Станет ли Центральная Азия периферией «Тюркского мира»?

С чем связана отмена поездки президента Турции в Казахстан

Президент Турецкой Республики Эрдоган отменил свой визит в Казахстан, который должен был состояться 30-31 марта для участия в неформальном саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркского совета). «Эрдоган примет участие в саммите в режиме видеоконференции», – говорится в сообщении администрации президента Турции.

Напомним, Тюркский совет, созданный в 2009 году, является международной организацией, объединяющей современные тюркские государства. В его состав входят Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турция и Узбекистан, в качестве наблюдателя участвует Венгрия.

Тот факт, что идейный вдохновитель всесторонней интеграции тюркоязычных государств, харизматичный идеолог «Тюркского мира» решил вдохновлять своих адептов дистанционно, симптоматичен и наводит на размышления.

Что заставило Эрдогана отменить визит в Казахстан, доподлинно неизвестно. Предположительно, такое решение главы связано с осложнением экономической ситуации в стране.

Национальная валюта Турции резко упала по отношению к доллару США после того, как Эрдоган в очередной раз внезапно уволил главу Центрального банка страны. На открытии утренних торгов в понедельник 22 марта турецкая лира торговалась на отметке 8,12 за доллар, упав на 12% по сравнению с минувшей пятницей. Позже падение увеличилось, составив уже 18%, если сравнивать с закрытием торговой сессии на прошлой неделе, сообщает CNN.

Уволенный 20 марта президентским указом управляющий Центробанком Наджи Агбал проработал на этом посту менее пяти месяцев. Его заменил Сахап Кавчиоглу, профессор банковского дела и бывший член парламента от возглавляемой Эрдоганом правящей (в коалиции с националистами) «Партии справедливости и развития».

«Шокирующее увольнение главы Центрального банка Агбала в минувшие выходные может нанести смертельный удар по доверию инвесторов к Турции», – написал Вин Тин, главный валютный стратег компании Brown Brothers Harriman. Решение Эрдогана уволить Наджи Агбала выводит страну «за пределы точки невозврата», отмечает стратег Societe General Феникс Кален, сообщил сайт валютных новостей и аналитики FXStreet:

«Без значительных резервов для защиты валюты и с учётом ожидаемого оттока иностранного и местного капитала, Турции в ближайшие месяцы может быть сложно избежать нового валютного кризиса».

В чем же причина растущей уже два года подряд инфляции в Турции? Взглянем на её аграрный сектор, ставший локомотивом роста цен.

По данным Турецкого статистического института, в прошлом году стоимость продуктов резко повысилась. За овощи, фрукты, яйца, масло и молоко на турецких рынках приходится платить на 27 процентов больше, чем еще полгода назад.

В Турции – во многом идеальные климатические условия для продуктивного сельского хозяйства. Но в течение многих лет консервативное правительство Партии справедливости и развития (ПСР) активно увеличивало инвестиции в строительство и сферу услуг, оставляя без внимания сельскохозяйственный сектор. На фоне мирового экономического кризиса турецкий агропром, лишённый государственной поддержки, мог выжить только взвинчивая цены на свою продукцию.

Экономист Барис Сойдан видит причину стремительного роста стоимости продуктов питания неолиберальной аграрной политикой Турции: «Высокая стоимость доллара тянет вверх и цены на продукты, потому что растут цены на дизельное топливо и удобрения, которые, в основном, поступают из-за рубежа. В итоге снижается урожайность на полях, деревни исчезают, потому что фермеры думают, что сельское хозяйство нерентабельно». Другой аспект, по словам Сойдана, заключается в том, что в последнее десятилетие «сельскохозяйственные площади были отданы под застройку крупных жилых комплексов».

Эрдоган игнорирует эту объективную реальность и продолжает выдвигать всё новые и новые амбициозные проекты, которые не укрепляют турецкую экономику, а лишь обременяют и без того съёжившийся госбюджет. Так, вместо того чтобы поддержать сельское хозяйство и оказать финансовую помощь населению, Эрдоган увлекся очередным гигантским прожектом. На прошлой неделе он объявил о скором вступлении Турции в число космических держав.

«В рамках международного партнерства к концу 2023 года мы запустим на орбиту нашу уникальную гибридную ракету и осуществим посадку на Луну», – заявил турецкий президент. По его словам, событие будет приурочено к юбилею основания Турецкой Республики.

Что движет экспансивным во всех смыслах этого слова турецким лидером, идущего на явные авантюры в экономической политике во имя амбициозных проектов, которые испытывающей серьёзные проблемы экономике реализовать едва ли под силу?

Вряд ли стоит всерьез воспринимать космическую риторику Эрдогана. Если даже в танко- и самолетостроении Турция всецело полагается на импортные двигатели, то уж в ракетно-космической сфере «Большой Турок» (как назвал Эрдогана французский геополитик Аймерик Шопрад) без иностранных партнёров не двинется ни на шаг. Столь же сомнительны намерения турецкого лидера создать свой авианосный флот.

А вот геополитическая экспансия «Большого Турка», на первый взгляд, имеет отчетливый успех.

По крайней мере, Эрдоган на равных конкурирует с Евросоюзом в борьбе за ресурсы Восточного Средиземноморья, не боясь бросить вызов серьёзной военной державе – Франции.

Убедительная победа «тюркского оружия» в Нагорном Карабахе создала Эрдогану имидж «исламского Бонапарта».

Медленно, но верно продвигает он свою Большую стратегию – создание и объединение вокруг Турции союза тюркоязычных государств Евразии, обладающего собственной армией. Именно этот вопрос, как предполагается, в числе прочих будет обсуждаться на очередном саммите Тюркского совета.

Между тем, лидеры четырех тюркоязычных республик Центральной Азии вряд ли мечтают стать колониями новой Османской империи, хотя протурецкая «пятая колонна» в регионе довольно эффективна. Нет иллюзий и по поводу того, кто стоит за спиной «Большого Турка». Стратегирование и оперативное планирование турецкой геополитической экспансии производится в Лондоне, на Набережной принца Альберта, 85, где расположен центральный офис штаб-квартиры британской разведслужбы МИ-6, возглавляемой личным другом Эрдогана Ричардом Муром.

Известен и интерес Лондона, включая транснациональные корпорации с британским участием, к природным ресурсам Центральноазиатского (как и Кавказского) региона.

Великобритания использует Эрдогана для масштабной геополитической гибридной операции, новой «Большой Игры», которая в текущей реальности ведётся не только против России, но и против Китая, что видно хотя бы на примере непрекращающейся истерии в связи с «уйгурским вопросом». При этом Британская Корона является здесь не более чем младшим партнёром единственного на сегодняшний день глобального сценариста – Америки.

Итак, расклад сил в регионе таков: пять республик бывшей советской Средней Азии – объект манипулирования со стороны крупных мировых акторов (США, Великобритании и их прокси – Турции) против России и Китая.

Экономические и военные возможности крупных игроков сопоставимы, а территориальная близость дает несомненные козыри Москве и Пекину.

Если рассматривать внутрирегиональные тренды, то наиболее устремлённым к Западу и «Тюркскому миру» и старательно уходящим от России является, как это ни парадоксально, Казахстан.

Чуть более осторожны в дистанцировании от России элиты Узбекистана.

Остальные три республики испытывают собственные проблемы.

Так, в богатом на углеводороды Туркменистане стала хронической нехватка продуктов питания. Особую специфику этому авторитарному государству придает тот факт, что через его территорию, по данным российских военных аналитиков, проходит 90 процентов афганского наркотрафика в Европу. Официальная статистика ООН этот факт обходит молчанием, так как эксперты этой уважаемой организации в Туркменистан не допускаются.

Куда уходят баснословные доходы от экспорта углеводородов и реэкспорта героина, науке не известно. Определенно, не в интересах туркменских трудящихся.

Туркменские властители вполне удовлетворены своим сегодняшним статусом, ибо включённость в подобного рода масштабные процессы, курируемые ведущими спецслужбами мира, даёт им некоторую гарантию неприкосновенности.

Киргизия стала ареной беспрестанных «цветных революций», что можно объяснить не имеющим прецедентов проникновением в республику иностранных НПО и непримиримыми противоречиями по линии «север» – «юг» и конкурирующими кланами различных регионов. На сегодняшний день стабильность в стране обеспечивается твердой ориентацией киргизских силовиков на Россию.

Наконец, Таджикистан закредитован китайскими долларами до такой степени, что поставил на конвейер оплату этих кредитов своими территориями. Отметим, что таджики народ персидского корня, что не способствует их вовлечению в ареал «Тюркского мира». Будущее Таджикистана во многом определяется в Китае, а не в западных разведофисах.

Возвращаясь к перспективам Центральноазиатского продвижения «Большого Турка», отметим, что неустойчивая экономика Турции всецело зависит от иностранных инвестиций. Обострившийся экономический кризис в стране высветил не только авантюризм её политического руководства, но тот упрямый факт, что иностранные инвесторы играют на стороне англосаксов. Вышеупомянутый обвал турецкой лиры и фондового рынка показал не только и не столько неприятие международным капиталом волюнтаризма Эрдогана, сколько согласованные действия глобальных акторов (США, Великобритания и Евросоюз), которые ударили «Большому Турку» «под вздох», дав финансовым магнатам команду на бегство из страны, лидер которой слишком «широко шагает». А значит – пора бы уже и унять.

Эрдоган, безусловно, это понял и отменил свою поездку в Казахстан. Дальнейшие мероприятия по сколачиванию «Тюркского мира» будут проходить, как можно ожидать, под плотным контролем самозваных и самонадеянных «хозяев истории» – англосаксов. Это не вносит ничего принципиально нового в актуальную «Большую Игру», а лишь плюсует турецкий военный, экономический потенциал к хорошо известным возможностям США и Великобритании.

Станет ли это критичным фактором в противостоянии «Хозяев истории» с Россией и Китаем? Дьявол, как известно, в деталях. Возможно, судьба Центральной Азии решится в борьбе внешних сил за влияние в трех небольших республиках – Киргизии, Таджикистане и Туркменистане.

Владимир Прохватилов,
старший научный сотрудник Академии военных наук

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.