От нейтралитета – к НАТО: Финляндия меняет внешнюю политику?

Положения Парижского мирного договора никто не отменял

Выступая с новогодней речью, президент Финляндии Саули Ниинистё заявил, что длительное время славившаяся своим нейтралитетом северная страна «сохраняет возможность подать заявку на вступление в НАТО, если решит так сама». А уже 2 января эту незатейливую мысль продолжила премьер-министр Санна Марин, рассказав, что в Хельсинки сохраняют «возможность подать заявку на вступление в НАТО. Мы должны дорожить этой свободой выбора и сохранять ее, потому что она касается права каждой страны принимать собственные решения в области безопасности».

По мнению главы государства, «требования, которые Россия в декабре выдвинула в адрес США и НАТО», противоречат некоему «европейскому порядку безопасности». Высказывается предположение, что немаловажной целью демарша со стороны Хельсинки является оказание давления на Москву в преддверии намеченных на 10 января переговоров по стратегической стабильности с Вашингтоном и 12 января – с НАТО относительно российских предложений по достижению юридически обязывающих соглашений по актуальным вопросам европейской безопасности. Предварительная часть переговоров Москвы и Вашингтона по гарантиям безопасности прошла потрясающе, заявил по итогам встречи с первым заместителем госсекретаря США Уэнди Шерман в Женеве заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков: «Разговор был сложный, но деловой, мы погрузились в материю предстоящих дел. Я думаю, что завтра мы не будем времени тратить. Я никогда теряю оптимизм, всегда (им) руководствуюсь». В любом случае, предстоящая дискуссия окажется важной отнюдь не только для ее непосредственных участников.

* * *

Несмотря на несколько войн и перманентной напряжённости в советско-финляндских отношениях в первой половине XX века, после 1945 года Суоми становится нейтральной страной, поддерживающей взаимовыгодные отношения со странами как «западного», так и «восточного» блока. Как отмечал посол России в Хельсинки П. Кузнецов, «Финляндия, проводящая политику неучастия в военных блоках, традиционно играла видную роль в качестве площадки для крупных международных событий». Среди них – саммит ОБСЕ в 1992 г., встречи российских и американских лидеров (в 1990 г. – Горбачева и Буша-старшего, в 1997 г. – Ельцина и Клинтона). Особым «знаком доверия» стала встреча в Хельсинки в июле 2018 г. Владимира Путина с Дональдом Трампом. В сентябре 2021 г. в резиденции недалеко от финской столицы прошла встреча начальника Генерального Штаба российской армии Валерия Герасимова с его американским коллегой главой Марком Милли.

Финляндия принимала участие в учениях НАТО, а её президента приглашали на последние саммиты Альянса; достигнут высокий уровень оперативной совместимости с военными стандартами. В 2014 г. был подписан Меморандум о взаимопонимании, регулирующий поддержку сил Альянса в Финляндии, позволяющий использовать её территорию для размещения и транзита войск. Тогда же Финляндия и Швеция (1) подписали соглашение о совместной подготовке и предоставлении НАТО помощи в кризисных ситуациях. Военные ведомства скандинавских соседей проводят в Арктическом регионе совместные тренировки, вплоть до общего планирования оборонных мероприятий. Имеются прогнозы о возможном создании Оборонного союза Финляндии и Швеции (DefenceAllianceFinland – Sweden, DAFS). То же самое относится к входящей в НАТО Норвегии, укрепление связей с которой подталкивало финнов к приобретению военной техники, совместимой со стандартами Альянса. Западные средства экспертно-аналитической пропаганды акцентируют намерение 74 процентов финнов и 55 процентов шведов «защищать свою страну с оружием в руках» (в Германии – 18 процентов).

В октябре 2016 года министр обороны Финляндии Юсси Ниинистё и заместитель министра обороны США Роберт Уорк подписали декларацию о намерениях в области оборонного сотрудничества, являющегося «одним из главных факторов стабильности в регионе Балтийского моря и в Северной Европе». В минувшем декабре стало известно о победе в тендере на модернизацию ВВС Финляндии истребителей пятого поколения F-35 производства компании Lockheed Martin: в рамках сделки на сумму 8,378 миллиарда евро (9,44 миллиарда долларов) предполагается приобрести 64 машины с системами вооружения; сюда же входит техническое обслуживание до 2030 года. Строительство ангаров и сопутствующего оборудования обойдутся заказчику ещё в 777 миллионов евро, и ещё 824 миллиона закладываются на «оптимизацию» в расчёте на возможные изменения в контракте. По утверждению министра обороны Антти Кайкконена, по своим тактико-техническим характеристикам именно «F-35 наилучшим образом отвечает нашим потребностям».

Наличие в составе финских ВВС большого количества самолетов F-35, способных выполнять и взаимосвязанные операции, значительно расширяет любые оперативные возможности для европейских воздушных операций, пишет The National Interest. Помимо Финляндии, «сетецентрические» машины F-35 представлены в арсенале нейтральной (вроде бы) Швейцарии, Италии, Норвегии, Дании, Нидерландов, Соединенного Королевства и Польши. По мнению автора издания, военного эксперта и бывшего сотрудника Пентагона Криса Осборна, международный воздушный «флот» F-35 не только обеспечит передовые возможности ВВС стран-союзников, но и значительно расширит обмен информацией, передаваемой через многофункциональный расширенный канал передачи данных (MADL). Кроме того, бортовые вычислительные машины на борту F-35 способны быстро обрабатывать информацию, поступающую из множества разрозненных источников. Относительно же вышеупомянутого канала MADL имеются вполне обоснованные вопросы – насколько в реальности он подконтролен «странам-союзникам», и не снабжаются ли экспортные модификации F-35 неведомыми заказчику опасными «закладками»?

Расширение военного присутствия Пентагона и НАТО в Скандинавии укрепит их контроль над так называемым «Фареро-Исландским проходом» в Северной Атлантике между Гренландией, Исландией и Великобританией («GIUK Gup»). Этой западной «горловине» активно продвигаемого Россией проекта Северного морского пути западными стратегами уделяется всё больше внимания. На май-июнь 2021 год по всей Финляндии планировались учения «Арктический замóк» (Arctic Lock) с привлечением 20 тысяч военнослужащих из 13 стран под присмотром наблюдателей из ЕС и НАТО, которые, правда, пока пришлось отменить. Как отмечают европейские СМИ, учения Arctic Lock стали бы очередной демонстрацией пристального внимания, уделяемого западными странами боеготовности на востоке Европы на фоне растущей напряженности между Западом и Россией.

Некоторые претензии финских националистов

Учитывая географическую близость Санкт-Петербурга к Эстонии и Финляндии, шовинистические круги которой не скрывают претензий не только на Выборг, но едва ли на весь северо-запад России, более чем вероятное сближение Хельсинки с НАТО, вплоть до прямого членства, создало бы более чем серьёзные вызовы. Как заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова, присоединение Финляндии и Швеции к НАТО «имело бы серьёзные военно-политические последствия, которые потребовали бы адекватных ответных шагов с российской стороны». Традиционную политику Хельсинки и Стокгольма по неучастию в военных союзах в Москве рассматривают «как важный фактор обеспечения стабильности на севере Европы», при этом отмечая целенаправленную работу НАТО «по втягиванию в орбиту своих интересов и конъюнктурной политики этих стран».

Парижским мирным договором 1947 года Финляндии запрещено производить и размещать на своей территории ядерное оружие, подводные лодки, торпедные катера, самолёты-бомбардировщики и некоторые другие виды вооружений, ограничивалась численность и состав Вооружённых сил страны, напоминает дипломат, политолог и публицист Михаил Демурин. Запрещено было финнам также и наделять свою армию какими-либо иными функциями за рамками защиты национальных границ. Согласно статье 22, любые изменения в военную часть договора могут быть внесены исключительно через заключения соответствующих соглашений между Финляндией и Советом Безопасности ООН.

Закономерным следствием последовательной деградации системы европейской безопасности после 1991 года стало игнорирование Финляндией положений Парижского договора, которые, однако, никто не отменял. То же самое относится к подписанному в 1947 г. Договору о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Финляндией и СССР. Утверждение о якобы отягощающем характере некоторых условий послевоенных договоров представляется спорным, учитывая статус Финляндии как союзницы гитлеровской Германии и положение побеждённой страны. В случае вступления в НАТО Финляндия «попадёт в плен» статьи 5 Вашингтонского договора, согласно которой вооруженное нападение на одно из государств-участников будет рассматриваться как нападение на них в целом. Это подразумевает, что каждое из государств окажет помощь другим договаривающимся сторонам «путём немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооружённой силы». (2) Не только территория, но также морское и воздушное пространство Финляндии могут быть использована иностранными государствами или международными организациями для организации различного рода провокаций. Как отмечает М. Демурин, весьма часто нарушаемого Вашингтоном и Брюсселем принципа суверенного равенства государств, имеется и «право государств на обеспечение для себя равной безопасности – особенно с теми, кто это его право хочет подорвать. И именно оно сейчас и стоит для нашей страны на первом месте».

Применительно к периоду 1945-1991 г. термин «финляндизация» означал внешнеполитическую самостоятельность северной страны за одним исключением – она не участвовала в военных блоках. Сегодня 51 процент финнов не одобряют вступления страны в НАТО, поддерживают эту сомнительную идею около четверти граждан и еще столько же затруднились с ответом. Сокращение доли противников членства в НАТО (10 лет назад таковых было около 70 процентов) в решающей степени обусловлено враждебной пропагандой, нацеленной на создание по периметру российских границ пояса обуреваемых реваншистскими настроениями враждебных режимов. Как показывает пример Украины, да и непростой, мягко говоря, советско-финских отношений в 1920-е – 1940-е годы, игнорирование российской стороной подобного рода перспективы (в том числе в рамках предстоящих консультаций по вопросам безопасности) было бы крайне опасным легкомыслием.

Дмитрий Нефёдов

Примечания

(1) Одновременно с Финляндией разговоры о возможном присоединении НАТО активизировались применительно к её бывшей метрополии – Швеции. В период «холодной войны» за ширмой официального нейтралитета в Стокгольме тайно сотрудничали с Альянсом, прежде всего – предоставляя ему разведывательную информацию.

(2) Вежливцева Н. Современное прочтение термина “финляндизация” // Современная Европа. 2020. № 4.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.