Североатлантическая аксиология

О военно-политическом гибридном воплощении НАТО

Министр обороны Великобритании Бен Уоллес любит парадоксы: «На самом деле Кремлю угрожает не расстановка сил НАТО, а привлекательность его ценностей». Фото Reuters

Министр обороны Великобритании Роберт Бен Лоббан Уоллес разразился статьей в Times «Об истинных намерениях Путина судите по яду, изливающемуся из-под его пера». Очевидно, знакомство с лексикой пьес Шекспира дало о себе знать. Цель публикации – доказать, что Россия лжет, говоря об угрозах со стороны НАТО.

Уоллес начал издалека и поставил перед собой группу амбициозных целей, явно не соответствующих его уровню знаний истории русского, украинского и белорусского народов. Не очень силен он и в философии. И, что особенно опасно для главы военного ведомства, мало сведущ в некоторых вопросах трансформации военных конфликтов XXI века.

КТО ОТЕЦ РЕБЕНКА?

По его мнению, отцом русского флота был не Петр I, а некий Сэмюэль Грейг, его земляк из Шотландии. Прямо хоть анализ ДНК проводи. Далее идут ссылки на работы британских ученых по истории России и Украины. Чего стоит, например, его заявление: «Россия оккупировала Крым в 1783 году в нарушение русско-турецкого Кючук-Кайнарджийского мира 1774 года».

На самом деле речь идет о присоединении в 1783 году территории Крымского ханства Российской империей в ходе военной кампании Потемкина по усмирению Крыма 1782–1783 годов. Произошло это после отречения последнего крымского хана Шахина Гирея под давлением представителей Потемкина. На присоединенной территории в 1784 году была образована Таврическая область. Кстати, Украины в то время на карте вообще не было.

Эти и некоторые другие словесные экзерсисы политика призваны «раскрыть» глаза доверчивым читателям на истинное положение дел в отношениях между Россией и Украиной, а главное –  доказать, что обвинения в адрес НАТО беспочвенны.

ГИБРИДИЗАЦИЯ НАТО КАК УГРОЗА МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Остановимся на нескольких набивших оскомину фактах, которыми министр пытается опровергнуть обвинения в адрес НАТО.

«Во-первых, НАТО, по своей сути, носит оборонительный характер. В основе организации лежит статья 5, которая обязывает всех членов прийти на помощь союзнику, на которого напали. Никаких «если» и никаких «но». Взаимная самооборона – краеугольный камень НАТО. Это обязательство защищает всех нас. Союзники даже из таких далеких стран, как Турция и Норвегия, Латвия и Польша, получают выгоду от пакта и обязаны реагировать. Наш союз поистине оборонительный».

Если это так, то почему НАТО в 1999 году вышел за пределы зоны своей традиционной ответственности и развязал агрессию против суверенной СФРЮ, переступив через позицию ООН, пренебрегая четко выраженной волей России? Наконец, альянс грубо нарушил свои собственные основополагающие документы.

Вот выдержка из преамбулы Североатлантического договора 1949 года: «Договаривающиеся стороны подтверждают свою веру в цели и принципы Устава Организации Объединенных Наций и свое желание жить в мире со всеми народами и правительствами, преисполнены решимости защищать свободу, общее наследие и цивилизацию своих народов, основанные на принципах демократии, свободы личности и законности, преследуют цель укрепления стабильности и повышения благосостояния в Североатлантическом регионе, полны решимости объединить свои усилия с целью создания коллективной обороны и сохранения мира и безопасности». Все было растоптано, забыто и извращено в расчете на безнаказанность и с опорой на военную силу.

Затем государства НАТО в 2001 году поддержали вторжение в Афганистан коалици, Брюссель поддержал вторжение в Ирак США и присоединившихся к ним ряда стран НАТО. Все операции проводились без санкции ООН. Интервенция в Ливии в 2011 году представляла собой военное вмешательство сил международной коалиции (в основном стран блока НАТО) в гражданскую войну в Ливии, санкционированное Резолюцией Совета Безопасности ООН 1973, принятой 17 марта 2011 года и декларирующей защиту мирных жителей как цель вооруженного вмешательства.

Эти и другие примеры действий НАТО – этапы так называемой гибридизации альянса. Гибридизация военно-политического блока началась с распадом СССР, это один из сложных механизмов переустройства мира. НАТО постепенно переформатируется из региональной военно-политической структуры в глобальную силовую систему, обслуживающую интересы англосаксонской элиты и мировой финансовой олигархии. Процесс сопровождается самовольным присвоением Североатлантическим альянсом разнородных функций и задач других организаций, что приводит к хаотизации международных отношений, служит источником новых вызовов и угроз. В результате геополитическая структура мира приобретает неустойчивый, нестабильный характер и сегодня находится в переходном (бифуркационном) состоянии.

Эволюция НАТО в направлении расширения собственного функционального и географического измерения уже сегодня привела к гибридизации Организации Североатлантического договора. Временные рамки процесса – середина 1990-х годов и до настоящего времени, когда альянс в условиях слома биполярной системы приступил к системному втягиванию в орбиту своего влияния целых стран и регионов. При этом НАТО нарушает свои собственные нормативные документы, международные законы и правила и берет на себя решение задач, которые лежат за пределами ее компетенции, включая функцию применения силы в международных отношениях. В этом процессе альянсу принадлежит двойственная роль объекта и субъекта гибридизации мировой политики.

Под гибридизацией НАТО как военно-политической структуры следует понимать процесс заимствования у других организаций обеспечения международной безопасности (прежде всего у ООН и ОБСЕ) широкого спектра разнородных функций, задач, понятий и методов. Незаконное с точки зрения международного права заимствование осуществляется при поддержке США и некоторых других государств – членов НАТО в условиях крайне незначительного противодействия со стороны руководства этих организаций и значительной части международного сообщества в целом. Отдельные попытки противодействия процессу гибридизации НАТО со стороны России, Китая и некоторых других государств лишь подчеркивают самодовлеющий характер происходящего. В результате альянс в конце XX – начале XXI века превратился в крупную структуру, деятельность которой не подчиняется существующим международным нормам и правилам, осуществляется на основе внутренних процедур и направлена на реализацию интересов и ценностей консолидированного Запада.

«ИССЛЕДОВАНИЕ О РАСШИРЕНИИ НАТО» КАК ПЕРВЫЙ ШАГ ГИБРИДИЗАЦИИ

Во-вторых, считает британский министр, бывшие советские республики не были включены в НАТО, а присоединились по собственному желанию. Кремль пытается представить НАТО как заговор Запада против России, но деле рост числа членов – естественная реакция этих государств на ее вероломство и угрозы.

О каком вероломстве и угрозах со стороны ослабленной России могла идти речь в 1995 году? Стратегия расширения НАТО и геополитические цели этапов этого процесса в концентрированном виде впервые были представлены в «Исследовании о расширении НАТО», подготовленном американской корпорацией РЕНД. В документе системно обосновывалась необходимость расширения функций и полномочий блока за счет оккупации геополитического пространства, оставляемого ослабевшей Россией. Авторы исследования, с изрядной долей лукавства прикрывая истинные цели и задачи стратегии создания подконтрольной Вашингтону новой архитектуры глобальной безопасности, изложили видение перспектив расширения альянса и задачи по подготовке и реализации этой масштабной операции.

Именно расширение НАТО – сегодня самая серьезная угроза национальной безопасности России и международной безопасности в целом, о чем прямо сказано в документах МИД РФ о предоставлении правовых гарантий безопасности со стороны США и НАТО.

АРИФМЕТИКА И ВЫСШИЕ СТРАТЕГИИ РАСШИРЕНИЯ

Министр пытается опровергнуть утверждение, что НАТО стремится окружить Российскую Федерацию. По его чисто механистическим расчетам, «лишь 5 из 30 союзников соседствуют с Россией, и лишь 1/16 ее границ примыкает к НАТО». Таким образом, заблокировано всего 6% периметра российских границ. Куда там до полной блокады Ленинграда, по кощунственной логике политика, берущего в качестве примера действия немецко-фашистских войск.

Однако арифметика протяженности границ здесь ни при чем. Работают другие, высшие военные стратегии.

Напомним, что, по утверждениям западных военных теоретиков, в условиях гибридной войны фактор военного окружения и оккупации территории отходит на второй план перед стратегией ослабления и развала страны гибридными методами противоборства. Что касается действий НАТО по приближению к России с севера, запада и юга, то здесь ставка делается на обеспечение доступности и сокращение времени удара по жизненно важным центрам России с применением высокоточного оружия наземного, морского и воздушного базирования. С востока США и их союзники замыкают кольцо окружения. Лукавит и тут министр. Вряд ли ему неизвестны прописные истины.

ЕСТЬ ЛИ ЦЕННОСТИ У НАТО?

Но самым «забойным» выглядит этот аргумент министра обороны: «На самом деле Кремлю угрожает не расстановка сил НАТО, а привлекательность его ценностей». Приехали!

Здесь министр выступает в привычной для многих членов НАТО роли подпевалы США. Например, недавно американский госдепартамент решил профинансировать программу по борьбе с дезинформацией, направленной против Североатлантического альянса, «деятельности и ценностей» союзников блока. О каких ценностях идет речь? Вопрос во многом философский, дискуссия по нему требует серьезных профессиональных знаний.

«Америка и Европа, которые считали, что победили в холодной войне, создали уникальную либеральную систему на Западе, которую начали расширять в другие континенты мира. Этому же способствовало расширение НАТО, потому что про НАТО начали говорить, что это не военная организация, а организация ценностей. И это самое опасное, когда у группы государств появляется монополия на высшую мораль, на то, что она всегда права, а другой всегда не прав, на право ведения войн, как в Ливии, Ираке и других местах», – считает германский журналист-международник Александр Рар. По мнению депутата Госдумы Вячеслава Никонова: «У стран НАТО есть две ценности – валюты доллар и евро».

Попытки изобразить блок НАТО как союз равных возможностей для всех его членов и общих ценностей не должны вводить в заблуждение. Придумки западных политтехнологов убедительно и профессионально опровергает официальный представитель МИД России Мария Захарова: «У трансатлантического альянса нет ни общего закона, ни общих ценностей. Все только на словах».

Да и слова давно не соотносятся с вкладываемым в них смыслом. Вместо этого есть гегемонизм и колониальные замашки, диктат сильных и безволие слабых. Члены этого альянса давно перестали быть свободными даже в принятии собственных решений. Достаточно вспомнить, как посол США не так давно в буквальном смысле угрожал правительству Германии в связи с продолжением участия в «Северном потоке – 2». Вспомним, как за спиной у Парижа его трансатлантические союзники разорвали сделку Франции с Австралией по военно-техническому сотрудничеству. Вспомним, как США, Британия и Австралия создали тройственный альянс, даже не уведомив ближайших партнеров по альянсу.

Вашингтон потребовал мзду с членов НАТО за обеспечение их безопасности. Вспомним, как разругались с Польшей, у которой свое видение собственного будущего. Вспомним, как травили Венгрию, которая решилась на заключение выгодных ей контрактов. Вспомним противоречия Франции и Германии по энергетике и климату, Великобритании и Франции по миграции. Список бесконечный. Ну и апофеозом разрозненности и эгоизма трансатлантистов стала история с вакцинами от COVID-19, когда каждый в альянсе перетягивал одеяло на себя, забыв не то что о высоких ценностях, но и о простой человечности. Доходило до элементарного воровства масок друг у друга. «Дружба дружбой, а табачок врозь», как говорят в народе.

Так что министр, наверное, сгоряча ринулся защищать сложные для его понимания философские вопросы ценностей, кстати, так и не назвав хотя бы одну из них. А ведь некоторые специалисты доводят список ценностей до 48. Неужели все 48 НАТО готов защитить на консенсусной основе?

Если говорить о военно-политическом гибридном воплощении нынешнего НАТО, то мания расширения, проявившая всю злокачественность гегемонизма, стала единственной ценностью, которую охраняют как объект наследия уже прошедших времен США и некоторые другие, следующие в их фарватере государства – члены блока.

Александр Александрович Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук,

эксперт Лиги военных дипломатов

Источник: “НВО”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.