Появится ли на севере Сирии новый «большой Идлиб»?

Уходящие и возвращающиеся американцы были бы этим весьма довольны

Более чем шестичасовой переговорный российско-турецкий марафон на высшем уровне 22 октября в Сочи завершился принятием «Меморандума о взаимопонимании», призванного, хотя бы в случае частичной его реализации, стабилизировать ситуацию на севере страны после начала операции Вооружённых Сил Турции «Источник мира». Подтверждая «свою приверженность сохранению политического единства и территориальной целостности Сирии, а также обеспечению национальной безопасности Турции», лидеры двух стран отметили «решимость бороться с терроризмом во всех его формах и проявлениях и противостоять сепаратистским устремлениям на сирийской территории». Далее говорится о сохранении имеющегося «статус-кво в нынешнем районе операции «Источник мира» между Тель-Абьядом и Рас-эль-Айном глубиной до 32 км». Немаловажное значение имеет ссылка на Аданское соглашение 1998 года, реализации которого применительно к современным условиям будет способствовать российская сторона.

Ключевым видится пятый пункт соглашения, определяющий конкретный алгоритм действий:

«Начиная с 12.00 23 октября 2019 года на сирийскую сторону сирийско-турецкой границы за пределами зоны операции «Источник мира» вводятся подразделения российской военной полиции и сирийской пограничной службы. Они будут содействовать выводу подразделений КОС (курдские освободительные силы – Ред.) и их вооружения на 30 км от сирийско-турецкой границы, который должен завершиться в течение 150 часов после 12.00 23 октября 2019 г. С этого момента начнется совместное российско-турецкое патрулирование на глубину до 10 км от границы к западу и к востоку от района операции «Источник мира», кроме города Камышлы».

Далее, курдские подразделения и их вооружение выводятся из Манбиджа и Тель-Рифата. Москва и Анкара предпримут «необходимые меры для предотвращения инфильтрации террористических элементов» и «совместные усилия для содействия безопасному и добровольному возвращению беженцев». Декларируется создание «совместного механизма мониторинга и верификации для обзора и координации осуществления данного Меморандума». Можно предположить, что именно этот консультативный орган возьмёт на себя необходимый технический функционал по определению графика мониторинговых миссий, реагированию на инциденты и их расследованию и т.д. Наконец, «стороны продолжат работать над поиском политического решения сирийского конфликта в рамках «механизма Астаны» и будут поддерживать деятельность Конституционного комитета».

Достигнутые договорённости российский лидер назвал «очень важными, если не судьбоносными», позволяющими «разрешить достаточно острую ситуацию, которая сложилась сегодня на сирийско-турецкой границе».

«Мы с удовлетворением отмечаем, что реализация достигнутых в Сочи договорённостей и меморандума выполняется», – заявил 23 октября заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин. Вечером того же дня министр обороны России Сергей Шойгу провёл по видеоконференцсвязи переговоры с главой «Сирийских демократических сил» Мазлумом Абдо:

«В переговорах также принимал участие начальник Генерального штаба – первый заместитель министра обороны РФ генерал армии Валерий Герасимов. Министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу обсудил с Мазлумом Абдо ход выполнения курдской стороной мероприятий в рамках договоренностей, достигнутых президентами России и Турции 22 октября в Сочи».

Через неделю в Сирию перебросят еще 276 российских военных полицейских и 33 единицы техники, что необходимо для решения новых задач, сообщил РИА Новости источник в Минобороны России, отметив, что активных военных действий в республике не ведётся. В приграничный город Кобани уже прибыла российская военная полиция, призванная обеспечить охрану границы и совместное с турками патрулирование.

До последнего момента лидеры местных курдских формирований всерьёз не верили в безвременный конец американского покровительства. Однако теперь командир «СДС» Мазлум Абди после разговора с Сергеем Шойгу выступает на фоне российского и сирийского флагов. Тот самый деятель, который, как утверждал 22 октября на сенатских слушаниях спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри, «взял перед нами обязательство продолжать работать с нами». Пока сложно понять, наступит ли избавление от странных иллюзий, объясняемых политической неопытностью и излишней самоуверенностью курдских лидеров, достаточно быстро, либо же они, по словам Дмитрия Пескова, «…попадут под каток турецких военных».

Пока в Анкаре подтверждают отвод курдских формирований из «зоны безопасности» на севере Сирии между Тель-Абьядом и Рас-эль-Айном, то есть на территории, которую туркам удалось в основном захватить в ходе приостановленной пока операции «Источник мира». И вот здесь-то, вполне возможно, скрывается немаловажная проблема, а именно: образование в этой части Сирии, в той или иной форме, очередного «большого Идлиба», напичканного террористическими бандами, вооружённого и очень опасного. Напомним, что 17 сентября 2018 года в Сочи было подписано соглашение о создании на северо-западе Сирии так называемой «зоны деэскалации», с которым связывались большие надежды. Вопросам реализации этого документа были посвящены как несколько раундов российско-турецких переговоров высшего уровня, так многочисленные встречи и консультации по линии военных и дипломатических ведомств. Их результаты, как и эффективность выполнения соглашений в целом, оцениваются по-разному. И перспективу негативного развития ситуации, несмотря на несомненный политико-дипломатический успех Москвы, на который справедливо указывают  многие эксперты, и в коей мере не следовало бы сбрасывать со счетов. Речь может идти как о диверсионно-террористических акциях со стороны радикалов-джихадистов, так и об открытой конфронтации с Анкарой по вопросам дальнейшего мирного решения по выходу из сирийского кризиса. Визит Эрдогана в США должен состояться 11 ноября, способствуя улучшению двусторонних отношений.

Обстановка на северо-востоке Сирии стабильная, несмотря на ложные «сообщения некоторых зарубежных СМИ об обострении ситуации и боестолкновениях между правительственными силами и протурецкими формированиями в районе населенного пункта Телль-Тамр провинции Эль-Хасака», – заявил руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон Алексей Бакин. На линии соприкосновения с турками продолжается развертывание подразделений сирийской армии, а российская военная полиция провела патрулирование сирийско-турецкой границы по новому маршруту от Камышли до Маталы протяжённостью в обе стороны более 210 километров. Россияне (в том числе представители республик Северного Кавказа) помогают обеспечить безопасность местных жителей и поддерживать правопорядок, содействуют выводу подразделений курдских отрядов самообороны и их вооружения на 30 километров от границы. Для укрепления разграничительной линии  по периметру турецкого «вклинивания» в сирийскую территорию на север страны (включая районы Кобани и Камышлы) прибрасываются военнослужащие сирийской армии и ополченцы численностью до 30 тысяч человек. Вероятность локальных столкновений здесь достаточно велика по крайней мере до формирования эффективного российско-турецкого мониторинга и реагирования на инциденты.

В целом же, российская дипломатия (в том числе военная) берёт на себя роль регулятора крайне непростых взаимоотношений в «многоугольнике», включающем официальный Дамаск, курдские формирования и Турцию. И это – если не считать местные арабские племена и головорезов под вывеской «сирийской национальной армии», от которых, как мы писали ранее, исходит серьёзная опасность. Да и американцев, несмотря на отход части их контингента, сбрасывать со счетов явно преждевременно, о чём – чуть ниже. Пока же заметим, что некоторые элементы сочинского коммюнике (например, в части создания совместного мониторингового механизма) напоминают многомесячные американо-турецкие переговоры относительно «буферной зоны» на севере Сирии, использовавшиеся Анкарой  в качестве прикрытия в процессе подготовки к операции «Источник мира».

Намекая на вероятные осложнения, Дж. Джеффри сказал о том, что в сочинских российско-турецких договоренностях по Сирии много «дыр». По его мнению, Россия взяла на себя «размытые» обязательства, а её возможности повлиять на курдов остаются под вопросом. Подразделения Пентагона в количестве около 500 человек останутся в южной части контролируемой «СДС» зоны для охраны нефтяных скважин, куда может отправиться около 15 танков Abrams (половина батальона американской танковой бригады) примерно в районе Хишама. Сохранится и блокирующая наземную связь с Ираком база ат-Танф, несмотря на очередной призыв Сергея Вершинина очистить этот район.

«Мы выходим с северо-востока Сирии в соответствии с решением президента, но мы всегда планировали сохранить некоторые гарнизоны. Мы сейчас изучаем, как мы можем передислоцировать силы в регионе, чтобы обеспечить безопасность нефтяных месторождений. Мы сейчас принимаем некоторые действия, чтобы укрепить нашу позицию в Дейр-эз-Зоре, чтобы предотвратить доступ [запрещённой в России террористической группировке] ИГ к нефтяным полям. Но детали раскрывать не буду»,

– заявил в Брюсселе глава Пентагона Марк Эспер, и подтверждение его слов последовало незамедлительно. «Колонна американских оккупационных войск вошла из Ирака в сирийскую провинцию Хасеке через незаконный погранпереход аль-Валид. В её составе десятки военных и военная техника, колонну прикрывают американские вертолеты», – приводит РИА Новости сообщение телеканала Syria TV. А Министерство обороны России представило снимки космической разведки, свидетельствующие о продолжающемся разграблении нефтяных месторождений в провинции Дейр-эз-Зор. Например, на снимке нефтесборного пункта Даман от 23 августа зафиксировано 90 единиц автомобильной техники, в том числе 23 бензовоза. На снимке от 5 сентября в северо-восточной провинции Хасеке наблюдалось 25 единиц автомобильной техники, включая 22 бензовоза, а через три дня в провинции Дер-эз-Зор обнаружено еще 36 машин, из которых 32 бензовоза. В районе сухопутного промысла Меядин в тот же день был замечен 41 автомобиль, из них 34 бензовоза, и т.д.

«Сирийская нефть и до, и после разгрома террористов ИГ в Заевфратье под надежной охраной военнослужащих США активно добывалась и массово направлялась бензовозами на переработку за пределы Сирии»,

– пояснили в военном ведомстве. Что характерно, необходимое для этого грабежа оборудование ввозилось на неподконтрольные официальному Дамаску территории в нарушение антисирийских санкций Вашингтона. Далее

«под охраной американских военнослужащих и сотрудников американских ЧВК бензовозы с нефтяных полей Восточной Сирии направляются контрабандой в другие государства. В случае любого нападения на такой караван для его защиты немедленно привлекаются силы специальных операций и боевая авиация США»,

– заявил 26 октября официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков. Очевидно, что в приумножении столь выгодного «бизнеса» с ежемесячной выручкой более 30 млн. долл. заинтересовано немало различных сил и групп, так что вывод американских войск, а тем более «частных» военных кампаний» – вопрос отнюдь не ближней перспективы. Если этот вывод, конечно, состоится вообще – с учётом того, что противостояние «российской угрозе» и «иранской угрозе» за океаном по-прежнему актуально.

Источник: “ВПА”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *