Британские лорды против русских инвалидов, или Новые стандарты правосудия

Алексей ПанкинДжордж Оруэлл, английский писатель, в романе-антиутопии “1984”, как известно, спроецировал в будущее тенденции послевоенного общественно-политического развития своей страны. Оруэлл, кстати, с крайним презрением относился к правящему классу Великобритании. Он считал его чванливым, лицемерным, тупым и недальновидным. Но отдавал должное его решительности, когда дело доходило до международных драк.

Об этом невольно вспоминаешь сегодня, наблюдая за кампанией по отстранению российских олимпийцев и паралимпийцев от участия в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. На ее острие оказалось британское рыцарство, сиречь сэры.

Лорды, сэры, пэры…

Судите сами. Руководитель Всемирной антидопинговой ассоциации, той самой, что призвала к полному запрету участия российских спортсменов на Олимпиаде, — сэр Крейг Риди. Президент Международной ассоциации легкоатлетических федераций, забанившей всех наших легкоатлетов, кроме одной Дарьи Клишиной, а потом поиздевавшийся над ней уже в Олимпийской деревне сэр Себастьян Коу. Международный паралимпийский комитет, объявивший вне закона спортсменов-инвалидов, возглавляет сэр Филлип Крейвен.

Филип Крэйвен

Другой подданный британской короны, канадец Роберт Макларен, автор того самого доклада, на основании которого такие решения принимаются, рыцарем пока не стал, но явно берет пример с сэра Роберта Оуэна, английского судьи, выпустившего в январе этого года доклад по делу Александра Литвиненко.

Доклады по допинговому и полониевому скандалам, по мнению специалистов, досконально изучивших и обстоятельства дел, и тексты самих докладов, очень похожи. Они оба полны недоказанных предположений.

На мысли же о военном времени наводит прежде всего заложенный в допинговый скандал принцип “коллективной ответственности”. Иначе говоря, когда за совершенные или могущие быть совершенными некоторыми грехи наказанию подвергается вся общность, к которой эти некоторые принадлежат.

Тут на память приходят депортации целых народов в государствах антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны. Американцы, напомню, переселили более 100 тысяч своих сограждан японской национальности с Тихоокеанского побережья в концлагеря в глубине страны. В СССР выселению подверглись народы с недавно освобожденных от гитлеровцев территорий – крымские татары, калмыки, чеченцы, балкарцы и другие.

Всякая аналогия, впрочем, хромает. Во-первых, и США, и Россия признали неправомерность своих действий – в назидание, так сказать, потомкам. Во-вторых, и Рузвельт, и Сталин действовали в условиях настоящей войны, когда решения приходилось принимать стремительно, без достаточной информации, не имея времени взвешивать доводы затронутых сторон. Профилактически карать по подозрению, когда враг в прямом смысле у ворот – это по крайней мере объяснимо; это вам не спортивные ристалища.

Так что с точки зрения применения принципа коллективной ответственности Франклин Рузвельт и Иосиф Сталин выглядят по крайней мере логичнее, чем британские сэры – наши современники.

Содержание обвинений

Американский аналитик Рик Стерлинг опубликовал на сайте расследовательской журналистики Consortiumnews.com подробный разбор олимпийского доклада с точки зрения соблюдения в нем процессуальных норм расследования и нашел массу несообразностей.

Доклад отталкивается от показаний одного свидетеля, Григория Родченкова, надежность которого не раз подвергалась сомнению, в том числе и международными спортивными организациями. Составитель доклада не стал допрашивать обвиняемых, то есть российскую сторону, и отказался принимать во внимания ее пояснения, представленные в инициативном порядке. Он отклонился от выданного ему технического задания, предписывавшего установить конкретных виновных. Нарушались требования конфиденциальности: докладчик лоббировал принятие мер на основе выводов еще не завершенного и не опубликованного доклада. И он все время призывает верить ему на слово.

Григорий Родченков

Короче говоря, Стерлинг приходит к выводу, что доклад не был “ни тщательным, ни всеобъемлющим”, каковым ему предписывалось быть.

Ну, хорошо, допустим, Макларен действовал в условиях предолимпийского цейтнота, и мысль о том, что несколько недобросовестных русских спортсменов проникнут в Рио-де-Жанейро, была для него столь же невыносимой, как для Рузвельта возможность высадки японского десанта в Сан-Франциско, а для Сталина – угроза падения Сталинграда. Вот он и предложил профилактически наказать всю команду.

Но почему тогда при чтении этого доклада возникает ощущение дежавю – настолько он напоминает доклад сэра Роберта Оуэна по делу о гибели Александра Литвиненко, представленный британскому парламенту в январе 2016 года, спустя почти 10 лет после факта смерти?

То есть правосудие явно никто не подгонял, но и здесь все те же огрехи, что и в докладе Макларена – и отклонение от предписанного мандата, и избирательное отношение к свидетелям, и почти нескрываемая политизация дознавателя, и игнорирование фактов, противоречащих основной версии, и обилие формулировок “можно считать установленным” или “доказано вне всякого сомнения”. И все это — без приведения самих доказательств, то есть то же самое “верьте мне на слово”, и включение или выключение расследования политиками в зависимости от международной конъюнктуры.

Антидопинговый центр

Слепое правосудие

Все это подробно описано в серии статей американского аналитика Уильяма Данкерли в международном издании Russia Insider и суммировано в материале “Шесть причин, почему к докладу по делу Литвиненко нельзя относиться серьезно”.

Ну и конечно, стоит добавить, что все упомянутые эпизоды освещались в ведущих западных СМИ совсем в духе ведения следствия: представление непроверенной информации, гипотез и мнений как установленных фактов, неготовность выслушивать аргументы другой стороны, обвинительный уклон.

Такие документы не примет ни один суд, чуть было не написал я. Но вспомнил о скандальном решении Гаагского арбитражного суда от 28 июля 2014 года, присудившем России выплатить 50 млрд долларов акционерам ЮКОСа. Почитайте подробный разбор хода дела английским юристом Александром Меркурисом – он поразительно напоминает анализ документов Макларена и Оуэна, приведенный выше.

Достаточно сказать, что в апреле этого года приговор был отменен апелляционной инстанцией на том основании, что Гаагский арбитраж вообще не имел права принимать дело к рассмотрению. А ведь по нему уже начали арестовывать российское имущество за рубежом. (Кстати, и это решение не является окончательным, и его можно оспорить, так что радоваться рано.)

Похоже, прямо на наших глазах складываются, а точнее, уже сложились некоторые новые стандарты международного правосудия, где не действуют ни принципы разделения властей, ни презумпции невиновности, ни состязательности, ни соблюдения прав человека.

Прямо-таки воплощенная оруэлловская Океания из “1984” с ее лозунгами вроде “Незнание — сила” и двухминутками ненависти.

Александр Зиновьев называл это западнизмом и видел в таком положении вещей никакое не извращение или отступление от норм демократии, а сами нормы управления в современном западном сообществе.

Так что, возвращаясь к нашим доблестным британским рыцарям, с открытым забралом выступившим против российских спортсменов с ограниченными возможностями — их скорее нужно не с Рузвельтом и Сталиным сравнивать, а с Джозефом Маккарти и Андреем Вышинским.

Алексей Панкин,
член Зиновьевского клуба МИА “Россия сегодня”

Источник: «РИА Новости»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *