Проблема привлечения специалиста адвокатом–защитником по уголовному делу и возможности ее решения

s-p-jdanovВ статье анализируются точки зрения представителей юридической науки и адвокатского сообщества на проблему правовой регламентации полномочий специалиста в действующем законодательстве об адвокатуре. Автором предлагается закрепить статус специалиста на законодательном уровне и рассмотреть вопрос о необходимости создания универсальной (криминалистической) информационной системы «Спец».

Адвокатская деятельность представляет собой квалифицированную юридическую помощь, оказываемую на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ФЗ № 63), физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Оказывая квалифицированную юридическую помощь, адвокат принимает участие в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях и т. д. При этом его полномочия как участника судебного процесса регламентируются соответствующим процессуальным законодательством РФ.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 53 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ) защитник подозреваемого (обвиняемого) вправе привлекать специалиста к участию в уголовном деле. Однако детальный правовой механизм, определяющий формы и порядок взаимоотношений специалиста и адвоката (защитника), в УПК РФ отсутствует. Не определены статус и полномочия специалиста, привлекаемого на договорной основе адвокатом для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи физическим и юридическим лицам, и действующим ФЗ № 63.

Между тем участие специалиста в уголовном судопроизводстве по приглашению стороны защиты, в том числе в предварительном расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел о преступлениях, отнесенных к компетенции таможенных органов РФ как органов дознания, играет чрезвычайно важную роль для получения объективных и достоверных результатов. Например, на целесообразность более активного привлечения специалистов в практическую деятельность защитников по делам о преступлениях в сфере внешнеэкономической деятельности (ВЭД) указала в своей монографии А. Г. Никольская [1, с. 83]. А потенциальные направления использования специальных познаний для установления юридически значимых обстоятельств совершения контрабанды и иных таможенных преступлений обозначены в монографиях В. Г. Беспалько [2, с. 140–186; 3, с. 66–67, 99–101] и других авторов. В связи с этим представляется, что отсутствие в ФЗ № 63 норм, регламентирующих полномочия специалиста, привлекаемого адвокатом для получения важных сведений по уголовному делу, может негативно отразиться на юридической оценке доказательственной базы, обеспечиваемой стороной защиты, с точки зрения ее процессуальной чистоты и допустимости.

Несмотря на многочисленные научные труды, посвященные использованию специальных познаний (знаний) в уголовном судопроизводстве, а также многовековую практику их применения в доказывании по уголовным делам, проблемы участия специалиста в уголовном судопроизводстве как обозначенные, так и иные до настоящего времени остаются нерешенными. Такое положение дел обусловлено рядом обстоятельств, среди которых особо выделяются следующие:

  • во-первых, как заметили М. В. Горский и Д. И. Усачева, решение о приобщении заключения специалиста к материалам уголовного дела принимает толь-ко следователь или суд, а сторона защиты такой возможности не имеет. Потому указанные авторы предлагают обязать суд приобщать к материалам уголовного дела заключения специалистов, представляемые адвокатами-защитниками [4, с. 145–148];
  • во-вторых, вопросы использования специальных знаний стороной защиты
    недостаточно проработаны по причине относительной новизны законодательной базы отечественного уголовного судопроизводства, действующей с 2002 г.;
  • в-третьих, на практике специалисты далеко не всегда идут на контакт и сотрудничество с адвокатом, поскольку сказывается сложившееся в профессиональном правосознании экспертного сообщества представление о защитнике как о традиционном оппоненте эксперта в судебном процессе [5, с. 279–282];
  • в-четвертых, большинство научных работ, связанных с использованием специальных познаний (знаний) защитником по уголовному делу, посвящены эксперту и его заключению. Это связано, прежде всего, с тем, что значение заключения специалиста, полученного стороной защиты, как самостоятельного вида доказательств ставится под сомнение многими исследователями, усматривающими в нем суррогат заключения эксперта;
  • в-пятых, большинство предложений научной юридической общественности, касающихся участия специалиста в уголовном процессе, заключается в том, что они направлены на изменение и дополнение только УПК РФ, потому в итоге «топчутся на одном месте».

По нашему мнению, давно назрела необходимость поставить вопрос о решении накопившихся проблем правовой регламентации деятельности специалиста на более глобальном уровне, нежели «латание дыр» в существующих законах. При этом решение таких проблем должно опираться на принцип состязательности уголовного судопроизводства как базовое юридическое положение, определяющее основы взаимоотношений адвоката-защитника, органа предварительного расследования и суда в современном уголовном процессе демократического государства. Кроме того, поиск решений современных проблем участия специалиста в уголовном деле невозможен без учета таких конституционных и межотраслевых принципов, как законность, равенство, справедливость и др., на которые опирается любая более или менее значимая социальная деятельность людей. Тогда как оставление накопившихся правовых проблем без их разрешения, по нашему убеждению, будет способствовать развитию негативных тенденций утверждения идеологии правового нигилизма в профессиональном сообществе экспертов и специалистов, а возможно, и среди адвокатов, что особенно опасно в уголовном судопроизводстве, наиболее радикально воздействующем на сферу прав и свобод личности.

В продолжение сказанного необходимо указать, что, как справедливо заметил А. М. Зинин, наибольшее количество заключений специалистов готовятся по обращениям адвокатов в рамках реализации правовых положений, предусмотренных подп. 4 п. 3 ст. 6 ФЗ № 63, а также ч. 3 ст. 86 УПК РФ [6, с. 42]. Затем эти заключения специалистов как соответствующий вид доказательств защитники представляют следователю или суду, которые должны определенным образом реагировать на ходатайство защитника и представленное им доказательство. Как правило, представление такого заключения органу предварительного расследования или суду одновременно сопровождается заявлением одного из следующих ходатайств: либо о приобщении заключения специалиста к делу, либо о назначении повторной экспертизы.

Рассматривая доказательственное значение заключения специалиста для суда,
разрешающего по существу уголовное дело, А. М. Зинин также указал на два возможных варианта процессуально значимых обстоятельств его составления:

  1. заключение делается до судебного разбирательства в ходе предварительно-го расследования;
  2. заключение готовится в ходе судебного разбирательства [6, с. 49].

В первом случае заключение уже включено в материалы уголовного дела, направленного в суд, и оно должно оцениваться судом на общих основаниях, как и другие доказательства по делу. Обычно это касается заключения, подготовленного в связи с участием специалиста в том или ином следственном действии, например, в осмотре места происшествия в виде зоны таможенного контроля по уголовному делу о контрабанде наркотических средств. Но в этом же случае возможна и такая ситуация, когда заключение составляется специалистом по заданию стороны защиты и самостоятельно представляется адвокатом в суд, так как либо его ранее не приобщил к делу следователь, либо оно вообще не представлялось органу предварительного расследования. В такой ситуации возможно и целесообразно не только представление заключения специалиста в суд, но и его явка в суд по инициативе как той стороны, по просьбе которой он готовил заключение, так и по предложению второй стороны [6, с. 49; 7, с. 164].

Во втором случае суд по своей инициативе вызывает специалиста для дачи заключения и, возможно, показаний в судебном заседании (ст. 251 УПК РФ). Обычно такая ситуация складывается, когда суду предстоит рассматривать уголовное дело о преступлении, обстоятельства совершения которого для их установления требуют применения специальных знаний. Например, специфика таможенных преступлений [8, с. 47–74], как правило, диктует необходимость участия в судеб-ном заседании специалиста в области таможенного дела. В судебном заседании перед специалистом сторонами ставятся интересующие их вопросы, относящиеся к области его знаний. Специалист готовит по поставленным перед ним вопросам свое письменное заключение, которое оглашается в суде, затем при необходимости он допрашивается для разъяснения своих суждений, зафиксированных в заключении.

Применительно к вопросу о показаниях специалиста в научной литературе указывается, что они даются для разъяснения ранее данного им заключения, в том числе – в ходе оказания помощи защитнику в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. Такое разъяснение может касаться следующих сведений, отраженных специалистом в своем заключении (ч. 3 ст. 80 УПК РФ):

  • дополнительное обоснование своего суждения, включая приведение в качестве обоснования признанных положений науки и техники, ссылок на справочную литературу;
  • более развернутое изложение процесса умозаключения, приводящего к определенному суждению, выводу, результату и т. п.

Как заметил Ю. К. Орлов, специалист в уголовном процессе допрашивается в качестве сведущего свидетеля, каковым является любое лицо, обладающее какими-либо специальными знаниями, необходимыми для расследования и рассмотрения уголовного дела [9, с. 174]. Если специалист допрашивается в суде по по-воду решения вопроса о назначении и производстве экспертизы, то такой допрос
имеет свои особенности, которые раскрыла Е. Р. Россинская [10, с. 41, 42]. В частности, при обсуждении возможности назначения экспертизы приглашенный в судебное заседание специалист может прояснить следующие обстоятельства:

  • решение вопросов, которые предполагается ставить эксперту, невозможно
  • из-за отсутствия научно обоснованной и признанной экспертной методики;
  • объекты, которые предстоит представить эксперту, непригодны для экспертного исследования;
  • имеющиеся образцы для сравнительного анализа недостаточны и др.

Кроме того, специалист может сообщить, какой род или вид экспертизы должен быть назначен с учетом решаемых вопросов и особенностей объектов исследования, какому экспертному учреждению наиболее целесообразно поручить выполнение экспертизы и т. д.

По мнению А. М. Зинина, обычно защитник и другие участники судопроизводства используют допрос специалиста, как и получение от него заключения, для оспаривания имеющегося в деле доказательства, в том числе и заключения эксперта [6, с. 45]. В таких случаях перед специалистом ставят следующие наиболее типичные вопросы, отмеченные Е. Р. Россинской [10, с. 41, 42]:

  • достаточность объектов и образцов для сравнительного исследования для
    дачи заключения, которая определяется с учетом использованных при проведении исследования экспертных методик;
  • надежность методов и оборудования, использованных при производстве
    экспертизы (точность и выверенность методов, проведение проверки оборудования перед его использованием);
  • научная обоснованность экспертной методики, граничные условия ее применения, допустимость применения данной методики в конкретном случае;
  • обоснованность выводов эксперта, взаимосвязь и взаимообусловленность выводов и исследовательской части заключения.

Оценка показаний специалиста аналогична оценке других доказательств, т. е. она состоит в определении достоверности, доброкачественности показаний, а в конечном итоге – возможности на основе сообщенных специалистом сведений установить объективную истину по уголовному делу, имеющую значение межотраслевого принципа уголовного, уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства и цели справедливого судопроизводства [11, с. 76–84]. При оценке доказательственного значения показаний специалиста осуществляются
[12, с. 255]:

  • установление их связей с другими доказательствами;
  • определение значения показаний среди других доказательств, их роли
    в установлении истины;
  • определение достаточности как доказательства, т. е. насколько показания
    позволяют выявить обстоятельства, входящие в предмет доказывания;
  • определение пути использования доказательства, т. е. содержания показаний (например, назначить повторное проведение процессуального действия, на-значить экспертизу).

Другой частной проблемой, связанной с участием специалиста в уголовном деле, особенно в случае его привлечения защитником, является отсутствие упоминания об ответственности специалиста за дачу заведомо ложного заключения. Решение этой проблемы видится во внесении соответствующей поправки в ст. 307 Уголовного кодекс РФ (УК РФ), поскольку в настоящей ее редакции ответственность специалиста за дачу заведомо ложного заключения не предусмотрена, установлена уголовная ответственность лишь за заведомо ложное показание специалиста.

По нашему мнению, комплексное решение проблем правовой регламентации полномочий специалиста, привлекаемого к участию в деле адвокатом, может быть реализовано в двух направлениях:

  1. внесение изменений и дополнений, восполняющих обозначенные пробелы,
    в ФЗ № 63;
  2. принятие отдельного федерального закона о деятельности специалиста в РФ, учитывающего среди прочих вопросов и особенности адвокатской деятельности [13; 14, с. 87–94; 15, с. 68–75].

Последний вариант представляется нам в силу его универсальности и системности наиболее предпочтительным. К тому же именно такой «бланкетный механизм» реализации соответствующих полномочий адвоката по привлечению специалиста к оказанию юридической помощи гражданам и организациям, по нашему мнению, заложен в ФЗ № 63.

Проблема выбора наиболее целесообразного варианта разрешения обозначенных проблем была поставлена нами перед профессиональным адвокатским сообществом, представители которого высказались следующим образом:

  • Адвокатская палата Московской области (письмо от 16.02.2015 № 241) не располагает сведениями об эффективности или неэффективности применения адвокатами процессуальных норм, связанных с привлечением специалистов разных отраслей при оказании юридической помощи физическим и юридическим лицам. Сбор и обобщение материалов такого характера в Адвокатской палате не проводились. Что касается внесения предложенных изменения и дополнения в подп. 4 п. 3 ст. 6 ФЗ № 63, то Адвокатская палата поддерживает данную инициативу и считает, что этот вопрос в настоящее время является актуальным;
  • Адвокатская палата Ростовской области (письмо от 03.03.2015 № 423) сообщает, что научно-методический совет пришел к заключению, что предлагаемые изменения и дополнения действующего законодательства представляют несомненный научный и практический интерес;
  • Адвокатская палата Владимирской области (письмо от 19.12.2014 № 812/01-12) сообщила о невозможности предоставить запрашиваемую информацию без объяснения и уточнения причин;
  • Адвокатская палата Нижегородской области (письмо от 19.01.2015 № 8) отметила отсутствие статистического учета, связанного с реализацией подп. 4 п. 3 ст. 6 ФЗ № 63, и обратила внимание, что вопросы порядка привлечения специалистов, в том числе связанного с их полномочиями по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, в достаточной мере урегулированы УПК РФ и КоАП РФ, а возникающие в процессе привлечения специалистов сложности связаны с ненадлежащим правоприменением действующих норм, а не с отсутствием регламентации деятельности привлекаемых специалистов.

На основании изложенного представляется возможным и необходимым сделать следующие выводы:

  1. целесообразно дополнить ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» подп. 4.1 следующего содержания: «Обязанности и права специалистов (сведущих лиц), привлекаемых на договорной основе для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи адвокатом, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации»;
  2. необходимо принять отдельный Федеральный закон «О деятельности специалиста в Российской Федерации», в котором были бы учтены и особенности адвокатской деятельности;
  3. в связи с отсутствием статистического учета в системе отечественной адвокатуры, связанного с деятельностью специалиста (его участием), следует поставить на обсуждение юридической общественности вопрос о целесообразности создания универсальной (криминалистической) информационной системы «Спец» и возможности ее использования как в адвокатской практике, так и в деятельности органов дознания и предварительного следствия, в том числе и в право-охранительной деятельности таможенных органов РФ. По нашему мнению, такая информационная система должна включать в себя широкий банк данных, охватывающих деятельность не только специалистов, но и экспертов по различным актуальным направлениям правозащитной и правоохранительной деятельности, а ее внедрение позволит повысить эффективность применения и использования специальных познаний (знаний) в уголовном и гражданском судопроизводстве, производстве по делам об административных правонарушениях, оперативно-розыск-ной и адвокатской деятельности.

Жданов Сергей Павлович

Использованные источники

  1. Никольская А. Г.Защитник в предварительном расследовании по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции таможенных органов: монография. М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2009. 108 с.
  2. Беспалько В. Г.Доказывание по делам о контрабанде: монография. М.: РИО Российской таможенной академии, 2003. 240 с.
  3. Беспалько В. Г.Уголовно-правовые, процессуальные и криминалистические аспекты рас-следования преступного невозвращения из-за границы культурных ценностей (ст. 190 УК РФ): монография. М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2013. 116 с.
  4. Горский М. В., Усачева Д. И.Проблемы применения специальных знаний адвокатом-защитником в уголовном судопроизводстве // Материалы 5-й Международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (Москва, 22–23 января 2015 г.). М.: Проспект, 2015. С. 145–148.
  5. Лазарева Л. В.Об использовании специальных знаний стороной защиты при производстве по уголовным делам // Материалы 5-й Международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (Москва, 22–23 января 2015 г.). М.: Проспект, 2015. С. 279–282.
  6. Зинин А. М.Участие специалиста в процессуальных действиях: учебник. М.: Проспект, 2014. 256 с.
  7. Еремин С. Н., Духно Н. А., Корухов Ю. Г. Теоретические и практические проблемы участия специалиста в уголовном процессе. М., 2005. 175 с.
  8. Беспалько В. Г.К вопросу о понятии таможенных преступлений // Поиск: сборник статей по проблемам правоохранительной деятельности. Вып. 5. М.: РИО Российской таможен-ной академии, 2005. С. 47–74.
  9. Орлов Ю. К.Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М.: Юрист, 2009.
  10. Россинская Е. Р.Состязательность сведущих лиц как одно из условий объективизации судопроизводства // Юридическая панорама. 2008. № 13, 14. С. 41, 42.
  11. Беспалько В. Г.Межотраслевое значение истины как принципа уголовного, уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства в контексте христианской право-вой культуры // Вестник Российской таможенной академии. 2014. № 4. С. 76–84.
  12. Белкин А. Р.Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: Норма, 2005. 528 с.
  13. Жданов С. П.Участие специалиста в судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности: постановка проблем: препринт монографии / предуведомление А. Ю. Шумилова. М.: ИД Шумиловой И. И., 2014. 250 с.
  14. Жданов С. П.Государственное учреждение и специалист как участники судебно-экспертной деятельности // Вестник Российской таможенной академии. 2014. № 3. С. 87–94.
  15. Жданов С. П.Федеральный закон о специалисте: за и против // Вестник Академии права и управления. 2014. № 37. С. 68–75.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *