Евровидение 2017 – конкурс на крови

Проведение песенного конкурса Евровидения на Украине  в мае 2017 года, безусловно, войдет в историю как событие уникальное по своей одиозности и скандальности.

Даже еще не начавшись, конкурс уже ознаменовался крупнейшим в своей истории скандалом – запретом на участие представителя России по политическим мотивам, несмотря на то, что позиционируется он как «неполитизированный». И это только начало.

Скандалы на Евровидении – 2017 еще будут и будут еще более громкими. Это украинские власти и изнывающие от безделья маргинальные активисты Майдана гарантируют.  Но не это главное.

Главное то, что конкурс проводится на территории страны,  не просто воюющей, а воюющей на своей собственной территории, против собственного народа, в условиях блокады городов и шахтерских поселков Донецкой и Луганской областей, геноцида их жителей.  Более чем очевидно то, что песни Евровидения будут звучать под канонаду обстрелов городов и поселков с мирным населением со стороны ВСУ и их соратников из карательных батальонов, одновременно с тем, как будут гибнуть люди на Донбассе.

Важно также и то, что Евровидение – 2017 будет принимать страна, где из прошлого возвращаются нацисты в своей местечковой бандеровской интерпретации и от того еще более уродливой форме, где постепенно обретает популярность расистская акция «100% бiлий (белый)».  Презентация и репетиция этой расистской акции уже прошла в преддверии конкурса Евровидения, 23 апреля 2017 года в ходе футбольного матча «Динамо Киев – Шахтер Донецк». То, что она состоится в рамках конкурса Евровидения, сомневаться не приходится с учетом большого количества позитивных откликов на нее в украинской блогосфере.

А еще будут нацистские факельные шествия, анонсированная украинскими нацистами акция «Смертный полк» (в пику «Бессмертному полку»), оскорбление ветеранов Великой Отечественной войны в День Победы советского народа над фашисткой Германией, осквернение памятников освободителям Украины и Киева и многое другое, что  определяет специфику современной украинской политики как внешней, так и внутренней.

Все это будет и к этому нужно готовиться, в том числе организаторам и участникам песенного шоу, поскольку далеко не факт, что все они будут соответствовать критериям укрорадикалов Майдана.

Это и многое другое из современной украинской политической палитры свидетельствует о том, что лучшего места для дискредитации песенного шоу европейского масштаба найти было нельзя. И организаторы песенного шоу с этим вполне успешно справились.

И дело здесь абсолютно не в Украине, предположительные затраты которой на проведение данного Еврошоу, по разным  оценкам составят от  25 до 40 млн. долл. при том, что  уровень жизни населения страны ниже не только европейских, но и ряда беднейших стран Азии и Африки. Миллионы же граждан Украины вынуждены искать работу за пределами своей страны, в том числе и на территории государства, преподносимого ими как «агрессор».

Очевидно, что Украина в беде. С этой бедой она должна справиться. И справится сама, но только тогда, когда избавится от различного рода закордонных «доброхотов» и перестанет реагировать на евроатлантическую «морковку» в любой ее упаковке будь-то «безвиз», «Восточное (антироссийское) партнерство», оскопленная евроинтеграция, привилегированное партнерство или какие-либо иные, жульнические по отношению к Украине, проекты.

Что же касается России и в целом развития российско-украинских отношений, то лучшее, что в этом плане можно сделать это прекратить «токование» на российских телеканалах. Все эти «ток-шоу» об Украине, заполонившие значительную часть федеральных каналов, ничего позитивного не несут, они лишь будоражат общественное мнение, как в России, так и на Украине.

Применительно же к «Еврошоу – 2017» проблема, очевидно, не в Украине и уж тем более не в логике киевских властей, лейтмотив действий которых определяется принципом «чем хуже для России, тем лучше для них (не путать с Украиной)».

Проблема, на наш взгляд, заключается в восприятии сложившейся ситуации на Украине организаторами и участниками конкурса «Евровидение – 2017», которое с полным  основанием можно считать «шоу на крови», шоу с признаками нацизма и расизма.

В этом организаторы конкурса не оригинальны. Подобное уже было в мировой истории. Точно также, например, в период расцвета нацизма в Германии в 1936 году  были проведены XI Олимпийские игры в Берлине. Но тогда, Олимпиада проводилась в условиях политики «умиротворения нацизма» и мировое сообщество еще слабо  представляло себе его суть и последствия данной политики. А когда познало на себе, было уже поздно.

Более чем справедлив в этом плане афоризм Г. Гегеля относительно того, что «история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса». Трагедией были события 30-40-х годов XX столетия, фарс – в настоящее время в виде политики «умиротворения бандеровского нацизма», в том числе посредством «Евровидения – 2017».

А вот здесь, очевидно, действительно речь о кризисе европейской цивилизации, охарактеризованной еще О. Шпенглером как «закат Европы», под которым он понимал деградацию высших духовных ценностей культуры тысячелетней западноевропейской цивилизации. Тенденция эта обозначилась еще в годы Первой мировой войны, а за прошедшее столетие с момента ее окончания еще более укрепилась. Что и демонстрируют действия организаторов «Евровидения – 2017», высшим приоритетом которых, по всей видимости, является финансовая составляющая конкурса по принципу «деньги не пахнут».

Увы, но этот принцип, введенный в оборот римским императором Веспасианом, в данном случае не соответствует действительности. Деньги  «Евровидения – 2017» пахнут, пахнут кровью и страданиями жителей непокоренного Донбасса.

Все это не просто недопонимание ситуации на Украине, это издевательство над здравым смыслом или же полное его отсутствие.

И хорошо, что Россия в этом фарсе не участвует.

Бочарников Игорь Валентинович

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *