Аляска – все дальше

Не первый год уже 18 октября по традиции сажусь писать о событиях, в которых не участвовал. В тот далекий день 1867 года состоялась церемония передачи Российских колоний в Северо-западной Америке новым хозяевам. Эти хозяева вдохновенно отмечают День Аляски, проводя парады и исторические реконструкции. Актеры играют русских и американских офицеров, и даже последнего Главного правителя Русской Америки. До дня вчерашнего празднование наблюдал с пьедестала и первый русский правитель Аляски Александр Баранов (1747-1819). Сегодня этого памятника в Ситке нет. На празднования текущего года отпечаток наложили две беды – разруха в американском здравоохранении и утрата этнополитических ориентиров американским обществом. Если порядок в борьбе с короновирусом в преддверии президентских выборов наведен, то травмы от этнических мин, заложенных еще до Американской революции, вновь закровоточили.

Началось все с 25 мая этого года, когда американский полицейский задушил при задержании подозреваемого афроамериканца. Многими это было истолковано как проявление институционального расизма. На наш заокеанский взгляд полицейский душил в первую очередь преступника, а потом уже человека с другим цветом кожи. Но американцы вспомнили, что «жизнь черного тоже значима» (BLM) и начали акции гражданского неповиновения в своих городах. Их поддержали расово обездоленные в Европе. В этнической политике Соединенных Штатов до сих пор много перекосов. Сдержки и противовесы превращаются в костыли и подпорки. Со времен объявленной мечты Мартина Лютера Кинга американский истеблишмент пополняется неконкурентными афроамериканцами, единственное преимущество которых – темный цвет кожи. Темнокожих, пришедших в американское государственное управление на рубеже веков, трудно назвать успешными и отнести к интеллектуальной элите. Им не поставят памятников как солдатам-буффало (буйволам) – афроамериканским кавалеристам Гражданской войны. Понимает это и цветное население США, даже успешно инкорпорированное в «белое» общество. Отсюда и возобновление борьбы с историей, снос памятников колонизаторам и лихорадка с целованием ног. В Америке живет до 3 миллионов выходцев из России, которые не считают себя колонизаторами. Русский, воспитанный на поэзии внука эфиопа, не может быть расистом и не понимает, зачем целовать негру ноги. Наша элита охотно принимала людей с окраин, предоставляя им социальные лифты. Чего только стоят легендарные креолы Ф.Плевако и Л.Корнилов. Справедливости ради заметим, что русская колонизация Америки имела место. Иначе как же Россия уступили бы Соединенным Штатам почти пятую часть их территории. Покорение алеутов и индейцев было жестоким, как и все колониальные войны европейцев на континенте. Но это были не расовые чистки англосаксов. Если испанские колонизаторы давали индейцам какой-то шанс выжить после крещения, то англичане всегда стремились уничтожить вольнолюбивых краснокожих. Поэтому и появились в США в таком количестве работящие черные (афро-африканцы), которым не помогла и политика президента Монро.

Так что снос памятников работорговцам и колонизаторам, которые по совместительству были и создателями нации, частично оправдан. Борьба с памятником русскому американцу А.Баранову в столице русских владений только внешне связана с мемориальными эксцессами прошедшего лета. Американцы давно уже ищут предлоги затереть страницу русского присутствия на Аляске, вытеснить память о русском вкладе в американскую цивилизацию. Десяток лет назад они пытались лишить финансирования калифорнийский музей Форт-Росс. Тогда общее национальное достояние спасли.

Памятник А.Баранову в бывшем Ново-Архангельске был установлен в 1989 году. Индейцев, а их в Ситке отнюдь не большинство, постоянно подначивали то срезать нос белому русскому, то уменьшить постамент, чтобы не задавался. В конце концов, остановились на том, чтобы перенести памятник в местный музей. Один из потомков вождей индейцев-тлинкитов, утративший идентичность с культурой предков, сравнил художественные и исторические достоинства монумента с халатом своей мамы (I could donate a robe my mom owned with more historical value). Что-то американцы упустили в его образовании. Наш уже упомянутый поэт написал бы «и ныне дикий тлинкит». Но русского слова из американской песни об Аляске не выкинешь. Собственно, и индейский след без русских мог бы затеряться.

С Днем Аляски, земляки!

Владимир Ружейников,
капитан яхты «Ситка»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.