Азербайджан – Армения: кому выгодна очередная эскалация?

Традиционная роль России как гаранта безопасности на Кавказе устраивает не всех

Локализовать вспыхнувший между Азербайджаном и Арменией конфликт удалось во многом при содействии и под влиянием России, заявил 16 сентября в ходе саммита Шанхайской Организации Сотрудничества в Самарканде Президент России Владимир Путин. По его словам, «последний конфликт пограничный никак не связан с Нагорным Карабахом, это совсем в другом регионе, на границе между Арменией и Азербайджаном». Последние события показали, что ни у Армении, ни у Азербайджана нет желания широкомасштабной эскалации, сказал Ильхам Алиев на встрече с российским президентом, поблагодарив его за оперативное реагирование на эскалацию. Премьер-министр Армении Никол Пашинян под предлогом сложившейся экстраординарной ситуации поездку в Самарканд отменил.

Напомним, обстановка на обширном участке весьма условной армяно-азербайджанской границы на участке в несколько сотен километров от Мегри до Верин Шоржа резко обострилась в ночь с 12 на 13 сентября. Под артиллерийскими и минометными обстрелами оказались, в частности, Горис и курортный Джермук. На отдельных направлениях азербайджанские части попытались продвинуться вперёд. Частично из приграничных поселений Гегаркуникской, Вайоцдзоской и Сюникской областей Армении пришлось эвакуировать гражданское население. Количество жертв с обеих сторон превысило 200 человек (135 с армянской стороны и 77 с азербайджанской), и не исключено, что это не окончательные данные. Таким образом, речь идёт об эскалации наиболее масштабной с момента окончания 44-дневной «осенней» войны 2020 года и превышающей четырёхдневную «апрельскую» войну в Нагорном Карабахе 2016 года. В Баку обвиняют «регулярную армию Армении» в минировании территорий и наступательных действия в направлении Лачинского и Кельбаджарского районов, однако, с учётом нынешнего состояния военной организации Армении, такие утверждения выглядят явно надуманными.

Попытка «прощупать» армянские оборонительные позиции на ряде уязвимых участках видится вполне логичной на фоне требований Баку об открытии железнодорожного и автомобильного сообщения между «материковым» Азербайджаном и Нахичеванской автономной республикой через территорию Армении (соответственно на мегринском и сисианском участках). Сохраняется для Вайоцдзора и Сюника и опасность удара из нахичеванского эксклава, где дислоцирована особо тесно связанная с Турцией отдельная армия.

Сосредоточенное на вопросах удержания собственной шатающейся власти, правительство Пашиняна особо не скрывает своей нацеленности на подписание мирного договора с Азербайджаном путём максимальных уступок в «карабахском вопросе» и не только. В правящей партии «Гражданский договор» предпочитают говорить о «приграничном конфликта», не слишком значимым для того, чтобы отвлечься от повседневной рутины, однако данная версия опровергается глубиной поражения целей на территории Армении и дальностью работы ствольной артиллерии. Не идёт речи даже о частичной мобилизации (по словам главы парламента Алена Симоняна было бы шагом агрессии), а отдельные протесты неорганизованных граждан купируются с той же лёгкостью, что и прежде. Тем же, кто на добровольной основе стремится защитить границы страны, министр обороны Сурен Папикян посоветовал обращаться в военные комиссариаты по месту жительства.

Тем не менее, в ОДКБ был направлен запрос за содействием, реакция на которое (отправка в Армению мониторинговой миссии) спровоцировало недовольство таких проверенных соратников Пашиняна, как тот же Симонян или секретарь Совета Безопасности, кадр Джорджа Сороса Армен Григорян, регулярно встречающийся с помощником президента Азербайджана Хикметом Гаджиевым, как например, в минувшем августе в Брюсселе. Там же в последний день лета при посредничестве главы Евросовета вновь встретились Ильхам Алиев и Никол Пашинян, обсуждая возможный мирный договор между Арменией и Азербайджаном. «Переговоры по мирному соглашению продолжаются, обсуждаются, и я очень надеюсь, что мы сможем реализовать его в ближайшее время», – вновь подтвердил Симонян этот несомненный факт в эфире Общественного телевидения Армении.

Армен Григорян в студии “Азатутюн”

Выступая с заведомо более слабых позиций, Ереван отчаянно маневрирует между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном. Так, выступая на Восточном экономическом форуме во Владивостоке, Пашинян заявил о заинтересованности определённых сил в дестабилизации в Закавказье на фоне погружённости Москвы в украинский конфликт. В самом деле, едва ли выглядит случайностью совпадение по времени сентябрьских столкновений на армяно-азербайджанской границе с наступлением ВСУ в Харьковской области, с последующим их выходом на границу России. «Азербайджан чувствует себя вполне уверенно в этот геополитический момент, и особенно сейчас, во время украинского контрнаступления», нацелено на Россию так же, как и на Армению, «проверяя приверженность России защищать Армению», косвенно подтверждает эту версию старший научный сотрудник Carnegie Europe, британец Том де Ваал. Сентябрьские столкновения представляют «серьёзную стратегическую головную боль» для Владимира Путина, не без удовлетворения констатирует издание Politico: дескать, «миротворческие усилия Кремля ставятся под сомнение обеими сторонами», и Евросоюз всё активнее стремится восполнить создавшийся вакуум.

Западные стратеги особо не скрывают навязчивого стремления превратить Закавказье в полноценный «второй фронт», призванный создать для России дополнительные серьёзные проблемы. Июльский вояж на Кавказ директора ЦРУ Уильяма Бёрнса, недавний – недавно назначенного главного советника Госдепартамента по Кавказу Филипа Рикера, вбросы относительно «ведущей роли» в усилиях по прекращению огня госсекретаря Блинкена, приезд по приглашению Симоняна небезызвестной Нэнси Пелоси – всё это мотивировано логикой противопоставления «хорошего» Запада «плохой» России, вынужденной действовать в весьма узком коридоре возможностей. Прямое военное вмешательство, на которое намекает Армен Григорян (и не только он), означало бы конфронтацию России с Азербайджаном и Турцией, реальных рычагов давления на которые у Москвы не так много. В противном случае гарантирован рост активно подогреваемых антироссийских настроений в Ервеане, чреватых окончательной деградацией содержательного диалога с Москвой.

Традиционная роль России как гаранта региональной безопасности на Кавказе устраивает далеко не всех. В соответствии с трёхсторонним заявлением от 10 ноября 2020 года, «…разблокируются все экономические и транспортные связи в регионе. Республика Армения гарантирует безопасность транспортного сообщения между западными районами Азербайджанской Республики и Нахичеванской Автономной Республикой с целью организации беспрепятственного движения граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях. Контроль за транспортным сообщением осуществляют органы Пограничной службы ФСБ России». После окончания «44-дневной войны», кардинально поменявшей расстановку сил в регионе, по примерной линии административной границы между Армянской ССР и Азербайджанской ССР началось развёртывание пунктов пограничных сил ФСБ России, один из которых (в Гегаркунике) был обстрелян в ночь с 12 на 13 сентября. Сообщается, что личный состав был вынужден в срочном порядке покинуть место расположения. Согласно информации армянских источников, в результате прямого попадания повреждены здание размещения российских пограничников и военная техника. И хотя информация о пострадавших российских пограничниках не нашла подтверждения, этот эпизод вызывает серьёзную тревогу. В Баку опровергли причастность к инциденту, однако в нынешней разогретой ситуации весьма вероятны и новые провокации в отношении как российских военнослужащих, так и российских миротворцев в Нагорном Карабахе.

«Влиятельность российского флага значительно уменьшилась, и система безопасности всего постсоветского пространства действительно кажется сломанной, – обозначает цели западной политики сотрудник Chatham House, хорошо известный на Кавказе Лоренс Броерс. – Мы наблюдаем крах имевшейся у России репутации гаранта безопасности, как на объективном уровне.., так и на уровне субъективном, в области восприятия российских гарантий безопасности». Как представляется, успех этой колониальной тактики неизбежно негативно скажется как на двусторонних связях России с государствами Кавказа, так и на попытках наладить хотя бы видимость взаимопонимания в «треугольнике» Москва – Анкара – Тегеран. Как отметил в интервью РИА Новости директор 4-го департамента стран СНГ МИД Денис Гончар, в Брюсселе даже не скрывают, что поставили перед собой цель вытеснить Россию из Закавказья. Более того, попытки европейцев «вклиниться» в работу трёхстороннего российско-азербайджано-армянского переговорного формата активизировались на фоне антироссийской санкционной кампании коллективного Запада. Вышеупомянутый Филип Рикер заявил об объединении усилий Вашингтона и Брюсселя на кавказском направлении. И хотя в Москве заявляют об отсутствии желания играть в геополитические игры с нулевым результатом, тем не менее, опасная региональная динамика требует самого пристального внимания, так как «второй фронт» в Закавказье может приобрести куда более реальные очертания.

Андрей Арешев,
по материалам: Фонд стратегической культуры

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.