История предательства (интервью по двухтомнику о Власове)

ВласовВ июне под эгидой Федерального архивного агентства был издан двухтомный сборник документов «Генерал Власов: история предательства». В нём представлено свыше 700 документов из 14 российских и зарубежных архивов. Составитель сборника  Татьяна Царевская-Дякина рассказала журналу «Историк» о том, каким предстаёт движение Власова в свете новых архивных публикаций.

– Какие мифы опровергают опубликованные Вами документы?

– Прежде всего, они опровергают мифы о Русской освободительной армии (РОА). На самом деле, РОА – это некое обобщенное название точечно рассеянных русских коллаборационистских формирований, которое использовалось исключительно в пропагандистских целях. Как некая единая структура, как армия она стала формироваться только в конце 1944 года.

– Но ведь батальоны русских коллаборационистов появились гораздо раньше?

– Конечно. На оккупированной территории СССР до осени 1943 года они в основном были задействованы в карательных операциях против партизан. После Курской битвы из них начались массовые побеги, и немцы перебросили остатки русских батальонов на Западный фронт. Они воевали в Италии против партизан и в Нормандии против союзников. И лишь в конце 1944 года было принято решении о формировании двух дивизий РОА. Приказ о назначении генерала Власова командующим Вооруженными силами Комитета освобождения народов России (КОНР) был подписан в конце января 1945 года.

При этом важно понимать, что всё то, что именовалось РОА, являлось немецкой пропагандистской акцией. Разыгрывать карту РОА немцы начали с конца 1942-го, с момента обнародования известного «Смоленского обращения» Русского комитета, подписанного, кстати, Андреем Власовым и Василием Малышкиным не в Смоленске, а в Берлине.

Мы публикуем документы, которые показывают поездку Власова по северо-западу страны – Псков, Луга, Витебск, Могилёв и т. д. Её затеяли, чтобы продемонстрировать населению оккупированных территорий самостоятельность Власова. Сам себя он называл командующим РОА. А в действительности всеми воевавшими на стороне Германии русскими батальонами командовал не Власов, а офицеры вермахта. Власов не командовал ими ни одной минуты.

– Чем закончился вояж Власова по городам СССР?

– Власов, мечтавший создать реальную РОА, оказался не вполне управляемым. В выступлениях он говорил не только то, что хотели немцы, и в связи с этим пропагандистскую акцию быстро свернули. Генерала отправили жить на дачу в предместье Берлина. Таким образом, его повозили короткое время по городам СССР, а потом определили на задворки за ненадобностью. Там он провёл полтора года, жалуясь приставленному к нему немецкому офицеру на то, что у него, командующего Русской освободительной армией, всего одна пара белья и порванные кальсоны.

– Но он же реально хотел воевать с Красной армией?

– Вот именно, что он хотел. Но давайте отделим желаемое от реальных дел. Русские батальоны воевали. А что делал лично Власов? Просиживал штаны на даче в Германии. Там у него был свой штаб. Вот только реального дела у него вплоть до июля 1944 года не было.

В июле 1944-го, после того как был открыт второй фронт, и Красная армия вступила на территорию европейских государств, положение нацистской Германии сильно осложнилось. Тогда в окружении рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера нашлись люди, такие как Гюнтер д´Алькен, которые решили, что для победы все средства хороши. Они стали готовить почву для встречи Гиммлера и Власова. К несчастью для Власова, она была назначена на 21 июля, как потом оказалось, ровно на следующий день после покушения на Гитлера. Естественно, в создавшихся условиях встреча была отменена.

– А почему у Власова так долго не было реального дела?

– Адольф Гитлер относился к затее с Власовым скептически. В своем кругу немцы вполне откровенно говорили, кем в действительности является для них Власов. А Генрих Гиммлер в октябре 1943 года, выступая на совещании в Познани перед рейсхляйтерами и гауляйтерами, назвал цену, за которую купили генерала. Власову было сказано примерно следующее: «То, что Вы теперь не можете вернуться назад, Вам, конечно, ясно. Но Вы очень видный человек, и мы Вам гарантируем, когда закончится война, Вы получите пенсию русского генерал-лейтенанта, а отныне и на ближайшее время – шнапс, сигареты и женщин».

Повторюсь, лишь в конце 1944 года Гиммлер решил создать КОНР. Во главе немцы поставили Власова. Наступил новый этап в жизни генерала. Хотя Власов как был, так и оставался до конца марионеткой в руках гитлеровцев. Вопрос о политической самостоятельности Власова не стоял и в ноябре 1944-го. Даже знаменитый манифест о создании КОНР редактировали немцы.

– Крайне интересный факт. Особенно если учесть, что некоторые «друзья» России уверяют нас в том, что Власов боролся за свободу слова, совести, вероисповедания, за доступность образования, медицины и социального обеспечения. И как это им удавалось делать под бдительным присмотром гитлеровцев?

– Власовцы же даже конституцию России писать начали. В фонде Бориса Николаевского в архиве Гуверовского института войны я видела её черновик. Несколько сотен пунктов. Некоторые русские эмигранты первой волны тогда успели высказать свои замечания и при этом, между прочим, уличали власовцев в том, что те многие положения взяли у них.

– Эту конституцию то же немцы правили и редактировали?

– Нет. Шёл уже 1945 год. Гитлеровцам было теперь не до редактирования подобных текстов. Хотя в одном из немецких документов мне встречалось упоминание о власовской конституции России.

– За что в реальности боролись власовцы? Ради чего они взяли оружие и направили его против сограждан? Каковы были побудительные мотивы встать на путь предательства?

– Судить об этом можно по протоколам допросов, находящимся в следственном деле Власова и его сторонников. Многие из тех, кто перешел на сторону врага, просто струсили. Кому-то в начале войны показалось, что германская махина раздавит любое сопротивление, и нет смысла сопротивляться. Сергей Буняченко, который уже был однажды арестован, опасался повторного ареста. Боязнь ареста толкнула на путь предательства и генерал-майора Василия Малышкина.

Некоторые изменники Родины объясняли свой выбор идеологическими и политическими причинами, неприятием сталинизма. Так, Фёдор Трухин, в июне 1941 года заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта, после пленения – сначала осенью 1941 года, а затем весной 1942-го – написал несколько докладных записок с предложениями по идеологической и подрывной (в том числе диверсионной) работе в советском тылу. Бывший полковник ВВС Красной армии Виктор Мальцев добровольно сдался в плен в оккупированной Ялте и пошёл служить в немецкую комендатуру. Антисоветским духом были проникнуты Владимир Боярский, Георгий Жиленков, Павел Богданов.

Если же говорить о рядовом составе, то надо иметь в виду то, что красноармейцы, попавшие в плен в первый год войны, находились в немецких лагерях в ужасающих условиях. Счёт погибших от голода, холода, ран и издевательств шёл на миллионы! Неудивительно, что среди пленных оказались те, кто был готов любой ценой спасти свою жизнь, лишь бы уйти из того кошмара, который их окружал. Показателен такой факт. В конце войны самыми тяжёлые условия заключения были в лагерях Норвегии. Суровый климат и невыносимо тяжёлые условия работы оборачивались высоким уровнем смертности. Так вот, именно в Норвегию зимой 1944 – 1945 годов и отправился Григорий Зверев, чтобы собрать желающих вступить во 2-ю дивизию РОА. И он привез людей оттуда – не только рядовых, но и старших офицеров.

В самом конце войны стремление сохраниться в качестве боеспособной и вооружённой армии диктовалось надеждой, что это поможет перейти на сторону американцев, если те захотят использовать власовцев против большевиков. Надеялись, что американцы дадут возможность им спастись, предоставят работу. Надежды не оправдались. Американцы в отношении власовцев вели себя очень осторожно. В принципе они были не прочь использовать русских коллаборационистов в своих целях. Но они прекрасно понимали, что человек, предавший раз, способен предать и ещё раз. В документах они откровенно писали о своей неуверенности в том, что среди власовцев нет агентов советских спецслужб. Потому, опасаясь попасть впросак, предпочли не портить отношения с союзниками по Антигитлеровской коалиции и передали оказавшихся у них в плену власовцев Советскому Союзу.

– А как относились к власовцам красноармейцы?

– В одном из опубликованных документов приведён пример поведения власовцев на фронте. Они по-русски кричали: «Не стреляйте! Мы свои». А когда красноармейцы приближались, власовцы расстреливали их в упор. У наших солдат, хоть раз сталкивавшихся с такими подлыми приёмами, реакция на власовцев до конца войны была одна: «Увидишь власовца – убей!».

– Позволяют ли впервые опубликованные документы узнать что-то новое о взаимоотношениях Власова и Сталина?

– Сталин знал Власова, ценил его как военачальника. За боевые действия во время битвы за Москву Власов, тогда командовавший 20-й армией, в начале 1942 года по представлению Георгия Жукова был награждён орденом Красного Знамени. Узнав, что Власов оказался в окружении, Сталин приказал незамедлительно его найти и вывезти на «большую землю», при необходимости, «поставив на выполнение этой задачи всю авиацию фронта». Мы публикуем документы, в которых отражены усилия Москвы, направленные на спасение генерала. Получив неподтвержденные данные о нахождении Власова в одном из партизанских отрядов, Сталин отправил на его поиски несколько самолетов. Не все они вернулись назад: лётчики, пытавшиеся вытащить Власова из волховских болот, погибли. Причём попытки найти Власова не оставлялись даже тогда, когда он, как выяснилось позже, был уже в плену. Вопреки утверждениям поклонников Власова и заявлениям самого генерала о том, что его взяли в плен в бою, на самом деле он сдался немцам без единого выстрела и какого-либо сопротивления.

В 1943 году немцы развернули вокруг Власова огромную пропагандистскую кампанию, говоря современным языком, пиар-акцию, целью которой было переманивание красноармейцев на сторону противника и создание из них воинских формирований, получивших обобщённое название РОА. В качестве ответной меры, направленной на разоблачение Власова, Главное политическое управление Красной армии подготовило листовку «Кто такой Власов». Правку в проект документа красным карандашом внёс лично Сталин. Он заменил первоначальные формулировки на более резкие, сделал текст более грубым, жёстким и оскорбительным. В этом виде листовка тиражом в несколько тысяч экземпляров была опубликована и распространена среди красноармейцев. Её перевели на многие языки, сделав доступной для советских солдат разных национальностей. Так Сталин выразил своё личное отношение к предательству генерала.

Защитники Власова говорят, что у него не было выбора. Мы в приложении к первому тому дали протоколы допросов других советских генералов, попавших в плен. Они отвечали на вопросы достаточно откровенно. Однако большинство из них сотрудничать с нацистами не стали. Характерен пример бывшего командарма, генерал-лейтенанта Михаила Лукина. На допросах он ругал коллективизацию, большевиков и их политику, но от сотрудничества с немцами категорически отказался. Это к вопросу о том, был ли у Власова выбор. Даже после того, как он сдался, выбор у него оставался – сотрудничать с немцами или нет. И Власов свой выбор сделал.

– Как он вёл себя во время следствия и суда?

– Власов был сломлен. Отдавал себе отчёт в том, что его ждёт. Многие вещи рассказывал вполне открыто. Выяснению правды способствовали показания других подсудимых, очные ставки и т. д. Эти материалы мы тоже приводим в книге.

– Некоторые публицисты уверяют нас в том, что подсудимых пытали…

– Утверждения, что их истязали, выбивая нужные следствию показания, делаются бездоказательно. По протоколам видно,, что допрашиваемые, особенно ближе к концу следствия, были совершенно откровенны.

– В предисловии к двухтомнику отмечается то, что «вся послевоенная мемуаристика и литература, созданная бывшими коллаборантами, носит преимущественно оправдательный характер». Вам известны исключения из этого правила?

– Да. Мы публикуем воспоминания Николая фон Эрцдорфа, в которых прослеживается определённое негативное отношение к Власову и РОА. Прежде их не издавали. Автор, бывший белогвардейский офицер, обвинял Власова и его окружение в том, что они насаждали в РОА советские принципы управления и мало обращали внимания на нужды солдат. И это вполне объяснимо. Когда в конце 1944 года стали формировать дивизий РОА, на командные и штабные должности назначали бывших советских офицеров. Они командовали так, как умели и как их учили.

– Как современная историография оценивает феномен власовцев и попытки их оправдания?

– Многие западные авторы видят во власовцах, прежде всего, борцов со сталинизмом. Авторов, описывающих советский коллаборационизм в радужных тонах, объединяет общий методологический изъян: они признают борьбу с большевизмом (СССР, коммунизмом) важнейшей стратегической задачей, «освободительной миссией», которая сама по себе оправдывает любые методы и средства, в том числе союз с нацистами. Их интерпретация коллаборационизма периода Второй мировой войны – типичный пример оценок с позиций «двойного стандарта»: отказаться от присяги Франции и прислуживать нацистам (маршал Анри Филипп Петен) – это измена, а отказаться от присяги Советскому Союзу и служить тем же нацистам (генерал Власов) – это если не подвиг, то «освободительное движение».

Поствласовские структуры на Западе стали возникать сразу после окончания Второй мировой войны. У нас Власова ещё не успели повесить, а на Западе генерала и его сторонников уже стали героизировать, представлять жертвой двух режимов. Людям, оставшимся после войны на Западе, потребовался свой герой…

– Власовская история продолжается и в наши дни. В ноябре прошлого года в столице Чехии прошла конференция, приуроченная к 70-летию создания  КОНР и обнародования Пражского манифеста. На ней о Власове сочувственно вспоминали и европейцы, и отдельные граждане России. По словам одного из апологетов Власлва, главная идея-призыв того «манифеста – это непримиримая и решительная борьба с тоталитаризмом, с коммунистической диктатурой». А какими соображениями руководствуются российские историки – такие как Кирилл Александров – обеляя Власова?

– Сегодня есть возможность поехать работать в зарубежные архивы. Поле деятельности – обширное. Александров собрал огромный архивный и библиографический материал, подтверждением чему является его книга «Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А.А. Власова, 1944 – 1945 гг.», вышедшая в 2009 году. Она представляет собой подробный справочник окружавших генерала персон. Однако анализировать собранную информацию можно по-разному. Исследователь может восстанавливать канву событий, строго следуя за документами. А может, имея собственную концепцию, подбирать документы для её подтверждения. Последнее –  именно то, что делает Александров. Его работа не оставляет сомнений, на чьей стороне симпатии автора. Не случайно он избегает термина «коллаборационизм», зная, что со времён международного Нюрнбергского трибунала это явление подлежит осуждению.

– Есть ли ещё вокруг дела и личности генерала Власова неразгаданные загадки?

– Вопросы, которые ждут своих исследователей, остались. Тот же Александров периодически упоминает документы, не давая ссылки на то, где они находятся, в каком архиве и в каком фонде. Разыскивая некоторые документы, мне не раз доводилось идти по следу Александрова. В итоге приходила в тупик. Неизбежно возникал вопрос: а вообще-то существуют ли эти документы в природе?

Работой публикатора я занимаюсь вот уже 25 лет. За это время не опубликовала не единого документа, которого я не видела бы. Я обязательно должна получить либо оригинал, либо копию с подлинника. До тех пор пока  их не увижу, не могу сказать, был ли такой документ в реальности. Сейчас по миру и по интернету путешествует много копий с копий, которыми исследователи активно пользуются. Не все они достоверные.

Кроме того, остаются неизученные документы. К примеру, не все материалы по следственному делу Власова были нам предоставлены. Есть и ещё один источник, до которого пока никто не добрался. В Нью-Йорке в Бахметьевском архиве Колумбийского университета доступны все фонды, кроме фонда Михаила Шатова.

– Кем он был?

– Настоящая фамилия Шатова – Каштанов. Он был офицером РОА, затем скрывался во французской зоне оккупации под чужим именем. В 1950-м эмигрировал в США, где ему пришлось стать и маляром, и каменщиком, и таксистом. В 1955 – 1971 годах, когда Шатов уже работал в библиотеке Колумбийского университета, он собирал архив РОА: воспоминания, листовки, сведения любого характера. Он многих знал, со многими переписывался. Шатов создал и опубликовал библиографию изданий о РОА. Им был закрыт доступ исследователей к использованию находящихся в его фонде документов. Его наследник (сын) пока распорядился держать фонд отца на закрытом хранении. Нельзя исключать, что когда эти документы наконец-то будут открыты, мы найдём в них что-то интересное. Есть и другие загадки. Архивистам и историкам ещё есть над чем работать.

Но даже если будут найдены какие-то новые документы или обнаружены чьи-то письма или мемуары, общей картины они не изменят. Останется неизменным и главный вывод: Власов был предателем и марионеткой в руках врагов, с которыми воевал не только Советский Союз, но и другие страны Антигитлеровской коалиции.

Беседовал Олег Назаров

Источник: Журнал «Историк». 2015. № 7 – 8. С. 90 – 95.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *