Антитурецкий альянс на Красном море: сдерживание Эрдогана или эфемерный мираж?

Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ, Израиль и Судан налаживают региональное взаимодействие

Финансово-экономические проблемы обуреваемой неоосманизмом и пантуранизмом современной Турции подталкивают её к движению за пределы национальных границ по разным направлениям – от Центральной Азии до Африки с их значительными энергетическими ресурсами.  По данным Turkish Statistical Institute, импорт энергоносителей в эту страну в 2019 году составил почти 41,1 миллиарда долларов. В 2021 г. заканчиваются долгосрочные импортные контракты на поставку природного газа в Турцию общим объёмом 18,3 млрд. куб. м, что составляет 40 процентов её текущего потребления. В условиях падающей лиры, это стимулирует как поиск и разработку собственных месторождений (в том числе на спорных участках в Восточном Средиземноморье), так и поиск (подкрепляемой военным присутствием) удачи «на дальних берегах».

В этом контексте, повышенное внимание Анкары к региону Африканского Рога выглядит вполне логично. В сентябре 2017 года Турция открыла на территории, известной как Сомали с населением примерно в 15 млн. чел., к югу от Могадишо на побережье Индийского океана, крупнейший ща пределами страны тренировочный лагерь на 1500 местных военнослужащих (TURKSOM). Общая стоимость строительства военных объектов, складов вооружений  и боеприпасов, гражданской инфраструктуры на площади 400 гектар составляет 50 млн. долл., а дислоцированный там турецкий контингент можно отличить по нашивкам с надписью Afrika Kartalı («Африканский Орёл»). Помимо Сомали, турецкие военные обустраиваются в Ливии и, возможно, в Нигере, однако только на Африканском Роге Турция, обеспечивая передовую базу, обучает на турецком языке (включая присягу) военнослужащих, способных, как надеются в Анкаре, сформировать в регионе не только новую геополитическую реальность, но и культурную идентичность. Примечательно, что на сайте посольства Турции в Могадишо публикуются официальные документы о приёме в Вооруженные силы Сомали. Конкурс проводится в лагере TURKSOM, надо полагать, при непосредственном участии турецких офицеров. К лету 2020 года Турция «дипломировала» около 2500 сомалийских военнослужащих и стремится в скором времени увеличить их число до 5000; генеральная цель – подготовка не менее 10 тысяч личного состава с перспективой создания а африканской стране «турецкоязычных» вооруженных сил, оснащённых турецким оружием и прошедших подготовку, в частности, в «антитеррористическом» центре в Ыспарте.

Всё это подкрепляется рассчитанным на перспективу экономическим сотрудничеством. В октябре 2019 года и.о. министра торговли и промышленности Сомали Абдулла Али Хасан в ходе турецко-Африканского экономического форума (открыл который турецкий лидер) заявил о росте торговли с Турцией  с 2017 года на 37% до 206 млн. долл. Совсем недавно выпускник турецкого университета Абдулкадир Мухаммад Нур стал министром юстиции в новом правительстве восточно-африканской страны. В первых числах ноября посол Турции в Могадишо Мехмет Йылмаз встречался с премьер-министром Мохаммедом Хусейном Робле с тем, чтобы подтвердить Сомали безоговорочную поддержку. Посетив турецкий учебный центр в Могадишо, Робле высказал благодарность и признательность турецкому правительству за его постоянную поддержку национальной армии. 7 ноября Турция объявила о погашении почти 3,4 млн. долл. сомалийского долга перед Международным валютным фондом. Общая сумма инвестиций со времени первого визита Эрдогана в 2011 году оценивается примерно в 1 млрд. долл. Турецкие фирмы управляют международным аэропортом и портом в столице страны. Наконец, «мягкую силу» в регионе продвигают небезызвестные агентство TIKA, Институт Юнуса Эмре, фонды Diyanet, Maarif  и другие.

Турецкие пропагандисты подчёркивают взаимовыгодный характер сотрудничества с «забытыми союзниками в Африке», противопоставляя его западному колониализму.  Однако 20 января 2020 года турецкий президент объявил о начале разведывательного бурения нефтяных «блоков»  в территориальных водах Сомали, что стало очередным вызовом для Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратов и Египта. Помимо государств Персидского Залива Каир, опираясь на поддержку Эр-Рияда, пытается сформировать ещё один трёхсторонний антитурецкий «фронт» – с участием Израиля и Судана. К слову, один из суданских наблюдателей объясняет ставку Турции на Сомали стремлением компенсировать влияние в Судане, утерянное после ухода бывшего президента Омара аль-Башира – стратегического союзника Эрдогана, согласившегося предоставить ему в управление остров Суакин в Красном море. В случае его реализации, этот шаг рассматривался как попытка стратегического окружения Египта и подрыв его интересов на Красном море. Уход аль-Башира положил конец турецким амбициям по контролю над Суданом, что обусловило сближение Каира с Хартумом с перспективой формирования военно-стратегических альянсов, основанных на идее общеарабской безопасности. В середине ноября, на фоне разгорающейся война в Эфиопии, подразделения египетских сил специального назначения и ВВС прибыли на авиабазу Марва в Судане для участия в первых в истории двух стран совместных боевых учениях под названием Nile Eagles-1.

14 ноября близкое к Ак-Сараю издание Yeni Safak сообщило о предполагаемой встрече (без разглашения даты и места) высокопоставленных военных представителей Египта Израиля и Судана для обсуждения совместных действий в сфере безопасности на Красном море. Уровень участников встречи со стороны Каира соответствующий – заместитель министра обороны, командующий войсками на юге страны, сотрудники разведывательной службы. В Египте серьёзно обеспокоены турецкой экспансией в Сомали, призванной обеспечить выход в Красное море и угрожая тем самым безопасности арабских государств. В противовес усилиям своей бывшей метрополии, Каир инициирует систему региональных альянсов и соглашений, способных противостоять любым угрозам, аналогично проведённому в сентябре в Каире «Восточно-средиземноморскому газовому форуму» с участием Египта, Иордании, Израиля, Кипра, Греции, Италии, а также Палестинской автономии.

Явным образом Египет пытается воспользоваться возможной нормализацией израильско-суданских отношений для формирования альянса, способного противостоять возросшим турецким амбициям на Красном море. Де-факто к нему может присоединиться и Саудовская Аравия, имеющая достаточно тесные (пусть и не афишируемые) связи с Израилем и оказывающая значительную финансово-экономическую и военно-техническую поддержку Египту. Две страны сближает также недобрая память о временах османского господства над ними, да и после «дела Хашшоги» в 2018 году отношения между Анкарой и Эр-Риядом резко ухудшились.

Высказываются предположения, что формируемый союз может оказаться достаточно эффективным – особенно в случае содержательного присоединения к нему Израиля, имеющего выход в Красное море и обеспокоенного как турецкими, так и иранскими угрозами в регионе. Сотрудничество Египта и Саудовской Аравии имеет давнюю историю, включая совместные морские учения по защите судоходства. В январе 2020 года президент Абдель Фаттах ас-Сиси открыл (в присутствии наследного принца ОАЭ, заместителя министра обороны КСА, премьер-министра Болгарии и президента Армении) крупнейшую на Красном море военную базу Беренис, чему предшествовали масштабные военные учения «Кадир-2020». Практически сразу прошли совместные военно-морские учения Египта и КСА «Morgan-16» по укреплению безопасности в регионе и противодействия внешние угрозам, и прежде всего – турецким.

Эрдоган в полной мере пользуется экономической разрухой и межплеменным хаосом в стране на Африканском Роге, обладающей значительными нефтяными ресурсами, которые ему не терпится поставить под контроль. Не меньшее стратегическое значение имеет контроль ведущего в Красное море Баб-эль-Мандебского пролива, чем обусловлена также и возросшая «гуманитарная» активность турок в охваченном гражданской войной Йемене (ещё одна бывшая провинция Османской империи), включая поддержку партии «аль-Ислах». Высказывается предположение, что с опорой на базу в Могадишо Турция может попытаться повторить в Йемене «ливийский сценарий», действуя против группировок, поддерживаемых Абу-Даби и Эр-Риядом.

Помимо Турции, на Африканском Роге обосновались военные базы других государств

Конечно, турецкая дипломатия будет делать всё для того чтобы развалить формирующуюся враждебную «арабскую» коалицию, способную доставить наследникам «Блистательной Порты» немало проблем. Так, в ходе недавнего телефонного разговора Эрдоган и саудовский король Сальман договорились «о сохранении открытых каналов диалога для укрепления двусторонних отношений и урегулирования спорных вопросов». Впрочем, едва ли это возымеет позитивный эффект, с учётом поддержки Анкарой запрещённой в России группировки «Братья-мусульмане», представляющей значительную угрозу для внутренней стабильности в странах Персидского Залива. Необходимость действовать против широких коалиций одновременно в Восточном Средиземноморье и на Красном море потребует от Турции максимального экономического и военно-политического напряжения, вынудит нести значительные издержки, обострит внутренние проблемы и, возможно, ослабит иные вектора внешнеполитической экспансии.

Дмитрий Нефёдов

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.