НАТО уходит в сеть

Цифры все больше, но будущее просчитать все труднее

Глава НАТО Йенс Столтенберг пообещал министру иностранных дел Украины Дмитрию Кулебе еще больше оружия. Фото с сайта www.nato.int

В марте 2022 года Министерство обороны России получило еще одно доказательство высокого уровня сотрудничества военных Украины с военными блока НАТО.

Об этом говорят технические устройства и документы, захваченные российской военной разведкой в штабе 4-й бригады оперативного назначения нацгвардии Украины в городе Гостомель Киевской области.

ЗАХВАЧЕННЫЙ НОУТБУК

В ноутбуке, имеющем лицензионный номер реестра НАТО, в цифровом виде содержатся карты, планы боевого применения, приказы и распоряжения. Это говорит об особой секретности данного устройства и свидетельствует о том, что военные нацбатальона имеют допуск особого уровня секретности от Североатлантического альянса.

В ноутбуке содержится детализированная цифровая карта местности с нанесением расположений наших подразделений и других военных объектов, которые были обнаружены всеми видами разведки США и НАТО с широким применением БЛА, в том числе и американских.

Добытые разведкой материалы указывают на тесное взаимодействие украинской стороны со структурами НАТО. А также о состоявшемся переходе части обменов информацией на «цифру», что было бы невозможно без основательной предварительной подготовки нацгвардейцев натовцами.

Таким образом, НАТО не только наращивает цифровизацию собственных систем боевого управления и обеспечения, но и в ускоренном порядке загоняет в «цифровое стойло» и своих незадачливых партнеров на Украине.

Изучение и анализ добытых материалов альянса должны придать новый импульс ведущимся в нашей стране работам в сфере цифровизации всех сторон жизни нашего государства, его вооруженных сил и оборонного комплекса.

ЦИФРОВИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ АЛЬЯНСОМ

Верховный главнокомандующий ОВС НАТО по трансформации (ВГК КТ) генерал Филипп Лавин доложил Постоянному совету НАТО на одном из его недавних заседаний свое видение адаптации альянса в обозримом будущем.

Упор военные предлагают сделать на всестороннюю цифровизацию всех сфер деятельности блока. По их мнению, это важное условие адаптации НАТО к современной операционной среде, в которой невозможно измерить риск и царит неопределенность.

По словам генерала Лавина, «наиболее важным аспектом трансформации НАТО и ее главной целью является коллективное обеспечение решающего преимущества НАТО».

Как ВГК КТ понимает такую комплексную задачу?

Понимать лучше – значит иметь возможность формировать полную и коллективную ситуационную осведомленность, чтобы в полной мере использовать потенциал Североатлантического союза в формировании среды безопасности и выиграть «битву за возможности».

Быстрее решать – значит ускорить и улучшить процесс принятия решений – от принятия политических решений до тактических действий.

Вместе быть сильнее – значит максимизировать слаженность действий НАТО, что необходимо в сложных условиях безопасности, когда вызовы многогранны и часто скрыты. С оперативной точки зрения это означает способность интегрировать различные оперативные сферы для действий в многосферной среде, участвуя как в кинетических, так и в некинетических действиях.

Двумя основными приоритетами для достижения задуманного являются:

  • цифровая трансформация, позволяющая Североатлантическому союзу в полной мере использовать собственные базы данных и предусматривающая создание возможностей и услуг для надежного максимального использования его потенциала;
  • оперативная и своевременная доставка сведений по новым критически важным силам и средствам, повышение гибкости процессов выработки и реализации решений НАТО.

Этих приоритетов предполагается достичь за счет интеграции трех факторов, необходимых для адаптации инструмента военной силы НАТО к требованиям современной оперативной среды:

  • фактора инноваций как постоянных усилий, которые определяют взгляды Североатлантического союза на развитие потенциала;
  • фактора «сотрудничества и сотрудничеств», осуществляемых внутри блока и между блоком и партнерами в интересах выстраивания эффективных отношений между политическим руководством и военными командами посредством инклюзивности, прозрачности и сетей для ускорения принятия решений, военного планирования и укрепления устойчивости альянса;
  • фактора человеческого капитала, кадров как самого ценного ресурса НАТО, развивающего таланты посредством обучения и учений, особенно в поддержку данных и цифровой трансформации.

Согласование инновационных приоритетов союзников призвано обеспечить адаптацию НАТО к новым угрозам за счет использования возможностей, создаваемых инновациями, новыми технологиями, устойчивостью, космосом и киберпространством. Все это должно заложить основу для реализации инновационных преимуществ альянса в двух основных областях:

  • устранение существующей фрагментации исследователей, академических кругов, других организаций, строящих свою деятельность на базе инновационных идей, или новых, еще не запущенных в массовое употребление технологий (стартапов) – то есть создание единого центра для управления неопределенностью в сфере инноваций;
  • реализация возможности внедрять и масштабировать новые технологии по мере их готовности, что означает необходимость создания гибких инвестиционных и других организаций как в государственном, так и в частном секторах.

Таким образом, ставится задача развивать новые технологии – от искусственного интеллекта до автономных систем – с целью обеспечить технологическое превосходство в условиях, когда будущие конфликты будут вестись «не только с помощью пуль и бомб, но и с помощью байтов и больших данных».

При этом важно разрабатывать прорывные инновации двойного назначения. Помимо военного использования, это обеспечит их коммерциализацию в гражданском секторе.

РАЗВИТИЕ РАЗРУШИТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

На саммите НАТО в Лондоне в 2019 году Североатлантический союз определил семь областей новых и потенциально разрушительных технологических инноваций, которые будут «иметь большое влияние на развитие будущего военного потенциала». Это большие данные, искусственный интеллект (ИИ), автономное оружие, космос, гиперзвук, квантовая технология и биотехнология.

Для руководства и координации разработок и внедрения инноваций решено создать «Ускоритель оборонных инноваций НАТО для Северной Атлантики» (DIANA). Ожидается, что многонациональный фонд поможет НАТО сохранять свои технологические преимущества, обеспечивая инвестиции объемом 1 млрд евро в развитие технологий двойного назначения, имеющих применение в сфере безопасности и обороны. Он также обеспечит и упростит более тесное и доверительное сотрудничество с частными компаниями – разработчиками новейших технологий, которые могут в противном случае оказаться неспособными развивать новейшие технологические решения, необходимые для военно-промышленных комплексов государств НАТО.

ГК КТ НАТО генерал Филипп Лавин не раскрывает подробности адаптации альянса к инновационным вызовам современности. Однако анализ практических усилий ведущих государств Запада в этой сфере позволяет определить общую направленность попыток альянса «вписаться» в поток глобальных трансформаций, идущих в рамках Четвертой промышленной революции, провозглашенной человеконенавистнической теорией Клауса Шваба.

ВЕХИ ДЛЯ НАТО В КОНФЛИКТАХ БУДУЩЕГО

Следующая война, особенно если соперниками в ней станут великие державы, может иметь поразительно мало общего с войнами прошлого.

Боевые действия будут разворачиваться совершенно неожиданным образом, вестись в атмосфере неопределенности и тумана войны, выходя за рамки самых изощренных прогнозов. Ведущим трендом будет использование все более широкого влияния цифрового мира во всех аспектах современной жизни.

Словакия стала первой страной НАТО,
поставившей Украине дальнобойный зенитный
ракетный комплекс. Фото с сайта www.mosr.sk

Глобальные трансформации военных и военно-технических сфер под влиянием цифровизации характеризуются размыванием различий между физической, цифровой и биологической сферами. Стремительный рост технологических прорывов в таких разнообразных областях как квантовые вычисления, биотехнологии, искусственный интеллект, робототехника и нанотехнологии – и особенно в синергии между ними – глубоко меняет почти все формы человеческой деятельности.

Кроме того, для изменений характерна экспоненциальная скорость, с которой они разворачиваются. Беспрецедентная широта и глубина последствий трансформаций. Глубина влияния их на изменение вооруженных сил, их стратегии и тактики, оснащенности, а также на изменение предприятий ОПК, промышленных отраслей, стран и всего человеческого общества. Изменения эти беспрецедентны как по глобальным последствиям, так и по своей разрушительной силе.

В военной и военно-технической сферах США и Европы развернулось безжалостное противоборство за право оказаться на гребне мощнейшего вала развития и трансформаций общества и вооруженных сил. Североатлантический альянс с его постоянной ставкой на достижение технологического превосходства над всеми мыслимыми противниками активно включился в процесс изменений с акцентом на цифровую трансформацию, которая охватывает несколько направлений адаптации военно-политического блока к вызовам и угрозам современности.

Как представляется, стратегические направления адаптации альянса с опорой на цифровые технологии в среднесрочной перспективе будут включать:

  • использование технологий цифровизации в интересах повышения возможностей действий войск в современной операционной среде при минимальных затратах сил и средств;
  • разработку долгосрочных стратегий цифровой трансформации ВПК государств – членов НАТО;
  • цифровую трансформацию сферы научно-практических исследований НАТО с учетом решающего влияния на стратегии боевых действий технологий ИИ и когнитивной войны, киберпространства, больших данных, автономного оружия, космоса, гиперзвука, квантовых и биотехнологий, а также рационального использования факторов «серой зоны» и Сил специальных операций на театрах гибридной войны (при этом особое место отводится разработке военных биотехнологий с использованием биолабораторий Пентагона на Украине, в Грузии, Армении, Казахстане и некоторых других странах);
  • цифровую трансформацию военно-профессионального образования и некоторые другие.

ЦИФРОВИЗАЦИЯ И ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ

Одна из первостепенных задач цифровизации ОВС НАТО состоит в объединении штабов воинских частей и учреждений в единое цифровое информационное пространство с целью обеспечить автоматизацию процессов управления и сокращение цикла управленческой деятельности, начиная от получения боевой задачи и заканчивая анализом ее исполнения.

К числу факторов, способствующих трансформации вооруженных сил и в целом современной войны как социально-политического явления, следует отнести:

  • сохранение роли ядерного оружия как средства сдерживания и обеспечения стратегической и политической стабильности;
  • склонность стран, обладающих ядерным оружием, к задействованию различных видов насилия за счет применения технологий непрямых, невоенных действий;
  • появление международных террористических организаций, прибегающих для реализации своих политических целей к «неклассическим» способам насилия и торговле наркотиками для самофинансирования;
  • порожденную глобализацией зависимость национальных экономик от ситуации в мировой экономике;
  • использование цифровой среды для все более широкого и тщательно синхронизируемого применения гибридных информационно-психологических и экономических угроз, войны в киберпространстве, применения технологий ИИ для управления операциями гибридной войны;
  • формирование новых возможностей влияния в когнитивной сфере и способов манипуляций поведения людей с привлечением технологий ИИ, усиление противостояния в космосе и киберпространстве.

Упомянутые и некоторые другие факторы уже сыграли и продолжают играть существенную роль в изменении социально-политической составляющей войны, в размывании границы между состоянием войны и мира.

Например, в докладе британского Министерства обороны «Глобальные стратегические тренды: будущее начинается сегодня», опубликованном в конце 2018 года, констатируется, что в среднесрочной перспективе использование дезинформации и пропаганды в СМИ и социальных сетях станет главной особенностью ведения гибридных войн. Такие методы противоборства будут, по оценкам английских экспертов, все более активно применяться государствами и их коалициями (в том числе прокси-силами), а также негосударственными акторами (частными военными компаниями, террористическими группировками и пр.). Чему поспособствуют отсутствие физических границ в информационно-коммуникационном пространстве и недостаточная международно-правовая регламентация протекающих там процессов.

ЦИФРОВИЗАЦИЯ И КОГНИТИВНАЯ ВОЙНА

Особое место в планах цифровизации альянса отводится применению технологий искусственного интеллекта и когнитивной войны. Руководство НАТО пришло к выводу, что любое общество, подвергающееся «цифровым трансформациям», сталкивается со специфическими опасностями фрагментации, блокировки интеллектуальных способностей и зависимости от манипуляций. В этих условиях необходимы стратегии интеллектуального развития, определяющие требования к цифровым технологиям и способы их использования.

Руководство альянса считает, что дезинформация – одна из нескольких цифровых угроз, с которыми сталкивается НАТО. Недавние информационные кампании и кибератаки показали, что даже технологически развитые государства должны делать больше, чтобы подготовиться к текущим и будущим цифровым вызовам. Необходим больший прогресс в создании успешных механизмов устойчивости и нормативно-правовой базы.

В свете цифровизации социальной и политической реальности в условиях когнитивной войны важным фактором является скорость реагирования на сигналы из глобального информационно-коммуникационного пространства, имеющие как конструктивную, так и деструктивную направленность.

В этом контексте весьма важным является политологическое осмысление проблем соответствия проводимой РФ политики по нейтрализации деструктивного информационного воздействия на российское население и нейтрализации формирования негативного по отношению к нашей стране общественного мнения в международном масштабе.

Необходимость реализации такого подхода особенно остро чувствуется в условиях непрекращающихся попыток наших противников добиться дестабилизации политической и социально-экономической обстановки в Российской Федерации. В условиях острого противоборства выдвинутым Россией требованиям о гарантиях безопасности именно такой подход будет способствовать убедительному опровержению ложных политически мотивированных новостей, направленных на подрыв национальной и международной безопасности.

При этом превентивное создание информационного фона в виртуальном пространстве, отвечающего национальным интересам страны, может существенно минимизировать негативные последствия деятельности внешних сил, стремящихся обычно использовать все инструменты достижения политических и военных целей, в том числе и преимущества цифровой среды.

Соответственно явно проступает необходимость выработки проактивной политики в рассматриваемой сфере, призванной упредить вероятные социально-политические риски форсированных процессов цифровизации. Мощным потенциалом для успешной деятельности в этой сфере обладают технологии искусственного интеллекта.

И, наконец, цифровизация общества активно влияет на цифровые трансформации в системе высшего военно-профессионального образования, которая представляет собой наиболее проблематичную сферу исследований и поиска новых путей развития. Существующая тенденция адаптации методик и практик информатизации и цифровизации гражданских вузов к деятельности военных учебных заведений требует существенных доработок. В качестве начальных шагов в области цифровизации военно-профессионального образования может быть предложена разработка системы электронно-обучающей среды в контексте формирования цифровых компетенций.

ЦИФРОВИЗАЦИЯ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС В ОПК

На Западе в условиях острой конкурентной борьбы между промышленными фирмами и научно-исследовательскими организациями США и НАТО, США и ЕС ведется активная разработка долгосрочных стратегий цифровой трансформации ВПК. Считается, что от степени цифровизации промышленных предприятий и научно-исследовательских учреждений в решающей мере зависит эффективность их работы, качество управления жизненным циклом изделий, издержки, сроки, спрос на зарубежных рынках оружия.

С этой целью цифровую трансформацию стремятся распространить на все высокотехнологичные компании. Считается, что важно не только иметь четкое представление, как будет меняться сама компания при переходе на цифровые рельсы, но и понимать, как она будет интегрироваться с различными отраслями экономики, в том числе с гражданской сферой. В этом смысле процессы цифровизации и диверсификации оборонных предприятий должны проходить неотрывно друг от друга.

В интересах цифровой трансформации сферы научно-практических исследований важно понять, какие научные, исследовательские, инновационные центры, программы и проекты способны обеспечить «цифровые» потребности ОПК. Для каких разработок в интересах цифровой экономики ОПК мог бы стать эффективной площадкой? Как наладить передачу технологий из военного сектора в гражданский?

ВЫВОДЫ

Контур военных инноваций США и НАТО определен решениями высших руководящих национальных и коалиционных органов и принимает вполне определенные очертания. Наряду с внутренней конкуренцией не вызывает сомнений антироссийская и русофобская направленность проводимых мероприятий, их ориентация на достижение технологического преимущества над Москвой, безусловная поддержка глобальных гегемонистских устремлений США, стремление воздействовать на сознание населения России и ее союзников с целью дальнейших манипуляций и развала государств.

Развитие обстановки в ходе специальной военной операции на Украине, а также недавние события в Казахстане убедительно свидетельствуют об опасности разрушительных когнитивных технологий.

Важно своевременно обнаруживать и реагировать на шаги Запада, направленные на реализацию конкретных военных разработок с учетом фактора взаимодополнения, когда инновации встраиваются в военную технику, но одновременно и сами инновации могут определять развитие вооружений.

Для России в условиях мировой гибридной войны, усиления жесткой конфронтации с США и НАТО важно понимать, на что должно обратить главное внимание в инновационной сфере, какие принципы закладываются в развитие военных инноваций, разработать адекватные наступательные и оборонительные стратегии военных конфликтов с учетом инновационного фактора.

Успешное решение жизненно важных задач возможно лишь на пути организации теснейшего межведомственного сотрудничества под руководством единого центра.

Александр Александрович Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук,
эксперт Лиги военных дипломатов

Анатолий Григорьевич Летяго,
доктор технических наук,
профессор Академии военных наук

Источник: “НВО”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.