Идлиб: станет ли реальностью Эль-Латаминский котёл?

Американцы и турки пытаются переиграть друг друга к востоку от Евфрата

Развивая начатое 5 августа наступление, Сирийская Арабская армия с западного направления постепенно продвигается к Хан-Шейхуну. По сообщению радиостанции Sham FM, 14 августа противник оставил очередные две деревни и одну из высот: «Правительственная армия после ожесточенных столкновений с вооруженными группировками в регионе установила контроль над деревнями Кафр-Айн и Аас, а также холмом Телль-Аас на юге провинции Идлиб к востоку от города аль-Хабит». Сам аль-Хабит был освобожден от боевиков запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусры» 11 августа.

Согласно неподтверждённой информации, бои развернулись на контрольно-пропускном пункте «Аль-Салам»  на западном въезде в Хан-Шейхун, в нескольких километрах до центра этого поселения. Путь с востока несколько сложнее, включая Таману, высоту Тель-Тери и опорный пункт Хазанат (здесь пока освобождено поселение Сукейк). Здесь орудуют достаточно боеспособные формирования боевиков, включая запрещённую в России террористическую группировку «Исламская партия Туркестана».

Информация об отходе боевиков из Кафр-Зиту и Хан-Шейхуна на север, к Маарет Ан-Нуману, также может оказаться несколько преждевременной. Тем не менее, интенсивные артиллерийские и авиационные удары могут свидетельствовать о намерении сирийцев замкнуть на севере провинции Хама так называемый «Эль-Латаминский котёл», контуры которого начинают уже отчётливо прорисовываться. Указанный район (включающий также крупные поселения Аль-Латамина, Кафр-Зита, Мурек) был захвачен так называемой «вооружённой оппозицией» практически с самого начала быстро переросшего в террористическую интервенцию гражданского противостояния в Сирии.

Расположенный на трассе M5 между Дамаском и Алеппо Хан-Шейхун – один из ключевых и хорошо укреплённых оплотов террористических бандформирований в «Большом Идлибе». В апреле 2017 года он приобрёл печальную известность как место инсценировки силами пособников террористов из «Белых касок» «химической атаки режима Асада» с применением зарина. Соответственно, его освобождение имело бы немалое военно-стратегическое и символическое значение. Автор блога Colonel Cassad  Борис Рожин в интервью ФАН напомнил, что ранее в районе Акербата и Ар-Растана сирийцы уже успешно применяли тактику «котлов» (правда, при этом заметим, существовавших довольно долго). Однако в силу отмеченных выше факторов террористы надеются удержаться на своих позициях в стратегически важном для них районе, создающем угрозу для административного центра провинции Хама – одного из крупных городов страны. 14 августа в районе Тель-Тери они сбрили из ПЗРК истребитель-бомбардировщик Су-22 ВВС Сирии. Широко используются несовершеннолетние «воины джихада», в том числе – по причине нехватки живой силы.  «Боевики ещё не собираются выводить свои отряды, они пока предпринимают попытки контратак, например – в районе Сукейка. Также они не прекращают перебрасывать какие-то отряды к Хан-Шейхуну, чтобы затормозить наступление правительственной армии САР, однако эти их попытки, если учитывать сложившиеся условия, уже вряд ли к чему-то приведут», – отмечает Б. Рожин. Впрочем, успешному в целом продвижению сирийцев вновь может помешать «большая политика» в виде очередных инициируемых турками (и не только ими) «перемирий». Достаточно обстоятельно этот вопрос осветил в разговоре с РИА Новости глава департамента международных отношений министерства высшего образования Сирии Акиль Махфуд. По его мнению, «положение в Идлибе очень чувствительное и сложное. Оно управляется региональной и международной политикой в первую очередь, в то время как сирийская армия действует в полном взаимодействии с Россией с целью вернуть контроль над Идлибом. В данном вопросе им противостоят две главные проблемы – США и Турция. Они хотят создать сложности и заключить сделку по данному вопросу… Вашингтон и Анкара хотят свою цену взамен на продвижение сирийской армии в Идлибе». Анкара не намерена менять свою политику в Сирии, так как партнёры по астанинской «тройке» не оказывают на Анкару достаточного давления в «идлибском вопросе». По мнению политолога, именно это обстоятельство «ставит Турцию в позицию силы», позволяя ей «предоставлять больше поддержки лояльным ей вооруженным бандформированиям». «Складывается впечатление, что Турция чувствует себя в безопасности в связи с соперничеством РФ и США, которые пытаются переманить ее на свою сторону», – считает А. Махфуд, В своих контактах с США Турция пытается добиться своих целей на востоке Евфрата, «играя на опасениях американской стороны, что в данный вопрос может вмешаться Москва». Речь идёт о возможном создании на севере Сирии некоей «зоны безопасности», о чём американцы и турки вели малорезультативные переговоры около 8 месяцев, и что встретило резкую реакцию официального Дамаска. Из заявлений официальных лиц можно сделать вывод о намерениях турок поскорее развернуться на «новоприобретённых» территориях соседнего государства, над которыми уже летают разведывательные беспилотники. Заявленный ранее американо-турецкий координационный центр Турции и США начнёт действовать на следующей неделе, сообщил министр обороны Турции Хулуси Акар. Ранее в южную провинцию Шанлыурфа прибыли 6 американских военных, которые будут задействованы в работе координационного центра.

Американская тактика затягивания реализацией договорённостей с Анкарой не будет иметь успеха, утверждает министр иностранных дел М. Чавушоглу, обещая не повторить историю с Манбиджем, где партнёры-таки не выполнили данных ими обещаний. По данным издания Habertürk, американцы сомневаются в целесообразности входа турецкой армии в курдские поселения на севере Сирии, предлагая разделить предполагаемую «буферную зону» на три пояса безопасности:

  • 5-километровый пояс, где турецкие и американские войска вели бы совместное патрулирование, причём турки не имели бы права заходить в город находящиеся под контролем курдов, с правом требовать, чтобы некоторые лица, имеющие связи с РПК, эти города покинули;
  • 9-километровый пояс, за который будут нести ответственность американские войска, в то время как «Отрядам народной самообороны» будет разрешено остаться при условии сдачи ими тяжелого вооружения;
  • 4-километровый пояс, где американские силы имели бы возможности полного контроля над ситуацией.

В свою очередь, турки якобы стремятся повторить к востоку от Евфрата «модель Идлиба», включая размещение между линией продвижения турецких войск и оттесняемыми к югу «курдскими террористами» местных арабских племён. Плохо сочетаемые между собой турецкие и американские устремления на сирийском берегу к востоку от Евфрата порождают рост напряжённости и террористической активности в этой части. Кроме того, они потребуют от Анкары и лидеров северо-востока Сирии к сложным компромиссам, на которые они вряд ли способны.

По мнению ряда экспертов, одним из факторов, подталкивающих турецкие власти активным действиям, стала обострившаяся проблема сирийских беженцев, оказавшихся в Турции в достаточно комфортабельных условиях по сравнению с выходцами из других стран Ближнего Востока. В то же время ставка Реджепа Тайипа Эрдогана на «мусульманскую солидарность» и политика «открытых дверей», похоже перестаёт работать, ибо сирийцы уводят работу у местного населения и вообще становятся источниками многочисленных проблем. Июльский опрос Konda Research показал готовность только 21 процента респондентов дружить или соседствовать с ними, в то время как три года назад таковых было в 2 раза больше. И хотя пока случаи насилия относительно редки, котёл общественного негодования очевидным образом закипает: в частности, в западной части Стамбула отмечены случаи поджогов сирийских магазинов. С начала «гражданской войны» в Сирии в 2011 году, в Турции появилось на свет более 430 000 сирийских детей, родители которых, в большинстве своём, начали отправлять их в турецкие школы. Только в Стамбуле и только официально зарегистрировано около полумиллиона сирийцев (всего по стране – около 3,6 млн.), и победивший на выборах мэра этого крупнейшего мегаполиса кандидат от оппозиционной  Народно-Республиканской Партии Экрем Имамоглу заявлял о необходимости их вывода на родину. МВД Турции объявило о принятии в отношении нелегальных мигрантов жёстких мер, а власти Стамбула назначили крайний срок для возвращения сирийцев регионы их регистрации на 20 августа (пока вывезено около 2600 человек). Полиция проводит облавы на говорящих по-арабски лиц с целью выявления незарегистрированных мигрантов, прежде всего в Стамбуле, для чего используется также специальная «горячая линия». Будучи опытным политиком, Эрдоган также присоединился к хору недовольства, предложив правительству отменить для сирийцев ряд льгот (таких, как бесплатное медицинское обслуживание) и поклявшись депортировать «преступников» из их среды.

Реагируя на ускользающую общественную поддержку в условиях экономической стагнации, в Анкаре заинтересованы в расселении хотя бы части сирийцев в «лагерях беженцев» на де-факто подконтрольной туркам части сирийской территории, с которой они надеются оттеснить курдов. По данным The Wall Street Journal, ссылающейся на знакомые с вопросом источники, речь может идти о 700 тысячах человек. Беженцы и правозащитные активисты утверждают, что в последние недели турецкие власти собрали сотни сирийцев и принудительно выслали их в разорённую войной страну через погранпереход Баб-аль-Хава (в северо-западные районы Сирии).

Несмотря на официальные заверения о добровольном характере переселения в подконтрольные туркам районы под контролем УВКБ ООН, предполагаемые депортации знаменуют собой поворотный момент в политике Турции в отношении сирийских переселенцев, для которых (несмотря на некоторое ужесточение пропускного режима в последние годы) граница оставалась открытой. Только вот в том, приведут ли все эти «пожарные» меры к долгосрочному решению проблемы – имеются большие сомнения. В надежде на неизбежный крах «режима Асада» Турция, в альянсе с западными партнёрами, всемерно способствовала дестабилизации соседней страны, которая теперь оборачивается внутренними конфликтами, дополнительной загрузкой на социально-экономическую систему, и, как следствие – дальнейшим падением популярности правящей партии.

Иным побудительным мотивом сотрудничества с американцами на севере Сирии может быть стремление восстановить баланс в отношениях с Вашингтоном, серьёзно нарушенный после приобретения Турцией российских зенитно-ракетных комплексов С-400. Только вот получится ли это – большой вопрос.

«Тёплые связи Эрдогана с российским президентом Владимиром Путиным, покупка им передовых противовоздушных систем, а также его стратегия в Сирии, противоречащая линии партнёров по НАТО, преследование исламистских целей, напрягают отношения Турции с Западом почти до точки разрыва. Официальные лица Пентагона также высказывают недоумение признаками сближения Эрдогана с Ираном…. В рамках НАТО не существует формального механизма по исключению какого-либо государства из военного блока. Тем не менее, среди политиков и влиятельных аналитиков в Вашингтоне и европейских столицах всё чаще ведутся разговоры о том, существует ли у Турции будущее в НАТО, и не может ли наступить момент её ухода либо приостановления членства в Альянсе»,

– отмечает автор комментария Голоса Америки, озаглавленного «Может ли Турция быть надёжным партнёром НАТО?» Со своей стороны, в Москве не единожды обращали обеспокоенность продолжающимися попытки «обособления» северо-востока Сирии. Российская сторона по-прежнему выступает за достижение долгосрочной стабильности и безопасности в этом регионе страны через уважение её суверенитета и результативный диалог Дамаска с курдами как частью сирийского народа, вновь отметила официальный представитель МИД России М. Захарова.

* * *

По сообщениям местных источников, в ночь на 16 августа сирийские средства ПВО отразили очередную атаку военных объектов в городе Масъяф в провинции Хама, поразив одну из ракет, запущенных из воздушного пространства Ливана. Не прекращаются и попытки ракетно-артиллерийских обстрелов российского военного объекта в Хмеймиме из района на стыке провинций Латакия и Идлиб (Джиср-эш-Шугур). Только 16 августа, «российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с фактами нарушений режима прекращения боевых действий, зафиксирован 31 факт открытия огня в провинциях: Алеппо – 14, Идлиб –1, Латакия – 13, Хама – 3. Турецкой частью представительства зафиксировано 15 фактов открытия огня в провинциях: Идлиб – 4, Хама – 11». «14 августа 2019 г. с 12.00 до 12.40 осуществлено совместное патрулирование подразделениями военной полиции ВС РФ и ВС Турции в зоне деконфликтации «Телль-Рифъат». Патрулирование осуществлялось по маршруту Херболь – Шейх-Айса», – сообщил глава ЦВПС А. Бакин. Обращает на себя внимание значительное количество инцидентов именно в провинции Алеппо, что актуализирует вопрос о нейтрализации террористических банд не только на юге, но и на севере «зоны деэскалации», где они окопались.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *