Спрут военно-биологических лабораторий США на Украине: тайное становится явным

«Уменьшение биологических угроз» – это маскировка секретных разработок

О поясе военных биолабораторий США, окружающих Российскую Федерацию, были написаны десятки, если не сотни статей – собранная и специалистами, и журналистами информация свидетельствовала о явных угрозах, исходящих от этого «пояса», как странам, где размещены эти лаборатории, так и России. И особое звучание тема американских биологических лабораторий получила после начала специальной военной операции РФ на Украине.

Как известно, биологическое оружие является оружием массового поражения наряду с ядерным и химическим, но его применение, по оценкам специалистов, даёт наибольший эффект: способность поражать людей, животных и сельскохозяйственные растения; гибкость; огромное психологическое воздействие; отсутствие преград для проникновения; разнообразие биологических агентов, наличие инкубационного периода, позволяющего скрыть источник заражения; самораспространение; высокая результативность; дешевизна.

«Многие ещё помнят события осени 2001 года, когда в США рассылались письма с так называемым белым порошком. Расследование показало, что этот террористический акт организован лицами, связанными с военно-биологическими центрами в США. Очень любопытный факт открылся, когда этот «порошок» подвергся исследованию в специализированных лабораториях. Оказалось, что он представляет собой смесь из лиофильно высушенных спор возбудителя сибирской язвы и специального наполнителя, который эксперты скромно назвали какой-то двуокисью кремния. Самая крупная частица, включающая споры в составе этого белого порошка, не превышала размера 3 микрона, а частицы «двуокиси кремния», игравшие роль наполнителя, были вообще субмикронных размеров. Штамм возбудителя сибирской язвы оказался тоже им известным, так как это был их же штамм Ames, способный преодолевать защитное действие коммерческих вакцин и устойчивый к лечению антибиотиками, используемыми в России для лечения сибирской язвы. Белый порошок оказался специальной рецептурой, предназначенной для снаряжения кассетных боеприпасов и при применении способной проникать в глубокие отделы лёгких и вызывать заболевание у человека. Но по условиям Конвенции 1972 года [Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и их уничтожении. – Ред.] таких рецептур и боеприпасов в США быть не должно», – рассказывал несколько лет назад специалист по проблемам биологической безопасности, микробиолог кандидат биологических наук полковник запаса Михаил Супотницкий. По его убеждению, «биологическая военная активность США никогда не прекращалась».

Особую тревогу вызывают биолаборатории, открытые Соединёнными Штатами в странах бывшего СССР. Их деятельность засекречена, в ней напрямую участвуют американцы, лаборатории построены на американские деньги, их курирует Министерство обороны США. На Украине ДО государственного переворота были созданы 15 таких объектов, причём 14 из них – в областных центрах:

– Одесса, 2009 год (Центральная референс-лаборатория [CRL] на базе противочумной лаборатории Украинского научно-исследовательского института им. Мечникова. Специализация – изучение человеческих патогенов. Минобороны США вложило в проект около $3,5 млн);

– Винница, 2010 год (Диагностическая лаборатория на базе областной СЭС, стоимость $1,5 млн, источник денег тот же);

– в 2011 году биолаборатории открылись в Ужгороде (Закарпатская диагностическая лаборатория, $1,9 млн) и Днепропетровске (Диагностическая лаборатория, $1,9 млн и Государственная региональная лаборатория ветеринарной медицины, $1,8 млн), в Симферополе (Крымская республиканская диагностическая лаборатория на базе противочумной лаборатории республиканской СЭС, около $1,9 млн), донор всё тот же – Пентагон;

– в 2012 году две лаборатории были открыты во Львове ($1,9 млн и $1,7 млн), по одной – в Харькове (более $1,6 млн), Киеве (более $2,1 млн), Луганске (около $1,75 млн), Херсоне (более $1,7 млн), Тернополе ($1,75) – также всё профинансировано Министерством обороны США;

– в 2013 году третью биолабораторию получил Львов (на базе Львовского научно-исследовательского института эпидемиологии и гигиены, более $1,5 млн);

– CRL в Мерефе (на базе Харьковского института экспериментальной и клинической ветеринарной медицины) собирались открывать в 2013 году, но из-за протестов местного населения дело тогда отложили. В 30-километровой зоне Харькова американцы планировали исследовать штаммы сибирской язвы, чумы, птичьего гриппа, ящура и других вирусов, делать их более патогенными.

А потом грянул 2014 год. На Украине случился государственный переворот, и тема военно-биологических лабораторий США на Украине с этого момента полностью ушла в тень. После «революции гидности» была полностью ликвидирована санитарно-эпидемиологическая служба Украины, а вся её разветвлённая сеть была передана под нужды биолабораторий США. Это означало, что украинское государство умыло руки и по требованию американцев отказалось от контроля санитарно-эпидемиологической обстановки у себя на территории, предоставив Соединённым Штатам формировать эту обстановку по своему усмотрению и в своих интересах.


Сейчас идёт речь уже о 30 (!) военно-биологических лабораториях США на Украине, но в действительности эта сеть намного шире, поскольку она поглотила СЭС и стала пользоваться её возможностями на местах, в том числе «полевыми».

Нетрудно понять, какую угрозу несёт украинское государство, напичканное биологическими лабораториями – стационарными и «полевыми» – Белоруссии, России, Молдавии, Приднестровью, странам Евросоюза. Тем более что информация о работе этой сети всячески скрывалась.

С 2009 года (год открытия первой биолаборатории в Одессе) на Украине стали возникать эпидемии. Достаточно вспомнить сразивший украинцев вирус свиного гриппа А H1N1.

В 2017 году вдруг «образовалась» вспышка ботулизма, в Киеве и Херсоне люди погибли из-за отсутствия сывороток. В 2012 году «внезапно» жители Украины стали болеть корью, это переросло в эпидемию.

В сентябре 2016 года в Измаиле (снова Одесская область) вспыхнула неизвестная кишечная инфекция, от которой особенно пострадали дети. Буквально за сутки в больницы обратились сотни человек, через два дня количество заболевших перевалило за 400. Причин так и не нашли: сперва местные власти клятвенно утверждали, что анализы проб воды соответствуют санитарным нормам, затем списали чрезвычайную ситуацию в Измаиле на вирусы, которые якобы случайно попали в воду из-за непогоды. В 2016 году вернулся на Украину и «свиной грипп» – заболевание, характеризуемое стремительным развитием атипичной пневмонии.

Украинские медики с ужасом ждали дифтерии, которая тоже то тут, то там давала о себе знать, но пришёл коронавирус.

С 2012 года по Украине стала расползаться АЧС – африканская чума свиней. В Киевской области крупнейший агрокомбинат «Калита» в 2015 году уничтожил из-за АЧС всё поголовье свиней (более 60 000), а за пять лет борьбы с «внезапно» прижившейся на Украине свиной чумой было утилизировано более 100 000 животных. Никакой вакцины и сыворотки от АЧС нет, смертность составляет 100%, любой контакт с больным животным приводит к заражению. Определить источник заражения практически невозможно: вирус АЧС может сохраняться в земле приблизительно 8 месяцев, «жить» 5 месяцев в копчёной колбасе, мясе и сале, более 3-х – в навозе. Шесть месяцев после кремации заражённого поголовья свиней действует карантин, а разводить свиней заново можно только через год после его окончания. Вирус АЧС способен убить не только бизнес в объёме небольшой свинофермы, но и крупное агрохозяйство. Карта распространения АЧС на Украине показывает, что украинская «свиная угроза» плотно примыкала к белорусской, российской и приднестровской границам. Фактически вирус АЧС системно уничтожал целую отрасль сельского хозяйства Украины.

Американский проект «биобезопасности», часть которого широко развёрнута на Украине, – это маневр, цель которого – обойти Конвенцию 1972 года. Военно-биологические лаборатории, по легенде якобы призванные «уменьшать биологические угрозы» в том или ином государстве, на самом деле – это поставленная под контроль Пентагона сеть изучения воздействия вирусов и бактерий на конкретный генофонд, будь то люди, животные или растения. Здесь открывается широчайшее поле деятельности: с помощью патогенов можно влиять на растениеводство и животноводство, управлять локальными и тотальными эпидемиями. В конце 2016 года ЕС запретил Украине ввозить мясо птицы из-за того, что в Херсонской области «вдруг» полыхнул «птичий грипп», причём запрет действовал на всю территорию страны. Экспорт птицы (в основном кур) приносил украинскому птицеводству ежемесячно более $4 млн. Свирепствовал «птичий грипп» на Украине и в дальнейшем, нанося существенный вред целой отрасли.

С помощью СМИ и так называемого экспертного сообщества было сформировано мнение, что разносчиками и АЧС, и «птичьего гриппа» являются дикие особи, что где-то вирусы мутируют и возвращаются уже с новыми свойствами, увеличивающими и ускоряющими летальность поголовья. Что касается людей, здесь достаточно организовать информационный вброс про заражённую воду, гнилые водопроводные трубы, несвежую колбасу или туриста из далёкой страны, который завёз вирус. В том и ценность биологической бомбы, что она невидима, источник заражения установить практически невозможно.

Теперь стало известно, что на Украине США изучали способность летучих мышей и мигрирующих птиц переносить различную заразу.

Никак не получается скрыть очевидное: с тех пор как американские военные принялись опутывать Украину сетью CRL (биолабораторий) с целью «уменьшения биологических угроз», количество и масштаб этих угроз выросли в разы. И теперь уже сама Украина стала биологической бомбой для России и Белоруссии и стран Евросоюза.

Очень показательны слова Виктории Нуланд, помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии: «На Украине имеются учреждения по биоисследованиям, и мы вполне обоснованно опасаемся, что российские войска попытаются взять их под контроль. Мы работаем с украинскими коллегами над тем, как предотвратить попадание исследовательских материалов в руки россиян, если они туда придут».

В США это признание ввергло в шок политиков и журналистов. Ведь если исследования велись с целью декларируемого «уменьшения биологических угроз», то какую опасность представляют «исследовательские материалы»?

Арина Цуканова,
по материалам: Фонд стратегической культуры

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.