Первая отступательная. Вклад армии генерала Андерса в победу над фашизмом

75 лет назад, в августе 1942 года в разгар Сталинградской битвы СССР покинула созданная на его территории армия генерала АНДЕРСА. Забыв о своем обещании «вести войну с немецкими разбойниками рука об руку с советскими войсками», поляки оставили наших дедов и прадедов в одиночку сражаться с Германией и ее сателлитами на Волге и Кавказе.

Осенний марафон

В сентябре 1939-го, когда германские войска вторглись в Польшу, 47-летний Владислав Андерс был назначен командиром формировавшейся Кавалерийской оперативной группы. Поначалу Андерс ждал подхода недостающих частей. А когда вместо польских солдат появились гитлеровцы, то, по собственному признанию, «отдал приказ всем частям моей группы мелкими подразделениями, пользуясь лесом и прикрытием ночи, отступать к венгерской границе с тем, чтобы перейти в Венгрию».

Андерс был не первым, кто предпочел ретироваться. В первые дни войны, когда Варшава продолжала сражаться, ее оставили президент Польши Игнаци Мосьцицкий, Правительство и Верховный Главнокомандующий, Маршал Польши Эдвард Рыдз-Смиглы. Управлять страной и командовать войсками стало некому, началась паника. «Дороги были забиты автоколоннами, орудиями, повозками с пулеметами и полевыми кухнями. Сотни вражеских самолетов бомбили не только колонны, но и отдельные группы солдат, уходящим по полям. Это уже нельзя назвать организованным отступлением», — вспоминал Андерс.

Вскоре Польша исчезла с политической карты мира. Во Франции было сформировано правительство Польши в изгнании, которое возглавил генерал Владислав Сикорский. В 1940-м после разгрома Франции Германией оно осело в Лондоне.

Добежать до Венгрии Андерс не сумел. Сдаться же он предпочёл не немцам, а русским. И не прогадал: гитлеровцы отправили бы его в концентрационный лагерь или расстреляли, а большевики положили раненого во время отступления генерала во львовский госпиталь с польским персоналом, где тот лечился и принимал посетителей! Потом он оказался на Лубянке и до начала Великой Отечественной войны сидел в тюрьме. Но вот что интересно: ненавидевшего СССР Андерса не расстреляли в Катыни, что является веским аргументом в пользу версии, что с польскими офицерами расправилось не НКВД весной 1940 года, как утверждают поляки, а гитлеровцы осенью 1941-го. Да и расстреляли поляков из немецкого оружия немецкими патронами.

Как СССР удовлетворял требования поляков

Вплоть до нападения Германии на СССР польское правительство считало себя находящимся в состоянии войны с СССР. В июле 1941 года при посредничестве Великобритании в Лондоне начались советско-польские переговоры. Чтобы русским не пришлось ехать к полякам, а полякам к русским, первую встречу договорились провести в кабинете замминистра иностранных дел Великобритании Александра Кадогана. Сикорский, желая подчеркнуть свой более высокий статус, заранее через Кадогана предупредил советского посла в Великобритании Ивана Майского о том, что опоздает на три минуты…

Затем, по словам Майского, начались «очень трудные переговоры», которые несколько раз «находились на грани срыва». 30 июля Сикорский и Майский подписали Соглашение о восстановлении дипломатических отношений между СССР и правительством Польской Республики. СССР согласился создать на своей территории польскую армию «под командованием, назначенным польским правительством с согласия Советского правительства», которая «будет действовать в оперативном отношении под руководством Верховного Командования СССР, в составе которого будет состоять представитель польской армии». Командовать ею польское правительство назначило Андерса.

К Соглашению прилагался протокол, по которому СССР обязался амнистировать находившихся в заключении польских граждан. Андерса освободили еще до того, как 12 августа 1941 года Президиум Верховного совета СССР издал указ, по которому были амнистированы и освобождены из тюрем, лагерей, мест ссылки и высылки около 390 тысяч граждан Польши. Каждому бывшему военнопленному при освобождении выдали единовременное пособие. Рядовые получили по 500 рублей, майоры и подполковники — по 3 тысячи, полковники — по 5 тысяч, генералы — по 10 тысяч, персонально генерал Андерс — 25 тысяч рублей. Всего было выдано пособий на сумму 15 млн рублей.

14 августа правительства СССР и Польши заключили военное соглашение. По нему на территории СССР должно было «в кратчайший срок» организована польская армия, части которой «будут двинуты на фронт по достижении полной боевой готовности… соединениями не меньше дивизии и будут использованы в соответствии с оперативными планами Верховного Командования СССР».

22 августа на совещании в Генеральном штабе РККА были определены пункты формирования польских воинских соединений общей численностью 30 тысяч человек. Польский штаб в Бузулуке, по свидетельству адъютанта Андерса Ежи Климковского, «получил в свое распоряжение красивый дом, гостиницу для офицеров, пятикомнатный особняк для командующего армией и ряд других помещений, где разместились сборный пункт для вновь прибывающих, комендатура гарнизона, отделы штаба и отдел социальной опеки».

Питание, обмундирование и вооружение армии Андерса осуществлялось за счет предоставленного эмигрантскому правительству кредита в 65 млн рублей, который оно должно было погасить в течение 10 лет после окончания войны. В критические дни 1941-го, когда защищавшие Москву и Ленинград части Красной армии испытывали острый недостаток в вооружении и боеприпасах, а офицеры Вермахта готовились пройти парадом по Красной площади, СССР делал всё, чтобы вооружить, одеть и накормить поляков. Посол Польши в СССР Станислав Кот сообщил в Лондон, что советские власти «засчитывают продовольствие, вооружение и снаряжение, ими поставляемые, по чрезвычайно низким ценам» и «целиком идут по линии удовлетворения польских требований».

Накануне контрнаступления советских войск под Москвой Верховный Главнокомандующий Красной армии Иосиф Сталин принял прилетевшего из Лондона Сикорского, Кота и Андерса. Сикорский сначала поднял вопрос о переводе летчиков-поляков в Великобританию, затем – о выводе всех польских военнослужащих в Иран, обещая в будущем вернуть их в СССР для участия в боевых действиях на советско-германском фронте. Ответ Сталина был резким: «Если поляки не хотят здесь воевать, то пусть прямо и скажут: да или нет… Я знаю, где войско формируется, так там оно и останется… Обойдемся без вас. Можем всех отдать. Сами справимся. Отвоюем Польшу и тогда вам ее отдадим. Но что на это люди скажут…». Заволновавшийся Сикорский снял вопрос о выводе всей армии и выдвинул предложение об увеличении ее численности и передислокации на юг СССР. В итоге договорились об увеличении численности армии Андерса до 96 тысяч. Районами формирования ее частей определили Узбекистан, Киргизию и Казахстан. Снаряжение, вооружение и питание семи дивизий предусматривалось проводить по нормам Красной армии. СССР предоставил правительству Сикорского ещё один беспроцентный кредит на сумму 300 млн рублей.

Декларация правительства Советского Союза и правительства Польской Республики о дружбе и взаимной помощи была подписана 4 декабря. В ней говорилось, что «войска Польской Республики, расположенные на территории Советского Союза, будут вести войну с немецкими разбойниками рука об руку с советскими войсками». В Екатерининском зале Большого Кремлевского Дворца был дан официальный обед в честь премьер-министра Польши. Потчуя польских гостей, Сталин не поскупился на затраты. В меню значились: «Холодные закуски: Икра зернистая, икра паюсная, расстегайчики. Сёмга, балык белорыбий, сельди с гарниром. Ветчина, салат оливье, поросёнок. Сыры, масло, огурцы кавказские, помидоры. Горячие закуски: Грибы белые в сметане огратен. Медальон из дичи пуаврад. Обед: Суп крем из кур, консоме, борщок, пирожки пай. Стерлядь в шампанском, нельма отварная. Индейка, цыплята, рябчики. Спаржа, соус маслин и масло. Парфе шоколадное. Кофе, ликёры, коньяк. Пети-фур, фрукты, миндаль жареный».

«Сеансы обжорства» и борьба с диареей

Как показали последующие события, усилия советского руководства оказались напрасными – польское правительство делало всё возможное, чтобы не воевать на советско-германском фронте. Еще в августе 1941 года, когда не высохли чернила под советско-польским Соглашением, Сикорский и Андерс задались целью после формирования армии вывести ее в Иран. Эту идею поддержал британский премьер-министр Уинстон Черчилль, рассчитывавший использовать поляков в своих интересах.

После посещение штаба армии в Бузулуке, а также Татищева и Тоцка, где шло обучение 5-й и 6-й дивизий, Сикорский на вопрос советского представителя о сроках ввода армии в бой на советско-германском фронте ответил: «К 15 июня 1942 года». Срок достижения боевой готовности армии он мотивировал тем, что только к апрелю из Великобритании и США прибудет вооружение для польских соединений.

Но ни одного транспорта западных стран с оружием для поляков так и не поступило. Андерс, воспринимавший договоренности с СССР как вынужденное и временное зло, знал, что быстро вооружить 96 тысяч поляков СССР не сможет. Уже полученное оружие он распределил так, что ни одной полностью укомплектованной части в армии не было! На совещании представителей советского и польского командования он отказался послать на фронт польскую дивизию, заявив, что отправит всю армию одновременно. Военачальник не дал ответа на вопрос, когда его армия будет готова воевать? Зато вскоре, по воспоминаниям советского дипломата Николая Новикова, «поставил перед Советским правительством вопрос о переводе нескольких дивизий в Иран, где, по его заверениям, они получат от английского командования экипировку и вооружение».

А еще Андерс постоянно жаловался советскому командованию на то, что члены семей польских военнослужащих голодают. Тратить на них имевшиеся у него средства главнокомандующий не желал. Его хорошо информированный адъютант Климковский вспоминал: «Существовала колоссальная диспропорция между бытом наших руководителей и жизнью остальных поляков, оказавшихся на территории Советского Союза. Начальники, как в посольстве, так и в штабе жили весьма расточительно, в то время как вокруг царила нужда. Несмотря на то, что имелись значительные возможности облегчить положение, к сожалению, такие возможности не использовались… Для оказания помощи «простым смертным» не хватало денег, а на посольские дачи или золотые портсигары, на икру, на гулянки и попойки, а также на подарки для разных кокоток недостатка в средствах не было…»

На казенные деньги Андерс скупал золотые монеты, доллары и драгоценности и, как утверждал Климковский, часто устраивал пирушки: «Угощения было вдоволь. Самые изысканные блюда, причем в неограниченном количестве, всегда были в распоряжении собеседников, количество всевозможных напитков тоже было немалым. Ставшие популярные приемы у генерала получили наименование «сеансов обжорства»».

Видя, что воевать армия Андерса не собирается, Советское правительство 18 марта 1942 года дало согласие на эвакуацию в Иран личного состава польской армии свыше 44 тысяч человек. В марте 31 тысяча военнослужащих, а также члены их семей были отправлены со специально созданной базы в Красноводске.

Тем временем перемещенные в Среднюю Азию поляки боролись с диареей. Историк Елена Яковлева пишет: «С наступлением жары на польские части навалился тиф, дизентерия и малярия, которые вызвали весьма высокую смертность. Так, к июню 1942 г. от эпидемии скончались около 3500 человек… Но, видно, погибель в неравной схватке с диареей в армии Андерса считали более достойной настоящего воина, чем смерть от немецкой пули под Сталинградом в одном окопе с русским солдатом». Зато росло число совершаемых поляками преступлений. 23 марта в Янгиюле польский солдат выстрелом из винтовки убил 9-летнего ребенка. В апреле в Киргизской ССР в ходе учений польские вояки уничтожили посевы пшеницы колхоза им. Димитрова.

В августе 1942 года ни дня не воевавшую армию Андерса Сталин отпустил в Иран. Всего из СССР выехало около 80 тысяч военнослужащих и более 37 тысяч членов их семей. Стоя на причале в Красноводске, «борцы с диареей» выразили свое отношение к приютившему их народу, порвав оставшиеся советские деньги и бросив их в море…

PS. Сталин выполнил обещание, освободив Польшу без помощи армии Андерса. В современной Польше, где сносят памятники нашим воинам-освободителям, политические наследники генерала сделали его одной из центральных фигур в пантеоне героев страны. В целях борьбы с фальсификацией истории пора снять фильм о похождениях бравого генерала Андерса и «подвигах» его армии в годы войны.

Олег Назаров,
д. и. н.

Опубликовано: Центральная профсоюзная газета «Солидарность». 2017. №32 (1103). 30 августа – 6 сентября.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *