Прорыв в будущее. Генеральный конструктор В.Н. Челомей

Владимир Николаевич Челомей (1914-1985 гг.) – выдающийся инженер XX века. Его жизнь вобрала наиболее значимые, сущностные черты эпохи. В его биографии слышен «шум времени».

XX столетие вошло в мировую историю как динамичное и радикальное время. Для России это был период войн, революций, кардинальных преобразований. Страна предлагала миру новую модель развития – социалистическую. Справедливо вспоминая горькие страницы советской истории, нельзя забывать и о том, что тогда же осуществлялись грандиозные замыслы, народ много и напряженно трудился. В различных сферах советской жизни появлялись увлеченные, энергичные люди. Творческие победы наших соотечественников также часть нашего прошлого. Среди плеяды талантливых имен есть и имя Владимира Николаевича Челомея. Деятельность ученого и конструктора была связана с ракетно-космической техникой, его вклад в укрепление оборонной мощи СССР – огромен.

На сегодняшний день знания о Владимире Николаевиче Челомее недостаточны. Но все же, собранные по крупицам, они существуют. Вместе с тем, знание эпохи, в которой он жил и работал, позволяет реконструировать его биографию.

Николай Михайлович Челомей ‒ отец В.Н. Челомея

Владимир родился 17 (30) июня 1914 года в семье учителей народной школы: Николая Михайловича и Евгении Фоминичны Челомей, в маленьком городке Седлец (ныне территория Польши). Затем семья переехала в Полтаву, на родину матери. Здесь родители подружились с Быковыми и Данилевскими, потомками А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Г.П. Данилевского.

Евгения Фоминична Челомей ‒ мать В.Н. Челомея

Стоит напомнить и о том, что Челомеи тесно общались с педагогом А.С. Макаренко и писателем В.Г. Короленко. Та интеллигентная, насыщенная духовностью среда, в которой рос Володя, была наполнена уважением и традицией интеллектуального поиска. Как известно, в значительной степени, человека формирует его окружение, оно сыграло серьезную роль в становлении юноши. Семья, друзья родителей привили Челомею не только любовь к чтению, истории, музыке, живописи, технике, но и повлияли на становление твердого, упорного, целеустремленного характера.

Владимир Челомей, студент Киевского авиационного института. 1934 г.

В 1926 году Челомеи переехали в Киев. Окончив в 1929 году семилетнюю школу, Владимир поступил в Киевский автомобильный техникум, а в 1932 году ‒ в Киевский политехнический институт, на авиационный факультет. Через год этот факультет станет Киевским авиационным институтом им. К.Е. Ворошилова. Одновременно юноша учился в Киевском университете. В Академии наук УССР посещал занятия итальянского ученого Т. Леви-Чевита. Тогда же и на всю жизнь, механика, особенно ее раздел «Теория колебаний» станет его любимой дисциплиной. Обучение студент совмещает с работой техником-конструктором в филиале НИИ Гражданского воздушного флота[1].

Известно, что В.Н. Челомей говорил, что на его становление большое влияние оказал И.Я. Штаерман (1891 ‒ 1962 гг.) – математик, механик и педагог. Именно он стал руководителем первых научных работ студента В. Челомея.

Владимир Челомей писал рефераты, принимал участие в научных семинарах и конференциях, публиковал научные статьи. Он общался с учеными и техническими специалистами, порой спорил, отстаивая свою точку зрения. Но что не менее важно, учился принимать аргументированные взгляды оппонентов, учился изменять траекторию своих поисков, когда появлялись новые, ранее неизвестные выводы. Он постепенно превращался в конструктора, способного мыслить креативно.

А тем временем, в СССР шла индустриализация, выполнялись первые пятилетние планы. Инженер превращался в значимую фигуру экономических преобразований. Армия и инженерная специальность стали неразрывны. Выпускники получали не только диплом, но и звание лейтенанта. Молодого инженера захватили перемены, он готов был активно участвовать в укреплении обороноспособности страны. В 1937 году, на год, опередив однокурсников, Владимир Челомей с отличием закончил вуз. В 1939 году он защитил кандидатскую диссертацию. В 1940 году был принят в докторантуру Академии наук СССР. Тогда же о нем появилась заметка в газете «Правда», в которой отмечались его талант, прекрасная инженерная подготовка и склонность к изобретательству. Ему 26 лет, он сталинский стипендиат. 1 июня 1941 года блестяще защитил докторскую диссертацию «Динамическая устойчивость и прочность упругой цепи авиационного двигателя». Но началась война. Документы, поступившие в ВАК, пропали.

К 1940 году по абсолютным объемам промышленного производства, Советский Союз вышел на второе, после США, место в мире. Масштабные преобразования индустрии стали реальностью[2]. Многие советские люди были уверены, что участвуют в строительстве самого справедливого общества на планете. Трудности быта и эксцессы той поры, казались временными и случайными.

В начале 1941 года В.Н. Челомей вступил в ряды Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Думается, это был искренний поступок молодого человека, готового посвятить себя, свои умения, способности, свой труд родной советской стране. Отныне вся его жизнь, его работа будут принадлежать партии и государству. Отечеству требовались специалисты для создания первоклассного оружия, особенно в условиях нарастания военной угрозы.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Также как и многие его сверстники, Челомей явился в военкомат, он был готов вступить в ряды Красной армии. Но неожиданно его оставляют в тылу, дают бронь и поручают производство оружия. В 1942 году он выдвинул ряд теоретических положений по пульсирующим воздушно-реактивным двигателям. В 1943 году создал пульсирующий двигатель, на базе которого появляются самолеты-снаряды. Занимается он также вопросами нестационарной газовой динамики и динамической устойчивости. Начинается карьерный рост. Осенью 1944 года В.Н. Челомей в 30 лет становится директором завода, на котором создавалось новое оружие – беспилотная боевая техника. Руководитель был молод. Отсутствие опыта компенсировал энтузиазм. Лично И.В. Сталин поддерживал эти начинания, полагая, что у ракетной техники большое будущее[3].

В.Н. Челомей среди сотрудников завода. 1945 г.

После войны возможности советской промышленности расширились. Американские историки Ф. Ордуэй и М. Шарп отмечали в связи с этим: «Советским специалистам нечему было учиться у немцев в сфере теории. В сфере же практики они быстро освоили немецкие методы инженерных расчетов и принципы управления научно-техническим процессом, а затем стали создавать по этим принципам свои собственные коллективы специалистов» [4].

За успехи в деле создания боевой техники в 1945 году В.Н. Челомея наградили орденом В.И. Ленина.

После завершения Великой Отечественной войны В.Н. Челомей вновь возвращается к своим научным изысканиям. Для защиты докторской диссертации Челомей выбирает Ученый Совет Московского высшего технического училища им. Н.Э. Баумана, знаменитую инженерную школу СССР. Высокая эрудиция диссертанта была оценена по достоинству. В 1951 году состоялась блестящая защита. Признано, что среди своих коллег-ракетостроителей, именно Челомей имел самое «ракетное» образование: теория колебаний, динамическая устойчивость упругих систем – альфа и омега полета ракеты. В 1952 году он стал профессором МВТУ им. Н.Э. Баумана[5].

Закончилась Вторая мировая война. Круг челомеевских задач был очерчен ясно и четко: создавать новое ракетное вооружение. Казалось, дальнейший подъем обеспечен. Но послевоенные надежды разбились о жестокую реальность: в конце 1940-х годов началась новая волна репрессий. В. Н. Челомей был среди тех, кто мог оказаться в системе ГУЛАГа. События разворачивались стремительно. В феврале 1953 года на заводе, который он возглавлял, все исследования были прекращены. Постановлением правительства руководитель был освобожден от должности. Казалось, что карьера закончилась, не успев начаться всерьез. Ждала ли Владимира Николаевича судьба зэка? Скорее всего, да. Но время сработало в его пользу. В феврале его сняли с работы, а 5 марта 1953 года страна узнала о смерти В.И. Сталина. У Владимира Николаевича появился шанс отстоять свои научные идеи и замыслы. В 1954 г. ему удалось прорваться на прием к Н.С. Хрущеву, показать макет своей крылатой ракеты. Первый секретарь пригласил конструктора на ближайшее заседание Президиума ЦК КПСС, где ему предоставили возможность выступить. Челомей боролся и за себя, и за дело своей жизни. И победил[6]. Единогласно было принято решение о продолжении работ. 9 июня 1954 года появился приказ о создании «Специальной конструкторской группы». В ее первоначальном составе было всего 20 человек, а к концу 1954 года уже 200. Челомею предоставили базу в Подмосковье. К 1958 году конструкторское бюро Челомея стало головным по разработке крылатых ракет для военно-морского флота. При жизни конструктора 18 типов прошли летные испытания и 10 – приняты на вооружение.

В середине ХХ века мир вступил в период «холодной войны». Военные потенциалы СССР и США увеличивались. Стремясь не отстать в гонке вооружений, XX съезд КПСС объявил первоочередными задачи ускорения научно-технического прогресса[7]. Число научно-исследовательских учреждений в 1950-е годы выросло с 2,8 до 3,2 тыс., а научных работников – со 160 до 350 тыс. По количеству инженеров СССР почти вдвое обогнал США[8].

Конечно, В.Н. Челомей был в числе тех, кто готов был все свои силы отдать укреплению мощи своего Отечества. При этом следует понимать, что такие руководители как он были важным звеном советской системы[9].

Конструктор создал сильный коллектив. Его единомышленниками стали В.С. Авдуевский, И.К. Денисов, О. И. Зубкова, М.И. Лифшиц, С.Л. Попок, С.Б. Пузрин, В.В. Сачков, П.Я. Федоров, Ю.Н. Шкроб. Он умел руководить людьми, был до крайности требователен, но в сложных жизненных ситуациях всегда старался помочь своим сотрудникам[10].

Будучи перспективно мыслящим человеком, готовил смену, воспитывая новые поколения инженеров. В 1960 г. В.Н. Челомей основал в МВТУ кафедру СМ-2 («Аэрокосмические системы»). Преподавателем он был запоминающимся, внимательно относился к способным студентам, лучших выпускников принимал на работу в Реутово[11].

Заведующий кафедрой СМ-2 МВТУ им. Н.Э. Баумана

Конец 1950-х – начало 60-х – плодотворная пора для Челомея. В 1958 году его избрали членом-корреспондентом АН СССР, а в 1962 году – действительным членом АН СССР по специальности «механика». Академик А.А. Дородницын отмечал, что Челомей был авторитетом в академической среде, что его часто приглашали не только для решения технических задач, но и для обсуждения научных проблем.

По воспоминаниям коллег, еще в 1959 году Челомей «заболел» Космосом. На Земле ему стало тесно[12]. Челомея влекла пока неизведанная область управляемого полета в космосе. Он мечтал о подчинении траектории своей воле: маневрах, сближениях, облетах, стыковках и расстыковках[13].

На месте С.П. Королева хотели оказаться многие. И все же Сергей Павлович навсегда остался первым. Вместе с тем такой авторитет, как академик Е.А. Федосов отмечал: «Я убежден, что вклад Челомея в отечественное ракетостроение не меньше, чем вклад Королева»[14].

В.Н. Челомей, Г.А. Ефремов и президент Академии наук СССР М.В. Келдыш,

Полет человека в космос во много раз увеличил количество инженерных задач. Тогда, в 1959 году Челомей увлекся плазменными двигателями, раскручивающими космический корабль по спирали вокруг Земли до тех пор, пока он не ложился на траекторию к Марсу или Венере. Еще одна задумка Владимира Николаевича воспроизводила вариант корабельной крылатой ракеты, она выпархивала в Космос из контейнера. Спустя десятилетия уверенность В.Н. Челомея получит реальное подтверждение: отечественный «Буран» и американский «Спейс-Шатл» спускались на землю именно на крыле. Челомей контактировал с коллегами А.А. Дородницыным, А.М. Люлькой, А.И. Макаревским, Г.И. Петровым, В.В. Струминским, Я.М. Серебрийским, Г.П. Свищевым..

Порой в исторической литературе пишут об отсутствии взаимопонимания и единства у тех, кто занимался ракетной техникой. Более того, настаивают: между Королевым и Челомеем существовала неприязнь. Однако мемуарные свидетельства это опровергают. Б.Е. Черток, В.А. Поляничко, Е.А. Федосов, С.Н. Хрущев свидетельствуют о товарищеских взаимоотношениях ученых. Вместе с тем, они ясно дают понять, что конкуренция между специалистами существовала. Ее активно нагнетали партийные аппаратчики[15].

В 1964 году в КБ В.Н. Челомея началось проектирование совершенно новой космической станции. По мнению специалистов, «Алмаз» обогнал конкурентов (Королева, американцев) не меньше, чем на десятилетие. Станция стала тогда сгустком новейших технологий, а сам Челомей проявил себя как мощнейший ученый-аналитик. Он проектировал пилотируемый корабль, который назвал «ракетоплан». Этот замысел не оставляла Владимира Николаевича до конца жизни. Но ему не суждено было осуществиться. По этому поводу один из сотрудников Челомея горько заметил, что среди военных это предложение Челомея приравняли к пустым, заоблачным фантазиям[16].

Любое дело в СССР зависело от политической конъюнктуры. Когда в 1964 г. сняли Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева, на В.Н. Челомея обрушился шквал проверок, инициированных в ЦК.

Главным недругом был Д.Ф. Устинов. На страницах многих воспоминаний роль министра обороны СССР в решении вопросов военно-промышленного комплекса описывается неоднозначно. Его отношение к В.Н. Челомею, его предприятию, многие очевидцы называют «зловещим»[17]. Этому неоднократно пытались дать объяснение. Возможно, правы те, кто полагает, что артиллерист Д. Ф. Устинов считал ракетостроение продолжением артиллерии. Он покровительствовал только своим. Челомей – авиатор, т.е. чужой, при этом он убежден, что может делать ракеты лучше. Устинов решил, что Владимира Николаевича надо уничтожить. Не физически, конечно. Всего лишь сузить его профессиональные горизонты: не допускать к космической тематике, оставив его ОКБ только морские проекты. Челомею устроили «чистилище». Принципиальную позицию в спорах заняли М.В. Келдыш, Н.Д. Сербин, ряд главных конструкторов, прежде всего А.М. Исаев. Челомея поддерживали оба министра обороны ‒ сначала Р. Я. Малиновский, затем А.А. Гречко. И тот и другой в разное время выходили на Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева и объясняли ему полезность ОКБ Челомея для общего дела. И это был один из эпизодов того противостояния, которое разгорелось между конструкторами, стоявшими за каждым из них генералами и партийными функционерами[18].

Запуск крылатой ракеты

В.Н. Челомей все же смог осуществить некоторые свои замыслы, сыграв одну из ведущих ролей в развитии ракетной техники и космонавтики. История навсегда сохранит его имя в своих анналах, как и имена: С.П. Королева, М.К. Янгеля. Согласимся с мнением тех, кто не берется судить, кто из великой троицы заслуживает первого места, полагая, что все вместе, и никто в отдельности. Ведь и С.П. Королев, и В.Н. Челомей, и М.К. Янгель были творцами нашей космической славы. Они конкурировали друг с другом в научной, технической и организационной сфере. Однако, они одновременно друг друга дополняли, побуждая к новым поискам и открытиям.

Запуск с корабля

Благодаря напряженной работе В.Н. Челомея и коллектива, которым он руководил, удалось блестяще осуществить три национальных оборонных программы. Во-первых, военно-морской флот СССР оснастили подводными, противокорабельными ракетами. До настоящего времени эти ракеты, в значительной степени усовершенствованные, позволяют современной России успешно конкурировать с потенциальным противником на морских просторах.

Во-вторых, к 1974 году с помощью комплексов УР-100 и УР-100Н, удалось достигнуть паритета СССР и США по межконтинентальным баллистическим ракетам.

В третьих, именно В. Н. Челомей создал военно-орбитальную станцию «Алмаз». Данная разработка позволила СССР преодолеть отставание от США в информационной области с помощью космических средств и вновь открытых возможностей.

Реальными символами технологических прорывов СССР стало выполнение ядерной, ракетной и космических программ. За каждой из них стояли выдающиеся Конструкторы, Ученые, Инженеры. В числе этих незаурядных людей ‒ В.Н. Челомей, человек яркой индивидуальности. О нем сохранили различные, порой неоднозначные воспоминания, знавшие его люди.

Владимир Николаевич был под стать своему времени: волевым и бескомпромиссным. Решительным и жестким, грубым и бесстрашным, талантливым и сильным. Но всегда ‒ великолепным руководителем; гениальным конструктором, принципиальным человеком!

Протон

Восприемники Челомея полагают, что его труды по теории колебаний, устойчивости динамических систем, сервомеханизмов, вибрационных парадоксов внесли существенный вклад в развитие мировой науки. Его разработки в ракетостроении и проектировании специальных систем востребованы уже более 60 лет. Созданное им НПО успешно продолжает свою деятельность по тем направлениям, которые были заложены В.Н. Челомеем. Символом соединения традиций и новаторства стала созданная совместно с индийскими партнерами ракета БраМос» ‒ одна из самых быстрых на Земле. Долгая жизнь «Протона» ‒ лучшая память о конструкторе. Современные разработки «Кондор – Э» ‒ реальное подтверждение актуальности научно-технических идей Челомея[19].

Академик не раз высказывал своим ученикам важную для всякого исследователя мысль: «Помните, что разработка самой идеи занимает 10-15% времени, остальные 85-90% ‒ это упорный труд, борьба с судьбой, с жизненными обстоятельствами, без чего невозможен успех. В непрерывном состязании с судьбой и состоит движение вперед»[20].

Научные, инженерные, организационные способности академика В.Н. Челомея был реализован в военной сфере. Он и его коллектив создавали грозное оружие, и тем самым вносили значительный вклад в развитие военной мощи страны[21]. Но необходимо сказать и о том, что все его проекты носили рациональный характер, были весьма экономичны. Генеральный конструктор всегда искал и находил оптимальные, экономящие финансы страны, решения. Будучи гением военной техники, создавая ее, он не приближал войну, а старался уберечь от военной напасти свою страну, которую хотел видеть мощной и готовой противостоять любой опасности[22].

Сподвижники называли В.Н. Челомея генератором идей. Недоброжелатели – Мечтателем. Но разве без мечты, можно изменить устаревшее,создать новое, приблизить будущее?

Один из проектов В.Н. Челомея сопровождало следующее описание: «…Среди россыпи немигающих звезд скользит удивительное создание рук человеческих: расправив огромные узкие крылья радиаторов, раскручивает спирали орбиты космический аппарат, постепенно набирая скорость и высоту. Пункт назначения странника – орбита вокруг Марса … Наконец он у цели… Объективы фотокамер и датчики приборов внимательно изучают поверхность загадочной Красной планеты…».[23]

В. Н. Челомей всегда шел за своей мечтой. Последними его словами, сказанными им любимой жене 8 декабря 1984 г., стала фраза: «Я такое придумал! Я такое придумал…»[24].

Всю свою напряженную творческую жизнь Владимир Николаевич действительно пытался «сказку сделать былью». Во многом ему это удалось. Вот почему его незаурядная судьба помогает понять сложный, противоречивый XX век и надеяться на то, что в XXI столетии Россия сумеет достойно ответить на вызовы времени.

Щербакова Ольга Михайловна,
кандидат исторических наук,
доцент, доцент кафедры истории Московского государственного
технического университета им. Н.Э. Баумана

Отрокова Ольга Юрьевна,
кандидат исторических наук,
доцент, зам. декана факультета СГН по научной работе
Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана


[1] Евтеев И.М. Золотой фонд академика Челомея (документальные очерки). М.: ООО Бионформсервис, 2001. С.11-18.

[2] Лельчук В.С. Апогей и крах сталинизма. М.: Институт Российской истории РАН, 1998. С. 126.

[3] Владимир Николаевич Челомей. Посвящается 100-летию со дня рождения Генерального конструктора, академика /Сост. М.А. Лукичёв, А.О. Дегтярев, Н.Е. Дементьева, В. А. Поляченко, Л. Д. Смиричевский. Ярославль: «Издательство РМП»,2014. С.34-42.

[4] Россия: удачи минувшего века./ Бордюгов Г.А. [и др.] М. АИРО-XX, 2004. С.214.

[5] Основатели научных школ Московского государственного технического университета имени Н.Э. Баумана. Краткие очерки / под ред. Е.Г. Юдина, К.Е. Демихова. М.: Из-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. С.560-561.

[6] Хрущев Н.С. Воспоминания. М.: Вагриус, 1997.

[7] Ильинский И. М. Холодная война: новый этап // Знание. Понимание. Умение. 2015. № 3. С. 5-17.

[8] Данилов А.А., Пыжиков А.В. Рождение сверхдержавы: CCCР в первые послевоенные годы. М.: РОСПЭН, 2001.

[9] Хрущев С.Н. Никита Хрущев: кризисы и ракеты. Взгляд изнутри. М.: Новости, 1994. Т.1. С.489-491.

[10] Макаров Л.Е. Памятные страницы. Р.: ОАО «ВПК «НПО машиностроения», 2015.

[11] Щербакова О.М. История через личность: историческая биография деятеля ВПК // Гуманитарный Вестник (МГТУ им. Н.Э. Баумана): электронный журнал, 2013. №9 . Режим доступа: http:// hmbul.bmstu.ru/articles/124/124.pdf.

[12] Смиричевский Л.Д. Откровенно о сокровенном. Записки заслуженного испытателя космической техники. Реутов: 2011. С.125-129.

[13] Хрущев C.Н. Рождение сверхдержавы. Книга об отце. М.: Время, 2003. С. 248.

[14] Генеральный конструктор, Академик Владимир Николаевич Челомей: воспоминания современников. М: Воздушный транспорт,1990. С.59.

[15] Поляченко В.А. На море и в космосе. Санкт-Петербург: МОРСАР АВ, 2008. С.62.

[16] Хрущев С.Н. Никита Хрущев: кризисы и ракеты. Взгляд изнутри. М.: Новости, 1994. С.252.

[17] Ефремов Г.А. Владимир Николаевич Челомей – конструктор, организатор, стратег/ Аэрокосмические технологии: Научные труды Второй международной научно-технической конференции, посвященной 95-летию со дня рождения академика В.Н.Челомея» // Симоньянц Р.П. М.: МГТУ им.Н. Э. Баумана, 2012. С.21-24.

[18] Хрущев Н.С. Рождение сверхдержавы. Книга об отце. М.: Время, 2003. С.666-668.

[19] Леонов А.Г. Военно-техническое сотрудничество и обеспечение национальной безопасности России /Аэрокосмические технологии: Научные труды Второй международной научно-технической конференции, посвященной 95-летию со дня рождения академика В. Н. Челомея» // Симоньянц Р.П. М.: МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2012. С.25-34.

[20] Владимир Николаевич Челомей. Посвящается 100-летию со дня рождения Генерального конструктора, академика /Сост. М.А. Лукичёв, А.О. Дегтярев, Н.Е. Дементьева, В. А. Поляченко, Л. Д. Смиричевский. Ярославль: «Издательство РМП»,2014. С.2.

[21] Черток Б.Е. Ракеты и люди. Книга 1.- 2-е изд., М.: Машиностроение, 1996. 416 с. Черток Б.Е.. Ракеты и люди. Фили-Подлипки-Тюратам. 2-е изд. Книга 2. М.: Машиностроение, 1999. 448 с.; Черток Б.Е. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. М.: Машиностроение, 1999.- 2-е изд., 448 с.; Черток Б.Е. Ракеты и люди. Лунная гонка. М.: Машиностроение, 1999. 2-е изд. 538 с.;

[22] Яркий след крылатого «Метеорита» /Г.А.Ефремов [и др.] М.: Бетретдинов и Ко, 2012. С.192-193.

[23] Гордиенко, Н. И. Космонавтика: иллюстрированная энциклопедия. М.: Эксмо, Наше слово, 2010. С.127-130.

[24] Бодрихин Н.Г. Челомей. М.: Молодая гвардия, 2014. С.497.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *