100 лет одному историческому автографу

Книга Батум

Книга Батум

Воскресное чтение для экипажа яхты,
свободного от вахты.

Завершается 2016 г. важный и сам по себе, и своими юбилеями и неспокойными ожиданиями юбилеев предстоящих. В нашем экипаже выберем относительно свободный от эпохальных событий 100-летний юбилей. Или этот юбилей сам заставляет вспомнить эпизод почти семейной истории – истории небольшой группы людей, которая в зависимости от задачи может стать научным центром, историческим полувзводом, кафедрой или командой парусника.

По завещанию мы храним книгу 1905 г. издания, принадлежавшую русскому морскому офицеру и его потомкам.

“Исторія Древняго Востока,
культурно-политическая и военная
съ отдаленнѣйшихъ временъ до эпохи македонского  завоеванія”.

И хотя тираж издания не указан, к редким отнести ее трудно. Разве что из-за возраста. Раритетом ей не стать, в коллекциях не осесть. Если бы не автограф автора-дарителя, сделавший книгу символом сдержанного военного оптимизма.

Прочитаем вместе первую страницу-заголовок. В верхней части выцветший за сто лет коричневатый рукописный автограф.
Дорогому кузену Князю Дмитрию Дмитриевичу Максутову на сердечную память от любящего Автора.
3 декабря 1916 г.
Г. Батум

Далее название и реквизиты.

Князь В.П.Максутов

История Древнего Востока
Культурно-политическая и военная
с отдаленнейших времен до эпохи македонского завоевания

Ассиро-Халдея и Персия
Том II
Книги V-VIII
Цена 5 руб.
С.-Петербург
Типография «Бережливость», Невский, № 139.
1905.

Будущий советский оптик Д.Максутов

Будущий советский оптик Д.Максутов

На последней странице обложки приведены сочинения того же автора.

1.История Древнего Востока,

2. La Guerra a va banque (Опыт исследования на почве кампании 1849 года в Италии).

3. История 25-го Смоленского пехотного полка за два века его существования (1700-1900).

4. Хронологическая таблица важнейших военных событий всемирной истории (Пособие для слушателей военных Академий).
Какие-то книги можно было заказать со складов издательств, какие-то в полковой канцелярии. Еще мы знаем, что автор сотрудничал с «Военной энциклопедией» и не раз редактировал иностранные источники по «военному шпионству».

Представим автора книги и получившего ее в подарок.

С поправкой на смешение старого и нового календарей России, беремся утверждать, что в середине декабря 1916 г. в нынешнем Батуми встретились два офицера – относительно близких родственника. Оба оказались у моря не случайно.

Сегодняшнюю политическую обстановку некоторые считают трудно прогнозируемой. Сто лет назад обстановка была еще легко прогнозируемой и оценивалась оптимистично. Особенно на Черном море и Кавказском театре, благодаря блестящим операциям генерала от инфантерии Н.Юденича. Точку бифуркации российская история пройдет уже после Рождества. А пока еще можно было дарить военно-исторические труды о какой-то далекой домакедонской эпохе.

Личность дарителя устанавливается довольно легко: Максутов Владимир Петрович. Несмотря на то, что он был офицером разведки, его имя указано в открытых источниках, даже в таких как справочник «Весь Петербург». Проходил по армейской пехоте. Предпоследняя должность – журналист Особого делопроизводства Отдела генерал-квартирмейстера Главного управления генерального штаба (26.02.1911-1.081916). Полковником стал в мае 1916 г. Должность журналист не имеет отношения к средствам массовой информации. Особое делопроизводство – орган управления агентурной разведкой генерального штаба. Собственно, журналист это делопроизводство вел. Случайных людей там, по определению, быть не могло. Все квалифицированные, волевые, знающие противника офицеры.

Приведем пример только одного сослуживца князя. Оскар Карлович Энкель служил в делопроизводстве, был военным агентом в союзной Италии во время войны, еще не получившей названия. После Октябрьской революции реализовал свои таланты как начальник Генерального штаба независимой Финляндии. Построил на границе с Советским Союзом укрепления, получившие печально-памятное название «Линия (крепость) Маннергейма». В Зимней войне не участвовал, но участвовал в подписании перемирия в 1944 г. с Советским Союзом. Он же уговорил К. Маннергейма уйти в отставку после войны.

В литературной или военно-исторической деятельности князь был не одинок. Так военными переводами занимался Владислав Наполеонович Клембовский. Известна его работа «Военное шпионство», написанная в еще в конце XIX века, переизданная в канун Первой мировой войны. Сам же генерал от инфантерии прославился как начальник штаба Юго-западного фронта во время Брусиловского прорыва. В конце жизни он подчинил свое перо подготовке командиров РККА.

Уровень переводов, сделанных дореволюционным офицерами был очень высоким. Знание иностранных языков органично входило в их подготовку, как важное, но не главное. Большинство «переводчиков» реализовали себя по военной специальности самым достойным образом.

Очень качественный перевод с латыни сделал в вынужденно свободное от преподавания в Морской академии время генерал от флота А.Крылов в 1916 г. (Тоже юбилей). Он перевел работу И.Ньютона «Математические начала натуральной философии». До этого один из фундаментальных трудов в осознании человечеством природы, не был переведен на русский вовсе.

Возвращаемся к князьям Максутовым. Петербургский полковник завершил штабную карьеру и был командирован в 492 Барнаульский полк 5-го Кавказского армейского корпуса. Судя по ордену Св. Владимира 3 ст., полученному офицером в декабре 1916 г., это не было понижением. Странно, что командировка переросла в командование батальоном в 1917 г. Считается, что до Октябрьской революции он не дожил и умер от дизентерии. Наверное 3 декабря 1916 г., – последняя фиксированная дата жизни полковника.

Направляясь к новому месту службы он не преминул захватить подарок для кузена из другой ветви княжеского рода.

В то время на Кавказском фронте было два князя Максутова Дмитрия Дмитриевича – отец и сын. Оба могли оказаться в Батуме.

Дмитрий Дмитриевич-старший (здесь нет каламбура) был младшим сыном князя Дмитрия Петровича, последнего Главного правителя Русской Америки. К окончанию русско-японской войны во флотских списках он числился Максутовым 1-м. После Морского училища служил на Черном море, в том числе, под началом будущего командующего Черноморским флотом А.Эбергарда. Потом перешел в Доброфлот, принял участие в доставке войск из Одессы в Китай в 1900 г. вовремя подавлении «Боксерского» (Ихэтуаньского) восстания.

Специфика частно-государственной судоходной компании Доброфлот состояла в быстрой мобилизуемости его кадров и самих судов для военных перевозок. На командных должностях компании стояли кадровые морские офицеры, служба которых во военном фоте не приостанавливалась. Подобной организации так не хватало России почти сто лет спустя описываемых событий. В системе организаций частно-государственного партнерства Российской империи Доброфлот занимал свое уникальное место наряду с Русским Обществом Пароходства и Торговли, Русским географическим обществом и даже Императорским Палестинским.

После Доброфлота князь набирался боевого опыта на кораблях Отдельного корпуса пограничной стражи. Войну встретил капитаном 2-го ранга и командиром пограничного крейсера «под огнем неприятеля во время бомбардировки крейсером-дредноутом «Гебен» Севастополя». Служил в различных отрядах Транспортной флотилии Черного моря на знакомых кораблях Доброфлота, которые, как им и предназначалось, стали военными транспортами. Флотилия обеспечивала десантные операции на побережье Лазистана. В 1915 г. князь был пожалован орденом Св. Анны 2 ст., а в мае 1916 г. «за отличное мужество и примерную распорядительность проявленные в операции флота 13-31 марта награжден мечами» к этому ордену. Летом Трапезунд был взят, а к осени боевые действия на Кавказском театре прекратились из-за холодов и достижения поставленных целей. Флотилия перегруппировывалась и готовилась к операциям на Босфоре.

К концу 1916 г. на Черноморском флоте вице-адмирала А.Эбергарда сменил вице-адмирал А.Колчак. Дмитрий Дмитриевич – старший командовал разными отрядами Транспортной флотилии вплоть до 1920 г., когда помощником командира одного из самых больших транспортов Доброфлота «Владимир» принял участие в эвакуации врангелевской армии (ВСЮР) из Крыма. Семья офицера осталась в России. После белого исхода русский капитан 1-го ранга смог устроится только кочегаром. В 1933 г. Д.Максутов получил должность на пассажирских линиях США, стал активным участником русских эмигрантских сообществ и опубликовал некоторые отцовские документы и свои мемуары. Умер он в январе 1952 г., похоронен на кладбище Свято-Троицкого монастыря в Джорданвиле (шт. Нью-Йорк).

Семья Максутовых в Одессе

Семья Максутовых в Одессе

Сын его Дмитрий Дмитриевич – младший окончил Одесский кадетский корпус в 1913 г. С юных лет «заболел» астрономией. С началом войны успел поучиться на ускоренных курсах радиотелефонии и получил назначение на Кавказский фронт в школу военных летчиков в Тифлисе. Он мог оказаться в указанное время в Батуме и, возможно, на излечении после аварии аэроплана. Скорее всего, Дмитрий Дмитриевич-младший и сохранил книгу с автографом кузена в России. Окончание Гражданской войны Дмитрий Дмитриевич встретил в Харбине. Не хвастаясь своим героическим офицерским прошлым, он вернулся в Россию и осел на какое-то время в Томском технологическом институте. Потом жил и работал в родной Одессе и в Ленинграде. Создавал оригинальные оптические системы, пока в 1964 г. смерть не прервала его занятия. С отцом – белым эмигрантом отношений не поддерживал. Дважды едва не был расстрелян как «враг народа», дважды стал Лауреатом Сталинской премии. В Соединенных Штатах телескоп системы Максутова так и называют «максутов», как кольт или макинтош.

Мы попытались восстановить биографии персонажей нашей личной истории, неотделимой от истории Отечества. В тот день 3 декабря 1916 г. эти беззаветные патриоты России с надеждой смотрели в будущее. И автограф может быть памятником, наряду с бронзовым монументом. Зависит от нас!

Владимир Ружейников

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *