США и НАТО, не утомлённые войной

© flickr.com/soldiersmediacenter
Сегодня чётко видна решимость Запада погрузить планету в управляемый хаос при помощи гибридной войны.

Для сохранения политического, экономического и военного доминирования в мире США и НАТО жизненно необходимы не только разорённая боевыми действиями Европа, дестабилизированная Азия, полное подчинение Африки и Латинской Америки, им необходима трансгрессия войны, обеспечивающая прорыв к новому качеству конфликта, управляемый хаос в планетарном масштабе, уничтожение уже не условных противников в лице России и Китая

Кардинальное изменение расстановки и соотношения сил в мире связано с ослаблением США, возвышением Китая, укреплением России, формированием стратегического треугольника Россия-Китай-США, участники которого оказывают решающие влияние на становление нового миропорядка. К числу важнейших факторов, влияющих на военно-политическую обстановку (ВПО) в мире и способствующих существенной трансформации характера угроз и оборонных задач для России следует отнести Специальную военную операцию на Украине как катализатор изменений ВПО, решения мадридского саммита НАТО о начале эпохи стратегического соперничества и переводе России из группы стратегических партнёров в число источников «прямых угроз безопасности альянса», а Китая в источник «стратегического вызова». Решения саммита об увеличении американского военного присутствия в Европе, наращивании сил быстрого реагирования альянса от 40 тысяч до 300 тыс. военнослужащих, приглашение Финляндии и Швеции стать членами НАТО вписываются в канву подготовки альянса к полномасштабной войне против России. Сегодня такая война как разведка боем ведётся чужими руками на Украине.

© flickr.com/nato
Для НАТО Россия превратилась в «прямую угрозу безопасности альянса», а Китай – в источник «стратегического вызова».

США для сохранения политического, экономического и военного доминирования в мире жизненно необходимы разорённая боевыми действиями Европа, дестабилизированная Азия, управляемый хаос в масштабе планеты. В решении этой задачи Вашингтон пользуется безоговорочной поддержкой Лондона и некоторых других европейских союзников, готовых в третий раз превратить континент в театр мировой войны.

Сказанное требует проведения комплекса серьёзных дополнительных мер по обеспечению национальной безопасности России. Важное значение для успешного решения связанных с этим задач имеет чёткое представление о том, какими будут характер, смысл и цели будущей войны, в каких формах, какими средствами и способами следует обеспечить безопасность России.

Трансформация стратегий

Известно, что война не начинается, или, во всяком случае, не следует, действуя разумно, начинать войну, пока не будет установлено, чего мы хотим достигнуть посредством войны и в течение её. В первом заключается смысл войны, второе является её целью. Ведущая роль в определении смысла и цели войны принадлежит стратегии.

Важной отличительной чертой современной наступательной стратегии гибридной войны консолидированного Запада, направленной против России и Китая, является её цивилизационное измерение. Разрушительную силу стратегии придаёт влияние группы факторов, формированию и растущей кинетической энергии которой способствуют последствия развала СССР, волны расширения НАТО (блок вскоре будет насчитывать 32 государства-члена), создание Вашингтоном новых военных союзов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, военное освоение США и НАТО территории Украины и превращение её в плацдарм агрессии против России, наращивание военного противоборства в Арктике.

© flickr.com/rcafimagery
Установка высокоточных боеприпасов на истребитель-бомбардировщик CF-18 Hornet ВВС Канады.

Существенная роль принадлежит военным и военно-техническим факторам, связанным с появлением высокоточных систем оружия и разработкой гиперзвуковых систем доставки, развитием стратегической ПРО, распространением оружия массового уничтожения (ОМУ), агрессивным наращиванием сил США и НАТО в Европе. Важнейшее место отводится совершенствованию всех видов разведки. Заметно снизилась способность организаций обеспечения международной безопасности влиять на обстановку в мире, предотвратить процессы её хаотизации.

Ключевой характеристикой готовящейся третьей мировой (пока гибридной) войны является её цивилизационное измерение, что превращает гибридный военный конфликт в войну смыслов их существования. Победитель в войне смыслов наряду с установлением надёжного контроля над пространством поверженного противника, его полной демилитаризацией завоёвывает себе право определять его будущее.

Заметим, что приведённое определение современной войны как «войны цивилизаций» довольно полно определяет стратегию гибридной войны и придаёт самой стратегии завершённость, поскольку именно в идеях закодированы высшие цели войны смыслов национального бытия и, тем более, бытия цивилизационного.

Война смыслов составляет сердцевину стратегии гибридной войны, как важного поворотного пункта на ступенях лестницы военной эскалации, а главная цель войны состоит в обеспечении последовательного планомерного установления контроля над всеми сторонами жизни государства-объекта гибридной агрессии и прежде всего над менталитетом его населения.

Стратегия гибридной войны представляет способ достижения победы в новом виде конфликтов, которые ещё в течение многих десятилетий будут оказывать важное, а порой определяющее влияние на развитие современного общества.

© flickr.com/53288572@N05
Попытка завоевать Афганистан, установить контроль над его населением и территорией, и для Америки закончилась крахом.

Эскалационная составляющая стратегии гибридной войны отражает переходный этап военного конфликта от несиловых действий к силовому противоборству вплоть до третьей мировой войны.

Трансгрессия как фактор трансформации военных конфликтов

Для подробного исследования фактора эскалации гибридной войны используем философское понятие «трансгрессия» (Трансгрессия – термин неклассической философии, фиксирующий феномен перехода непроходимой границы, прежде всего – границы между возможным и невозможным. – Авт.), фиксирующее феномен перехода, казалось бы, непреодолимой границы в развитии войны.

В исследовании процесса трансформации конфликта, вызванной изменением парадигмы конфликта от линейной к нелинейной с одновременным преодолением существовавших границ, как представляется, применим философский концепт «трансгрессия».

Трансгрессия есть не что иное, как смещение и стирание границ – границ между вещами и между ценностями. Она предполагает выход предмета за собственные границы и «…являет собой невозможный (в данной системе отсчёта) выход за пределы, прорыв вовне того, что принадлежит наличному».

Феномен трансгрессии в процессе изменения войны приводит к формированию принципиально новых (т.е. не детерминированных текущим состоянием системы) эволюционных перспектив. Сущностным моментом трансгрессивного акта выступает именно то, что он нарушает линейность процесса. Трансгрессия как социально-философское понятие с опорой на философскую систему знаний делает попытку, как определила С.М. Каштанова, показать, что «война оказывается тотальной трансгрессией наиболее уважаемых в обществе законов, она выворачивает их наизнанку».

© Светлана Кисилева
Систематическое нанесение ударов по заведомо мирным объектам в Донбассе стало практикой для националистов.

Это утверждение в обрисованной выше атмосфере подготовки новой мировой войны в полной мере приложимо применительно к гибридной войне, новые измерения которой обусловливают трансгрессию, выводящую этот вид военного конфликта за пределы существующей системы отсчёта и обеспечивающей прорыв к новому качеству конфликта.

Это качество является подлинно новым в том смысле, что по отношению к предшествующему состоянию не является линейно «вытекающим» из него очевидным и единственным следствием перехода количественных изменений в качественные. Переход к новому качеству создаёт новый феномен и новое измерение войны, в данном случае обладающие по отношению к предшествующему статусом и энергией отрицания. Речь фактически идёт о том, что сложившиеся в течение многих веков линейные матрицы войны оказываются несостоятельными, что обусловливает переход к новой адекватной нелинейной парадигме войны.

Одним из следствий нелинейности гибридного военного конфликта является возможность добиваться существенных результатов при относительно малых первоначальных воздействиях, что способствует непредсказуемости развития военно-политической ситуации, порождает нестабильность и требует высочайшей бдительности.

НАТО переходит к гибридной военно-политической структуре

В процессе трансформации современных военных конфликтов определяющими факторами являются не количественные изменения, которые не всегда приводят к изменению качества. В условиях глобализации и информационно-технологической революции современные конфликты претерпевают коренные, качественные изменения. Эволюция подготовляет революцию, которая создаёт новые условия для дальнейшего эволюционного развития.

© flickr.com/usnavy
НАТО как инструмент обеспечения глобального доминирования США.

Переход от старого качества к новому отличается многообразием форм, и только учёт конкретного характера явлений и исторических условий, в которых происходит развитие этих явлений, позволяет понять, в каких формах совершаются скачки, повороты от одного качества к другому.

На прошедшем в Мадриде саммите НАТО был формально зарегистрирован переход альянса от накопления количественных изменений в политике военно-политического блока, которые наиболее акцентировано происходили в период после 2014 г. (здесь и участие НАТО в госперевороте на Украине, и последующей милитаризации страны с явной антироссийской составляющей, и активизация процессов выхода блока далеко за пределы его ответственности в ЮВА и др.) к его новому качеству как глобальной интегрированной гибридной военно-политической структуре – инструмента обеспечения глобального доминирования США. Выльется ли это изменение в ядерную третью мировую войну или будет использовано в рамках ведущейся мировой гибридной войны, покажет время.

«Трение и износ» в гибридной войне как факторы трансгрессии

Как в конвенциональной, так и в гибридной форме военного конфликта важное значение имеет одна из существенных характеристик любой войны, получившей в военной теории название «трение войны». В своих трудах К. Клаузевиц справедливо подчёркивал, что «трение – это единственное понятие, которое, в общем, отличает действительную войну от войны бумажной». Иными словами, на войне от задуманного до реализуемого на деле может быть огромная дистанция, и современные военные конфликты подтверждают этот тезис.

Феномен «трения войны» неразрывно связан и обусловливает действие ещё одного важного фактора – «износа войны», который обусловлен «трением» войны и «смазкой». Таким образом формируется своеобразный тандем «трение-смазка-износ», учёт влияния которого крайне важен при прогнозировании хода и исхода войны, планировании действий.

Важно отметить, что особенности гибридной войны как конфликта неопределённого и недостоверного, в котором участвуют разнородные силы и средства, превращают «трение и износ» в источники существенных возмущающих воздействий на ход действий, которые под влиянием «трения» войны часто становятся малоуправляемым и даже неуправляемым процессом.

© flickr.com/153352659@N03
Угрозы националистов взорвать ёмкости с химическим веществами на заводе «Азот» в Северодонецке могли привести к массовым жертвам и техногенной катастрофе.

В результате «трения», казалось бы, незначительные явления и факты, происходящие на тактическом уровне, получают мощь и способность стратегического катализатора, способного влиять на ход всей военной кампании. Опыт специальной военной операции позволяет говорить о каскадных механизмах усиления, которые позволяют малым событиям запускать совершенно неожиданные и непредсказуемые процессы, не поддающиеся количественной оценке в рамках какой-либо теории. В гибридной войне механизмом-катализатором могут выступить рукотворные техногенные катастрофы на гражданских и военных объектах, теракты на коммуникациях с большим количеством жертв, дезинформационные сообщения, применение ОМУ, покушения на лидеров.

Наряду с «трением» войны существуют своеобразные «смазки», которые позволяют уменьшить «трение» в любой военной машине, в том числе и в гибридной войне. Это гибкая стратегия наступления или обороны, наличие современных высокоточных систем оружия, боевой опыт и хорошая военная подготовка участников, строгая дисциплина, продуманная информационная стратегия, заблаговременное создание эффективных каналов добывания, передачи, обработки и анализа данных об обстановке и др.

Для гибридной войны, которую ведут США против России и Китая, уникальной «смазкой» служит полное отсутствие у неё легитимности и подчинённости международным нормам и правилам, что делает допустимым на этой основе проведение самых грязных провокаций с привлечением террористических групп, организованной преступности.

Новое качество современных конфликтов в решающей степени определяется переходом от модели, отражающей линейное измерение традиционной войны к нелинейному измерению, свойственному гибридной войне. Характерными чертами гибридной войны является непредсказуемое поведение, нелинейная динамика и способность адаптироваться к изменениям как в самой системе, так и в окружающей среде.

© flickr.com/153352659@N03
Постановочная провокация в Буче была разоблачена.

Нелинейная динамика гибридной войны является важным фактором, подлежащим обязательному учёту при отражении в стратегии новых или существенно трансформированных старых принципов организации войны. Эффективность стратегии конфликта нового вида будет зависеть от того, насколько полно удастся предвидеть и учесть в ней вероятные неопределённости и риски, особенности военного «трения и смазки», придать модели способность адаптации к быстро изменяющейся обстановке, что позволит опередить противника и не допустить трансформации рисков в реальные опасности и угрозы.

«Утомлённые» в гибридной войне

В гибридной войне неразрывно связан с «трением и смазкой» ещё один фактор, который предлагается назвать фактором «износа». Аналогом «износа» в зарубежных источниках можно считать понятие «war weary» («утомлённые войной»), описывающее этот фактор как состояние элементов войны, которые в результате продолжительного конфликта близки к истощению, «утомлённые войной» или полностью исчерпанные. Именно на предотвращение «износа» ВСУ направлены массированные поставки на Украину оружия из США и стран НАТО.

Необходимость учёта феномена «износа» в военных исследованиях и в практике военного планирования определяется тем, что своеобразный тандем «трение-смазка-износ» оказывает определяющее влияние на реализацию стратегии войны, способствует существенной, нередко непредсказуемой трансформации элементов любой войны, включая и гибридную. Более того, в гибридной войне в силу её достаточно большой длительности, неопределённости и широкого спектра участников влияние фактора «износа» представляется весьма существенным.

В соответствии с законом диалектики накопление количественных проявлений «износа» в длительном конфликте приводит к качественным изменениям в административно-политической, социально-экономической и культурно-мировоззренческой сферах общественной жизни государства-агрессора или жертвы агрессии в самой стратегии и тактике войны. При этом в военной сфере изнашиваются не только люди или техника, но и стратегии и концепции, определяющие цели, задачи и способы ведения войны, что требует их пересмотра или полной замены.

«Износ» вызывает физическое и морально-психологическое истощение как всего населения страны, подвергающейся гибридной агрессии, так и страны-агрессора. «Износ» влияет на непосредственных участников военных и невоенных форм борьбы, приводит к «обветшанию» оружия, военной техники и технологий. В длительном конфликте теряют актуальность, казалось бы, незыблемые военные стратегии и концепции.

© flickr.com/153352659@N03
Продолжая поставки оружия киевскому режиму, коллективный Запад предполагает вести войну до «последнего украинца».

Таким образом, под влиянием «износа» ресурсы как атакующей, так и обороняющейся стороны постепенно «тают», что в конечном итоге требует использовать стратегию выхода из войны и закрепления достигнутых результатов на переговорах.

«Износ» – явление постоянное. Реализуя стратегию войны, можно замедлить процесс износа элементов, но полностью предотвратить его нельзя. Исследование фактора «износа» войны показывает необходимость особого внимания к нему и предотвращению своеобразного «обветшания» элементов ведущей идеологической составляющей в ходе информационно-психологической, когнитивной войны. Эта составляющая подвержена наиболее резким и трудно прогнозируемым изменениям под влиянием как внутренних, так и внешних факторов.

Масштабность, продолжительность и сокрушительный характер гибридной войны как геополитического процесса определяются её способностью существенно изменить, а порой и перекроить политическую карту мира. Разрушительное действие гибридной войны обусловлено сочетанием и сбалансированным использованием в комплексной стратегии частных стратегий измора и сокрушения.

Условия успешного решения задач защиты России от гибридной агрессии

Переход от формы прикрытия пространства военно-политической, экономической и культурно-мировоззренческой сфер государства к функциональному контролю над наиболее важными стратегически элементами каждой сферы.

Обеспечение возможности оперативного сосредоточения критически важных усилий и ресурсов в наиболее угрожаемом месте. Сегодня это – фронт информационно-психологической войны и обеспечение кибербезопасности критической инфраструктуры.

Решение проблемы – ведение непрерывной разведки и её тесное взаимодействие со структурами военно-политического управления государством и вооружёнными силами с целью реализации стратегии, позволяющей оперативно обеспечивать создание и использование преимущества на угрожаемом направлении.

И, наконец, важнейшее значение приобретает наличие качественного кадрового ресурса, способного обеспечить разработку стратегии гибридной войны и её использование «в поле».

Куда несёт нас рок событий?

Промежуточные итоги специальной военной операции, проведение которой было вызвано суровой необходимостью прекратить геноцид русскоязычного населения в традиционных русских областях Украины и не допустить превращения страны в плацдарм антироссийской агрессии, позволяют сделать несколько выводов. 

© РИА Новости
Освобождение народов Украины от нацизма будет продолжено.

Во-первых, при всей агрессивной риторике США и НАТО и массированных поставок ими оружия Киеву ядерное сдерживание работает, но это зависит больше от относительных ставок, чем от возможностей. Это, по мнению известного американского политолога Д.С. Ная-младшего, отражает разрыв между определением российской стороной Украины как жизненно важного национального интереса России и определением Запада Украины как пусть и значительного, но менее жизненно важного интереса. При этом фактор ядерной мощи России остаётся главным сдерживающим для США, которые при его отсутствии сделали бы всё возможное, чтобы уничтожить РФ как государство.

Во-вторых, экономическая взаимозависимость не предотвращает войны, хотя и повышает её цену, в том числе и для стороны, вводящей санкции. Здесь следует отметить самоубийственное для Запада введение антироссийских санкций, которое бумерангом ударило по интересам США и Европы. То ли ещё будет!

В-третьих, информационная война сохраняет свою значимость. В пользу этого тезиса, как представляется, свидетельствует практика передачи разведывательной информации Украине от США и НАТО. В этом же контексте следует подчеркнуть важность как жёсткой, так и мягкой силы, представляющих собой неотъемлемые компоненты стратегии гибридной войны. В частности, в течение более чем 30 лет недооценка мягкой силы Россией в отношениях с Украиной позволили США и НАТО «взять верх» в когнитивной войне за сознание украинских элит, военных и части населения.

В-четвёртых, война в киберсфере важна, но не приносит решающего преимущества атакующей стороне в условиях применения мер киберзащиты.

В-пятых, последствия войны трудно предсказуемы. «Туман войны» не позволяет делать достоверные прогнозы, а действия фактора так называемого взаимообращения войны нередко приводит к тому, что в соответствии с парадоксальной логикой любой войны совпадение победы и поражения может распространиться за пределы нового равновесия сил, достигнув крайней точки полного взаимообращения. В результате сторона, готовившаяся торжествовать победу, нередко оказывается на грани стратегического поражения.

© flickr.com/cabhc
Санкционная война против России больно ударила по её инициаторам.

И, наконец, в-шестых, осознание неприемлемой цены традиционных боевых действий в условиях глобально интегрированной экономики и ядерного сдерживания и попытки избежать апокалиптического сценария приводят не столько к совершенствованию формы диалога с целью поиска взаимоприемлемых решений, сколько к разработке новых форм ведения войны, в частности, к применению технологий цветных революций и войны чужими руками в рамках стратегии гибридной войны. На Украине такая стратегия позволяет сочетать военно-силовые действия с широким спектром несиловых операций.

В целом, особенности наступательной или оборонительной стратегии гибридной войны, влияние факторов «трения и износа» обусловливают формирование совокупности присущих только этому виду конфликта свойств, новых характеристик, что в итоге формирует новое качество конфликта. Это требует развёртывания серьёзных исследований феномена и отражения его в доктринальных документах по обеспечению национальной безопасности России.

Александр Бартош,
член-корреспондент Академии военных наук

Источник: “Звезда”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.