Российско-турецкий компромисс в Идлибе всё ещё возможен

У каждой войны, помимо общей режиссуры, есть своя внутренняя логика. Ещё несколько дней назад казалось, что, несмотря на всю остроту событий, разворачивающихся в Идлибе, постепенно вырисовываются контуры очередного временного перемирия в треугольнике Анкара – Дамаск – Москва.

Правительственная Сирийская арабская армия (САА), освободившая трассу М5 между Дамаском и Алеппо, отказалась от предпринятых было попыток полностью отрезать боевиков провинции Идлиб от Турции. Вместо этого САА перебросила свои основные силы на юг Идлиба, развернув широкое наступление с полосой фронта более 100 км в направлении трассы М4 Латакия – Алеппо. Этим была продемонстрирована готовность следовать тем пунктам сочинских договорённостей между Турцией и Россией, по которым трассы М4 и М5 должны были быть переданы под контроль Дамаска. За турками временно, вплоть до решения проблемы беженцев и оппозиции, оставался бы контроль над буферной зоной над трассой М4 глубиной 30-35 км от границы по типу курдского кантона Африн и Рожавы на северо-востоке страны.

Положение сторон перед обострением 27 февраля

Невзирая на всю воинственную риторику и стремление Эрдогана переложить ответственность за турецкие потери на других и удержать в подчинении сирийских боевиков, президент Турции также, в принципе, обозначал готовность следовать достигнутому компромиссу. Об этом говорила выраженная им уверенность в сохранении «нормальных отношений» с Россией и упор на необходимость «полного выполнения сочинских договорённостей». Под этим, по мнению экспертов, и подразумевался переход к новому разграничению сил в Идлибе. О «тайных договорённостях» открыто говорили некоторые турецкие аналитики и публично, со ссылкой на имеющиеся у них достоверные данные, заявляли лидеры прокурдских Сирийских демократических сил (СДС).

Однако этот хрупкий баланс был трагически нарушен 25 февраля, когда при прямой поддержке турецких вооружённых сил боевики, главным образом террористы из зпрещённой в России группировки ХТШ*, воспользовавшись отводом главных сил САА, захватили ключевой г. Саракиб на пересечении М4 и М5. Давая согласие на эту операцию, Эрдоган не мог не понимать, что потеря Саракиба абсолютно неприемлема для Дамаска, обессмысливая все победы и жертвы САА последнего времени. Идя на это, турецкий лидер, видимо, хотел получить дополнительный рычаг давления и козырь для торговли с другими участниками конфликта.

Ещё одной провокацией турецкого главного командования стало то, что, вопреки обещаниям передавать точные координаты расположения своих частей российским наблюдателям, оно разместило некоторые из них непосредственно среди боевиков. Тем самым оно практически обрекло собственных солдат («мехметчиков» в повседневном обиходе) на роль «сакральной жертвы».

«Мехметчики» в Сирии

Эпизод 27 февраля с массовой гибелью нескольких десятков турецких военнослужащих (указывается от 33 до 100) в ходе бомбёжки позиций боевиков, а никак не наблюдательных пунктов Турции, стал закономерным следствием этой ошибочно-провокационной тактики. Минобороны РФ детально указало на то, что, «согласно переданным турецкой стороной российскому Центру примирения координатам, никаких подразделений турецких вооруженных сил в районе населенного пункта Бехун, где произошел инцидент, не было и не должно было находиться». Более того, именно российская сторона спасла турок от более значительных жертв. Сразу после получения информации о пострадавших турецких военнослужащих ею «были предприняты исчерпывающие меры для полного прекращения огня сирийскими войсками, обеспечена безопасная эвакуация погибших и раненых турецких военнослужащих на территорию Турции». МИД России выразил соболезнования Турции в связи с гибелью её военнослужащих.

Разгром турецкой колонны в Сирии

Тем не менее в Анкаре громко забили в «турецкие барабаны». Некоторые политики из президентской партии ПСР в парламенте уже требуют официально объявить войну Сирии, словно забывают, что это турецкие войска вторглись на сирийскую территорию, а не наоборот.

Турция обратилась за военной поддержкой к союзникам по НАТО и угрожает уничтожить «все значимые цели» САА. Анкара заявила, что больше не будет сдерживать поток сирийских беженцев в Европу. Многие эксперты указывают на несостоятельность подобных угроз и на то, что Турция «заигралась». Обозреватель турецкой редакции международного издания «Аль-Монитор» Ченгиз Кандар пишет, что последние события доказали «ошибочность расчётов» Турции на то, что удержание Идлиба приведёт к признанию мировыми державами её интересов в Сирии. «Западные союзники Турции, к ужасу Анкары, продемонстрировали, что они не пойдут так далеко, чтобы предоставить Турции эффективную военную помощь, чтобы переломить ситуацию в Идлибе». По мнению Ч. Кандара, сложившиеся там положение «иллюстрирует неустойчивость эрдогановской внешней политики и политики безопасности, что, без сомнения, отразится на внутреннем балансе сил в Турции».

Курдский командующий М. Кобани, Д. Трамп и Р. Эрдоган: «Нашего не тронь»!

Трудно оценить, насколько Эрдоган, захваченный идеями неоосманизма, сам загнал себя в ловушку большой войны, чреватой огромными потерями для Турции, а в конечном счёте провалом его самого как политика, и насколько ловушка была расставлена другими. Втянувшая его в данную авантюру генеральская верхушка вполне может руководствоваться не высшими национальными интересами, а задачами «отмщения» Эрдогану, отодвинувшему офицерский корпус от того высокого положения, которое он традиционно занимал в Турции. Вполне заметно и подзуживание со стороны США на протяжении всего сирийского кризиса. Недовольный своеволием турецкого лидера Вашингтон будто сознательно подталкивает Эрдогана к действиям, в результате которых он может сойти с политической арены, а Турция вернуться в крепкие объятия НАТО. При этом, судя по всему, ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе никто не вспоминает о 5-й статье Североатлантического договора, предполагающей коллективную оборону. Там ограничатся выражением моральной поддержки, а Турции придётся расплачиваться за всё.

Не сулит ничего хорошего Эрдогану и новый виток конфронтации с Россией. Конфронтация не будет проходить на поле боя по классической схеме, на это благоразумия хватит у обеих сторон. Зато в экономической сфере потери Турции могут быть несопоставимо большими. В наступающем сезоне турки ждут не менее 6 млн российских туристов и 5-6 млрд долл. в бюджет от их пребывания. Обострение конфликта в регионе, да вдобавок коронавирус дают все основания Москве прикрыть этот поток. Открывшийся для турецких фермеров российский рынок ранних фруктов и овощей тоже может быть внезапно закрыт. Фермеры Кубани и Крыма этому лишь обрадуются. Возможные встречные шаги Анкары для Москвы уже не будут столь болезненными. «Турецкий поток» из-за очередных проволочек Болгарии под давлением США ещё неизвестно, когда достроят; в формировании российского бюджета этот газопровод пока не принимает никакого участия. А турецкая энергетика не в состоянии функционировать без поставок газа по другим российским прямым газопроводам, таким как «Голубой поток». Закрытие проливов Босфор и Дарданеллы для ВМФ России без прямого военного конфликта сторон, на что они не пойдут, невозможно.

А всего этого можно избежать. Для этого туркам достаточно уйти из чужого для них сирийского Саракиба и перестать поддерживать террористов из ХТШ. И ещё – сесть за стол переговоров, за которым серьёзно пошла бы речь об обеспечении государственного суверенитета и территориальной целостности Сирии.

На возможность компромисса указывает и то, что после всех событий состоялся телефонный разговор Р. Эрдогана и В. Путина. Турецкая печать по этому поводу приводит комментарии министра иностранных дел РФ С. Лаврова, который заявил: «Разграничение террористов и умеренных оппозиционных сил должно быть нашей главной целью». Лавров добавил, что «Москва и Анкара готовы продолжать координацию по развитию событий в Идлибе».

Дмитрий Минин,
по материалам: Фонд стратегической культуры

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *