По ком звонит колокол гибридной войны

Внешние вызовы национальной безопасности Российской Федерации. Предлагаемые меры по их нейтрализации

© wikipedia.org
Генерал-полковник Фёдор Иванович Ладыгин.

11 декабря на 85-м году жизни скончался бывший начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации (с сентября 1992 года по май 1997 года ) генерал-полковник Фёдор Иванович Ладыгин. Он возглавлял ГРУ в самый непростой для страны ельцинский период 1990-х. И не дал уничтожить военную разведку страны, не допустил к её архивам и документам иностранных агентов. Под его руководством военные разведчики оставались военными разведчиками России.

Еженедельник «Звезда» публикует в сокращении последнюю статью Фёдора Ивановича, написанную в мае 2021 года для военно-научной конференции Клуба военачальников РФ «Обострение внешних и внутренних вызовов России. Необходимые меры по их нейтрализации».

Военные угрозы

После победоносного завершения Советской армией Великой Отечественной и Второй мировой войн, после столь многочисленных и опасных вызовов и угроз национальной безопасности нашей стране с первой до последней пятилетки атомной (ядерной) монополии США, после десятилетий навязанной нам холодной войны и горбачёвско-ельцинского унижения в период «разрядки» в пользу противника, нам навязывают гибридную войну.

Ныне сохраняются все «традиционные» и вновь разрабатываемые и внедряемые Соединёнными Штатами и НАТО виды непосредственной военной угрозы нашей стране. Сохраняется угроза ядерной войны, которую мы бы хотели не только снизить, но и вообще убрать с повестки дня противостояния. И в период сдачи наших позиций много для этого сделали. США же остались при своём. Именно их подрыв договора по РСМД вновь поставил на повестку дня проблему ядерной войны на театрах военных действий, ограниченных, как им кажется, отдельными континентами, ракетно-ядерными средствами средней дальности и иными рамками, за которыми неминуемо следует всеобщая ядерная война.

© defense.gov
Американская стратегическая концепция «Глобального удара».

Аналогичный результат более чем вероятен в случае реализации американской стратегической концепции «Глобального удара» даже неядерными средствами, их национальной киберстратегии, для которой специально создано отдельное командование ВС США.

В последние пять-десять лет стало нормой проведение в непосредственной близости от границ России крупномасштабных учений ВМС США и НАТО в Чёрном и Баренцевом морях, освоение боевыми кораблями США и НАТО морских просторов вблизи российских границ в водах Северного Ледовитого океана.

По своей агрессивности и решительности целей нынешняя гибридная война превосходит даже самые напряжённые годы холодной войны, которую в прошлом веке развязали против нашей страны. Во время Карибского кризиса 1962 года, в другие периоды обострения Соединённые Штаты воздерживались от направления в сторону СССР стратегической бомбардировочной авиации далее «рубежа регулирования» над Северным Ледовитым океаном.

Теперь же, в 2020 году, стратегические бомбардировщики В-52 не один раз отрабатывали тактику нанесения ракетно-бомбовых ударов из воздушного пространства Украины по Крыму, а со стороны Балтийского моря по Калининградской области. Активно осваивает воздушное пространство воздушных границ России авиационный компонент стратегической ядерной триады США. Было ли слышано, было ли видано, чтобы стратегические бомбардировщики США отрабатывали боевые задачи непосредственно против советских территорий на Западе, Востоке, Юге или Севере? Стратегические разведчики типа U-2, RC-135 и другие – да, летали (но не всегда безнаказанно и не всегда на свои базы возвращались). Но чтобы B-1B, B-52H, которые могут нести ядерное оружие у наших границ – такого никогда не бывало!

© af.mil
Cтратегические бомбардировщики В-52 не один раз отрабатывали тактику нанесения ракетно-бомбовых ударов из воздушного пространства Украины по Крыму.

Гибридные угрозы

Именно в этих условиях, учитывая способность России сегодня гарантировано обуздать любого агрессора вплоть до его полного уничтожения, американские администрации, независимо от их партийной принадлежности, во взаимоотношениях с Россией (ранее с СССР) отводят военной силе решающую роль в стратегии национальной безопасности США.

Ныне в отношении России в качестве постоянно, ежедневно избранной политики в американо-российских отношениях избрана линия многовекторной агрессии одновременно и взаимосвязано по всем направлениям: политическому, дипломатическому, экономическому, социально-идеологическому, агрессивному киберинформационному, русофобско-пропагандистскому, разведывательно-подрывному, военно-силовому – угрозой военной силой путём количественного и качественного наращивания войск (сил) и их провокационной активности в непосредственной близости от границ Российской Федерации.

Этот внешнеполитический курс на российском направлении и представляет собой гибридную войну. Именно войну, поскольку в ней ставится целью уничтожение России, как страны, как класса.

Прямая речь

«Мы сталкиваемся с так называемой политикой сдерживания России. Речь здесь идёт не о естественной для международных отношений конкуренции, а именно о последовательной и весьма агрессивной линии, направленной на то, чтобы сорвать наше развитие, затормозить его, создать проблемы по внешнему периметру, спровоцировать внутреннюю нестабильность, подорвать ценности, которые объединяют российское общество, и, в конечном итоге, ослабить Россию и поставить её под внешний контроль, как, это мы видим, знаем это, происходит в некоторых странах на постсоветском пространстве».

Президент РФ В.В. Путин. Из выступления на Коллегии ФСБ 24 февраля 2021 года.
© kremlin.ru
Президент РФ В.В. Путин на Коллегии ФСБ 24 февраля 2021 года.

Гибридные угрозы – это объединение дипломатических, военных, экономических и информационно-коммуникационных методов воздействия, которые могут быть использованы в вооружённом конфликте государственными или негосударственными субъектами для достижения особых целей, не доходя при этом до формального объявления войны.

Процесс реализации гибридных угроз представляет собой целенаправленное и ускоренное преобразование агрессором потенциальных разрушительных факторов гибридной войны в реальные.

Комплекс гибридных угроз формируется по заранее определённому, но постоянно корректируемому (в сторону усиления) стратегическому замыслу и воздействует на широкий спектр военных и гражданских целей противника, включая население страны-мишени. Конечная цель состоит в подрыве совокупной мощи государства, позиций и влияния правительства внутри страны и на международной арене с последующим переводом государства под внешнее управление, расчленение или ликвидацию страны.

Гибридной войне отводится роль своеобразного «поворотного пункта», достигнув которого стороны могут принять решение о переходе к наращиванию интенсивности военных действий вплоть до глобального конфликта. В этом состоят своеобразие и опасность ГВ как нового вида межгосударственного противоборства, в котором гибридные угрозы представляют собой гибкое адаптивное средство управления эскалацией/деэскалацией вооружённого конфликта.

Комплекс гибридных угроз придаёт такой войне ряд уникальных функций, в том числе позволяет использовать её в качестве действенного инструмента эскалации и деэскалации противоборства в вооружённых конфликтах и кризисных ситуациях. К числу базовых функций гибридной войны во внешнеполитической и внутриполитической сферах противоборства следует отнести:

Во-первых, гибридная война представляет собой новый вид межгосударственного противоборства, осуществляемого без перехода к масштабному применению военной силы.

Во-вторых, использование гибридной войны во внешнеполитических отношениях государств как средства стратегического неядерного сдерживания, в том числе путём сочетания стратегий сдерживания и принуждения.

© rand.org
Доклад RAND «Перенапряжённая и несбалансированная Россия. Оценка воздействия вариантов наложения расходов».

«Серая зона» как театр гибридной войны

В середине 20-х годов текущего столетия в США получила развитие концепция, предусматривающая создание объединённого единым замыслом комплекса «серых зон» у границ России и в других районах её национальных интересов. Смысл подобных действий с циничной прямотой раскрывает американская исследовательская корпорация RAND в докладе «Перенапряжённая и несбалансированная Россия. Оценка воздействия вариантов наложения расходов» (апрель 2019), посвящённого геополитическому противоборству двух стран.

В данном докладе близкая к ЦРУ и Пентагону аналитическая структура представила примерный план действий США на пространстве геополитических интересов РФ, который сегодня и реализуется в ряде стран и регионов (Украина, Белоруссия, Грузия, Нагорный Карабах, Киргизия, стремление США разместить ракеты РСМД в Европе и Юго-Восточной Азии, усиление противостояния в Арктике и др.). Идея стратегии заключается в том, чтобы с увеличением числа и интенсивности конфликтов в искусственно созданных «серых зонах» на периферии России вынудить её надорвать свои силы.

«Серая зона» имеет два измерения: политическое и пространственное, что позволяет говорить о ней как театре гибридной войны.

Во-первых, «серая зона» представляет собой политическое стратегическое пространство, в пределах которого международная система, балансируя на грани войны и мира, переформатируется под правила нового миропорядка. Во-вторых, «серая зона» имеет пространственное измерение, определяемое географическими границами театра гибридной войны.

Пример – использование Украины как театра гибридной войны и плацдарма гибридной агрессии против России и Белоруссии. Предварительно США и НАТО осуществили переформатирование политической сферы этой страны под правила разработанного ими нового миропорядка, которые предусматривали перевод Украины под внешнее управление. Пределы пространственного измерения «серой зоны Украина» определяются государственной границей страны.

© defense.gov
Составные элементы гибридной войны.

Гибридная война против России

Составные элементы гибридной войны современности разрабатываются и отрабатываются США (с участие ЕС и НАТО) на практике, как представляется, уже по меньшей мере в течение трёх-четырёх десятилетий. Наиболее полно это проявилось в 90-е годы против Югославии. Тогда США и НАТО, открыто проигнорировав международное право в виде Хельсинского заключительного акта СБСЕ, закрепившего международные границы в Европе в качестве нерушимых, приступили к разрушению многонационального государства Социалистической Федеративной Республики Югославии, открыто разжигали межэтническую и межконфессиональную рознь, откровенно помогая одним (оружием, материально, финансово), вводя экономические и иные санкции против других, а в конечном итоге развязали ничем не спровоцированную вооружённую агрессию против Сербии, отколов от неё законную территорию.

Важно подчеркнуть, что сама гибридная агрессия на Балканах рассматривалась в США как пролог аналогичной агрессии против России. Именно по этой причине гибридной войне предписан вид стратегического неядерного сдерживания и принуждения.

Новый вид гибридного стратегического неядерного сдерживания представляет собой осуществляемый по единому замыслу и плану комплекс мер в политической, военной, экономической, кибернетической, информационной и других сферах, направленных на убеждение другой стороны в невозможности достижения ею своих политических целей путём ведения обычной или гибридной войны, вследствие неотвратимой угрозы возмездия. Использование в таком качестве возможностей гибридной войны расширяет диапазон сил и средств, применяемых государством в современных конфликтах для сдерживания и принуждения строптивых соперников, не прибегая к оккупации территории.

Иными словами, понятие гибридная война как фактор стратегического неядерного сдерживания по существу означает «обнуление», сведение на нет гибридными способами возможность противостоять агрессору даже имея в своём распоряжении средства ядерного сдерживания противника.

© strategyinternational.org
Реальность результатов практического применения стратегии комбинирования силовых и несиловых способов насилия свидетельствует, что гибридная война сегодня это уже очевидный фактор.

Масштабы и угрожающая реальность результатов практического применения изощрённой англосаксонской стратегии комбинирования силовых и несиловых способов насилия свидетельствуют, что гибридная война сегодня это уже очевидный фактор, требующий незамедлительной реакции и системного противодействия со стороны всех органов обеспечения национальной безопасности России и её союзников.

Сегодня правящая американская элита (как демократическая, так и республиканская) в соответствии с замыслом разработчиков стратегии взяла на вооружение весь спектр гибридных подрывных действий для достижения окончательной победы над Россией при минимальных собственных потерях. С этой целью Вашингтоном, прежде всего в отношении России, осуществлена нарезка театров гибридной войны – так называемых серых зон как стратегического пространства, которые своеобразным удушающим «кольцом анаконды» охватывают территории среднеазиатских стран, Южного Кавказа, Украины, Молдавии, Белоруссии, стран Балтии, а также Арктику. Именно территории этих государств и регионов отводится роль плацдармов гибридной агрессии против России, и они уже используются (и планируется их расширение) для военных провокаций, подрывных акций в политической, военной, экономической, информационной, кибернетической и иных сферах.

Рассредоточение «серых зон» вдоль границ России даёт возможность нашему противнику синхронизировать подрывные воздействия по виду, месту, времени и интенсивности, добиваясь распыления усилий и ресурсов нашего государства.

Расчёты американских стратегов сводятся к тому, что успех в «серых зонах» будет достигаться при минимальном непосредственном участии американцев, а проливать кровь будут «аборигены». США, НАТО и Европейский союз, по существу, открыто ставят конечной целью максимальное политическое, экономическое, дипломатическое ослабление, расчленение и превращение «осколков» России в послушных марионеток Запада.

Способ достижения такой цели в гибридной войне существенно отличается от гитлеровской агрессии 1941 года. Но это отнюдь не снижает опасности нынешних угроз национальной безопасности России. Более того, агрессивная перманентная антироссийская враждебность Запада под прикрытием гибридности и минимального использования силы делает эти угрозы ещё более опасными.

© state.gov
Госсекретарь США республиканец Майкл Помпео 19 декабря 2020 года заявил, что Россия находится в списке врагов Америки.

На то и НАТО

Россия внесена в список врагов США администрациями как демократов, так и республиканцев. По словам Руди Джулиани, советника Трампа, политика демократа Обамы превратила Россию во врага США. Госсекретарь США республиканец Майкл Помпео 19 декабря 2020 года заявил, что Россия находится в списке врагов Америки. В интервью американскому журналисту он сказал: «Меня всё время спрашивают, кто наш враг. И ответ таков: есть много тех, кто хочет подорвать наш образ жизни, нашу республику, основные демократические принципы. Россия определённо входит в этот список».

К числу главных врагов США наряду с Россией относят также Китай и, кроме того, Иран, КНДР. Но сейчас, главный удар в гибридной войне наносится именно по России. Почему?

Вашингтон опасается возможного стратегического союза Китая и России. И поэтому, чтобы не допустить этого стремится разрушить в первую очередь Россию, как наиболее слабое в экономическом плане звено этого возможного союзного противника Китай-Россия. 

В стратегии гибридной войны важная роль военного и политического инструмента Запада отводится организации Североатлантического договора, которая расширяет сферу своей ответственности до глобальных масштабов. На недавнем заседании Совета НАТО на уровне министров обороны генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в докладе «НАТО-2030: единство в новой эре» призвал к срочному реформированию альянса. Согласно этим планам, Китай в ближайшие десять лет станет вторым после России противником НАТО, и для противодействия ему необходимо создать ряд специализированных структур.

НАТО остро нуждается в развитии политической координации между союзниками в тех сферах, где Россия и КНР выступают в качестве главных оппонентов, и их действия якобы представляют значительную угрозу. Включая такие области, как кибернетика, гибридные войны, перспективные и прорывные технологии, космос, контроль развития и распространения вооружений.

© nato.int
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в докладе «НАТО-2030: единство в новой эре» призвал к срочному реформированию альянса.

Особое внимание уделяется перспективам развития российско-китайских отношений в военной, технологической и политической сферах, включая координацию действий в области дезинформации и гибридных военных операций. Что, якобы требует настоятельного создания в НАТО специализированных разведывательно-аналитических структур.

Противники России пытаются прикрыть истинную суть стратегии гибридной войны и технологий цветных революций тем, что они будто бы «точечно» направлены только «против Кремля, против Путина». Но кому быть президентом России в Кремле, это прерогатива российского народа, а не англосаксонских и «разных прочих» русофобов!

Гибридная война в реальности ведётся против нашего государства, против Российской Федерации как врага. Это не объявленная формально, но вполне реальная война против российского народа. Война, направленная на разрушение, уничтожение великой страны, о чём те же англосаксы мечтают веками.

Наши противники (не партнёры, а именно противники, враги!) неотъемлемой частью гибридной войны считают ограниченное боевое применение военной силы (особенно сил спецопераций, а также наёмников («прокси»), частных военных компаний и т.п.), что нередко может дополнять широкомасштабные использования политических, информационно-психологических, экономических и прочих средств, свойственных этому виду вооружённого конфликта. 

Что делать

Национальная стратегия должна быть сосредоточена на фундаментальных технологиях, оказывающих широкое влияние на национальную конкурентоспособность, самостоятельность России в ключевых областях производства и науки и на национальную безопасность.

Угрожающая реальность военно-политических шагов Вашингтона и его союзников, направленных на сохранение однополярной системы мироустройства при абсолютном превосходстве в обычных вооружениях ВС США и блока НАТО, предопределяет требование высочайшей бдительности и проведения мер активного противостояния и противодействия всеми органами и структурами государственной власти.

И, самое главное, о стратегии Российской Федерации в навязанной нам Соединёнными Штатами и их пособниками гибридной войне. Оборонительная стратегия, которой придерживается Россия, как показывают последние шесть-восемь лет, абсолютно бесперспективна.

Наши противники, а точнее наши враги, как они сами определили себя в отношении нашей страны, любые ответные действия в виде разъяснений, деликатных ответов на их санкции, угрозы, наглость и хамство, воспринимают как слабость, как наше согласие на нахрапистые, в высшей степени агрессивные, действия против России по всем направлениям.

© kremlin.ru
Только наступательная стратегия России обеспечит реализацию объявленной президентом В. Путиным политики установления «красной линии».

Следовательно, чтобы обуздать агрессора, а именно таковыми и являются вражеские «партнёры», нам следует незамедлительно, продуманно перейти в навязанной России гибридной войне от оборонительной стратегии к стратегии наступательной.

Только наступательная, а не оборонительная стратегия России в навязанной нам гибридной войне обеспечит реализацию объявленной президентом В. Путиным политики установления по собственному усмотрению «красной линии», за которую противник (враг) не сможет переступить. И очертание этой линии должно быть незыблемым: западнее, южнее, восточнее, севернее сухопутных, морских и воздушных границ бывшего СССР!

Осознание апологетами гибридных войн адекватного восприятия руководством страны и народом России вызовов и угроз, исходящих от США и их союзников, реализация активных мер постоянного противостояния и противодействия в соответствии с российской наступательной стратегией, (причём на всех направлениях, а не только на отдельных, например, на часто упоминаемом информационном, пропагандистском), без сомнения, не только окажут отрезвляющее влияние на горячие головы американских и других западных гибридных стратегов, но позволят народам Российской Федерации выстоять в навязанной и раздуваемой гибридной войне, выйти из неё победителем над нашими недругами, врагами, сохранить и укрепить достойное место великой державы в многополярном безопасном мире.

Каждый россиянин должен осознать, что, образно говоря, «колокол гибридной войны звонит по нему, по его семье и его Отечеству».

Федор Ладыгин,
генерал-полковник,
начальник ГРУ Генерального штаба Вооружённых сил РФ с 1992 по 1997 г.

Источник: “Звезда”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *