Европейский «стеклянный дом»

Нельзя бросаться камнями в соседа, живя в стеклянном доме.
(народная мудрость)

Назначенный на 18 сентября 2014 г. референдум о независимости Шотландии вполне может закончиться поражением сторонников каледонского суверенитета, но, безусловно, окажется вехой в попытке решения проблемы самостоятельности данной части Соединённого королевства. Стоит напомнить, что вопрос об отделении Шотландии возник почти сразу после 1707 году, когда два государства, имеющие богатую историю конфликтов, столкновений и войн, вошли в союз друг с другом.

В самой Великобритании дискуссия о возможном отделении Севера уже привела к реальному политическому кризису. Нет сомнений, что возможный положительный итог референдума означает почти автоматическую отставку кабинета и полный крах политической карьеры относительно молодого премьера Д.Кэмерона, который рискует войти в историю в статусе главы кабинета министров, потерявшего Соединённое государство.

Шутки в российском экспертном сообществе о возможном английской варианте украинского АТО в стиле средневековых походов англичан в Каледонию, тем не менее, могут оказаться жуткой реальностью. Стоит напомнить действия британской армии в Северной Ирландии, где уже четвёртое десятилетие идёт с переменной интенсивностью настоящая партизанская война, прерываемая периодически возникающими открытыми столкновениями.

В ещё более двусмысленном положении в отношении референдума в Шотландии оказывается правящая королевская династия. Дело в том, что Виндзоры (по сути Саксен-Кобург-Готские – потомки древней германской династии Вельфов), через знаменитую супружескую пару из Пфальца (принцесса Елизавета Стюарт – дочь короля Шотландии Якова VI и Англии (Якова I) и курфюрста Пфальца Фридриха V Богемского) – одних из главных персонажей Тридцатилетней войны, а также через их дочь Софию всё-таки являются реальными потомками казнённой в 1587 г. Марии Стюарт и убитого в результате заговора её мужа – Генриха Стюарта. Именно Генрих являлся прямым потомком древних королей Шотландии. Так что современные Виндзоры по крови гораздо ближе всё-таки к Шотландии, чем даже к Англии. Необходимо учесть, что в реальности ныне здравствующая королева Соединённого королевства является последним монархом из династии Виндзоров, а её наследниками являются представители Ольденбургского дома, в истории которого много связано с Россией…

В итоге, Елизавета II демонстративно уклонилась от участия в дискуссии о судьбе Шотландии, чем окончательно запутала ситуацию…

Тем временем, тема референдума в Шотландии в мировых СМИ быстро затмила вопрос о продолжительности хрупкого перемирия на Востоке Украины, хотя и не смогла отодвинуть в тень дискуссию о создании коалиции против так называемого «Исламского государства». Стоит отметить, что Россия по последней проблеме заняла демонстративно равнодушную позицию, что весьма обижает Вашингтон. Но тут, как говорится, за что боролись…

Распад Европы?

И тем не менее, Европа, оглядываясь на Эдинбург, постепенно вползает в период сепаратистских смут. Нет сомнений, что, как говорится, затаив дыхание, на Шотландию посматривают сторонники независимости Каталонии, Венеции, Корсики. Каледонский референдум может стать стартом для распада Бельгии – искусственного государственного образования, собранного по кусочкам в XIX веке по воле могущественных соседей.

Необходимо отметить, что в основе всех эксцессов сепаратизма в современной Европе лежат, в основном экономические причины. В Шотландии считают, что запасы нефти на шельфе позволят новому государству безбедно просуществовать несколько десятилетий. Стоит отметить, что и сейчас жизненный уровень шотландцев несколько выше англичан.

Каталонцы не без оснований считают свою Каталонию экономическим «мотором» Испании, предъявляя претензии Мадриду в несправедливом налогообложении. Фламандцы считают, что субсидируют валлонов, а большая часть жителей Венеции предлагает не только перестать «кормить» юг страны, но вообще отгородиться от юга Италии государственными границами. Стоит напомнить, что с 1980-х годов на севере Италии активна такая националистическая партия, как «Лига Севера», которая, предлагая федерализацию страны, фактически способствует отделению Севера от Юга, где живут «ленивые южане», которых приходится кормить работящим «северянам». Понятно, что активность Венеции (историческая область Венето – не менее 20% территории северной части страны) по расколу Италии, может способствовать появлению независимых Генуи, Милана и даже Сардинии.

Экономическая основа европейского сепаратизма носит основополагающий характер и, как правило, не связана напрямую с кризисами или периодами подъёма. Попав на почву местного национализма (как правило, пёструю смесь этнического и бытового национализма), тема субсидирования соседей – «бездельников» не исчезает ни при какой экономической погоде.

В период кризиса, как правило, разгорается дискуссия с центром о том, кто несёт наибольшие экономические и финансовые потери, что естественно, стимулирует желание скинуть «балласт» (Юг Италия, депрессивные регионы Испании) и «выбираться» из экономической пропасти самостоятельно. Но и в период экономического подъёма волна сепаратизма тоже не спадает…

Любопытно то, что сепаратизмом бывают больны не только экономически развитые регионы, но и депрессивные районы любой европейской страны, субсидирование которых весьма запутанно. Находясь многие годы под жёстким пропагандистским давлением и подвергаясь политической и этнической дискриминации, такие регионы могут оказаться под влиянием самых радикальных сепаратистских идей (Донбасс).

Экономическое субсидирование таких регионов и даже стран, как правило, не вызывает чувство благодарности среди населения и местного политического класса, а скорее стимулирует неприятие спонсора, культивирует к нему подозрения и, как следствие, даже ненависть среди населения. К примеру, автору этих строк приходилось слышать от граждан Германии жалобы на то, что у машин с номерами ФРГ в Греции выбивали стекла. Стоит напомнить, что с некоторых пор стало небезопасно оставлять без присмотра автотранспорт с российскими номерами и в Беларуси. В данном случае можно говорить об эксцессах национализма. Понятно, что националист никому ничего не должен, зато ему бесконечно должен весь окружающий мир.

Национализм

Национализм – «дрожжи» сепаратизма и без его этническо-бытовой формы не обходится ни один конфликт. Если в Шотландии проблемы гэльского языка нет, страна, как и Ирландия, почти полностью англоязычная, то в Испании Барселона обвиняет Мадрид в «испанизации» страны, «сердце» которой, согласно официальной версии, находится в Кастилии, но не в Каталонии. Языковая ситуация в Бельгии вообще доведена до бесконечного кризиса власти, и каких-либо перспектив решения данной проблемы вообще нет. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратить внимание на бельгийский парламент, разделяемый при распределении мест по языковому признаку.

Евросоюз

В данном случае мы ведём речь об очагах сепаратизма, прежде всего в странах Евросоюза, где, стоит напомнить, свой вклад в ослабление национальных государств добавил и сам Брюссель, который разработал в 1990-х годах концепцию регионализации («Европа регионов») подразумевающей постепенную передачу солидной части властных полномочий и компетенций с национального на региональный уровень. Евросоюз, постепенно концентрируя на своём уровне солидный объем принятия решений на наднациональном уровне, в тоже время всячески способствовал децентрализации власти государств, в него входящих, что логично – любая созданная система стремится к монополии власти и готова вести дело с партнёрами по сети, уступающими ей в силе на два и три порядка.

Необходимо отметить, что данная и весьма противоречивая программа («Европа регионов») оказала двойственное влияния на процессы государственности стран, сходивших в Евросоюз. С одной стороны, Брюссель, не способный до настоящего времени найти полномасштабного и реалистичного ответа массе вызовов, брошенных Европе, включая проблемы миграции, столкновения религий, демографии, а также целый фронт проблем энергетики, еврозоны, европейского сельского хозяйства, экономически несостоятельных стран, экологии, создания зоны свободной торговли с США, торгово-экономических отношений с Китаем и т.д., фактически уклоняется от их решения, подставляя национальные государства, которые в созданной системе не способны даже приступить к поиску выходов из тупиков на своём уровне, принимая на себя, при этом, волну негодования регионов (хотя, справедливости ради, необходимо отметить, что и Брюсселю достаётся). С другой стороны, регионы всё больше убеждаются в том, что поиски решений напрямую с Брюсселем, минуя национальное государство, в ряде случаев оказываются более эффективным вариантом.

В итоге, получается, что «Европе регионов» европейские страны, как таковые, не нужны. Европейской бюрократии гораздо проще продавливать свои решения не через национальные правительства, а реально управляя парой сотен европейских регионов, что с одной стороны, делает Европу более единой, а с другой стороны, потворствует не только регионализации, но и частично подстёгивает сепаратизм. Стоит обратить внимание, что все «проблемные» регионы, включая Шотландию и Каталонию, считают, что они останутся в рамках европейской интеграции, так сказать, «по умолчанию»… Брюссель, в данном случае, отвечает очень противоречиво.

«Стеклянный дом»

Обращаясь к проблеме сепаратизма в странах Евросоюза, необходимо отметить, что эта проблема носит универсальный и вневременной характер. Нет стран, которые имеют иммунитет от сепаратизма. Мононациональную страну, не имеющую каких-либо проблем с местными националистическими движениями можно расколоть экономическим неравенством или экологической катастрофой. Заявления некоторых национальных политических деятелей, уверяющих, что «у нас такого не может быть никогда» или «мы уже прошли этот этап, и сепаратизм нам не угрожает», являются, как правило, примерами успокоительной демагогии.

Не будет новостью и то, что сепаратизм подобен чуме, о которой во времена средневековья старались вообще не говорить, считая, что лишние упоминания столь страшной и неотвратимой болезни только привлекает её, обрекая города и целые страны на вымирание. В этом случае стоит вспомнить, что первое демократическое руководство Чехословакии очень сокрушалось о величине Советского Союза, предрекая распад СССР. Однако через год после исчезновения Советского Союза, распалась и Чехословакия.

Так называемый «бархатный развод» Чехословакии был проведён на этнической основе путём референдума, но именно этнический национализм начал просто дестабилизировать национальную экономику. Элита и общество более развитой Чехии считали, что они дотируют менее развитую Словакию, что в принципе, и было на самом деле. В свою очередь словаки считали, что в единой Чехословакии их унижают и дискриминируют. Недоверие двух славянских народов, живших друг с другом в одном доме столетиями, нарастало буквально на глазах. Можно было наблюдать за последствиями данных процессов на уровне смешанных чешско-словацких семей. Это были трагедии простых людей и их детей…

Любопытно то, что с годами всё-таки жизнь как-то наладилась. Автору этих строк приходится иногда ужинать в закрытом ресторане при посольстве Чехии в Москве, куда имеют свободный доступ наряду с гражданами Чехии ещё представители только одного государства – Словакии.

Распад России

Необходимо напомнить, что дискуссия о распаде России в странах-соседях идёт уже несколько столетий. Дискуссия идёт, Россия стоит… При этом сама дискуссия представляет несомненный интерес. В частности, на примере распада Чехословакии стоит отметить, что ставшая традиционной в политическом поле ряда стран Евросоюза и постсоветского пространства тема скорого распада России носит характер индикатора, характеризующего скрытые и крайне опасные процессы, характерные как раз для данных стран. Мистики в данном случае никакой нет. Просто экспертное сообщество и питающееся его идеями политическая элита говорят и пишут о том, что «болит» именно в их национальном доме, инстинктивно перенося собственный негатив на соседнее государство, в данном случае регионального политического и экономического лидера. Этому переносу способствуют националистические предрассудки, резко сужающие горизонт анализа. Так что дискуссия о «несомненном» распаде России является вариантом самообследования с вычленением собственных национальных политических и экономических проблем и весьма косвенно относящихся к современной России.

Стоит напомнить, что наибольшие обороты информационная кампания о «скором распаде России» приобрела в своё время в Грузии (как до августа 2008 года, так и после), где местные эксперты буквально считали месяцы, когда Россия начнёт рушиться и к Грузии вернутся Абхазия и Южная Осетия. Больше двух десятилетий о распаде РФ грезили в Киеве, где в итоге сформировалось полноценное направление на данную тему не только в политической аналитике, но даже в политической науке.

В итоге на Украине появилась целая обойма авторов, традиционно обсуждающая сценарии распада России, последствия этого распада для мира и, какие, естественно, выгоды и ресурсы получит от данного распада сама Украина, включая список российских регионов, которые окажутся в рамках быстроразвивающегося украинского государства – «нового центра силы на постсоветском пространстве». Весь этот комплекс рассуждений и аналитических разработок представляет несомненный интерес для исследователей политики Киева, так как является, по сути, своеобразной «историей болезней» самой Украины и к России никакого отношения не имеет.

Для примера, сейчас основной версией будущего развала России считается «дворцовый переворот» в Кремле на фоне несомненной российской социальной революции. В отношении социальной дестабилизации украинцам, как говорится, виднее… Как, впрочем, и в отношении перспектив П.Порошенко сохранить свой пост хотя бы в среднесрочной перспективе…

Стоит напомнить, что активная разработка моделей распада России на Украине получила своё логическое развитие в развернувшейся гражданской войне на востоке данной республики. Любопытно то, что агрессором, «терзающим Украину», Киевом был назначена уже практически «развалившаяся» в сознании киевских политологов Россия. Осталось ждать водружение украинского флага над Кремлем, ведь многие на Украине, да и в Беларуси просто грезят этим… Как говорится, флаг им в руки.

Суздальцев А.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *