Насколько велика роль Китая в нелегальных вырубках лесов России?

Юхновец И. В., студент группы АК1-51

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана

Научный руководитель: Бочарников И.В., докт. полит.наук,
профессор кафедры “Информационная аналитика и политические технологии”

Территория азиатской части России имеет огромную площадь, и большая её часть занята дикими лесами. К востоку от Урала сосредоточено около 80% лесных ресурсов страны, а России в целом принадлежит примерно 82 млрд м3 леса, что составляет более 20% от мировых запасов. При этом плотность населения в азиатской части РФ очень низка – всего 3 чел./км2. На первый взгляд может показаться, что какие-либо вырубки леса стране не страшны: слишком огромны запасы, да и древесина относится к возобновляемым ресурсам. Более того, согласно работе [1], восстановление лесов в РФ идёт в 8 раз активнее, чем вырубка. Но верится этому с трудом.

Основная проблема заключается в том, что в различных регионах страны наблюдаются принципиально разные ситуации касательно вырубки леса. И если, например, в Вологодской области вырубки ведутся умеренно и сильного экологического ущерба не приносят, то в большинстве регионов Дальнего Востока они имеют непозволительно большой объём[2]. Отдельно стоит проблема нелегальной рубки леса, о которой пойдёт речь далее в этой работе. Их особенностью является невозможность установить точный объём срубленного леса: эксперты считают, что он может достигать от 1% до 20% от объёма легальной вырубки. Значительная часть незаконно вырубленного леса идёт на экспорт.

Нелегальные вырубки леса имеют массу негативных последствий, как природных, так и социально-экономических. Сведение лесов способствует не только уменьшению биоразнообразия (исчезают представители редких видов как растений, так и животных), но и повышению числа и разрушительности наводнений. Нарушаются экосистемы, в том числе водные. С другой стороны, незаконная вырубка способствует ухудшению экономического положения добросовестных предприятий лесной промышленности[2].

Существуют разные схемы осуществления незаконных вырубок. По одной из них, инвестиционные компании арендуют на льготных условиях земельный участок, а затем сдают его в субаренду по более высокой цене компании-подрядчику, которая будет проводить вырубку. Часто вырубка значительно выходит за разрешённые территории. Причём срубленный лес остаётся подрядчику, что позволяет инвесторам оставаться в тени. Подрядчики самостоятельно сбывают лес либо внутри России, либо за границу. Другой вариант заключается в том, что нелегальной рубке способствуют лесничества. Они имеют права на вырубку для собственных нужд и пользуются ими, вырубая лес на продажу. Вывоз леса за границу осуществляется по специальным каналам, зачастую ночью в отсутствие представителей правоохранительных органов[3].

Один из самых проблемных регионов России в плане незаконного уничтожения лесов – Иркутская область. По данным работы [2], в 2016 г. объём нелегальной вырубки в этом регионе составил 1113 тыс. м3, что в 55 раз больше аналогичного показателя для Хабаровского края и в 75 раз больше показателя Приморского края. Большая площадь Иркутской области затрудняет контроль вырубки лесов, однако на снимках из космоса видно, насколько катастрофическими являются их масштабы.

На объёмы лесных рубок на Дальнем Востоке сказывается близость Китайской Народной Республики (КНР). Распространена точка зрения, что именно предприниматели и компании Китая, главным образом, виноваты в нелегальном исчезновении сибирских лесов.Значительная честь незаконно срубленного леса идёт на экспорт в КНР, либо кругляком, либо в уже переработанном виде (пиломатериалы). Самый проблемный регион – Иркутская область – с Китаем не граничит, поэтому приходится везти лес транзитом через Бурятию и Забайкальский край на территории Внутренней Монголии – автономного района КНР. К слову, Бурятия и Забайкальский край тоже страдают от нелегальных вырубок, но не так сильно, как Иркутская область.В данной работе мы попытаемся прийти к выводу, стоит ли винить КНР в масштабных вырубках лесов России.

Лесообрабатывающая промышленность КНР – одна из наиболее развитых в мире. На территории КНР вырубка разрешена, но очень строго контролируется. Вдобавок, в Китае намного выше плотность населения (125 чел./км2) и намного ниже площадь диких лесов. Поэтому Китай является крупнейшим в мире импортёром древесины. КНР потребляет 55% мирового круглого леса[4] и 37% пиломатериалов. Крупные мировые державы (РФ, США, Канада) конкурируют в плане экспорта леса в Поднебесную, при этом российский лес имеет наименьшую экспортную цену. Это связано со сравнительной простотой доставки леса из России в Китай. К тому же, вырубку леса в России осуществлять легче, чем в странах Северной Америки, как с физической, так и с юридической точки зрения.

В августе 2019 г. глава Минприроды допустил применение крайней меры – полного запрета на экспорт древесины в Китай. Действий по его реализации не ведётся, более того, против этой меры выступили важные организации, такие, как Минпромторг. По словам генерального директора Приморской ассоциации лесопромышленников и экспортеров леса Павла Корчагина, компании КНР готовы и желают сотрудничать с российскими компаниями цивилизованно, согласно правилам и законам.

Действительно, вопреки распространённому мнению, нельзя винить в нелегальных вырубках только представителей КНР. Большинство зон уничтожения лесов находится далеко от государственной границы, так что без участия российской стороны эта деятельность обходиться не может. Заметим, что в вырубке заинтересованы обе стороны, но российская – с точки зрения получения прибыли, а китайская – с точки зрения импорта леса[5]. Наиболее распространёнными схемами являются: А) компания под управлением китайцев арендует территорию у российской компании, на этой территории производится вырубка, и лес отправляется в КНР; Б) вся деятельность на территории РФ осуществляется под управлением российских предпринимателей, которые экспортируют лес сами и получают прибыль, намного более высокую в сравнении с легальным бизнесом. В случае А) на лесопильных территориях встречаются лесорубы из Китая, но они оказываются там ради заработка и с осуществлением «чёрного бизнеса» чаще всего не связаны[3].

В интернете часто встречаются истории про обнаружение в тайге китайских лесорубов. Зачастую им приписывают фразы типа «Здесь всё наше!». Эти явления несут опасность не столько лесам России, сколько её государственности. В Россию направлен значительный поток китайских иммигрантов, в большинстве случаев нелегальных, под тенью туризма[6]. Причин этому несколько: нехватка рабочих мест в КНР (излишек рабочей силы не может себя реализовать), климатические бедствия, перенаселённость в Китае, в то время как на близлежащих территориях России плотность населения крайнее низкая. Во-вторых, большая доля китайского народа убеждена в том, что Сибирские земли – это земли Китая, «временно утраченные территории», по несправедливости живущие под флагом России. Претендовать на эти регионы открытым способом, КНР, разумеется, не может. Поэтому Китай использует различные постепенные стратегии, такие как заполнение земель Сибири своим народом, а также создание компаний в РФ во главе с китайцами (вышеупомянутый пункт А). Очевидно, что КНР испытывает нужду в чистых территориях и ресурсах[6].

Но вернёмся к проблеме лесов. Меры, предпринимаемые сейчас правительством, оказываются неэффективными. По мнению Павла Корчагина, некоторые из таких мер больше вредят легальным лесорубам, чем нелегальным. Так, введены излишние нормы на хранение заготовок, на сроки производства, запрещена вырубка с целью оздоровления леса. Предприятия вынуждены думать не о продукции, а о самосохранении. Что касается наказаний за нелегальные вырубки, то часто под суд отправляются лесорубы и прорабы, а лица ступенью выше (предприниматели, инвесторы, организаторы сбыта) ускользают от ответственности.

Нарушителей предлагается искать не среди лесорубов, а среди заказчиков вырубки, и, что самое важное, покупателей. Ответственность должна наступать не только за рубку леса, но и за приобретение/сбыт древесины. Поэтому патрулировать нужно не только леса, но и рынки сбыта. Стоит учитывать сведения, поступающие от местных жителей. Зачастую жители деревень, неподалёку от которых идёт вырубка, могут сообщать ценную информацию об её организаторах. Также важным элементом являются транспортные сети: железные и автомобильные дороги. Необходимо проверять лесовозы и железнодорожные вагоны с лесом, выяснять, откуда и куда перевозят сырьё.

Особое внимание стоит обратить на границу с Китаем и, в частности, в окрестности г. Маньчжурия. Также неподалёку от Маньчжурии начинается Российско-Монгольская граница, которая, в отличие от Российско-Китайской, не проходит по реке: её легче пересечь. Поэтому допускается транзитное движение в Китай через приграничные к обеим странам районы Монголии. Но и на Российско-Китайской границе, проходящей по реке Аргунь (а затем – по р. Амур) присутствуют мосты, по которым гипотетически возможно нелегальное пересечение. Напоследок отметим возможность использования паромов.

Для мониторинга вырубок лесов возможно использование дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). ДЗЗ позволяет вести наблюдения за всеми районами любого региона, даже очень труднодоступными. Съёмка в видимом и ближнем инфракрасном диапазонах позволяет получать информацию не только о площади лесных массивов, но и о состоянии биомассы, густоте растительности и влажности. Есть масса примеров использования ДЗЗ для контроля природных процессов, происходящих на Земле (например, лесных пожаров). Можно составить базу данных о лесах на территориях проблемных регионов наподобие Иркутской области и постоянно следить за изменениями. При обнаружении процесса исчезновения лесов – передавать информацию в правоохранительные органы для осуществления ими контроля на местах[5]. Таким образом, с помощью ДЗЗ задачу мониторинга лесов можно упростить на порядки.

Проблема нелегальных вырубок в России остро стоит уже много лет. Иркутская область выделяется на фоне остальных регионов очень сильно – сказывается близость Китая. Разумеется, китайская сторона влияет на нелегальные вырубки и в определённой мере может быть в числе главных им причин. Но нельзя винить только Китай в данной проблеме, наоборот, ей очень способствует незаконная деятельность предпринимателей России. Решать этот вопрос нужно не столько урегулированием отношений с Китаем, сколько наведением порядка на лесной бирже РФ. Наводить порядок нужно не только пресечением незаконных вырубок, но и контролем торговли лесозаготовками и пиломатериалами, отслеживанием их транспортировки. Наказывать нужно не только лесорубов, но и арендаторов лесных участков, организаторов перевозки леса и его покупателей. Данную проблему решать очень непросто, но необходимо делать всё возможное для спасения Иркутских лесов.

Литература и источники

  1. Д.Н. Сафонов, А.А. Иванов. Возможные способы лесоэкологической организации утилизации низкосортной древесины в Оренбургской области. // Известия ОГАУ. 2013. № 1 (39). С. 191-195.
  2. Е.П. Кузьмичев, И.Г. Трушина, Е.В. Лопатин. Объемы незаконных рубок лесных насаждений в Российской Федерации //Лесохозяйственная информация. 2018. №1. С. 63-77.
  3. Обзор: «Незаконные вырубки российского леса. Масштаб проблемы и что с этим делать?» // Центр Сулакшина (Центр научной политической мысли и идеологии). URL: http://rusrand.ru/analytics/nezakonnye-vyrubki-rossiyskogo-lesa-masshtab-problemy-i-chto-s-etim-delat
  4. Сунь Синь. Международная торговля древесиной в Китае: современное состояние. // Сборник трудов конференции «Наука и образование: отечественный и зарубежный опыт». Белгород, 21 декабря 2018 г.С. 309-312.
  5. М.И. Тагиев. Формы проявления теневой экономики в лесозаготовительной промышленности и инструменты борьбы с ней. // Известия БГУ. 2018. №4. С. 711-718.
  6. Н.В. Алёхина, Е.С. Ткаченко. Одна из «Секретных» стратегий Китая // Наука, образование и культура. 2019. №4 (38). С. 14-18.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *