и должен отбыть десять лет наказания за события, происшедшие в 1991 году, а конкретно – за три холостых выстрела из танка около Вильнюсской телебашни. Человек отсидел семь лет и ему еще увеличили срок заключения на двадцать дней и добавили еще три года тюремного заключения. И ряду офицеров КГБ «прибалтийских» Управлений добавили от трех до четырех лет тюремного срока.

Вы можете рассказать, как прозападные власти Литвы расправляются с теми офицерами КГБ своей страны, которые остались верны своей присяге, данной их Родине – СССР?

Если говорить о правомерности судов над офицерами КГБ бывших прибалтийских республик СССР, то они все не выдерживают никакой критики. Но, если вернуться к тем событиям, которые назывались надуманной перестройкой, то с одной стороны она велась президентом СССР Горбачёвым, а все то, что ему в противовес устраивал Б. Ельцин, шло не на пользу СССР и Российской Федерации.

Что вы имеете в виду? И если можно, приведите примеры того, что и где в прибалтийских республиках, которые пришлось Вам и Вашей группе посещать в 1991 году, при Вашем непосредственном участии происходило…

Если мы, сотрудники разных подразделений КГБ СССР, и в том числе Группа «Альфа», защищая конституционный строй, пытались добиться того, чтобы в Прибалтике началось ведение трансляции на русском языке, то мы эту задачу выполнили с 12 на 13 января 1991 года. А 14 января Ельцин подписывает соглашение с прибалтийскими республиками об их выходе из состава СССР. Он, кстати, даже не проехал по всем республикам. Он побывал только в Эстонии, при этом не решив никаких вопросов по правам проживания в Прибалтике русскоязычного населения, так и по положению в этих республиках военнослужащих, а также по их переселению.

Б. Ельцин встретился только с лидерами националистических движений, что-то наобещал им, и в нетрезвом состоянии вернулся в Москву, не побывав ни в Латвии, ни в Литве.

А мы 14 января вылетели из Литвы в Москву, при этом, имея на борту своего самолета гроб с телом лейтенанта Группы «А» Шатских, погибшем у телецентра.

– А когда и благодаря кому, или каким событиям в прибалтийских республиках стали появляться националистические настроения об их независимости от России, которые в свою очередь и привели к этим событиям? Это больше неумение или нежелание Горбачева принять вовремя необходимые решения, ведь многие высокопоставленные Ваши коллеги из КГБ СССР рассказывали, что руководство Комитета предупреждало первого президента нашей страны, что с крахом СССР кончится и его власть, а Ельцин пойдет на все, чтобы ее заполучить…

Это, я считаю, было предательством М. Горбачева. Бывший руководитель КГБ Литвы Эдмальтос самоустранился, и тогда обязанности Председателя КГБ Литвы стал исполнять его первый заместитель, генерал-майор Станислав Цаплин, который докладывал первым лицам в руководстве КГБ СССР о ситуации в Литве. Цаплин докладывал Председателю КГБ СССР Владимиру Александровичу Крючкову, а тот докладывал напрямую Горбачёву, но тут же Горбачёву звонил Председатель Верховного Совета Литвы Ландсбергис. Почему Горбачёв отвечал на звонки Ландсбергиса, состоявшего в националистической организации «Саюдис»…

– А «Саюдис», по Вашему мнению, мог иметь подкормку с Запада и из США?

Дело в том, что к этому периоду эмиссары из этих стран уже были направлены в Прибалтику, как и в Москву, ими проводились в Москве семинары. Кстати, один из их организаторов, американский профессор Джин Шарп, был учителем и сподвижником всех последующих «цветных революций». И первое, что им было сделано – это контрреволюционное восстание, которое состоялось в Литве, куда и были направлены из США бывшие выходцы из Литовской Республики, и они были консультантами всех тех операций, которые проводил «Саюдис».

Можно вспомнить фильм «Бой после победы», где показано, как на территории ФРГ в Пулохе в 1946 году под руководством тогда еще консультантов Управления Стратегических Служб (будущего ЦРУ) бывшие сотрудники СД и Абвера готовят для заброски в советскую Прибалтику СССР бывших «Айсоргов» и «Лесных братьев», ушедших со своими хозяевами на Запад…

Это были не те «Лесные братья», о которых говорится в упомянутом Вами фильме «Бой после победы» – по своему возрасту, они были детьми тех «Лесных братьев», которых обучали под контролем спецслужб США бывшие сотрудники спецслужб фашисткой Германии. Но у них идеология национализма была заложена в их головы еще в период Великой Отечественной Войны.

– Значит моя оценка относительно тех, кто закладывал в их головы идеологию и подготавливал, как говорили в ЦРУ, к часу «Икс», к выступлению против Советской власти в республиках Прибалтики, была верна?

И это установлено и подтверждено. Но всё то, что необходимо было пресечь сразу же, никто пресекать не собирался.

Когда я вылетал в Вильнюс 6 января 1991 года восстановить в Литве конституционный строй, мне было обещано, что будут выданы на руки постановления о введении конституционного порядка и внешнего управления Литвой. Но этого сделано не было. И еще, даже больше Вам скажу, 14 января 1991 года у Горбачева должна была состояться встреча с идеологическими работниками Литвы, которые вылетели в Москву на том же самолете, на котором я с подразделением «А» КГБ СССР летел в Вильнюс. И повторюсь, Горбачёв должен был с этими идеологическими работниками Литвы встретиться во «Внуково-2», но он заявил, что никаких санкций о введении чрезвычайного положения в Литве, как и командирование в нее нашего подразделения, никому не давал, что он спал, его разбудили и только тогда ему сообщили, что происходит в Литовской ССР. И ни с кем он встречаться не будет.

Но литовские лидеры уже прилетели в Москву, и Горбачев поручил встретиться с ними заместителю Председателя Верховного Совета РСФСР Рафику Нишановичу Нишанову.

Но я Вам могу заявить со всей ответственностью, что в Вильнюсе на заседании Штаба в ночь с 12 на 13 января 1991 года заместитель министра обороны СССР Ачалов докладывал, что министр обороны Д. Язов был у президента Горбачева и получил его согласие на проведение всех операций, касающихся телебашни и телецентра в литовской столице. Так что все они были согласованы с Михаилом Горбачёвым.

– Вы сказали, что все меры по наведению прядка Вашей Группой специального назначения КГБ СССР «А» были согласованы с президентом СССР, тогда получается, что Горбачёв, как всегда, умывая руки, уходил от ответственности за принятое с его приказа решение?

Да. По вине Горбачёва до сегодняшнего дня в камере отбывает срок Юрий Мель, полковник, на основании присяги и приказа выполнивший свой долг. И ещё три года ему находиться в камере заключения с двадцатью заключенными, где антисанитария и может быть любая зараза. По вине М. Горбачёва в Литве, как и в Латвии, и Эстонии, русскоязычные люди находятся в заложниках до сих пор.

Горбачев в Литве

– …Хотя, даже к уголовникам, простите меня Михаил Васильевич, за такое нелестное сравнение, применяют смягчающую статью о сокращении отбывания наказания за сроком давности за совершенные ими преступления…

Дело в том, что в Литве осудили руководителей ЦК Литвы в 1998 году, и уже многие из них отсидели от 6 до 8 или 12 лет. Но Литва поменяла статьи уголовного кодекса своей страны и ввела статью об уголовном преследовании за события в 1991 году, как за военные преступления и как преступления против человечности. Но какие военные преступления, может быть, Литва была самостоятельным государством? И никому сейчас и дела нет, что Литва вошла в 1941 году в состав Союза Советских Социалистических Республик, причём на основании добровольного ее присоединение к СССР на конституционной основе. И она должна была выходить из СССР на конституционной основе. И если на сегодняшний день строго разбираться, Литва была признана самостоятельным государством только 26 сентября 1991 года, а мы были на ее территории в январе 1991 года, когда был СССР. И до 1992 года Литва жила по советским паспортам, и на советском, кстати, бюджете. Горбачев тоже об этом не знал?

И на сегодняшний день все те неурядицы идут от него!

– А, кто же, по Вашему мнению, мог быть рычагом давления Запада, прежде всего США и Великобритании, на М. Горбачёва? Ведь многие политики, хорошо знавшие его, как и Председатель КГБ СССР В.А. Крючков, рассказывали, что он был безвольным, как слизняк, но при этом хитрым партийным интриганом?

Я встречался с Горбачёвым 24 августа 1991 года. Эта встреча прошла в первом корпусе Кремля, когда он не пошёл на заседание Верховного Совета, а меня, кстати, 23-го назначили командиром специальной Группы «А» КГБ СССР, и вот этот диалог:

«– Михаил Васильевич, а где находится Ваше подразделение?

Михаил Сергеевич, в 15 минутах от Кремля.

–  А скажите мне, где именно?

–  Негласный штат и определенный круг лиц имеет право знать место нахождения этого подразделения.

–  Ну, я же президент СССР!

Михаил Сергеевич, есть тот перечень лиц, которому ее местонахождение необходимо знать».

И после этого у него интерес ко мне пропал, он спросил: «А что у Вас из боевой техники имеется в распоряжении?»

Я ему ответил: «На сегодняшний день у нас есть два БТР»

Он: «А куда делись четыре?»

Я: «Сдали в Министерство обороны по уменьшению обычного вооружения».

Он: «А Вы бы не могли перегнать два БТРа в Кремль?

Я спросил его, а с какой задачей?

Он: «А чтобы танки в Кремль не прошли».

Я на это ответил: «Михаил Сергеевич, МАЗ с песком поставить в ворота, и не один танк через них не пройдет».

Все-таки он добился, чтобы один БТР перегнали в Тайницкий сад, до сих пор этот БТР там и стоит.

– Я в своё время брал интервью у генерал-лейтенанта Аналитического Управления ПГУ КГБ СССР Николая Сергеевича Леонова. Он мне рассказал, как по заданию Председателя КГБ СССР Виктора Михайловича Чебрикова в 1987 году выехал в республики Прибалтики. Вернувшись в Москву, он написал отчёт, в котором отметил, что перестройка в Прибалтике перешла в хаос растущего национализма, и что на местах к власти пришли люди из «Саюдиса», что приведет к развалу СССР, если не принять срочно ряд самых жёстких мер!

Но после него по этому же маршруту в прибалтийские республики выехал секретарь ЦК по идеологии А. Яковлев, который написал обратное, а именно, что в Прибалтике идёт нормальный демократический процесс, который никак не может угрожать целостности СССР, а представители КГБ СССР, как всегда, сгущают краски.

Как Вы считаете, этот политик из окружения президента СССР Горбачёва действительно причастен к вильнюсским событиям, в самом негативном плане их развития?

Да и было в отчете Яковлева сказано, мол, давайте мы будем и далее продвигать реформы, чтобы дать представителям этих республик больше полномочий для управления ими. А эти полномочия, предложенные Яковлевым, привели к тому, что из органов управления прибалтийских республик выдавливали структуры Коммунистической Партии СССР, и во главе органов местного управления основное место заняли националисты, в частности в Литве – члены «Саюдиса».

– Выходит, А. Яковлев влиял на президента страны М. Горбачёва, чтобы он привел свою перестройку к развалу нашей Родины?

…Но Яковлева уже нет. А почему сегодня не открыть тот занавес, который был в то время, хотя бы только ради того, чтобы сказать правду, пока мы, очевидцы тех событий, еще живы?

Мы её рассказываем, ну а почему всё, что необходимо делать сейчас, не делается, почему за свою вину Горбачёв не наказывается? Он ещё жив, и надо это делать при жизни, а не говорить об этом только тогда, когда он уйдет на тот свет, как в случае с А. Яковлевым и Б. Ельциным.

– В своё время я беседовал с одним из руководителей Пятого Управления КГБ СССР – так, по его мнению, можно было в ряде республик Прибалтики не доводить дело до открытого столкновения с националистами, а просто провести дезинформацию через свои источники в среде националистов. Им можно было бы подбросить информацию о том, что КГБ республик готовит по приказу из Москвы их арест, и те сами бы, по мнению моего собеседника, сбежали бы за границу. А в столице Литвы можно было провести подобное, чтобы не доводить ситуацию в Вильнюсе до штурма телебашни?

Мы, кстати, пытались пугануть толпу. Заместитель министра обороны СССР Ачалов сказал: «Надо двумя танками сделать по три холостых выстрела, и вся толпа сразу разбежится!» А толпа, между, прочим, была не маленькая, в ней было около 8 тысяч человек, и ею в несколько кругов была окружена телебашня. А около телецентра Вильнюса в толпе было до 5 тысяч человек.

– А было ли у них оружие? А то западные «голоса» передавали сразу после 13 января 1991 года, что специальное подразделение КГБ и части армии СССР открыли огонь пулями со смещённым центром, запрещенными к применению «Женевской Конвенцией», по безоружной и мирной демонстрации, люди в которой хотели отстоять независимость своей республики?

Откуда же прилетела пуля в 5-45 в спину В. Шатскому, если это оружие, как говорили «демократические» СМИ, было только у нас и вильнюсского ОМОНА? Ведь, около Вильнюсской телебашни, якобы было убито 13-14 человек.

Да, именно с крыш соседних с телебашней зданий националистические боевики стреляли по этой толпе.

– А откуда же эти националистические стрелки могли взять огнестрельное оружие?

Эти все стволы были выбраны в охотничьих клубах, которые были сданы в МВД в период их конфискации. И все это было у тех боевиков, которые были у начальника Департамента защиты края Буткявичюса, и из этого же оружия с крыш близлежащих домов и велся огонь по якобы «защитникам» Вильнюсской телебашни.

– Получается, националистические боевики били по своим, таким же националистам?

Свои же стреляли в своих. Об этом и сказал Альгердус Палецкис, которого на сегодняшний день судят в Литве за шпионаж в пользу России, а до этого его судили за непризнание «советской оккупации» Литвы.

– В своё время в 1994 году я беседовал с председателем Гостелерадио СССР Л.П. Кравченко, который сразу после событий в Вильнюсе был включён в государственную комиссию по литовской трагедии. Он рассказал, что документальный фильм, снятый якобы в Вильнюсе журналистами ФРГ и Швеции, где видно, как части Вильнюсского ОМОНА и КГБ СССР расстреливают мирных демонстрантов, а десантники лупят прикладами лица и режут животы мирных демонстрантов штыками автоматов – это всё липа. На самом деле его сняли сотрудники центров спецпропаганды в Стокгольме, где архитектура домов и улиц очень похожа на Вильнюс. Роль же участников событий, как с той, так и с другой стороны, сыграли за небольшую плату местные шведские безработные и бродяги…

Я Вам ещё могу привести массу примеров. Я выступаю по ТВ в передаче В. Соловьева, рассказывая о событиях в Вильнюсе. На передаче присутствует Надеждин, который отрицает все, что я говорю. Я его спрашиваю – а Вы лично в Вильнюсе 13 января 1991 года были? Он отвечает, что не был. Мой вопрос: «А зачем Вы тогда рассказываете то, о чем и не знаете, и чего не видели?». Ему кто-то рассказывал, он эту неправду на Центральном телевидении пересказывает. Я ему посоветовал слушать тех, кто не только был очевидцами, но и исполнителями, и пока мы ещё в здравии и память нас не подводит, мы говорим правду о тех событиях.

– …Но, если всё же говорить о вышеупомянутом фильме…

– Я лично не видел, чтобы кто-то направо и налево бил физиономии литовским националистам, потому что после холостых выстрелов из двух танков к телебашне подошли четыре БМД, но десант из них не десантировался, и они прошли мимо, потому что толпа им не дала возможности движения.

– А как же была взята под контроль Вильнюсская телебашня?

На «ЗИЛ-е 131», не врезаясь в толпу, мы подъехали к башне не к фасаду здания, а с тыльной его стороны и дошли до 31 этажа за 15 минут, когда по нормативам подъем составляет 25 минут. На этом этаже стояли ретрансляторы, чтобы их не потушили, мы взяли всю ситуацию с трансляцией по ТВ Литвы под контроль

– А руководство СССР в очередной раз отмолчалось, тем самым, предав Вас, после того, как Вы и Ваша группа КГБ СССР специального назначения «А», выполняла приказ о нормализации ситуации в столице Литвы, повесив на вас всю ответственность за пролитую кровь в ночь с 13 на 14 января 1991 года?

И предали тех, кто был у нас проводниками, предали технический персонал. Эти предатели после событий августа и провала ГКЧП 19 августа 1991 года еще больше поджали хвост.

– А можно ли сказать, что отсев профессионалов из КГБ был связан с их принципиальной позицией, в том числе и по событиям в Литве?

А Вы знаете, почему я ушел в запас в сорок одни год? Да потому что тогда уже нужны были Б. Ельцину только беспредельно преданные люди… У меня тоже был такой случай, когда мне М. Барсуков с А. Коржаковым говорили, что надо то-то и то-то выполнить, а приказ будет подписан Б. Ельциным. И еще говорили: «Ты что, нам не веришь?»

– Кстати, мне довелось беседовать с одним офицером Пятого Главного Управления КГБ СССР, в прошлом начальником Отдела по борьбе с национализмом, который уверял меня, что, ещё будучи министром внутренних дел СССР, в дальнейшем главой КГБ Бакатин сдал всю систему и агентуру МВД латышским националистам. Вы допускаете такие его действия еще до августа 1991 года и сдачи представителям ЦРУ в Москве всей системы прослушивания в американском посольстве в Москве?

  – Я могу привести ещё один более весомый пример поведения этого подонка. Бакатин в августе 1991 года продержал тринадцать часов в своей приёмной и не принял ныне, к сожалению, покойного генерал-майора, Героя Советского Союза Виктора Федоровича Карпухина. Это было со стороны Бакатина унижением достойного офицера, героя Союза Советских Социалистических Республик, человека, который в Афганистане, по штурму дворца Амина сделал основную работу. Такие временщики, как Бакатин, боялись не только Карпухина, но и всю Группу «Альфа» Седьмого Управления КГБ СССР.

Виктор Карпухин

Я был не в системе МВД, отвечая на Ваш вопрос, я был в системе КГБ СССР, и мне было достаточно того, что Бакатин сотворил с Виктором Федоровичем. Карпухин был уволен не как командир Группы «А» Особого Оперативного Отдела, а как начальник Хозяйственного Управления КГБ СССР. Оперативный отдел и Хозяйственное Управление – это очень большая разница.

– Если мы с Вами, Михаил Васильевич, говорим о событиях после августа 1991 года, и Вы выше упомянули о судьбе генерал-майора КГБ Литвы Станислава Цаплина, то, как сложилась в дальнейшем его судьба? Правда, что он смог привезти в Москву из Вильнюсского здания КГБ Литовской ССР личные дела всей агентуры КГБ СССР в Литве, чем спас от расправы националистов много честных граждан СССР?

Он не только вывез все дела агентуры КГБ СССР из Литвы, но и ещё смог трудоустроить всех офицеров КГБ, которые находились в Литве. Он устраивал их в Москве, и в других городах регионов России. Станислав был знающим человеком, он не сомневался в том, что всё, что происходило в Прибалтике в то время, было спланировано американцами, а вильнюсские события были как бы завершающим этапом их плана.

Станислав Цаплин

2 января 1992 года Станислава Цаплина нашли на льду Москвы-реки, и у меня есть вопрос – а почему не была назначена судебно-медицинская экспертиза?

– А. кто должен был назначить эту судебно-медицинскую экспертизу?

Её должны были назначить руководители Министерства безопасности РФ, потому что это гибель офицера КГБ СССР при особых обстоятельствах. И надо посмотреть, кто в тот период был министром, и с кого надо спросить.

– А чем же он был так опасен, что его было необходимо убрать?

Вся информация по литовским событиям была у него, и он докладывал по этой ситуации лично и председателю КГБ Крючкову, и Президенту СССР Горбачеву. А Председатель КГБ Литвы Эйсмунтас после всех этих событий 1991 года и выходом Литовской ССР из состава СССР был награжден высшим орденом уже независимой Литвы.

– А Вы допускаете, что убийство С. Цаплина могло быть проведено под руководством спецслужб Запада, но руками литовских националистов, чтобы сотрудникам отдела «Черных или Специальных Операций» ЦРУ не пачкаться?

Дело в том, что литовские националисты преследовали мать генерал-майора, второго секретаря ЦК Коммунистической партии Литвы Науджюнаса, который был переведен из министерства обороны в Литву, он не смог, к сожалению, вовремя вывести из Литвы свою мать. Они и его, кстати, преследовали, он по чердакам от них прятался.

– Я не случайно выше спрашивал Вас, какие формы борьбы были использованы Группой специального назначения «А», а также другими частями и подразделениями КГБ СССР, сразу после событий в Вильнюсе в январе 1991 года. В то время в «Московских Новостях» вышло интервью с небезызвестным Калугиным, утверждавшим, что еще с 1937 года в стенах ОГПУ существовала сверхсекретная медицинская лаборатория «Х-10» под руководством полковника ОГПУ Майрановского, где производились сильно действующие яды. Применяли эти яды сотрудники спецслужб СССР, особенно из Четвертого Управления МГБ СССР под руководством П. Судоплатова не раз, как за рубежом, так на территории СССР против националистов Литвы, Украины и диссидентских течений…

В апреле 1978 года Калугин встречал нас, когда мы, несколько сотрудников подразделения «А», провели обмен пятерых диссидентов на двух разведчиков ПГУ КГБ СССР, которые были осуждены за шпионаж в пользу нашей страны на отбытие пятидесятилетнего срока заключения в США. А он тогда был начальником Управления внешней контрразведки, и зачем ему выдавать желаемое за действительное? Вот если бы он что-то рассказал по этому обмену, я бы лично ему поверил, потому что был участником его проведения и знаю, как он проходил. Но тут возникает вопрос, для чего ему нужно было «городить огород», которого просто не было.

А нужно ему было это для того, чтобы у американцев появился к нему интерес.

– А как Вы считаете, лучше стало жить русскоязычное население в самостоятельных странах Прибалтики?

Я могу сказать не только про прибалтийские республики бывшего СССР. Во всех республиках СССР, которые стали самостоятельными, изначально были самые настоящие гонения и невозможность самого существования для русскоязычного населения.

– А пришедший после августовских событий режим Б. Ельцина этому положению русскоязычного населения содействовал?

Выше мы говорили о том, что когда мы восстанавливали в Литве конституционный порядок, а он уже подписывал соглашение о выходе из СССР трех прибалтийских республик: Литвы, Латвии и Эстонии, это о чем-то говорит. А в Эстонии ему еще и мемориальную доску открыли.

– А в сегодняшней Литве, по Вашему мнению, при нынешней власти в России, хоть что-то в лучшую сторону для русскоязычного населения поменялось?

Единственное, что наша нынешняя власть делает, так это день в день выплачивает пенсии военным пенсионерам. Ни на их трудоустройство Россия не может как-то повлиять, ни организовать лечение. В то же время президент Белоруссии А. Лукашенко даёт возможность русскоязычным пенсионерам из прибалтийских стран приезжать на лечение в те санатории, которые находятся на территории его страны.

Интервью провел Игорь Латунский

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *