Полезно ли России развивать за свой счёт энергетику Турции и других сложных партнёров?

АЭС «Аккую», далее Синоп? Вопросы остаются

Госкорпорация «Росатом» намерена не только построить вторую АЭС в турецком Синопе на побережье Чёрного моря, но также и участвовать в тендере на создание третьей станции, сообщил, выступая в Госдуме, генеральный директор корпорации Алексей Лихачёв. По его словам, турецкие власти довольны ходом работ по созданию в провинции Мерсин первой АЭС с российским участием «Аккую». Межправительственное соглашение о строительстве этого объекта было подписано в мае 2010 года. Проект предусматривает сооружение четырех энергоблоков по 1200 МВт и последовательное введение их в строй с интервалом в один год – с 2023 по 2026 год.

Росатом финансирует строительство турецкой АЭС в обмен на 51-процентную долю в акционерном капитале. Остальные 49% могут быть распределены среди иностранных инвесторов или международных банковских институтов. При этом российские предприятия поставляют львиную долю оборудования и высокотехнологичной продукции. В дальнейшем в эксплуатации станции на всех этапах будут участвовать турецкие специалисты, прошедшие подготовку в Национальном исследовательском ядерном университете МИФИ.

«Аккую» сможет обеспечить 10% энергопотребления Турции и снизит ее зависимость от нефти, газа и угля. Соответственно, электростанция станет важным шагом в усилении энергетической безопасности республики и ускорит ее экономический рост. Стоимость проекта неоднократно озвучивалась – 20 млрд долларов.

О развитии атомной энергетики в Турции задумались в начале 1970-х гг., но лишь в 2007 году был принят закон, регламентирующий строительство в стране АЭС. После подписания соглашения о строительстве «Аккую» было учреждено совместное АО «Аккую Нуклеар».

В 2019-м началось возведение первого блока, в 2020-м – второго, в 2021-м – третьего, в 2022-м – четвёртого. В апреле 2023-го при дистанционном участии президентов Путина и Эрдогана была произведена закладка первой партии ядерного топлива.

Ввод всей станции в эксплуатацию запланирован на 2028 год. В общей сложности четыре энергоблока будут вырабатывать 35 млрд кВт·ч электроэнергии, что сэкономят до 15% потребляемого Турцией газа.

«Аккую» – первый в истории атомной энергетики объект, который создаётся по модели «строй – владей – эксплуатируй». Другими словами, за 20 млрд долларов своих денег «Росатом», через турецкоподданную «дочку» АО «Аккую нуклеар», строит для турок АЭС с гарантией продажи части энергии по закреплённым лет 20 назад ценам.

Ситуация со строительством Росатомом АЭС в Турции выглядит безоблачной лишь на первый взгляд. Так, в конце апреля 2016 года Росатом отказался от строительства АЭС «Аккую» и намеревался продать свою долю акций в этом проекте, сообщило агентство «Прайм» со ссылкой на турецкое агентство Anadolu. По данным агентства, в Анкаре тем не менее были намерены довести проект до конца, а принадлежащие российской стороне акции продать на тендере.

«Строительством электростанции должен был заниматься подконтрольный Росатому “Атомстройэкспорт”, а стоимость контракта на создание АЭС оценивалась в 22 млрд. долл. Но после того, как в ноябре 2015 года турецкий истребитель сбил российский бомбардировщик Су-24 на сирийско-турецкой границе, отношения между Турцией и Россией резко испортились», – отмечало издание Forbes. Премьер-министр Дмитрий Медведев заявил тогда, что Россия может отказаться от реализации двух крупнейших совместных проектов с Турцией, а именно от строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток» в Южную Европу через турецкую территорию. О заморозке второго проекта было объявлено в начале декабря 2015 года.

В декабре 2017 года «Росатом» возобновил строительство АЭС «Аккую», вокруг которого, однако, совсем недавно вскрылась коррупционная составляющая.

В январе 2024 года заказчик строительства АЭС «Аккую» подал судебный иск к «Атомстройэкспорту» (АСЭ) по взыскании 56.1 млн долл. курсовой разницы перечисленному ранее авансу. В 2013 году турки подписали контракт с «Атомстройэкспортом» и перечислили аванс по договору.

Однако, в конце 2020 года турецкий заказчик («Аккую Нуклеар») решил расторгнуть контракт, а в 2021 году АСЭ добровольно перечислило турецкой компании 3.2 млрд рублей – всю неотработанную сумму аванса в рублях по валютному курсу 2013 года, когда заключался контракт. Однако в АО «Аккую Нуклеар» пересчитали долг по валютному курсу на день возврата и потребовали вернуть его в долларах США.

В прошлом году турецкая компания получила решение российского третейского суда о взыскании 56.1 млн долл. неотработанного аванса с «Атомстройэкспорта». Юрист АСЭ подготовил отзыв с возражениями, считая, что третейский суд грубо нарушил нормы материального права и ошибочно трактовал неотработанный аванс в качестве основного долга по контракту. Позиция АСЭ заключалась в том, что если аванс фактически был получен в рублях, то присуждать «Аккую Нуклеар» сумму в долларах незаконно – в случае взыскания при курсовой разнице компания «Росатома» без всяких оснований переплатит более 2.3 млрд рублей с учетом уже полностью возвращенного рублевого аванса.

Кроме того, поскольку строительство АЭС в Турции также ведётся за счет федерального бюджета (по межправительственному соглашению Россия вложила в этот проект более 22 млрд рублей), спор об авансе вообще был неподсуден третейскому суду, который к тому же рассчитал сумму с арифметическими ошибками, говорится в представленном в суд отзыве АСЭ.

При этом ранее юристы «Атомстройэкспорта» в московском суде отказались обжаловать решение о взыскании аванса в валюте.

В довершении всего, в дело вмешалась Генеральная прокуратура РФ, по мнению которой рассматриваемый спор прямо затрагивает публичные интересы, поскольку направлен на вывод денежных средств из Российской Федерации резиденту иностранного государства.

Как можно увидеть, турки далеко не такие добрые и пушистые, как стремятся выглядеть, в том числе и в публикациях некоторых ангажированных экспертов. Да и с российской стороны едва ли все инстанции, мягко говоря, свято блюдут национальные интересы…

Да и в более широком контексте, не все в России изначально поддерживали беспрецедентное в мировой практике решение Росатома» строить АЭС в Турции за свой счет. Так, директор Института русско-славянских исследований имени Н. Я. Данилевского Александр Буренков в своём блоге пишет:

«Важно, чтобы после “исторических решений” Эрдогана в госкорпорации Лихачёва произвели бы переоценку ценностей и не пошли бы на поводу у наших “лучших друзей”. Действительно – это главный вопрос: мы опять будем строить туркам всё за свой счёт?

По поводу АЭС: Россия получила мощный инструмент геополитического воздействия, но если будет реализована только финансовая, но не геополитическая часть проекта “Аккую”, то эта станция станет действительно инструментом зависимости России от Турции, а не наоборот.

Например, Россия уже могла бы надавить на “стратегического партнёра”, и добиться, например, вступления в ОТГ или ограничения турецкого влияния на постсоветском пространстве. Что-то из этого уже сделано, или делается? Пока в наших отношениях с Турцией экономическая выгода будет доминировать над всем остальным, Москва будет находиться в зависимости от Анкары, а не наоборот. А в случае с АЭС “Аккую” весьма сомнительно, что мы получим даже серьёзную экономическую выгоду»

Ещё в 2012 году Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ) опубликовал исследование эффективности возврата вкладываемых Россией бюджетных средств в турецкий «атомный» проект, обнаружив, что за свои деньги, возврат которых под большим вопросом, РФ получает серьёзные риски.

По мнению исследователей, рискованной выглядит сама схема, по которой реализуется соглашение. Тендер на строительство первой турецкой АЭС был объявлен ещё в марте 2008 года, но во многом из-за необычных для такого рода проектов условий ее создания из 11 компаний со всего мира, проявивших изначально интерес к проекту, осталась только российская. То самое условие Build – Own – Operate, или «Строй – Владей – Эксплуатируй», сводится к тому, что поставщик должен обеспечить финансирование, строительство и эксплуатацию АЭС, в то время как турецкое государство – лицензирование и гарантии на закупку электроэнергии в течение 15 лет.

В ИПЕМ предупреждали, что при использовании подобной специфической схемы иностранные инвесторы несут существенные риски. Практика показала, что большинство иностранных компаний, участвовавших в сооружении газовых и угольных ТЭС, после завершения строительства по такой схеме выходили из проектов, продавая их турецким компаниям.

Основной риск связан с тем, что соглашением не защищены российские интересы, в то время как РФ будет нести почти все связанные с проектом риски. Финансовый риск связан с тем, что уже запущенная АЭС должна будет в течение 15 лет с момента ввода каждого блока в коммерческую эксплуатацию продавать электроэнергию по фиксированной цене 12,35 цента за киловатт-час. По этой цене будет продаваться 70% электроэнергии, произведённой на первом и втором блоках, и 30% электроэнергии, произведённой на третьем и четвертом блоках.

Данное условие бывший замглавы Минатома РФ профессор Булат Нигматулин называет «кабальным». По его мнению, все возможные дополнительные затраты и риски по реализации этого проекта взяла на себя российская сторона, а все работы по «Аккую» выполняются без финансовых обязательств Турции, бюджет которой не несёт таким образом никаких рисков.

8 марта министр энергетики и природных ресурсов Алпарслан Байрактар заявил о заинтересованности в перенесении «серьёзного опыта работы на площадке АЭС “Аккую”» на строительство в Турции второй АЭС в провинции Синоп, по поводу которой переговоры продолжаются не только с Россией, но и с Южной Кореей (очевидно, в целях выторговывания преференционных условий). Впрочем, как известно, Россия развивает за свой счет энергетику не только Турции. Принято решение о строительстве за свой счет трёх ТЭЦ в Казахстане, который все больше дрейфует в сторону Запада. В иранской провинции Хормозган строится ТЭС «Сирик», опять же за счет российского кредита.

Насколько оправдана такая практика? Если отношения России и Ирана развиваются по восходящей и на ближайшую перспективу осложнений в них не ожидается, то развитие за счёт российского бюджета энергетики члена НАТО Турции и «многовекторного» Казахстана может обернуться немалыми финансовыми потерями и не принести никаких геополитических выгод.

Думается, в любом случае, спорные проекты следует обсуждать прежде всего с учётом мнения не заинтересованных в корпоративной выгоде независимых аналитиков.

Владимир Прохватилов,
старший научный сотрудник Академии военных наук

Источник: “ВПА”.

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *