Зачем Казахстану биологическое оружие?

Военно-биологические объекты США и Германии в Казахстане: слова и дела

28 апреля верхняя палата казахстанского парламента (Сенат) приняла законопроект «О биологической безопасности», в соответствии с которым в республике планируется внедрение системы управления биологическими рисками и прогнозирования биологических угроз, а также введение уголовной ответственности за незаконное обращение, сбыт и хищение опасных патогенов.

Законопроект устанавливает компетенции госорганов в области здравоохранения, ветеринарии, фитосанитарии по разработке и утверждению правил формирования и содержания рабочих коллекций патогенных и промышленных микроорганизмов. Министерство обороны наделяется полномочиями утверждать правила обеспечения радиационной, химической и биологической защиты вооруженных сил республики. А уполномоченный орган по биологической защите включается в единую систему противодействия террористическим угрозам. В том числе в целях исполнения международных обязательств по запрету разработки, производства и накопления биологического оружия.

«Учреждения и лаборатории, осуществляющие обращение с патогенами I группы, отнесены к стратегическим потенциально опасным объектам. Законопроект регулирует вопросы лицензирования деятельности объектов, работающих с патогенами, а также услуг по дезинфекции, дезинсекции и дератизации»,

— говорится в официальном сообщении.

Сообщается, что в ходе обсуждения законопроекта в Сенате речь зашла о действующих в Казахстане биолабораториях класса BSL-3 и о подозрениях некоторых «зарубежных политиков» о том, что они могут находиться под контролем иностранных государств и заниматься разработками в военных целях. Сенатор Ахылбек Куришбаев в связи с этим пояснил, что эти лаборатории принадлежат Казахстану, полностью финансируются из бюджета, не получают зарубежных грантов и в них не работают иностранные учёные.

В связи с этим заявлением сенатору Куришбаеву так и хочется сказать сакраментальное: «Поздравляем вас, гражданин, соврамши!».

На самом деле казахстанские биологические лаборатории находятся под контролем американских военных. И финансируются они за счёт бюджета Пентагона. Заверения высокопоставленных казахстанских чиновников, что в этих лабораториях работают лишь граждане Казахстана, опровергались Минобороны России.

Впрочем, обо всем по порядку.

Формально казахстанские биолаборатории и НИИ подчиняются правительству республики. Однако на деле руководят их работой из посольства США в Нур-Султане и Пентагона.

«Указания исходят из двух кабинетов. Первый – это Отдел по сокращению угроз безопасности (Defense Threat Reduction Office, DTRO), подчиняющийся напрямую Департаменту обороны США. Его возглавляет подполковник Стивен Колдер (Steven Calder), который инспектирует Национальный Центр особо опасных инфекций, в т.ч. по вопросам исследований, безопасности и финансового контроля. Второй – отдел Центра контроля над заболеваниями по Центрально-Азиатскому региону (ОЦКЗ) при посольстве США. Отделом руководит Дэниэл А. Сингер (Daniel A. Singer), коммандер медицинской службы ВВС США, работавший в эпидемической разведке США»,

– сообщает новостной портал StanRadar.

Национальный научный центр особо опасных инфекций Казахстана имени М. Айкимбаева (ННЦ ООИ) – главное хранилище микробных коллекций в Алма-Ате – посещают десятки иностранных официальных представителей военных ведомств США и Германии. Именно на базе этого центра проводятся наиболее опасные биологические исследования патогенных микроорганизмов.

По некоторым источникам, Пентагон организовал реконструкцию действующих хранилищ ННЦ ООИ; при этом был вывезено 300 штаммов возбудителей особо опасных инфекций (чумы, сибирской язвы, холеры, туляремии, бруцеллёза). На территории Центра американцами построен новый четырёхэтажный корпус – новая центральная референс-лаборатория общей площадью около 8 тысяч кв. метров.

Еще в мае 2020 года МИД Казахстана отрицал наличие американских военных исследователей. Однако, затем президент Касым-Жомарт Токаев сделал резонансное заявление, признав, что американцы в алматинской лаборатории все же были, но уже покинули ее. Однако позже американцы пообещали продолжить «взаимодействие» с Казахстаном в области биобезопасности. 

Вашингтон и Берлин рассматривают территорию Казахстана как источник возбудителей разнообразных природно-очаговых инфекций. Так, эксперты Пентагона более 10 лет занимаются в Средней Азии изучением опасных инфекций – чумы, сибирской язвы, лихорадок сыпного тифа, клещевого энцефалита, Крымской-Конго геморрагической лихорадки, а также различных коронавирусов, что не может не беспокоить соседние государства. А поводы для беспокойства были и остаются – вспышки опасных инфекционных заболеваний, которые странным образом совпадали с открытием новых американских лабораторий.

Президент Токаев поручил также разработать закон о биологической безопасности республики, что и было исполнено казахстанскими законодателями.

Однако, на деле, ситуация складывается согласно известной русской поговорке: «закон что дышло, куда повернешь, туда и вышло».

В заявлении Токаева речь шла как раз о вышеупомянутой Центральной референс-лаборатории (ЦРЛ), расположенной недалеко от Алма-Аты. Алма-Атинская ЦРЛ – один из объектов военно-биологической сети Пентагона в Центральной Азии. Агентство по предотвращению угроз (DTRA) Минобороны США, отвечающее за исследования оружия массового поражения, открыло еще пять лабораторий в Казахстане и две в Узбекистане. Они оснащены самым современным оборудованием, на которые потрачены весьма серьезные средства.

С 2015 года DTRA выделило около 400 млн. долл. на развитие сети казахстанских биолабораторий, а также на сертификацию и подготовку местного персонала. Об этом сообщается на сайте Федеральных закупок США. Контракт на строительство ЦРЛ на базе Казахского Научного Центра карантинных и зоонозных инфекций им. М. Айкимбаева был подписан DTRA в 2015 году на сумму 240 млн. долл. Ещё 57 млн. долл. по трём контрактам AECOM получила на развитие всей сети биолабораторий в Казахстане.

Еще один подрядчик DTRA, компания CH2M HILL, курирует работу биолабораторий в Казахстане, а также в Грузии и Армении. По трём контрактам, последний из которых истекает в 2023 году, компании причитается более 80 млн. далларов. Субподрядчик CH2M HILL, Integrated Quality Laboratory Services, сообщал, что его специалисты участвовали в сертификации Алма-Атинской ЦРЛ по третьему уровню безопасности (BSL-3).

Биолаборатории Казахстана работают в рамках Программы снижения биологической угрозы Минобороны США (BTRP). Речь идет о Казахском научном центре карантинных и зоонотических заболеваний, в который входят противочумные станции, Национальном центре биотехнологии, Национальном референтном ветеринарном центре, Научно-исследовательском институте проблем биологической безопасности, Центре санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга и Уральской противочумной станции. Все они формально подчиняются различным министерствам и ведомствам республики.

В научной работе казахских и американских ученых рассказывается о проведённых ими совместных биологических исследованиях. С 2005 года в Казахстане осуществили более 25 таких проектов. Изучались опасные патогены и вирусы, которые становятся причиной, например, сибирской язвы, чумы, туляремии, энцефалита, геморрагической лихорадки Крым-Конго и коронавирусных инфекций. На эти исследования Пентагон выделил 20 млн. долл.

Общую координацию деятельности военных лабораторий Пентагона в Казахстане осуществляет отдел по сокращению угроз безопасности (DTRO) посольства США в Казахстане.

В прошлом году стало известно, что правительство Казахстана намерено построить биолабораторию BSL-4 и подземное хранилище для коллекции опасных и особо опасных штаммов. Проект правительственного постановления за подписью премьер-министра Аскара Мамина был опубликован в начале ноября на одном из официальных сайтов правительства.

Лабораторному комплексу, который будет располагаться в поселке Гвардейский Кордайского района Жамбылской области в 180 км от Алма-Аты на базе НИИ проблем биологической безопасности, уже присвоен статус объекта, требующего особого регулирования и (или) градостроительной регламентации. Срок завершения строительства – IV квартал 2025 года. Код BSL-4 (Biosafety Level 4) означает четвёртый уровень биологической безопасности, с подземным хранилищем микробных коллекций. Уровень BSL-4 – это также высокий индивидуальный и общественный риск изучаемых лабораторией вирусов (оспа, вирус Эбола, марбургский вирус). Эффективных мер в борьбе с большинством этих патогенов не существует.

Вряд ли является случайным совпадением и визит в конце прошлого года в Казахстан делегации DTRA, в ходе которого был утверждён план сотрудничества с руководством ННЦ ООИ на 2022 год, включая проекты по изучению зоонозных инфекций, в том числе коронавирусов летучих мышей и верблюдов.

Российский телеканал «Звезда» в августе 2021 года опубликовал репортаж, в котором были продемонстрированы фотокопии документов, подтверждающих, что эксперты Пентагона продолжают работать в ЦРЛ в Алма-Ате. В репортаже были приведены фотокопии бюджетных планов Минобороны США на 2021 и 2022 годы, отражающих запланированные работы в Алма-Атинской ЦРЛ. По данным журналистов «Звезды», Пентагон подрядил для работы в республике компанию CH2M.

Едва ли являются тайной и факты изучения генетического материала населения Республики Казахстан на базе университет Льва Гумилёва, с последующей его передачей в лабораторию американского Хьюстона.

Серьёзные интересы в Казахстане в сфере биобезопасности имеет и Министерство обороны Германии. В военных биолабораториях на территории республики трудятся также и немецкие военные эксперты из Института микробиологии Бундесвера в Мюнхене.

В рамках одного из профинансированных Германией проектов (№ 68727 ЕN), тысячи образцов сыворотки крови жителей различных областей Украины были направлены на изучение в Институт тропической медицины имени Бернхарда Нохта в Германии. Немцы причастны и к аналогичному казахстанскому проекту, о чём в 2021 году сообщил журнал Frontiers of Public Health, опубликовав отчёт о проделанной за восемь лет работе. Среди участников проекта:

  • Институт микробиологии Бундесвера, Мюнхен, Германия;
  • Институт медицинской микробиологии, Университетская клиника Йены,  Германия;
  • всё та же Центральная референс-лаборатория, Национальный научный центр особо опасных инфекций им. М.Айкимбаева, Алма-Ата, Казахстан;
  • Университет Людвига-Максимилиана, Мюнхен, Германия;
  • Научно-исследовательский институт Бундесвера по защитным технологиям и защите от ХБЯР, Мюнстер, Германия.

В начале 2013 года Министерство иностранных дел ФРГ инициировало проект «Германо-казахстанское сотрудничество в сфере биобезопасности», сторонами которой выступили Центральная медико-санитарная служба Бундесвера (ЦМССБ, г. Мюнхен) и НИИ санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга в Алма-Ате. На базе НИИ действует совместный научно-исследовательский центр особо опасных трансмиссионных заболеваний. Проводимыми исследованиями руководят специалисты ЦМССБ с правом доступа к штаммам опасных инфекционных заболеваний в Казахстане.

По заказу бундесвера проводились исследования в рамках проекта «Биозащита и биобезопасность в полевых условиях и высокопатогенные инфекции, передающиеся грызунами». Выделены приоритеты дальнейших исследований – возбудители гриппа и (опять-таки) коронавирусов.

Как говорится в одной из публикаций, в рамках германской программы биобезопасности была создана совместная сеть биолабораторий. В работе этой сети задействованы: Институт микробиологии Бундесвера (IMB), военный исследовательский центр Вооруженных сил Германии по медицинской биологической защите, базирующийся в Мюнхене. «В связи с интересом института [Института микробиологии Бундесвера] к особо опасным зоонозным заболеваниям с природными очагами необычных вспышек и их исторической значимости для Центральной Азии Казахстан был определен в качестве страны-партнера для совместного участия в Немецкой программе биобезопасности».

Таким образом, ни уверения правительства Казахстана о том, что биолаборатории контролируются только властями республики, ни даже принятие закона о биобезопасности не изменило ситуации. Казахстан продолжает сотрудничать с западными странами, США, Германией и Великобританией в разработке биологического оружия, что вызывает большие сомнения в его надежности как военного союзника России по ОДКБ. Наконец, создаётся впечатление, что определённые силы в руководстве республики торпедируют процесс подписания меморандума о сотрудничестве с Россией в области биобезопасности, аналогично подписанному с Арменией в мае 2021 года.

Являясь ключевым партнёром Вашингтона и Берлина в Центральной Азии в военно-биологической сфере, Казахстан не идёт на отказ от взаимодействия с ними, даже несмотря на имеющиеся обязательства в рамках Договора о коллективной безопасности и иных международных договоров и соглашений.

Владимир Прохватилов,
старший научный сотрудник Академии военных наук

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.