Цветные революции как инструмент внешней политики стран англо-американского политического альянса

Цветные революции, как инструмент внешней политики, стали неотъемлемой частью большинства международных конфликтов последних десятилетий. Восточная Европа, Ближний Восток, Северная Африка, страны постсоветского пространства – вот перечень регионов где применялись технологий цветных революций. В некоторых странахпоследствия цветных революций трагичны. Например Ливия перестала существовать как суверенное государство, а Украина «находится на грани социального и экономического коллапса» [1].

Сегодня мир стоит на пороге глобальных перемен. Принцип однополярности в формировании нового миропорядка не оправдал себя. Система международных отношений становится многополярной и на мировой арене все ярче проявляются новые игроки (Россия, Китай, Индия, страны Латинской Америки).

1 июля 2014 г. В.В. Путин на Совещании послов и постоянных представителей России заявил: «вряд ли остаются сомнения в том, что однополярная модель мирового устройства не состоялась. Народы и страны все громче заявляют о решимости самим определять свою судьбу, сохранять свою цивилизационную и культурную идентичность, что вступает в противоречие с попытками некоторых стран сохранить доминирование в военной сфере, в политике, финансах, экономике и идеологии». [2]

Сформированная после распада СССР, западная либерально – демократическая цивилизационная модель была господствующей на протяжении нескольких десятков лет. Но сегодня она показала свою несостоятельность.

Таким образом, разрушение однополярной системы идет в разрез с интересами Англо – американского политического альянса, который является неформальным альянсом политических организаций США и Великобритании и находящихся под их контролем партий Западной Европы .

Зб. Бжезинский говорит о современных геополитических процессах как о «глобальном политическом пробуждении, которое исторически является антиимперским, политически антизападным и эмоционально все более антиамериканским . В своем развитии оно вызывает смещение центра глобального притяжения. А это в свою очередь, в общем масштабе меняет расположение центров власти и оказывает серьезное влияние на роль Америки в мире». [3]

В этих условиях цветные революции становятся эффективным инструментом внешней политики, которую проводят страны США и западной Европы с целью реализации своих геополитических интересов, которые в том числе заключаются в том, что бы любой ценой сохранить однополярную модель мирового политического устройства, где западная либеральная парадигма является доминирующей.

В этой связи высказывание руководителя разведывательно-аналитической компании «Stratfor», неофициально называемой «теневое ЦРУ», Дж. Фридмана о том, что«стратегическая политика США остается неизменной на протяжении целого столетия. Соединенные Штаты предназначены предотвратить рост любого гегемона» [4] является вполне закономерным. Если мы обратимся к концепции национальной безопасности США, «направленной на инициативное продвижение наших (американских) интересов и ценностей с позиции силы» [5], то мы найдем подтверждение этой точки зрения.

Основной задачей, прописанной в тексте стратегии национальной безопасности является сохранение американского глобального лидерства. Закономерно предположить, что поставленные цели могут быть достигнуты с помощью использования цветных революций в качестве инструмента внешней политики.

США официально заявляют что являются «ведущей мировой державой у которой есть интересы во всех частях нашего взаимосвязанного мира» [6]. Однако, реализовывать свои национальные интересы «во всех частях мира» возможно с помощью либо силового контроля над территориями, либо с помощью контроля политического.

Одним из методов политического давления на страны, с целью проведения их правительствами проамериканской политической линии,являются цветные революции. Цель организаторов цветных революций – это контроль за территорией, а так же природными и человеческими ресурсами стран и регионов. Отличие цветной революции от прямой интервенции состоит в том, что оккупация страны осуществляется гражданами самого государства в интересах организаторов переворота. Страны и территории контролируются через марионеточное правительство и де-юре остаются суверенными государствами, а де-факто управляются из вне.

Сегодня мы наблюдаем межгосударственные конфликты нового типа. Противоборствующие силы не делятся на внутренние и внешние, как в случае «классического» международного противостояния. С помощью хорошо отработанных технологий цветных революций происходит поляризация общества внутри страны. Разделение происходит по национальному (Украина) и религиозному принципу (Ближний Восток), по принципу «за» или «против» власти (Грузия, Киргизия), за сближение с Европой или против (Восточная Европа, Украина) и т.п. Таким образом, в процессе цветной революции одна из сторон отстаивает интересы другого государства, и в итоге, мы имеем дело с конфликтом геополитических интересов разных стран, представленным как внутригосударственное противостояние и реализуемым в виде государственного переворота. Таким способом англосаксы воюют против неугодной политической власти руками граждан самих государств.

Другой проблемный вопрос в изучении феномена цветных революций и технологий их проведения заключается в подмене понятий, которые вводятся западными политтехнологами. Методы борьбы против легитимной государственной власти обозначают как «ненасильственные», используются такие термины как «мягкая сила» и т.п. Создается иллюзия правомерности и «безобидности» действий предпринимаемых с целью государственного переворота. К примеру,«отказ от призыва в армию и депортации, изготовление фальшивых документов, неповиновение несправедливым законам, «преследование» официальных лиц, препятствие работе учреждений, проникновение в запретную зону (пересечение границы), ненасильственный захват земли, политически мотивированное изготовление фальшивых денег» [7] и т.п. обозначается Дж. Шарпом в книге «От диктатуры к демократии» как ненасильственные методы борьбы с режимом. Хотелось бы отметить, что противозаконные действия не могут быть ненасильственным и по отношению к государству. Несоблюдение законов есть насилие со стороны граждан и влечет за собой прописанное в законодательстве наказание. Предсказуемая реакция властей на нарушение закона используется организаторами цветных революций как повод для начала выступлений. Власть исполняющая закон объявляется оппозицией «кровавым режимом» и «тиранией». Далее происходит демонтаж политического режима и смещение легитимной власти.

Попытки контролировать и влиять на государственную политику разных стран мира многократно предпринимались англосаксами в Новейшей истории. Американский историк У. Блум приводит данные, которые не нуждаются в комментариях: «с окончания Второй мировой войны США: более 50 раз пытались свергнуть иностранные правительства, большинство из которых было избрано демократическим путем; грубо вмешивались в демократические выборы как минимум в 30 странах; совершили более 50 покушений на лидеров иностранных государств; бомбили население более чем 30 стран; пытались подавить народные или национально-освободительные движения в 20 странах». [8]

Подобный научный подход к проблеме цветных революций и их роли в международной политике, в либеральной среде, представители которой пытаются сохранить влияние на общественное мнение в России и за рубежом, называют «теорией заговора». Тем самым делается попытка придать реальным фактам и основывающимся на них закономерным выводам «псевдонаучный» оттенок. В данном случае необходимо называть вещи своими именами. Мы не имеем дело с «теорией заговора», мы (Россия и «русский мир») столкнулись с реальной внешнеполитической стратегией Англо-американского политического альянса. Эта стратегия никем не скрывается и прописана во многих официальных документах Соединенных Штатов (включая Концепцию национальной безопасности), она реализуется с помощью создания различных общественно-политических и военных структур щедро финансируемых правительством. Как пример можно привести созданное в 2008 г. американскими военными и политическими структурами континентальное командование – United States Africa Command (Африком). На официальном сайте организации четко прописана миссия Африкома «продвижение американских национальных интересов» [9] на Африканском континенте.

У. Энгдаль (американский политолог и экономист) отмечает, что «Различные дестабилизации, которые мы наблюдали в последние месяцы под названием «арабской весны», являются частью стратегии Африкома по смене режимов в разных частях Африки и на Ближнем Востоке для создания ситуации, более дружественной к долгосрочным планам Соединенных Штатов» [10].

Еще одна концепция по реализации американских геостратегических интересов на Ближнем Востоке получила название GreaterMiddleEast («Большой Ближний Восток»). «Авторами этой концепции явились Г. Киссинджер, Г. Допрет, Д. Рамсфельд, Д. Чейни, К. Райс, Р. Пёрл, П. Вулфовиц, М. Гроссман и другие американские политологи и члены политического руководства Буша. Они исходили из того, что на Ближнем Востоке должно быть создано такое сообщество, которое бы полностью отвечало интересам США, и было бы «созвучно» камертону американской идеологии» [11].

Выше упомянутые примеры приведены для того, что бы не возникало мнений о «спонтанности» и «естественности» цветных революций вообще и революций Арабской Весны в частности. Мы не отрицаем наличия довольно острых проблем и противоречий в тех странах, где были проведены цветные революции. Но если мы попробуем назвать государства где не существует социально – экономических, политических, межнациональных и межконфессиональных проблем, то нам это не удастся. Примером могут послужить Соединенные Штаты, где в 2014 году в Фергюсоне и других городах, на почве межрасовых конфликтов происходили массовые беспорядки, повлекшие за собой человеческие жертвы. Тем не менее это не привело к государственному перевороту и смещению легитимной власти.

Для Российской Федерации проблема цветных революций на сегодняшний день стоит особенно остро. Наша страна в этой борьбе является основным соперником против интересов которой направлены цветные революции. Это еще раз подтверждают украинские события. «Украина для России является последним тревожным звонком, и от того, удастся ли России эффективно противостоять угрозе экспорта цветных революций, во многом зависит не только ее будущее как независимого и суверенного государства, но и судьба той части мира, которая сегодня находит в себе силы противостоять глобальной экспансии Соединенных Штатов Америки» [12].

Противостоять странам Англо-американского политического альянса может только другой политически альянс, формирование которого является основной внешнеполитической задачей Российской Федерации.

Арямова Анна Дмитриевна

  1. Заявление комитета общественной поддержки жителей Юго-Востока Украины
  2. Выступление Президента РФ В.В. Путина на Совещании послов и постоянных представителей России. Москва, МИД, 1 июля 2014г. // Международная жизнь. № 7. 2014 г.
  3. Бжезинский Зб. Еще один шанс. Три президента и кризис Американской сверхдержавы. М., Международные отношения, 2010. 192 с. (стр 177)
  4. Friedman G. Viewing Russian from the inside. URL: https://www.stratfor.com/weekly/viewing-russia-inside
  5. National Security Strategy, URL: https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy.pdf (закл)
  6. National Security Strategy, URL: https://www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy.pdf 9
  7. Шарп Д. От диктатуры к демократии: стратегия и тактика освобождения.М., 2012. 84 с.
  8. Блум У. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в период холодной войны /Пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова; редактор перевода В. Крашенинникова. – М.: АНО «Институт внешнеполитических исследований и инициатив», Кучково поле, 2014 – 704 с.
  9. http://www.africom.mil/about-the-command
  10. У. Энгдаль Левиафан
  11. http://interaffairs.ru/read.php?item=664
  12. Манойло http://vz.ru/opinions/2015/2/16/729871.html?google_editors_picks=true

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *