Вводная лекция по истории военно-политического сотрудничества США и России для американского вице-президента

Ожидаемая к назначению вице-президентом США Камала Харрис в ходе предвыборной самопрезентации назвала Россию опасной и враждебной страной, вмешивающейся в американские дела.

Тезис о русской угрозе, к сожалению, уже вошел в политическую культуру США. Американскому истеблишменту нужен внешний враг, дескать, для сплочения нации. Подобные попытки поиска внешнего врага для урегулирования внутренних противоречий известны и в нашем Отечестве. Смогла ли русско-японская война (1904-05 гг.) сплотить российских подданных? Вовсе нет. Территориальные потери Россия минимизировала с помощью посредничества американского президента Теодора Рузвельта. А попытка властей стабилизировать внутреннюю ситуацию переросла в революцию, с которой и начался обратный отсчет самодержавия.

Вряд ли, у кандидата в вице-президенты и члена сенатского комитета по разведке есть какое-то эксклюзивное мнение о русском вмешательстве, основанное на достоверных сведениях. Во всех странах разведчики берегут секреты, особенно от своих болтливых законодателей, кроме тех случаев, когда разведка работает под политический заказ. К тому же с нынешним директором ЦРУ Джиной Хаспел у калифорнийского сенатора Камалы Харрис не сложились отношения. Обе амбициозные женщины хотят войти в национальный пантеон как первые на своих архивысоких постах. Паноптикум госсекретарей их уже не интересует.

Компетентный отставной, но не бывший, американский разведчик Аллен Даллес осуждал попытки некоторых политиков (окружной прокурор и губернатор штата Т.Дьюи. 1944г.) использовать секретную военную информацию в ходе своей избирательной компании. Еще он писал, что самый серьезный недостаток в разведывательной работе, порождающий больше ошибок, чем любой обманный маневр или интрига иностранного государства, – это предубежденность.

Выпускница Университета Говарда могла читать работы А.Даллеса, прежде всего, «Искусство (ремесло) разведки» («The Craft of Intelligence», 1963 г.). А могла и не читать, поскольку афроамериканский несколько легковесный Говард – не Гарвард с его Институтом государственного управления. Говард, точнее, Хоуард ближе Хогвартс, школе британских волшебников. Оба заведения одинаково далеки от внешней политики и понимания России.

Почему бы Научно-исследовательскому центру проблем национальной безопасности и Московскому историко-просветительскому обществу «Русская Америка» не восполнить пробел в преподавании иностранным руководителям истории и диалектики российско-американских отношений. Мы не беремся никого поучать, просто занимаемся нашей работой. Предоставление аналитических, консультационных, справочных, методических и информационных и переводческих услуг относится к основным направлениям деятельности Центра. Урок преподнесут другие.

Публикации Центра доступны для людей всех профессий, возрастов, каст, рас и даже гендеров. Антирасистскую направленность центра подтверждает рабочий язык – русский, среди создателей которого были и потомок афроафриканца Александр Пушкин, и датчанин Владимир Даль и наследник королей Латинской империи Иван (Ян) Бодуэн де Куртенэ. Один из отечественных столпов поэзии («по рожденью грузин») утверждал, что даже если бы стал «негром преклонных годов», обязательно бы выучил русский.

Все наши проекты в свободном доступе и часто оказываются весьма востребованными, даже в искаженных интерпретациях. В частности, несколько раз мы подсказывали эстонской элите, не имеющей глубоких исторических корней, где искать героев нации. Обратитесь к эстонским адмиралам от Ивана Крузенштерна до Ивана Грена. Мы были услышаны. Президент Эстонии Керсти Кальюлайд в мемориальном путешествии к берегам Антарктиды 2019 г. заявила, что континент открыли эстонцы. Трудно сказать, идентифицировал ли себя офицер российского флота и остзейский барон Фабиан фон Беллинсгаузен с эстляндцами. Но из песни слов не выкинешь, командовал экспедицией Российского императорского флота именно он. Вторым флагманом экспедиции был Михаил Лазарев, офицер с армянскими корнями. И что? Русские моряки не считали, что отрыли новый материк. Это признали первыми англичане.

Часто случается, что человек занимает должность по соображениям далеким от профессиональной компетентности, если того требует политика партии или другая конъюнктура. Бороться с этой бедой можно разными способами. В Великобритании политическое назначение министров уравновешивается институтом их постоянных заместителей. В России, например, очередного гениального менеджера доподготавливают по специальности в солидных заведениях.

Мы пытаемся внести вклад в общее ориентирование американского вице-президента, неопытного в военно-политической области, в отличие от будущего Госсекретаря, специалиста по «хладнокровному сотрудничеству с Россией». В настоящее время в Центре достаточно дипломатов и ученых внесших, определенный вклад в развитие российско-американских отношений. Многие из них охотно участвуют в просветительских проектах.

В данном опусе предпочтение отдано фактографии, а не полемике. Полемика с греческого – уже война. Многие выпускники американских университетов знают греческий по первым буквам своих студенческих союзов.

В 2007 г., когда будущий вице-президент была еще окружным прокурором Сан-Франциско, автору этих строк довелось выступать с докладом на Международной научной конференции «200 лет российско-американских отношений» и даже принять участие в беседе с самим Г.Киссинджером. Участники конференции, топ-персоны научного и дипломатического миров, пришли к пониманию, что исторически российско-американские отношения не были враждебными. Державы всегда стремились быть равно ответственными за судьбы мира. Двести лет стабилизировали международную обстановку и не враждовали открыто. И вдруг за десяток лет стали врагами. Этого не может быть, хотя бы по законам политической инерции.

Российско-американские отношения в свое время привели к полярному распределению политических сил в мире. О многополярном мире могут говорить только малообразованные политики и дипломаты, пропустившие занятия по логике Гегеля. Сам же немецкий классический философ подчеркивал: «Северный полюс в магните не может быть без южного, и южный не может быть без северного. Если разрежем магнит на две половины, то у нас не окажется в одном куске северный полюс, а в другом – южный. Точно так же и в электричестве положительное и отрицательное электричество не суть два различных, отдельно существующих флюида». Выраженный антиамериканский полюс в мировой политике существует последние сто лет. Он несколько смещался от одной силы к другой, пока не стал «флюидом» международного терроризма со сложной субъектностью.

Российско-американские отношения для самой России первоначально были производными от российско-британских. Русские открыли свою Америку в 1741 г. и не считали ее чем-то сильно отличающейся от Сибири. Аляска осваивалась как зона пушного промысла и требовала весьма ограниченного военного присутствия: в годы расцвета не более двух рот. Первые русские поселения (колони) появились в северо-западной Америке 1770-80 гг., когда английский колонии уже начинали свою борьбу за независимость. Территории европейских государств на Атлантическом и Тихоокеанском побережье Северной Америки не соприкасались. Спорных моментов возникнуть не могло, даже гипотетически. «Запад есть запад, восток есть восток, и вместе им не сойтись». Далеких английских колонистов русские называли бостонцами, наверное, за их любовь к чаю.

Россия, борясь в 1780-х гг. за присоединение Крыма и защиту единоверной Грузии, не могла уклониться от международных дел, в частности от далекой войны за независимость британских колоний в Северной Америке. Императрица Екатерина II отказала британскому монарху Георгу III, представителю Ганноверской династии на троне, в людских ресурсах для подавления восстания в колониях Венценосный брат просил двадцатитысячный русский корпус. Британцы полагали, что имеющая родовые корни в германском княжестве Ангальт-Цербст, космополитичная «сестра» поможет справиться с заокеанскими революционерами. Помогли только наемники княжества Гессен.

В разгар войны Санкт-Петербург занял позицию вооруженного нейтралитета. Нейтралитет всегда бывает в чью-то пользу. В тех условиях он способствовал признанию независимости американских колоний.

В российской Декларации 1780 г., направленной «воюющими дворам – лондонскому, версальском и мадридскому» было всего пять пунктов:

  • – нейтральные корабли могут свободно ходить из порта в порт и приставать к берегам воюющих стран;
  • – товары воюющих стан на нейтральных кораблях неприкосновенны, кроме военной контрабанды;
  • – контрабандою признаются только оружие и боеприпасы;
  • – гавань считается в блокаде, когда вход в нее перекрыт неприятельскими кораблями;
  • – законным призом можно признать только военную контрабанду.

За соблюдением сравнительно мягких пунктов декларации следили жесткие силы российских эскадр и флоты, присоединившихся к декларации стран.

После (а не вследствие!) победы Американской революции и подписания Парижского договора 1783 г. Россия начала активнее осваивать неспокойные окраинные регионы. Поэтому русские дипломаты зазывали на службу императрице оставшихся не у дел ветеранов Войны за независимость. На русскую службу был приглашен осевший в Париже американский морской офицер шотландского происхождения Джон Поль Джонс с присвоением звания контр-адмирала. Больше адмиралом он ни в каких флотах не служил. Обязательная к посещению официальными лицами мемориальная могила русского адмирала и отца-основателя военного флота США сегодня находится в Военно-морской академии в Аннаполисе (шт. Мэриленд).

Нельзя не вспомнить, что были русские, принимавшие участие на свой страх и риск в Войне за независимость и в американской Гражданской войне на стороне северян.

Дипломатические отношения империи и республики, были установлены в 1807-1809 гг. Обе страны втягивались в войны или уже вели их. Россия – с наполеоновской Францией в союзе с Великобританией, США готовились ко второй войне за независимость против Великобритании. Час истины настал в 1812 г.

К середине XIX русский и американский фронтиры могли соприкоснуться. Соединенные штаты закрепились на Тихоокеанском побережье после покупки Луизианы у Франции в 1803 г. и в результате экспедиции Льюиса и Кларка в 1804-06 гг. Русские основали колонию Форт Росс в Калифорнии в 1812 г. Но общей границы у государств так и не появилось. Русские официально ушли из Калифорнии в 1841 г. так и встретившись с новыми хозяевами этой независимой республики, ставшей в 1850 г. североамериканским штатом.

В середине XIX века будущие сверхдержавы занимались внутренними проблемами, соподчиняя внешнеполитическую активность общим антибританским интересам. В сложной Восточной (Крымской) войне (1853-56 гг.) американцы, особенно ирландского происхождения, весьма с симпатией относились к далеким русским. В Калифорнии было основано не менее пяти поселений с гордым названием Севастополь. На полуофициальном уровне Россия зондировал возможность фиктивной продажи своих владений на Аляске американцам, дабы уберечь от разорения англичанами.

От фиктивной до реальной продажи время пролетело быстро и весело. Соединенные штаты разъединились и втянулись в кровопролитную Гражданскую войну (1861-1865 гг.). На этом время приходится одна из самых ярких страниц российско-американского военного сотрудничества. В 1863 г. две русские эскадры адмиралов С.Лесовского и А.Попова спешно пришли в Нью-Йорк и Сан-Франциско, порты дружественного государства. Они вовсе не преследовали цели оказать помощь правительству Линкольна в борьбе с Конфедерацией южных штатов. Россия стремилась перекрыть морские коммуникации Великобритании, которая готова была ввязаться в очередную попытку Царства Польского (российского автономного региона) освободиться от власти Петербурга. Россия из стороны, которой угрожали, превращалась в угрожающую. Присутствие русских эскадр на атлантическом и тихоокеанском побережьях стабилизировало военно-политическую обстановку, удержало южан от нападения на порты северян. Миновала угроза войны с Великобританией, восстание в Польше было очередной раз подавлено, и в 1864 г. эскадры убыли домой. В это же время северяне переломили ход Гражданской войны, а Конфедерация не получила политического признания Великобритании.

Российские моряки были желанными гостями в американских домах, от официальных до очень свободных от условностей. Янки полюбили русских настолько, что направили в Кронштадт ответную эскадру, моряки которой были встречены с русским размахом и гостеприимством. В конце XIX века обмены военно-морскими визитами стали регулярными как пассажирское сообщение Нью-Йорк – Сан-Франциско. Выгода американцев состояла в том, что они получили порты для постоянного присутствия в европейских водах. Выгода России – доступ к высоким технологиям. Соединенные штаты строили российские «каперы» – суда Добролота и броненосные крейсера, в частности, легендарный «Варяг».

В 1867 г. группа американских частных путешественников оказалась в России и рукой Марка Твена подготовила письмо императору Александру II, в котором отметила: «Только безумный может предположить, что Америка когда-либо нарушит верность этой дружбе, предумышленно, несправедливым словом или поступком. Америка многим обязана России. Она состоит должником России во всех отношениях. И в особенности за неизменную дружбу в годины испытаний. С упованием молим Бога, чтобы эта дружба продолжалась и на будущие времена…».

Америка, действительно, многим обязана России, хотя бы пятой частью своей территории. В марте 1867 г. в Вашингтоне был подписан договор об уступке российских владений в северо-западной Америке Североамериканским Соединенным штатам за 7, 2 млн. долларов. А уже 18 октября Русская Америка стала американской территорией. Потому и отмечается День Аляски. Россия никогда не поддерживала американских сепаратистов ни на Аляске, ни в Техасе, ни в Калифорнии. Русские создавали Америку, так зачем же ее разрушать.

Прошлый век далекие партнеры встретили в отношениях приязни. В Первой мировой войне США выступили на стороне Антанты и, верные союзническому долгу, попытались оккупировать советский Дальний Восток, Мурманск и Архангельск в 1918-20 гг. Так и не постигнув загадочную русскую политическую душу, отмороженные носители свобод не переломили ход Гражданской войны в России. Объективности ради подчеркнем, что сама интервенция была не против России, а как бы в поддержку ее, во всяком случае, традиционного истеблишмента. Как оказалось, не того. Факт остается фактом, что нога американского солдата ступала на русскую землю, а не наоборот. В этом же историческом пласте следует искать сюжеты американских фантазий-страшилок второй половины прошлого века об оккупации красными невинных Штатов. Арлингтонский фольклор просто отзеркалил свои злодеяния. Ветераны-интервенты пугали обывателя, что русские буду вести себя в Америке, как они сами в Сибири. Сказки про оккупацию Америки вьетнамцами могли бы получиться еще страшнее.

Восстановление дипломатических отношений между США и новой Россией – Советским Союзом состоялось в 1933 г., когда в Вашингтоне демократы сменили республиканцев, а в Москве безальтернативно установилась власть большевиков. Политическое сближение стран привело и к военному сотрудничеству. Во время Второй мировой войны США распространили на партнера условия ленд-лиза, а затем и сами начали военные действия сначала на стороне самих себя. Германия объявила войну США 11 декабря 1941 г. уже после атаки Японии 7 декабря на Перл-Харбор. А еще раньше 5 декабря началось наступление Красной Армии под Москвой. Три близкие по датам события причинно-следственно связаны. Советский Союз потому и остановил наступление Германии, что на ее стороне не выступила Япония, занятая войной на Тихом океане. На рубеже 1940-50 гг. американский конгресс изучал роль советского разведчика Рихарда Зорге в стравливании Японии и США. Вряд ли один в поле воин смог направлять деятельность японского императорского кабинета. Ведь не рассматривается серьезно версия, что Гитлер объявил войну США (самоубийственную, как и с Советским Союзом) по чьему-то совету. Дебаты в конгрессе по этому делу были больше связаны с институализацией самой американской Центральной разведки. Наверное, это были первые слушания о российском вмешательстве в американские дела.

Военно-политическое сотрудничество США и Советского Союза во Второй мировой войне достаточно хорошо описано в различных источниках и доступно изучению даже в американских колледжах. Совершенная координация военной политики двух членов антигитлеровской коалиции после победы, которую в нашей стране называют Великой, не позволила реализовать план британского премьера У.Черчилля вытеснить Красную Армию из Европы. Операция «Немыслимое» («Unthinkable») лета 1945 г. так и осталась на бумаге, благодаря взвешенной позиции США. Это британцам была нужна Европа, американцам же Советский Союз для борьбы с Японией.

Противостояние победителей началось почти сразу же после Второй мировой войны. В конфликтах второй половины прошлого века русские с американцами воевали весьма опосредовано, хотя блефовали, как могли. Были созданы полярные военно-политические блоки, прежде всего Североатлантический и Варшавский. Обе стороны участвовали в прокси- войнах и проливали пока еще малую кровь своих солдат. В Корейской (1950-1953 гг.), Вьетнамской (1965-1975 гг.), Афганской (1979-1989 гг.) и Ближневосточных войнах русские и американские военные смотрели друг на друга через прицелы союзников, до прямых боестолкновений доходило крайне редко. В ходе Арабо-израильской шестидневной войны 1967 г. не русские, а израильские самолеты, атаковали американской корабль радиоэлектронной разведки. И вовсе не случайно, а чтобы меньше разведывал.

Не стоит переоценивать русскую угрозу для США до такой степени, как американский первый (!) министр обороны Дж. Форрестол, который в 1949 г. разглядел в паранойяльном приступе окружающих его русских солдат («The Russians are coming. They’re right around. I’ve seen Russian soldiers!») и выбросился из окна больницы. Его идефикс не может быть политическим завещанием американской элите.

Несмотря на отдельные конфликты и системное противостояние, СССР и США со времен Второй мировой войны преодолели Карибский кризис 1962 г., скоординировали в 1975 г. космическую программу «Союз – Аполлон». Государства подписали множество договоров по ограничению вооружений и накопили опыт сотрудничества, на который приходящей американской администрации не грех и опереться. Полярность мира восстанавливается, а русские все не идут.

Владимир Ружейников,
член совета Центра,
член Московского историко-просветительского общества «Русская Америка»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *