«Срединный коридор» и место Казахстана в европейских транспортных проектах

В связи со спецоперацией ВС РФ на Украине Запад видит в Казахстане необходимый географический элемент «Срединного коридора» (Транскаспийского международного транспортного маршрута), соединяющего Китай и ЕС в обход России и Белоруссии.

Коридор пролегает через Казахстан, Азербайджан и Грузию в Турцию и, далее, в Болгарию, Румынию, Венгрию и прочие страны ЕС. Пересекая Каспийское и Чёрное моря, он служит альтернативой «Северному коридору» Китай – Казахстан – Россия – Белоруссия – Польша – Германия. В Варшаве и Берлине надеются, что товары по «Срединному коридору» пойдут до Венгрии, оттуда – в Австрию, из Австрии – в Германию и оттуда в Польшу. Смысл такой логистики понятен: лишить Москву и Минск транзитного статуса и финансовых прибылей, которые этот статус даёт.

Здесь имеет место скрытая конкуренция с Москвой и Минском Нур-Султана и Баку. В конце июня главы внешнеполитических и транспортных ведомств Казахстана, Азербайджана и Турции обсуждали развитие Транскаспийского международного транспортного маршрута и Срединного транспортного коридора «Восток – Запад». «Были рассмотрены существующие региональные коммуникации, вопросы развития Транскаспийского международного транспортного маршрута, Срединного транспортного коридора „Восток – Запад“, возможности укрепления транспортно-коммуникационных связей между тремя государствами», – рассказал министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов. Первая в таком составе встреча стала чрезвычайно важным событием. Рассматривалась возможность расширения потенциала железной дороги Баку – Тбилиси – Карс, значение [проектируемого – прим. авт.] Зангезурского коридора с точки зрения диверсификации Срединного транспортного коридора «Восток – Запад». Достигнута договоренность о создании трехсторонней рабочей группы для проработки вопросов развития сотрудничества в сфере транспорта. Заседание в таком формате приобретает собою важность в контексте имеющихся вызовов, в частности продовольственного кризиса, что диктует необходимость развития коммуникаций в регионе, отметил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Таким образом, речь идёт не просто о торговле, а о геополитической подоплёке такой торговли. Значение «Срединного коридора» выходит за экономические рамки, и сам проект служит инструментом экономической разбалансировки постсоветского пространства и ослабления транспортно-логистической интеграции стран СНГ.

Среди выгодоприобретателей сего проекта – государства с откровенно антироссийской позицией (Румыния, Польша). Для них «Срединный коридор» – это вовсе не про торговлю, это про политику. Покажем на примере Румынии. Бухарест вынашивает мечту стать главным перевалочным пунктом для азиатских товаров и каспийского газа через Чёрное море в страны ЕС. Для этого он спешит взять под контроль Черноморский регион, а поскольку самому ему это осуществить не под силу, он активно зазывает сюда натовские и американские войска.

НАТО и США отвечают взаимностью. Группировка войск США в Румынии увеличивается, на усиление к ним прибыли французские солдаты. Париж снабдит ВМС Румынии ударными подводными лодками Scorpene и поможет с модернизацией военно-морского оборудования. Бухарест не скрывает, что всё это делается для противостояния с Россией на Чёрном море в рамках стратегии усиления восточного фланга НАТО.

Возьмём Польшу, которая мечтает реанимировать Речь Посполитую «от моря до моря», приспособив этот проект к геополитическим реалиям ХХІ в. Как реализатор проекта «Троеморья», Варшава хочет стать распределительным узлом в поставках сжиженного газа из США в ЕС через порт Свиноуйсце. Варшава надеется таким образом вытеснить из Европы более дешёвый российский газ и отобрать у Украины статус страны-транзитёра, чтобы газ шёл не с Украины в Европу, а из Польши на Украину и в Европу. Проект «Троеморья» придуман умами из нежелательного Атлантического совета (США), Польша – его оператор на местах. Всё это увязывается в общую канву антиевразийской политики Варшавы.

Проект «Срединного коридора» ловко сюда вписывается как экономическое подспорье в общем контексте давления Запада на Россию. Для Бухареста это шанс стать если и не главным связным в торговле между Китаем и ЕС, то одним из таких связных. И если некоторые государства СНГ соглашаются на совместное с Западом участие в таких проектах, следовательно, они готовы воспользоваться осложнением геополитической ситуации у границ России в своих интересах и в ущерб России.

Прикрываться принципами многовекторной политики и лозунгом «Бизнес есть бизнес» не стоит, поскольку речь идёт об экономическом «расщеплении» постсоветского (оно же евразийское) пространства на не связанные друг с другом транспортные развязки с формированием параллельных маршрутов, никак не способствующих консолидации территории бывшего СССР. Таки проекты выгодны, скорее, политическим кругам некоторых постсоветских республик, но не евразийской политике как таковой.

Активное внимание Запада к «Срединному коридору» лишний раз подтверждает это. Запад приходит в Евразию не для её сплочения, а для её раскола на взаимно конкурирующие осколки. Повод повышенного внимания Запада тоже красноречив – спецоперация ВС РФ. Учитывая, что Казахстан и Азербайджан, хоть и заявили на официальном уровне о нейтралитете и высказались за мир, но удержались от осуждения неонацистской идеологии на Украине, можно констатировать: политические элиты многих постсоветских республик предпочитают работать на себя, а не на сплочение СНГ. Какой смысл, кроме узко личного, может быть в том, чтобы, состоя в СНГ, одновременно работать на его экономическое ослабление?

Казахстан находится в выгодной позиции: через его земли пролегают оба участка Транскаспийского международного транспортного маршрута. Роль республики в наращивании транзита по «Северному коридору» обсуждалась в Брюсселе 15 июня на международной конференции «Транспортная кооперация между Казахстаном и ЕС», организованная казахстанским посольством. «Торговля в регионе снизилась на 40%, возможно, что и больше. Нам нужно повысить эффективность Среднего коридора. Не с целью заменить Северный коридор, а чтобы перехватить часть товарных потоков (to take over some of the flow of merchandise). Казахстану это может многое дать», – подчеркнул на конференции один из иностранных участников.

Для Запада «Срединный коридор» – часть проекта Глобального коридора (Global Gateway), направленного на лишение китайского проекта «Один пояс, один путь» монополии на мировую торговлю. Бюджет Global Gateway к 2027 г. достигнет €300 млрд.

Китай находится в интересной позиции: его товары будут следовать в Европу по маршруту, запущенному в рамках антикитайской стратегии Запада. Но, допустив такой поворот событий, Запад добьётся того, что частично разъединит логистическую сцепку Китая и России. Позиции Китая запуск «Срединного коридора» не пошатнёт, но уменьшит масштабы его логистического сотрудничества с Россией.

Европейский Совет по международным делам не может простить президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву обращения за помощью к ОДКБ зимой 2022 г. В экспертных оценках сквозит явное желание принизить действующие казахстанские власти, возвести на пьедестал героизма уличных дебоширов, очернить миротворческую миссию ОДКБ. Токаева стращают нехорошими последствиями, какие будто бы может принести его стране Россия, если Токаев будет управлять не так, как подсказывают на Западе.

В долгосрочной перспективе предлагаемые Казахстану Брюсселем форматы сотрудничества могут из экономических трансформироваться в геополитические и потребовать совсем иных решений, которые лежат в плоскости идеологии и внешней политики, а не торговли, и зависят от градуса напряжённости между коллективным Западом и Россией. В интересах Запада, чтобы эта напряжённость максимально отразилась на российско-казахстанских отношениях.

Владислав Гулевич

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.