Великий Князь Владимир Святославович. Креститель Руси

Князь Владимир Святославович в отечественной истории занимает особое место. Его историческая биография и жизненный путь полны сведениями легендарного характера и до сих пор неразгаданных тайн. Слава о великом русском правителе, Киевском князе Владимире, еще при его жизни разлетелась в разные уголки мира. О нем можно найти упоминания в немецких, византийских, арабских, скандинавских и иных средневековых источниках

Выдающийся государственный деятель, отважный воин и талантливый политик, внесший огромный вклад в объединение русских земель, кардинальным образом изменивший ход отечественной истории, предопределив последующее цивилизационное развитие Руси – России.

Еще при жизни своего отца Святослава он в возрасте 9 лет был приглашен на княжение в Новгород. Именно в Новгороде – колыбели древнерусской государственности начались славные дела молодого правителя, продолженные в последующем им в качестве Великого князя Киевского. Несмотря на свой детский возраст, Владимир обеспечил безопасность северо-западных рубежей Древней Руси и усилил роль Новгорода во взаимоотношениях со скандинавскими и другими странами Северной Европы. Конечно же, во многом это стало следствием поддержки, оказанной ему со стороны его наставника и ближайшего соратника Добрыни, явившегося прообразом былинного богатыря Земли Русской. Но, тем не менее, и заслуги Владимира в этом плане очевидны.

Став Великим князем Киевским, Владимир значительно расширил границы Древнерусского государства, обезопасил его рубежи от набегов и нашествий как с востока – со стороны кочевников, так и с запада – европейских претендентов на русские земли. Его стараниями Древнерусское государство значительно укрепило свои позиции, став одним из важнейших центров мировой политики того времени.

В 988 году князь Владимир принял христианство по греческому обряду – Православие – и  сделал его государственной религией Киевской Руси. Это предопределило цивилизационный поворот не только русской, но и мировой истории. На карте мира появилось государство, ставшее в последующем оплотом и надеждой стран и народов, не приемлющих диктат и порабощение со стороны претендентов на мировое господство. Именно он фактически заложил основы для формирования цивилизационных устоев этого государства – Руси – России. Все это является свидетельством его, безусловно, выдающегося вклада в становление и развитие Древнерусского государства, плоды которого очевидны и в наши дни.

Вполне закономерно, поэтому и то, что в исторических источниках он нередко упоминается, как Владимир Великий и Владимир I. Известен также как Владимир Креститель. В памяти же народной он навсегда останется Владимиром Святым и былинным князем Владимиром Красное Солнышко, героем сказок и преданий о нем, его пирах и богатырях: Добрыне Новогородском, Александре с золотой гривной, Илье Муромце, сильном Рахдае, который один ходил на 300 воинов, Яне Усмошвеце – грозе печенегов и других.

Точный год рождения Владимира Святославича неизвестен, «Повесть временных лет» таких сведений не указывает, но историки пытаются высчитать ее хотя бы приблизительно. Поскольку отец князя, Святослав, родился в 942 году, а старший сын Владимира – в 977-ом, то делается вывод, что приблизительным годом рождения самого Владимира наиболее вероятно является 960-ый.

Столь же не однозначны сведения и о месте рождения Владимира. В исторических источниках отмечается, что таковым являлось село Будятин.

Исходя из этого, на место рождение князя Владимира претендовал ряд населенных пунктов со сходным названием: Будятин, Будатин, Будятычи и другие. Но наиболее обоснованной является версия о том, что родился Владимир Святославич в деревне Будник[1] под Псковом – вотчине Великой княгини Ольги.

Подпись: Часовня в деревне Будник Псковской области на месте, где предпопложительно родился Владимир

Часовня в деревне Будник Псковской области на месте, где предпопложительно родился Владимир

Матерью Владимира Святославича, согласно «Повести временных лет», была дочь «Малъка Любечанина» (т.е. уроженца г. Любеча). Зачастую в источниках фигурирует то, что она была рабыней и, соответственно, рожденный ее сын также был рабом – («робичем» – по-старославянски). Это было неверное и крайне обидное для Владимира прозвище, расплата за употребление которого, непременно настигала обидчика. Таких обид Владимир не прощал, да и вообще в первые годы своего правления он никому ничего не прощал, что стало основанием для формирования образа князя как жестокого воина и правителя. По-видимому, это было оправданно, поскольку и время тогда было такое же жестокое.

Что же касается происхождения его матери Малуши (Малки), то ее статус служанки был вынужденным, обретенным. Она также происходила из княжеского рода и была дочерью древлянского князя Мала, поднявшего восстание против князя Игоря в 945 голу. После поражения восстания древлян судьба их князя Мала не известна, но его дети Малуша и Добрыня были приняты к великокняжескому двору. В последующем Малуша стала ключницей княгини Ольги, т.е. хранительницей мехов, серебра, монет и прочих драгоценностей, а Добрыня вошел в старшую дружину князя Святослава и был одним из его ближайших сподвижников. Именно он, Добрыня Нискинич, стал прообразом второго былинного богатыря после Ильи Муромца – также реального персонажа древнерусской истории.

Ольга, стремившаяся, во что бы то ни стало, обустроить жизнь своего единственного сына Святослава, в том числе семейную, и вернуть его, таким образом, в Киев, узнав о том, что Малуша ждет от него ребенка, была разгневана. А что такое гнев княгини Ольги древляне, да и не только они, знали на собственном опыте. Тем не менее, до крайности не дошло. Летописи рассказывают, что, разгневавшись на свою ключницу, Ольга сослала ее в отдаленное селение Будутину весь. Там и родился мальчик, названный русским языческим именем Владимир – владеющий миром, владеющий особым даром мира, которому и предстояло изменить мир. Когда Владимиру исполнилось три года Ольга, забрала его в Киев и передала на воспитание брату Малуши, воеводе Добрыне. Именно он стал первым другом, защитой, опорой и надежным плечом для Владимира на долгие годы.

Тот факт, что Владимир был рожден от служанки Ольги, длительное время являлось основанием для его дискредитации, а также оспаривания его прав на княжеский престол. Распространенная в историографии характеристика Владимира Святославича как «незаконнорожденного» является поздней модернизацией, не соответствующей правовым нормам Древней Руси раннего средневековья. По славянским обычаям, допускавшим многожёнство и определявшим происхождение по отцу, он обладал теми же правами, что и законные дети. Его же династические права не ущемлялись, о чём свидетельствует и чётко выраженное княжеское имя. Воспитывался он в Киеве, при дворе своей бабки, княгини Ольги. Но еще долго презрительное прозвище «робичич», то есть «сын рабыни», будет преследовать его.

Дальнейшая судьба ключницы Малуши после рождения Владимира, достоверно неизвестна. В ряде источников, отмечается, что прожила она долгую и счастливую жизнь. Так, в частности, в «Саге о йомсвикингах», в которой описываются события конца X века, рассказывается история, будто есть такой король Владимир в земле Гардарике, и есть у него старая мать, которая уже ходить не может, из-за чего ее и носят в креслах. Однако ум имеет крепкий и чистый, а также обладает даром предвидения. Она якобы в большой годовой праздник делает предсказания, которые всегда сбываются[2].

Мальчик подрастал умным, смекалистым, задорным и обладал амбициозным характером. Он прекрасно владел оружием и всегда был вместе со всеми в охоте и сражении. За спинами друзей и ратников не прятался, но и бездумно на смерть не шел. Иными словами, он уже в детском возрасте, показал свои исключительные способности, что стало основанием для принятия князем Святославом решения о направлении его на княжение в Новгород, являвшийся тогда вторым по значимости городом Киевской Руси.

Святослав Игоревич, намеревавшийся перенести столицу Древнерусского государства из Киева в Переяславец (в Болгарии), отправляясь в 970 году в поход, из которого ему уже не суждено было вернуться, решил своими наместниками на Руси сделать сыновей. Ярополк[3], как самый старший был оставлен в Киеве, Олег был направлен в Древлянскую землю, а Владимир – в Новгород.

Очевидно, изначально Святослав не предполагал назначать Владимира, куда бы то ни было. Но все решило Провидение, соответствующее стечение обстоятельств, или – его Величество Случай. В это время в Киеве находилось новгородское посольство, просившее Святослава направить им на княжение одного из своих сыновей. Святослав спросил их насмешливо: «Абы пошел кто к вам?» – то есть разве захочет, кто к вам пойти? И тогда новгородцы, по совету Добрыни, попросили себе на княжение Владимира. Святослав согласился. Так Владимир еще ребенком в 9-летнем возрасте стал новгородским князем и начал свой путь правителя, впоследствии решительным образом повлиявшего на судьбу всей Руси.

Князь Владимир. Юность.
Худ. С.Ефошкин

Наставником Владимира в Новгороде стал его дядя воевода Добрыня. Именно он от имени Владимира управлял Новгородом, а также решал все наиболее значимые вопросы обороны и безопасности этого региона Руси, его отношений с сопредельными странами, сбора дани с подвластных народов и племен и других вопросов государственного управления. То, что своевольный Новгород, возмущавшийся по любому не устраивавшему горожан поводу, в период управления им князем Владимиром и его наставником оставался спокойным, свидетельствовало об их достаточной взвешенной и разумной политике.

Значительно возросло и международное значение Новгорода и его князя Владимира. Так, в частности, скандинавские саги рассказывают о том, как будущий король Норвегии Олаф I Трюггвасон провёл детство и юность в Новгороде. Мать Олафа, Астрид, бежала от убийц мужа Трюггви Олафссона в Новгород к конунгу Вальдемару (Владимиру), у которого служил её брат Сигурд, но по дороге она с ребёнком была захвачена разбойниками в Эстонии. Сигурд, собирая налоги в Эстонии по повелению Владимира, встретил случайно Олафа и выкупил его из рабства. Олаф рос под покровительством Владимира, позже был взят в дружину, где пользовался популярностью среди воинов[4].

Гибель Святослава в 972 году кардинально изменила ход дальнейшей истории Руси. Сыновья стали княжить самостоятельно, но долго троевластие продолжаться не могло. Рано или поздно конфликт должен был произойти. Ярополк, назначенный Святославом в Киев, стремился подчинить своей власти всю Русь, что не устраивало ни Олега, ни Владимира. Дополнительным фактором эскалации напряженности стало соперничество наиболее значимых околовластных группировок: варяжской, возглавляемой Свенельдом – главным воеводой при дворе Ярополка, славянской, сторонники которой ориентировались на Добрыню – наставника князя Владимира и христианской, все больше набиравшей силу при дворе князя Ярополка.

Отношения между братьями все более обострялись, столкновение становилось неизбежным.

Примечательно, что свою негативную роль в этом сыграл печально известный воевода Свенельд, представитель варяжской знати при дворе Киевского князя. Именно он в 945 году во время восстания древлян оставил князя Игоря с малой дружиной среди восставших, что повлекло гибель князя, он же во время возвращения князя Святослава из Болгарии в 972 году убыл с войском в Киев, не оказав ему помощь. И это также явилось одной из причин гибели князя-воина в неравном бою с печенегами.

В этот раз уже не сам Свенельд, а его сын Лют, стал причиной обострения отношений между двумя братьями. В 975 году он оказался в древлянских владениях князя Олега и во время конфликта с окружением князя был убит. С этого времени все помыслы Свенельда были направлены на то, чтобы заставить Ярополка пойти на князя Олега и покарать его за смерть Люта. «Повесть временных лет» приводит слова Свенельда: «Поди на брата своего и захвати волость его». Эти слова он беспрестанно повторял князю. И, наконец, добился своего. В 977 году Ярополк пошел в поход на Олега. Брат пошел на брата, русские войска пошли против русских, началась первая гражданская война в истории Руси и России.

Таким образом, варяг-воевода оказался инициатором братской междоусобицы и в очередной раз негативно повлиял на ход русской истории.

Смерть Олега, Князя Древлянского.
Худ. Т. Шевченко

Вблизи резиденции князя Олега г. Овруча киевская дружина под командованием Свенельда разгромила дружину князя Олега. Сам Олег погиб при попытке укрыться за стенами Овруча, упал с моста во время бегства от киевской дружины и был задавлен в крепостном рву другими воинами и лошадьми.

Согласно летописи, Ярополк сокрушался, узнав о смерти брата, которой не желал. «Смотри, – сказал Свенельду Ярополк над трупом брата, – ты этого хотел»[5]. Маховик братоубийственной войны был запущен. С этого времени распри и междоусобицы будут сотрясать Русскую землю на протяжении столетий.

Владимир, понимая, что и его ждет подобная участь, бежал из своих владений в Скандинавию (Швецию). К тому времени он уже возмужал и обладал сильным характером, большим умом, неукротимой отцовской волей. Бежав в земли варягов, он тем самым восстал против власти своего брата[6].

Таким образом, Ярополк стал правителем всего Древнерусского государства. Но победа над князем Олегом не укрепила, а напротив, ослабила его позиции. Для многих он был виновен в смерти своего брата.

К тому же в этот период стали происходить процессы, не воспринимаемые большинством населения страны.

Так, в частности, с учетом того, что женой Ярополка была пленная гречанка – христианка, в Киеве чрезвычайно активизировалась так называемая «христианская партия» – союз части бояр, купечества, принявшего христианство. В свое время эта партия была разгромлена князем Святославом, когда Киев хотели крестить при княгине Ольге. Но при Ярополке она снова окрепла. О его симпатиях к христианству сообщает известная по выпискам историка В.Н. Татищева «Иоакимовская летопись»: «Ярополк же был муж кроткий и милостивый ко всем, любящий христиан и, хотя сам не крестился народа ради, но никому не запрещал… Ярополк нелюбим у людей, потому что христианам дал волю великую»[7]. При власти «христианской партии» активизировались и иудейские купцы – хазары, занимавшиеся работорговлей и ростовщичеством, закабаляя свободных людей. Все это не могло не вызывать отторжение у большей части населения страны, в том числе и столицы княжества – г. Киева. Таким образом, Ярополк умудрился настроить против себя большую часть населения страны.

Что же касается Владимира, то за годы, проведенные в варяжских землях, состоявших в основном из военных походов, характер конунга Вальдемара, как звали его в Скандинавии, окончательно сформировался. К храбрости и отваге молодого князя добавились целеустремленность и терпение. Владимир ждал своего часа. И дождался. Когда к нему пришли новгородские гонцы с просьбой нанять лучшую дружину и свергнуть киевских наместников, посаженных Ярополком, ответ князя был лаконичен: «Пойдите и скажите моему брату, что Владимир идет на тебя»[8].

Спустя некоторое время во главе наёмного варяжского войска он появился в Новгороде (захваченном к тому времени наместниками Ярополка). А летом 978 года, собрав под своим стягом варяг, славян, чуди и кривичей, он двинулся на Киев. Так началась война между Владимиром и его братом Ярополком.

Много жестокости было проявлено в ходе той войны, как с одной с одной, так и с другой стороны. Не отличался великодушием в тот период и сам Владимир. Наиболее отчетливо это проявилось при взятии им города Полоцка, князь которого Рогволд перешел на сторону Ярополка.

Первоначально Владимир не планировал брать город силой. Для того, чтобы укрепиться в Полоцке, князь решил жениться на дочери полоцкого князя Рогнеде. Но предложение Владимира Рогнеда отвергла, оскорбив при этом и Владимира, и его мать Малушу, и наставника Владимира Добрыню. Её слова «не хочу розути робичича» («не хочу разувать сына рабыни») согласно славянскому обычаю разувания супруга, унизили Владимира и Добрыню. Оскорбление обернулось жестоким возмездием: по совету Добрыни Владимир обесчестил Рогнеду на глазах ее родителей, а затем убил ее отца и двух братьев. Рогнеда была насильно взята Владимиром в жены.

После этого Владимир повёл своё многочисленное войско на Киев. Северяне, древляне и поляне без боя пропустили его войско дальше к Киеву. Ярополк, утративший поддержку народа, горожан и значительной части боярства (язычники ещё преобладали), не сумел собрать большой рати и затворился со своей дружиной в Киеве. Однако он не мог надеяться на поддержку горожан. Во время штурма киевляне могли отворить ворота и впустить Владимира. Поэтому он бежал в город Родню (в устье реки Рось, притока Днепра), который также был осажден войсками Владимира.

По версии летописца, в окружении Ярополка нашелся предатель, воевода Блуд, занявший в его дружине место Свенельда. Именно с ним Владимир вступил в переговоры с тем, чтобы тот уговорил Ярополка прекратить сопротивление. В итоге окружение Ярополка, осознав, что сопротивление неминуемо приведет их к гибели, предало своего князя. Ключевую роль в этом предательстве сыграл сам Блуд, уговоривший Ярополка выйти из крепости на переговоры с Владимиром. Ярополк согласился, о чём Блуд известил Владимира: «Сбылась мысль твоя, приведу к тебе Ярополка: приготовься убить его»[9]. Один из верных Ярополку дружинников Варяжко отговаривал его от этого шага, уверяя в том, что его ожидает гибель, предлагая при этом бежать к печенегам и вместе с ними идти на Владимира. Но Ярополк не послушал своего преданного слугу и пришел к Владимиру. Там его убили («подняли на мечи») варяги. Примечательно, что следовавший за Ярополком Блуд[10] закрыл двери, не дав дружинникам Великого князя войти за ним.

Так трагически закончились правление и жизнь Великого князя Ярополка, развязавшего братоубийственную войну и ставшего в конечном итоге ее жертвой.

Добавив к своему войску дружинников Ярополка, Владимир вошел в Киев и стал единовластным правителем Руси.

К этому времени у него уже было достаточно своих воинов, что давало возможность отказаться от помощи варягов. Нанятые варяги повели себя как завоеватели и потребовали, чтобы на завоеванный Киев, раз он не был по обычаю того времени отдан им на разграбление, была наложена непомерная контрибуция – по две гривны человека. Не имея требуемых денег и не собираясь отдавать Киев на разграбление, Владимир запросил месячной отсрочки. За этот срок он успел выбрать из среды варягов «мужей добрых, умных и храбрых» и отправил их наместниками и воеводами в различные города, тем самым заручившись поддержкой наиболее влиятельной части наемников. А остальных, умевших лишь мечом добывать себе средства к существованию и обиженных за неполучение выкупа, отправил искать счастья в Византию, предупредив при этом императора: «Вот идут к тебе варяги. Не вздумай держать их в столице, иначе наделают тебе такого же зла, как и здесь, но рассели их по разным местам»[11].

Тем самым Владимир решил две чрезвычайно значимые задачи: помог византийскому императору, предоставив ему хорошо вооруженную, обученную и готовую к сражениям группировку воинов, а с другой, – избавил Землю Русскую от пассионариев, которые ничего, кроме ведения войны, грабежа и разбоев, не умели и не хотели уметь делать.

Это был чрезвычайно знаковый поступок, демонстрировавший, что к власти пришел не просто правитель, опирающийся на военную силу наемников, а государь, главной задачей которого становилось обеспечение безопасности своих соотечественников, в том числе и от наемников, нанятых им для завоевания власти. Освободившись от наемников и сделав ставку на дружину, сформированную из представителей племен и народов, входивших в состав Киевской Руси, князь приступил к упрочению основ государственной власти.

Владимир, также как и его отец, князь Святослав, был убежденным язычником. Став Великим князем над Киевом и всей землей Русской, Владимир понимал, что победа его свершилась в большей степени потому, что языческие племена и народы Руси были недовольны Ярополком, вследствие проводимой им политики преференций христианам. Поэтому с целью закрепления своей легитимности Владимир принял меры по укреплению позиции языческой религии, являвшейся для большинства населения страны, освещенной вековыми традициями, и придания ей большей значимости в политической жизни страны.

С этой целью он, согласно летописи, приказал поставить неподалеку от княжеского терема, на холме, новые деревянные статуи богов во главе с Перуном – покровителем дружины и ее предводителя-князя. Голова громовержца была серебряной, а усы золотые. Рядом с Перуном были установлены славянские кумиры Даждьбог и Стрибог, Хорс и Симаргл, возможно, иранского происхождения, а также единственный женский идол – Мокошь. Внизу, на берегу Днепра, на киевском Подоле, стоял Велес – покровитель всей остальной Руси.

Владимир, таким образом, объединил богов, которым поклонялись различные племена, входившие в состав Киевской Руси или принятые князем на службу. Тем самым он попытался создать общий языческий пантеон, чтобы упрочить единство государства.

Главным божеством в этом пантеоне был Перун, изваяния которого были установлены не только в Киеве, но и во всех наиболее крупных древнерусских городах и, прежде всего, в Новгороде – второй столице Руси того времени. Здесь процессом утверждения культа Перуна руководил наместник князя и его наставник Добрыня.

Введение единого для всей страны государственного культа Перуна должно было олицетворять единство Древнерусского государства, главенство Киева и Киевского князя[12].

Утверждение религии в качестве идеологической основы было крайне необходимым, но все же недостаточным для утверждения Владимира во власти.

Право на власть следовало подтверждать воинскими успехами, обеспечением безопасности и интересов государства. Тем более, что следствием неурядиц и междоусобной борьбы стало ослабление и даже полное прекращение даннической зависимости от Киева ряда восточнославянских племен, а также появление комплекса внешних угроз.

Поэтому первые годы киевского княжения Владимира Святославича исторические источники отображают как цепь военных предприятий, направленных на восстановление такой зависимости и укрепление положения Киевской Руси в системе международных отношений того времени.

Важнейшим направлением его военно-политической деятельности стало восстановление единства Русской земли, поскольку в годы междоусобной войны некоторые племена отказались подчиняться Киеву. Три года, начиная с первого похода в 981 году, потребовалось Владимиру, чтобы подавить сопротивление восставших племен и снова включить их в состав Руси. Причем против вятичей он провел два похода.

В 981 году (по другой версии, исходящей из более ранней даты вокняжения Владимира – 979 году[13]) Владимир отправляется в поход на Волынь, которая была захвачена Польшей – новым славянским государством в Восточной Европе, которое возглавил его основатель князь Мешко I из династии Пястов. Объектом раздора стали пограничные земли так называемой Червоной Руси в районе Закарпатья. В результате Владимир отвоевал эти старинные славянские земли с городами Червень, Перемышль и некоторыми другими. Главным опорным пунктом Руси на западных границах стал Владимир Волынский, основанный Киевским князем и превращенный в сильную крепость. Этим походом начались многочисленные войны для укрепления и расширения границ Древнерусского государства. В 982 году князь Владимир отправился в Карпаты, где сумел покорить племена хорватов.

Подчинив, будучи новгородским князем, Полоцкое княжество на Западной Двине, Владимир получил тем самым возможность начать наступление на литовскую Пруссию. В 983 году Киевский князь покорил литовское племя ятвягов и установил контроль над Судовией, что открывало путь к Балтике.

В 984 году состоялся его поход на радимичей. Отправившись за Днепр, Владимир послал впереди себя воеводу по прозвищу Волчий Хвост. В битве на речке Пищане воевода разгромил ополчение племени. Именно тогда, по всей видимости, и родилась поговорка: радимичи Волчьего Хвоста бегают.

В следующем, 985 году, Владимир воевал с «болгарами». Некоторые исследователи идентифицируют их с дунайскими болгарами, однако согласно «Памяти и похвале» противником Владимира были «серебряные», то есть волжские булгары[14].

Поход князя Владимира Святославича на булгар (985). Радзивилловская летопись.

Одержав победу, Владимир заключил с булгарами мир на выгодных для Руси условиях. В том же 985 году он обложил данью Хазарию. Позже, в 988 году, Владимир покорил земли Таманского полуострова и посадил своего сына Мстислава (Храброго) на княжение в Тмутаракани. В этот же период были совершены и другие успешные походы против поляков, белых хорватов и снова волжских булгар.

Череда военных побед и успешных походов свидетельствовали о возросшем военно-политическом потенциале Руси, ее способности обеспечивать свою безопасность и интересы на сопредельных территориях. Но в то же время была очевидна и уязвимость Древнерусского государства от внезапных набегов кочевников и, особенно, печенегов, появившиеся в южнорусских степях за 100 лет до этого.

Бой русичей с печенегами. Худ. Е. Емельянов

В описываемое время многочисленные орды печенегов контролировали все северное побережье Черного моря. Они перерезали дорогу по Днепру, и лишь при большой вооруженной охране купеческие караваны могли плыть на юг. В свое время предки Владимира, князь Игорь и князь Святослав, не только смогли обеспечить безопасность русских рубежей от набегов печенегов, но и держать их в повиновении. После смерти Святослава печенеги вновь обрели уверенность в своей безнаказанности. Это потребовало принятия мер по укреплению пограничных рубежей и предотвращению их внезапных нападений.

В рамках решения этих задач князь Владимир первым в русской истории приступил к строительству системы укреплений на южных притоках Днепра – «засечной черты» и строить укрепленные города на направлении возможных нападений кочевников. Первые укрепленные города были сооружены на Десне, располагавшиеся на подступах к Чернигову, севернее Киева, на левом берегу Днепра. Позднее пограничная линия была отнесена на реку Трубеж. Среди построенных тут городков самым крупным был Переславль. В дальнейшем было начато строительство укреплений на реке Суле в 100 – 130 километрах к югу от Переславля. На Правобережье крепости были сооружены на реке Стугне в 40 – 50 километрах от Киева.

Также были построены протянувшие на километры укрепленные линии – «валы» высотой около 3,5 – 4 м, окруженные глубоким рвом. Таким образом, была построена линия оборонительных сооружений. Четыре линии включали, помимо крепостей, валы с частоколом, протянувшиеся между городками. Крепости располагались в 15 – 20 километрах друг от друга и находились, как правило, у бродов, на берегу рек, впадающих в Днепр, чтобы препятствовать переправам печенежской конницы. В глубине этих линий князь построил город-крепость Белгород, который стал местом сбора всех русских сил во время нашествия печенегов[15].

Сторожевая башня и сигнальный огонь

Для предупреждения об опасности Владимир ввел систему светового оповещения. На высоких холмах или специально насыпанных курганах стояли сигнальные башни. Оттуда был обзор на многие километры. Как только вдали над степью появлялась дымка, это означало: конница печенегов идет на Русь. В тот же момент на башне зажигались сигнальные огни, которые видны были на большом расстоянии. Такие сигналы быстро передавались от одной башни к другой, и уже через некоторое время в Киеве знали о приближающейся опасности[16].

Решение одной задачи влекло за собой и необходимость решения другой – наполнения этих укрепленных городов воинами, способными отражать нападения на Русь. С этой целью князь Владимир, как повествует летопись, «стал набирать лучших мужей от славен, и от кривичей, и от чуди, и от вятичей, и ими населил города»[17]. Речь шла о привлечении в построенные города-крепости смелых и опытных воинов со всей Руси. Вся их жизнь состояла из постоянных сражений со степняками, смелых военных подвигов. Именно с этим связывается проявление феномена русских богатырей, стоявших на страже Земли Русской и оберегавших ее вражеских нападений. О них и их подвигах складывались легенды, песни, сказания. Тогда же начал складываться и былинный героический эпос об Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше (Александре) Поповиче – реальных персонажах русской истории того времени. В этих легендах и былинах и самому Владимиру уделяется большое внимание. Именно тогда в народном фольклоре стал складываться образ Князя Владимира – «Красно солнышко», управлявшего Древнерусским государством «правдою, мужеством и разумом».

Оборона Руси при Владимире стала поистине государственным делом, общим для всех населяющих Русь племен и народов.

Первое десятилетие своего княжения Владимир, опираясь на боярскую верхушку и военный совет дружины, употребил на создание органов управления городами и землями своего обширного государства, на укрепление военной и экономической основы власти. Сыновья Владимира стали его наместниками в наиболее крупных городах и землях. Суд и управление переходили к киевским наместникам, которым подчинялась местная верхушка. Создавались новые крепости, становившиеся новыми административными центрами. Это способствовало превращению слабо связанных племенных территорий в единое государство с единой системой управления, подчиненной единому главе – Киевскому князю.

Но решение этих задач влекло за собой необходимость решения и других, закладывавших основы дальнейшего перспективного развития страны.

988 год – рубежный год в русской и российской истории – год судьбоносного выбора князем Владимиром государственной религии – Православия. Вопреки различного рода легендам и художественным вымыслам, решение это было не спонтанным и не под влиянием каких бы то ни было внешних или внутренних факторов. Это был осознанный выбор. Владимир, несмотря на приверженность старославянским верованиям, тем не менее, понимал, что время героической языческой старины уходит. Общим направлением цивилизационного развития того времени стало принятие народами и государствами одной из четырех мировых религий: буддизма, ислама, иудаизма и христианства.

Выбор веры князем Владимиром.
Худ. А.Ю. Филатов

Для того чтобы утвердить Русь в качестве полноправного участника системы международных отношений того времени, необходимо было принять одну из мировых религий. Поэтому уже с 986 года при дворе князя Владимира был начат процесс обсуждения выбора религии – веры.

По всей видимости, принятие христианства по греческому обряду было предрешено в ходе обсуждений со своим окружением: старшей дружиной (воеводами) и сформировавшейся уже тогда при нем боярской думой. Тем не менее, князь Владимир, прежде, чем принять окончательное решение посчитал необходимым изучить особенности вероисповедания и других конфессий, по крайней мере, ислама, иудаизма и римско-католического обряда христианства.

Согласно «Повести временных лет», выбирая веру для Киевской Руси, Владимир вел беседы с представителями этих конфессий. Первыми, как повествует летопись, к князю с предложением принять их веру пришли волжские булгары, исповедовавшие ислам. «Князь, – сказали они, – ты, кажется, мудрый и сильный, но не знаешь истинного закона; уверуй в Магомета и поклонись ему». Расспросив об их законе и услышав об обрезании младенцев, запрете вкушать свинину и употреблять вино, князь отказался от мусульманства. Свой отказ он мотивировал фразой впоследствии ставшей крылатой: «Руси есть веселие пить, не можем без того быть»[18].

Затем пришли немцы-католики и заявили: «Мы присланы к тебе от папы, который велел сказать тебе: “Вера наша есть истинный свет”…». Но Владимир ответил: «Ступайте назад, ибо наши отцы этого не приняли». В Киеве еще хорошо помнили о великом посольстве во главе с гордым и строптивым рыцарем-епископом Адельбертом, которое прислал в 960 году германский король Оттон I. Епископ пытался склонить княгиню Ольгу к согласию встать под покровительство германского короля и католической церкви[19]. Присутствовавший на церемонии приема посольства и на переговорах Святослав сын Ольги был вне себя от гнева из-за высокомерных ультимативных предложений католического посольства. Поэтому он прервал переговоры и приказал Адельберту вместе с посольством немедленно убраться из пределов княжества, что те и поспешили сделать. Владимир напомнил об этом инциденте посланцам папского Рима, чем окончательно закрыл вопрос распространения католичества на Руси.

Столь же неудачной оказалась и миссия проповедников иудаизма. В ответ на описываемые преимущества, Владимир задал вопрос: «Скажите мне, где ваша родина?». На это иудеи честно ответили: «Родина наша в Иерусалиме, но Бог, разгневавшись на наших отцев, рассеял нас по разным странам, а землю нашу отдал во власть христиан». Вывод Владимира был заключен в его словах: «Как же вы иных учите, а сами отвергнуты Богом и рассеяны? Если бы Бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?»[20].

После этого, как отмечает летопись, в Киеве появился греческий философ. История не сохранила его имени, но именно он своей речью о Православии смог произвести на князя Владимира сильное впечатление. Философ рассказал князю о Священном Писании Ветхого и Нового Завета, о рае и аде, об ошибках и заблуждениях других вер. В заключение показал картину Второго пришествия Христова и Страшного суда. Пораженный этой картиной, Великий князь произнес: «Благо тем, которые стоят направо, и горе стоящим налево». Философ же на это ответил: «Если хочешь стать по правую сторону, то крестись»[21].

Обращение Владимира в христианство.
Худ. Г. Седов.

Согласно летописи, Владимир был уже готов принять Православную веру от греков, но, тем не менее, направил в различные страны посольства с тем, чтобы они сравнили религиозные обряды.

Посетив религиозные службы мусульман и латинян, послы князя Владимира прибыли в Константинополь, где в соборе Святой Софии присутствовали на богослужении. В буквальном смысле они были очарованы красотой богослужения, что по их словам свидетельствовало о святости и торжественности обрядов, а также о том, что греческое богослужение лучше, чем все остальные.

И когда Владимир на очередном своем совете привел все эти аргументы, то бояре ему заметили: «Если бы закон греческий не был лучше всех, то бабка твоя княгиня Ольга, мудрейшая из всех людей, не приняла бы его». «Где же нам принять Крещение?» – спросил князь. На что бояре ему ответили: «Где тебе любо»[22].

Крещение предполагало участие в этом процессе греческих православных священников, а также представителей органов государственной власти Византийской империи. В этой связи Владимиру крайне важно было не допустить политической зависимости Руси от Византийской империи на почве Крещения. Именно поэтому он не торопил события. В конечном итоге Провидение само создало благоприятные для Крещения Руси условия.

В этот период (в 987 году) Византийскую империю сотряс мятеж. Влиятельный полководец Варда Фока объявил себя императором, увлек за собой многочисленное войско и осадил Константинополь. Ввиду смертельной угрозы, императоры Василий и Константин обратились за помощью к Киевскому князю, в рамках подписанного еще с князем Игорем договора о взаимопомощи.

Владимир согласился оказать помощь, но за это потребовал неслыханное вознаграждение – родственную близость с византийскими императорами, а именно брак с их родной сестрой принцессой Анной. Для тех времен это было уникальным исключением из династических правил Византии.

В Константинополе ради спасения империи вынуждены были согласиться, но обусловили это встречным условием: князь примет Крещение и вступит с принцессой Анной в брак по православному обряду. Владимир, будучи подготовлен всеми предыдущими событиями, согласился.

По приказу князя зимой 988 года у города Хрисополь шеститысячный отряд русских воинов нанес сокрушительный удар мятежникам. Бунт был подавлен. Варда Фока погиб.

Выполнив свои обязательства, Владимир напомнил Византии об обещании. Но император Василий II не склонен был исполнять обещанное, поскольку этот династический брак, по его мнению, слишком уж возвышал Русь. Тогда князь Владимир предпринял поход на Корсунь (Херсонес), являвшийся оплотом Византии в Крыму.

Осада Корсуни князем Владимиром.
Худ. И.Я. Белов

Зимой 988 года Херсонес был осажден русскими войсками. Несколько раз русские войска безуспешно штурмовали крепость. Не сумев взять город, Владимир приказал начать его осаду.

Неизвестно сколько продолжалась бы осада, поскольку князь Владимир был настроен решительно. Прибывшей к нему на переговоры делегации осажденных он заявил, что готов осаждать город и три года, если понадобится. Но осаждать столь длительный период Херсонес не пришлось. В один из дней, согласно Повести временных лет, из крепости была выпущена стрела с пергаментом, в котором говорилось о том, что невдалеке от лагеря есть колодец, который питает херсонцев водой. После этого, по приданию летописцев, князь Владимир сказал: «Если сбудется – крещусь!». Он приказал копать в указанном месте. Труба была найдена и разрушена. Жажда заставила жителей Херсонеса сдаться, что позволило захватить город[23].

Императорам Василию и Константину князь Владимир послал весть, что если они не отдадут ему сестру в жены, то он пойдет на Константинополь. Это стало достаточно весомым аргументом для принятия ими решения об исполнении обещанного. Принцесса Анна была направлена в Херсонес.

Крещение князя Владимира.
Худ. В.М. Васнецов

Согласно «Корсунской легенде», князь при­нял кре­ще­ние в за­хва­чен­ном им г. Кор­сунь (Херсонесе), цен­тре ви­зантийских вла­де­ний в Кры­му в 988 году, там же со­стоя­лось бра­ко­со­че­та­ние Вла­ди­ми­ра с се­ст­рой ви­зантийских им­пе­ра­то­ров Ва­си­лия II и Кон­стан­ти­на VIII Ан­ной. Крещение в Корсуни (Херсонесе) князя Владимира дружиной было началом крещения всей Русской Земли!

По возвращении в Киев князь Владимир собрал 12 своих сыновей и, подготовив их к принятию Православия, крестил в источнике, навсегда получившим название Крещатик. Затем Владимир приказал приступить к массовому крещению. Крещение киевлян происходило в водах Днепра корсунскими священниками.

Перед этим князь Владимир приказал везде сокрушать статуи языческих богов: одни были сожжены, другие изрублены. Статую же главного языческого божества Перуна с серебряной головой и золотыми усами было приказано, привязав к хвосту лошади, стащить в Днепр, молотя палками для публичного поругания, а затем провожать до порогов, чтобы никто не мог вытащить и взять его. Там идолу привязали камень на шею и утопили. Таким образом, как выражается летопись, кануло в воду русское язычество. Страна стояла на пороге принятия не только новой веры, но и нового этапа своего цивилизационного развития.

Крещение Руси.
Худ. А Кившенко

В Киеве крещение народа прошло сравнительно мирно, в то время как в Новгороде, против князя, ниспровергавшего старых богов, поднялось восстание, которое дяде Владимира Добрыне пришлось подавлять силой. После Киева и Новгорода Крещение приняли жители Смоленска, Полоцка, Турова, Пскова, Луцка, Владимира Волынского, Чернигова, Курска, Ростова Великого и других русских городов. В целом, христианизация Руси проходила достаточно мирно.

Русь стала одной из митрополий Константинопольского патриархата. В Киеве была учреждена епархия. Епархии были учреждены также в Новгороде, Переяславле, Чернигове и Белгороде Киевском.

Владимир, получивший в крещении имя Василий, деятельно занимался вопросами распространения веры. Во все свои земли князь направил священников и просветителей, которые были призваны распространять новую веру на Руси.

В рамках этого процесса по всей Руси началось массовое строительство каменных храмов и соборов. С первых веков христианства ведет начало обычай воздвигать храмы на раз­валинах языческих святилищ или на крови святых мучеников. Следуя этому правилу, святой Владимир построил храм святого Василия Великого на холме, где находился жер­твенник Перуна, и заложил каменный храм Успения Пресвятой Богородицы (Де­сятинная церковь) на месте мученической кончины святых варягов-муче­ников (Федора и Иоанна).

Десятинная церковь в Киеве.

Строили церковь мастера из Византии. Десятинная церковь строилась, скорее всего, по образцу Фаросской церкви при Большом императорском дворце в Константинополе, куда любила ходить на молебны Анна. И хотя ни Фаросская, ни Десятинная церкви не сохранились, археологам удалось воссоздать их внешний вид. Церковь длиной 27 метров и шириной 18 была увенчана пятью большими куполами. Ее украшали фрески и мозаики из разноцветного стекла, а также яшмы. Из-за обилия мрамора на полу и возносящихся ввысь колонн с резными капителями современники именовали Десятинную церковь «мраморяной»[24]. Помимо этого, шло строительство и других церквей и не только в Киеве. Под строительство церквей и монастырей Владимир выделял значительные средства и земельные угодья, а в самой Византии приобрел для русских монахов скит на горе Афон.

Но не только строительством церквей ознаменован этот период в деятельности князя Владимира. По его указанию были построены каменные укрепления вокруг Киева. Тогда же начинается и масштабное каменное строительство по всей Руси. Помимо этого были заложены и новые города Владимир (990 год), Белгород (991 год), Переяславль (992 год) и другие.

Реформы Владимира набирали силу целенаправленного движения – одно новшество вызывало к жизни другое.

Принятие христианства способствовало укреплению государственных институтов, вело к национальной консолидации и к развитию культуры, содействовало развитию зодчества и живописи в средневековых её формах, проникновению византийской культуры как наследницы античной традиции.

Важнейшим этапом стало принятие новых законодательных актов применительно к сложившейся политической реальности. Основу новых правовых норм составил древнерусский перевод «Эклог» – византийского свода законов VIII века, в котором говорилось о наказаниях разбойников смертной казнью и членовредительскими мерами. Владимир ввёл такие же меры. Но после принятия таких норм в казну перестали поступать штрафы. Тогда Владимир отказался от принятых введений и стал жить «по устроению отню и дедню»[25]. К этому периоду относится и введение «Устава Владимира» или «Церковного устава», в соответствии с которым в сфере церковного суда оказалось брачное и семейное право, преступления против нравственности, ведовство, суд над так называемыми церковными людьми и др.

Особенно важным было распространение письменности и книжной традиции. Именно после крещения Руси возникли первые памятники древнерусской письменной культуры. Тогда же в Киеве и других крупных городах стали создаваться училища, в которых детей учили читать и писать с помощью священных книг, переведенных еще в IX веке Кириллом и Мефодием на славянский язык.

“Книжное научение”.
Худ. А. Максимов

Причем образование было строго обязательно. Меры Владимира Святославича в этом отношении напоминают аналогичные шаги Петра I: князь насильственно отбирал детей знати («нарочитыя чади»), чтобы отдать их «на учение книжное»[26]. Учителями выступали не столько византийцы, сколько болгары, в том числе учившиеся на Афоне. В итоге уже через поколение на Руси выросли замечательные мастера слова и знатоки литературы, такие как один из первых русских писателей митрополит Иларион. Князь Владимир, таким образом, задолго до Петра I и И.В. Сталина осуществил культурную революцию в России, давшую свои плоды в виде выдающихся мыслителей и творцов древнерусской науки и искусства.

Сребреник великого Киевского князя Владимира

Еще одним проявлением нового государственно-политического самосознания княжеской власти в лице Владимира после его Крещения стала чеканка в Киеве золотых (златников) и серебряных (сребреники) монет. При этом выпуск древнерусских монет преследовал в основном политические цели и стал дополнительным свидетельством утверждения суверенитета Владимира как христианского государя.

На большинстве монет Владимира изображён князь, сидящий на престоле, и надпись: «Владимѣръ на столѣ» (Владимир на престоле); есть варианты, в частности, на некоторых вариантах сребреников указано имя святого Василия, в честь которого Владимир был назван в крещении. Златники и сребреники стали первыми монетами, выпущенными на территории Руси. Именно по монетам и сохранилось изображение князя, с небольшой бородой и усами, а также герб Рюриковичей – падающего на добычу сокола[27].

Согласно летописям, у князя Владимира произошла разитель­ная перемена его собственной жизни, его духовно-нравственного сос­тояния. Из страстного, гордого язычника он переродился в целомудренного, необычайно милосердного и доброго человека.

До принятия христианства на Руси было распространено многоженство, которое приветствовалось в обществе, поскольку свидетельствовало о силе и мощи правителя. У Владимира было 5 законных жен, помимо этого исторические источники приписывают ему множество наложниц[28]. После крещения князь освободил от супружеских обязанностей всех своих языческих жён и наложниц.

Единственной его женой и сподвижницей во многих начинаниях стала княгиня Анна. Во многом благодаря именно ее деятельности, на Руси получила распространение благотворительность. По настоянию княгини Анны в Киеве и других городах Руси стали учреждаться больницы и богадельни, обеспечиваться питание неимущих. Она же убедила Владимира приобрести скит для русских монахов на горе Афон. От Анны пошла на Руси и мода на украшения из стекла. Важнейшей миссией Анны стало просветительство. Ее стараниями создавались специальные училища для обучения русских священников. Иконы и церковная утварь, привезенные Анной из Византии, стали эталоном для копирования их русскими живописцами и ремесленниками.

Пир богатырей у ласкового князя Владимира.
Худ. А. Рябушкин

Сам же Великий князь Киевский Владимир, несмотря на принятие христианства, тем не менее, не утратил традиционной славянской весёлости. Он всё так же любил пиры и празднества, но теперь они стали устраиваться в дни больших христианских праздников.

В такие дни с князем и его дружиной пировали не только знатные и богатые люди, но и простые горожане. Двери княжеского терема, как говорится, были открыты для всех. Для тех же, кто не мог явиться на княжий двор, еду и питьё привозили. Везли хлеб, мед, рыбу и даже квас в бочках. Его доброта и милость были безграничны. Именно поэтому он и вошел в историю с прозвищем, данным ему русским народом, – «Красное солнышко». Сами же пиры князя Владимира обрели легендарный характер. Их описание вошло в сказания, былины и легенды.

У доброты и великодушия князя Владимира была, однако, и обратная сторона. С принятием христианства на Руси была отменена смертная казнь. Примечательно, что в просвещенной и толерантной Европе к ее отмене пришли только лишь в конце XX столетия. В настоящее время это преподносится как величайшее достижение европейской цивилизации. Думается, что подобного рода утверждения, по крайней мере, неверны и основаны на незнании или нежелании знать того, что за 1000 лет до этого на Руси смертная казнь была отменена решением Великого князя Киевского. Против этого чрезмерно великодушного шага Владимира выступили даже священники, по словам которых, князь «поставлен Богом на казнь злым, а добрым на милование. Должно карать преступника, но только с рассмотрением»[29]. Великий князь поначалу прислушался, но потом, посоветовавшись с боярами и городскими старцами, всё же установил наказывать преступников вирой (штрафом)[30].

Крестив Киевскую Русь, князь Владимир тем самым на многие годы вперед определил ее духовные и политические ориентиры. При этом князь продолжал оставаться победоносным полководцем, мужественным воином, муд­рым главой и строителем государства.

Принятие христианства имело значительные последствия. Оно способствовало усилению международного престижа Руси, дальнейшему укреплению и расширению уже традиционных связей с Византией, расширению контактов с южнославянским миром и странами Запада.

Наиболее плодотворно развивались отношения с Византией, приобретшие характер союзнических. Результатом этого стало то, что был пересмотрен навязанный Святославу Договор, ущемлявший интересы Руси на Черном море. По новому Договору к Руси перешла непосредственная власть над Керченским проливом и прилегающими землями. Византия, таким образом, признала суверенитет над этими территориями (Тмутараканское княжество) Киевской Руси. Черное море опять по факту стало Русским.

С другой стороны, союз с Византией обусловил участие русских войск в болгаро-византийской войне в 90-х годах X века. На рубеже первого тысячелетия, в 1000 году, сам Владимир принял участие в походе на дунайскую Болгарию, а шесть тысяч его войска сражались на стороне Византии с Арменией.

Поход Владимира Святославича в 992 году к русско-польскому пограничью, закреплял приобретения прикарпатских территорий, сделанные здесь еще в 982 году. Необходимость данного похода была обусловлена обозначившимися притязаниями нового руководства Польши (короля Болеслава) на русские земли в Закарпатье.

В течение ряда лет польский король Болеслав I пытался воевать с Владимиром, пока, наконец, в 1008 году не был заключён мир, подкреплённый династическим браком между сыном киевского князя Святополком и дочерью Болеслава. Лишь на закате жизни Владимира, в 1013 году, Болеслав посмел в очередной раз пойти на Русь. Но данная военно-политическая акция, по мнению историков, была обусловлена стремлением использовать конфликт между князем Владимиром и его сыном (пасынком) князем Святополком[31] в своих интересах. Причем этот поход Болеслава был скоординирован с вторжением на Русь печенегов.

В целом, отношения с европейскими государствами того времени носили дружественный характер. Как отмечает летопись, Владимир Святославич «жил в мире с окрестными князьями – с Болеславом Польским, и со Стефаном Венгерским, и с Андрихом Чешским»[32]. Речь, таким образом, шла о мирных отношениях с монархами Польши – Болеславом, Венгрии – Стефаном I (Иштваном), Чехии – Олдржихом (Андрихом).

В отличие от отца, Святослава Игоревича, князь Владимир чаще использовал дипломатию и при осуществлении вторжений в чужие земли предпочитал не заводить войска глубоко в территорию противника, как результат – итоги его внешнеполитических действий были более стабильны, чем у отца. Киевская Русь при князе Владимире, таким образом, достигла расцвета и ее влияние рас­пространилось далеко за ее пределы.

Лишь бесконечные набеги печенегов вынуждали Владимира периодически браться за оружие. Начиная с 990 года, эти набеги обрели характер системной военно-политической угрозы. В 992 году печенегами был осажден Переяславль, в 993 и 996 – произошли битвы у Василева, в 997 году – печенеги уже напали и осадили Киев. Помимо этого, крупными были также вторжения печенегов на Русь в 1001 году и в 1013 году – скоординированный с поляками набег. Сражения с печенегами – «рать велика без перестани» – продолжались до самой кончины Владимира Святославича.

Таким образом, именно кочевники и их набеги составляли главную проблему безопасности рубежей Руси. Поэтому Владимир основное внимание в этот период сосредоточил на укреплении границ государства.

Змиевы валы. Современная реконструкция.

Для обороны от печенегов был построен ряд крепостей по южному рубежу Киевской Руси, а также сплошная стена на земляной насыпи, так, называемые «Змиевы валы», сохранившиеся вплоть до настоящего времени. По южным и юго-восточным границам Руси, на правой и левой стороне Днепра, выведены были ряды земляных окопов и сторожевых «застав», чтобы сдерживать нападения кочевников. Большие города были устроены по-военному, образовали каждый цельный организованный полк, называвшийся тысячей, которая подразделялась на сотни и десятки. Тысячей командовал выбиравшийся городом, а потом назначаемый князем тысяцкий, сотнями и десятками также выборные сотские и десятские. В крупные города были направлены его сыновья. Подступы же к городам охранялись богатырскими заставами. В числе былинных богатырей, защищавших рубежи Руси, были и реальные исторические персонажи Илья Муромец и Добрыня Нискинич.

Укрепив, таким образом, Русь, обеспечив ее безопасность, внутриполитическую стабильность и эффективность в управлении, Владимир полагал необходимым сохранить благополучное развитие страны, предотвратить междоусобицу и раскол Руси после завершения своего жизненного пути.

С этой целью, как свидетельствуют источники, Владимир в последние годы своей жизни намеревался провести реформу престолонаследия с тем, чтобы была возможность назначить преемника. Необходимость этого выбора была обусловлена тем, что от различных жен у Владимира было 12 сыновей. Причем старшие, Святополк и Ярослав, несмотря на все преференции, полученные ими от Владимира, относились к нему хотя и с почтением, но явно показным и неискренним. И тот, и другой были воспитаны отвергнутыми женами Владимира. Матерью Святополка была Ирина, бывшая до этого женой Ярополка, а Ярослава – Рогнеда, так и не простившая Владимиру свое бесчестье и гибель близких родственников.

К тому же Святополк тяготел к полякам, а Ярослав – к варягам. Более того, в 1014 году Ярослав пошел на открытую конфронтацию с отцом, отказавшись платить дань Киеву. Это было, по сути, проявлением средневекового сепаратизма или точнее феодализма, начинавшего поражать в тот период европейские страны. Владимир видел отношение этих своих сыновей к нему и понимал, что доверять им Русь он не может.

Выбор Владимира в качестве престолонаследника пал на князя Ростовского Бориса – его сына от княгини Анны. Но реализовать данный замысел было не суждено. Причем, очевидно, что во многом это стало следствием деятельности тех, кого не устраивала политика Владимира, его популярность в народе, а возможно и благополучное состояние дел в стране. Среди окружения Владимира зрел заговор.

В 1015 году Владимир внезапно заболел. В Киев был вызван его сын Борис. Тогда же поступило сообщение о вторжении печенегов на Русь, и Борис с дружиной был отправлен на отражение набега. Сообщение оказалось ложным и очевидно имело целью удалить из Киева, и Бориса, и верную князю Владимиру дружину.

15 июля 1015 года Великий князь Киевский Владимир Святославович умер. Киевский престол занял зять польского короля Святополк. Произошло то, чего опасался князь Владимир. На Руси разгорелось кровавое междоусобие, в ходе которого погибли Борис и Глеб, а также Святослав и многие дружинники, воины, горожане и люди иных сословий.

Только лишь после заключения мира между Ярославом и Мстиславом в 1026 году открытое вооруженное противостояние сыновей Владимира друг другу прекратилось. Но и после этого различного рода междоусобицы и братоубийственные войны продолжались на Руси еще более 200 лет, до тех пор пока с востока на Русь не пришло монолитное войско Монгольской империи и не разбило раздробленные и враждующие друг с другом русские княжества. Потребовалось более 250 лет, чтобы начать процесс, инициированный еще князем Владимиром: собирать земли и народы. Наиболее отчетливо этот процесс проявился в период правления Ивана III. Он же, по сути, и осуществил реформу, задуманную еще Владимиром, о престолонаследии, прекратив практику удельного местничества.

Памятник князю Владимиру в Киеве.

Великий князь Киевский Владимир в этом плане значительно обогнал свое время, и не только в этом. Он заложил политико-правовые, мировоззренческие и духовно-нравственные основы российской государственности. Именно при нем Древнерусское государство достигло пика своего развития, став наравне с ведущими империи того времени Византийской и Священной Римской (германской).

Без преувеличения можно сказать, что Владимир, один из наиболее почитаемых государей Руси. Память о нем запечатлена не только в «Повести временных лет» и других летописях, но и в былинах, легендах, старославянском героическом эпосе.

Подпись: Памятник князю Владимиру в Киеве.За величайшие заслуги князя Владимира в создании Русского государства Русской Православной церковью он был причислен к лику святых. Каждый год 15 июля на Руси отмечают день его памяти, который является большим религиозным праздником.

В 1853 году в Киеве на месте Крещения Руси на Александровской горке был воздвигнут памятник Владимиру-Крестителю. Сама горка с тех пор называется Владимирской

Композиция с князем Владимиром на памятнике Тысячелетию России.

На монументе же «Тысячелетие России», воздвигнутом в Великом Новгороде в 1862 году, композиция с князем Владимиром занимает одно из центральных мест. Помимо этого, памятники князю Владимиру были воздвигнуты в Белгороде, Севастополе и многих других городах, а на территории Херсонеса построен в его честь величественный храм.

Подпись: Композиция с князем Владимиром на памятнике Тысячелетию России.4 ноября 2016 года в Москве был торжественно открыт самый большой в мире памятник князю Владимиру.

Бочарников Игорь Валентинович


[1] Будник – родина князя Владимира. http://pskoviana.ru/istoriya/istoriya-pskovskoj-oblasti/pamyatnye-mesta/2574-budnik-rodina-knyazya-vladimira.

[2] Halldórsson Ó. Jómsvíkinga saga. In Medieval Scandinavia: An Encyclopedia. Ed. Phillip Pulsiano et al. 1993; Фетисов А.А., Щавелев А.С. Викинги между Скандинавией и Русью. М., 2009.

[3] Старшинство Ярополка достаточно условно, поскольку он, как и Владимир, родился в 960 году. Прим. автора.

[4] Джаксон Т. Олав Трюггвасон. Четыре норвежских конунга на Руси: из истории русско-норвежских политических отношений последней трети X – первой половины XI в. М.: Языки русской культуры, 2002.

[5] В дальнейшее время Свенельд исчез с политической арены и больше не фигурирует в описании войны Владимира и Ярополка. Место Свенельда при киевском князе занял воевода Блуд. Прим. автора.

[6] Парменов А. Равноапостольный князь Владимир. Часть 1: начало княжения, усиление язычества. https://ruskline.ru/monitoring_smi.

[7] Татищев В.Н. История Российская. Собрание сочинений: в 8 томах. М.: Ладомир, 1994 – 1996. Т. 1. Гл. 4. С. 111-112.

[8] Повесть временных лет. Перевод Д.С. Лихачева и О.В. Творогова. СПб.: Нова Вита, 2012.

[9] Руднев В.А. Слово о князе Владимире. М.: Советская Россия, 1989.

[10] Из засады вырвался только Варяжко, бежал к печенегам, вместе с которыми он длительное время вёл борьбу с Владимиром, мстя за смерть своего князя. В дальнейшем Владимиру с трудом удалось переманить Варяжко к себе на службу, дав клятвенное обещание не причинять ему никакого зла. Блуд же стал ближайшим сподвижником Владимира, воспитывал его сына Ярослава (Мудрого) и погиб в битве с поляками Болеслава Храброго в 1018 году. Прим. автора.

[11] Парменов А. Указ. соч.

[12] Парменов А. Указ.соч.

[13] В исторических источниках нет однозначного определения даты прихода князя Владимира к власти в Киеве. По одним данным (Повесть временных лет – это 980), по другим – 978. Поэтому целый ряд исторических событий, вплоть до крещения Руси в 988 году рассматривается с двухгодичным лагом.

[14] Соболевский А.И. «Память и похвала» св. Владимиру и «Сказание» о св. Борисе и Глебе // Христианские чтения. 1890. С. 791-795.

[15] Парменов А. Указ. соч.

[16] Там же.

[17] Повесть временных лет. С. 84.

[18] Повесть временных лет. С.58.

[19] Руднев В.А. Указ. соч.

[20] Повесть временных лет. С.58-59.

[21] Повесть временных лет. С.72.

[22] Там же. С. 74.

[23] Повесть временных лет. С.75.

[24] Десятинная церковь была особенно любима князем Владимиром. Именно в нее в 1007 году он перенес мощи своей бабушки Ольги. А четыре года спустя, в 1011 году, там же была погребена его супруга, княгиня Анна.

[25] Приселков М.Д. Очерки по церковно-политической истории Киевской Руси X –XII в. СПб., 1913.

[26] Владимир (Василий) Святославич. Православная энциклопедия. Под ред. Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. http://www.pravenc.ru/text/159104.html.

[27] Этот герб по недоразумения украинскими националистами и властями современной Украины трансформирован в трезубец. Прим. автора.

[28] Повесть временных лет. С.55.

[29] Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Просвещение, 2014. Том 1. С. 138.

[30] Духанин В. Равноапостольный князь Владимир Великий https://pravoslavie.ru/80933.html.

[31] Считается, что Святополк (Окаянный) был сыном убитого князя Ярополка. Прим. автора.

[32] Повесть временных лет. С.89.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *